Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Донбасс — большая игра Владимира Путина

Донбасс — большая игра Владимира Путина

iCARGXZC5 В Москве состоялась пресс-конференция знаменитого Игоря Стелкова, бывшего министра обороны Донецкой народной республики и руководителя обороны города Славянска. Я не буду останавливаться на всех нюансах этой конференции. Обращу лишь внимание на самый существенный момент.

Итак, бывший командующий вооружёнными силами ДНР считает нынешнее перемирие, установившееся на Донбассе, своего рода предательством. По его словам, наступление ополченцев на разбитого и ударившегося в панику противника остановила «пятая колонна», интегрированная в российскую власть. Эти силы, по его мнению, когда-то развалили СССР, а сейчас вновь подняли голову. Они добились перемирия, протянув руку помощи «карателям».

Договорённости, достигнутые в Минске, Игорь Стрелков посчитал позорными. С одной стороны, они дают передышку украинской армии, которая до сих пор поддерживается населением Украины, зомбированного русофобской пропагандой с использованием специальных методов нейролингвистического программирования. А с другой — российская либеральная пятая колонна очень хочет свергнуть президента Владимира Путина. А достигнуть этого можно при помощи военного поражения на Украине — и это передышка, дарованная украинским военным, этому очень даже способствует...

Наверное, прежде чем дать анализ этим утверждениям, стоит обратить внимание на личность самого Игоря Стрелкова, очень незаурядного и выдающегося человека нашего непростого времени. Приведу вкратце его биографию, изложенную журналистами нижегородской газеты «Новое Дело».

Настоящий полковник

Когда Стрелков появился в осаждённом Славянске, журналисты начали выяснять, кто он такой и откуда взялся. Ответы на многие вопросы нашлись в социальных сетях. Оказалось, что лидер ополченцев – завсегдатай военно-исторических форумов, увлекается реконструкциями сюжетов известных исторических сражений.

В интернете нашлось немало фотографий нынешнего командира ополчения, позирующего для инсценировок в образах давно минувших дней: в латах римского легионера, в кителе белогвардейского офицера, в гимнастёрке советского солдата...

На одном из форумов Стрелков рассказал о себе: «Меня зовут Гиркин Игорь Всеволодович, 1970 года рождения, уроженец Москвы. Псевдоним – Игорь Стрелков, сначала военный – для документов прикрытия, а сейчас – литературный...

Я закончил Московский историко-архивный институт по специальности историк-архивист, но ни дня не работал по профессии, так как с головой ушёл в традиционную для семьи военную сферу».

Как выяснилось, отец Игоря Гиркина-Стрелкова – советский офицер внутренних войск. Семья, по рассказам знакомых, жила очень скромно в трёхкомнатной «панельке» на окраине Москвы. Журналисты, разыскавшие родительский дом Стрелкова (оказалось, что у него самого до сих пор нет квартиры), не смогли поговорить ни с кем из его родственников. Разговорились лишь некоторые из его одноклассников и однокурсников.

По их словам, Игорь с детства был тихим, скромным, «книжным» парнем. Весёлая жизнь «золотой молодёжи», учившейся в престижном историко-архивном институте, его не интересовала, развлечениям он предпочитал военные архивы и читальные залы.

«Он до сумасшествия увлекался военной историей, – рассказал однокурсник Александр Работкевич. – Мог, показывая на карту, описать любое сражение...». Уже в студенчестве Игорь, по его словам, «заразился» идеями Белого движения и стал убеждённым монархистом.

Развал СССР Стрелков, по собственному позднему признанию, встретил «во вполне дееспособном возрасте» (20 лет) и с противоречивыми чувствами. С одной стороны, «рушилось антирусское, антихристианское государство». С другой, было предчувствие, что ничего хорошего из-под его обломков не вырастет...

С такой сумятицей в душе летом 1992 года, сдав сессию, Игорь с товарищем рванул на войну в Приднестровье. Каким-то чудом ему и товарищам удалось провезти через границу две старых винтовки Мосина. Они вступили в русский добровольческий отряд, воевавший против молдаван и румын, и получили первое боевое крещение.

По признанию Игоря, ему достаточно было повоевать два месяца, чтобы на всю жизнь «отравиться порохом»: «После первой эйфории – живы! – наступило состояние, знакомое большинству профессиональных вояк: желание вновь рисковать, жить «полной жизнью»...».

Уже в ноябре 1992-го бывший студент отправился в Боснию защищать христиан-сербов от мусульман-бошняков. В составе русского добровольческого отряда на Балканах Стрелков провоевал до марта 93-го. А дальше он уже не останавливался...

Отложив полученный диплом архивиста, он сам напросился на срочную службу в армию. Два года отслужил в ПВО, в подмосковном Одинцове, на скромной должности стрелка роты охраны. Потом была Чечня по контракту, служба в частях ФСБ, занимавшихся военной разведкой.

«Был ранен и контужен, – немногословно написал Стрелков на военно-историческом форуме. – Имею боевые награды».

Сослуживцы, знавшие его по Боснии и Чечне, говорят, что Стрелок – «настоящий воин, осторожный и внимательный», умеющий «воевать умно, без видимых эмоций, но очень результативно». При том, что выдающимися физическими данными для воина не обладает.

Писатель Михаил Поликарпов, автор книги о войне на Балканах, близко знакомый со Стрелком, характеризует его как «фигуру масштаба Гарибальди»: «У него сильный характер, блестящее образование, широкий кругозор. Он способен рисковать собой во имя идеалов...».

По словам знакомых, кроме войны и исторических реконструкций Игоря мало что интересовало в жизни.

«Деньги его всегда интересовали в последнюю очередь, – считает историк Ярослав Тынченко, давний знакомый Стрелка. – Он свою семью не смог обеспечить... Насколько я знаю, у него было два брака...». Судя по всему, оба распались.

В начале зимы 2013 года Стрелков уволился со службы в ФСБ. Ушёл на пенсию в звании полковника. Своим друзьям в социальных сетях он объяснил отставку так: «Меня сожрали на службе... Карьеру окончательно загробили...».

И там же – о своих руководителях, весьма откровенно: «Когда я пришёл служить, моими начальниками были, в основном, толковые и болеющие за дело люди. А теперь – «дебил на дебиле и подлец погоняет» – натуральная анти-элита, плоды 20-летней «швободы» и всеобщей продажности».

Последним местом работы пенсионера ФСБ, как выяснилось, стала служба безопасности в крупной фирме «Маршал-Капитал», принадлежащей «православному олигарху» Константину Малофееву. Обеспечение безопасности шефа при поездке в Штаты, охрана привезённых в Россию «даров волхвов»...

А потому Стрелков объявился на Украине...

В каком качестве пенсионер ФСБ отправился в феврале 2014 года в Крым – до сих пор не понятно. Известно, что 26 февраля Стрелков вылетел из Шереметьева в Симферополь. А в ночь на 27-е «вежливые люди» взяли там под свой контроль здание парламента.

Известный журналист Олег Кашин, присутствовавший в Крыму в те горячие дни, уверен в том, что Стрелков сыграл в «спецоперации» далеко не последнюю роль.

По словам Кашина, на его глазах «Игорь Иванович» вёл телефонные переговоры с самим главкомом ВМФ Украины Березовским, уговаривая его сдаться. А местные ополченцы были уверены, что Стрелков – «действующий российский гэрэушник».

Сам Стрелков после присоединения Крыма к России написал своим друзьям в соцсетях: «Я много и упорно работал над вопросом». И дал им понять, что впереди у него ещё много важных дел... Вскоре после этого Игорь исчез из социальных сетей. И появился уже в Славянске. «Отряд, с которым я пришёл в Славянск, сформировался на территории Крыма, – позднее рассказал он журналистам. – Я не буду этого скрывать. Это все – добровольцы...».

За дальнейшей судьбой этого человека мы уже следили по телевизору и в интернете. Вопрос – кто же он такой: романтик-идеалист или сотрудник спецслужб, а может быть, и то и другое вместе? – до сих пор остаётся открытым.

Очевидно, близко к правде выглядит ответ давнего знакомого Игоря Стрелкова, украинского историка Ярослава Тынченко. На прямой вопрос журналиста: «Есть приказ Путина, и Стрелков его выполняет?» Тынченко ответил так: «Что общего может быть у Стрелкова, у которого семь человек семьи ютятся в 3-комнатной панельке, и у одного из самых богатых людей в мире – Путина?».

По словам историка, Стрелков «всегда был очень независимым», всегда «критиковал Путина» и общественный российский строй. Поэтому воевать за Новороссию Стрелков отправился «сам за себя»: «Они строят идеалистическую Россию, которой нет в самой России». Судя по последним заявлениям Игоря Стрелкова, за эту новую Россию ему не жалко отдать и собственную жизнь. Потому что «Лучше сгореть, чем сгнить», как написал он однажды на своём историческом форуме...

Декларация или декорация?

Итак, перед нами идеалист, который уже не один год воюет за идеи Единой и Неделимой Великой России, рамки которой выходят далеко за нынешние российские границы. Причём, идеалист радикальный и даже бескомпромиссный! Отсюда и его взгляды на текущие события и их оценка. Между тем, как показывает практика, жизнь куда как сложнее любых, даже самых правильных схем. Я вполне соглашусь с выводами Стрелкова о наличии «пятой колонны» что в органах власти, что в среде интеллигентской общественности России. Тем не менее, перемирие на Донбассе к этой «пятой колонне», думаю, имеет мало отношения...

Большинство аналитиков сегодня сходятся во мнении, что нынешнее перемирие, наступившее на Украине, временное и вызвано лишь двумя причинами. Во-первых, разгромом украинских вооружённых сил, которые уже не в состоянии нормально воевать. А во-вторых, назрела необходимость предотвратить гуманитарную катастрофу на Донбассе, откуда бежали десятки тысяч людей и где практически полностью разрушена инфраструктура нормальной жизнедеятельности...

Однако стороны не скрывают, что не собираются уступать друг другу. Политологи уже обратили внимание на подписи под документом о перемирии, подписанном в Минске. Представители Луганской и Донецкой народных республик просто расписались под протоколом, но не указали своих должностей. То же самое сделал и представитель Украины Леонид Кучма – он вообще сегодня не занимает никаких официальных постов, а является частным лицом, действующим лишь на общественных началах.

Отсюда вывод – подписанный документ носит скорее символический и декларативный характер. Это лишь договор о перемирии, который можно легко нарушить без каких-либо юридических последствий. И согласятся ли его утверждать в полном масштабе на высшем официальном уровне – это ещё большой вопрос...

Руководители Донецкой и Луганской народных республик особо не скрывают своих планов полного отделения от Украины.

Так, отдельным пунктом прописано обязательство киевских властей провести децентрализацию власти, в том числе путем принятия закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». В соответствии с этим законом об особом статусе Киев обязуется обеспечить проведение досрочных местных выборов. То есть как бы даётся понять, что республики останутся в составе Украины в качестве автономий.

Однако сразу после окончания переговоров в Минске руководители народных республик тут же сделали оговорку, что согласование мирного плана и прекращение огня отнюдь не является причиной для смены курса на полную независимость от Киева...

Не менее скептически относятся к протоколу и в Киеве. Вот что указывает украинский корреспондент «Независимой газеты»:

«Верховная Рада не торопится принимать законы, предложенные Протоколом, или выделять средства для восстановления разрушенного на Донбассе. Ни на градус не снизился и накал антироссийской пропаганды в украинских СМИ... Население Украины продолжает готовиться к большой войне. Во Львове все мужчины обязаны пройти военную подготовку. В Запорожье роют окопы. В Харькове начинается обучение населения строительству укреплений, обращению с оружием, ведению партизанской войны и т.д.».

В общем — и тут Стрелков абсолютно прав — Украина рассматривает минские договорённости лишь как повод для передышки, чтобы в нужный момент снова перейти в военное наступление на Донбасс.

Однако вряд ли у киевских властей что-то путное получится. И вот почему...

Так в чём же план Путина?

Думаю, что все ключи к пониманию ситуации и возможные перспективы следует искать вовсе не в Киеве, на Донбассе и даже не на Западе. Их следует искать в Кремле. Как мне кажется, сейчас всё находится в руках президента Владимира Путина, который наверняка уже определился с будущим Украины, и вряд ли кто сможет теперь ему помешать в осуществлении этих планов...

По всей видимости, поначалу никаких планов не было вовсе. Сразу после государственного переворота в Киеве Путин воспользовался ситуацией и мгновенно оттяпал у Украины Крым – сегодня в ряде украинских СМИ появилась любопытная информация о том, как Россия на протяжении многих лет шаг за шагом готовилась к этому шагу, а бывшему президенту Виктору Януковичу даже предложили однажды продать полуостров за очень хорошие «отступные» (и тот даже якобы не возражал, торг шёл до самого свержения Януковича).

Словом, Крым был хорошо продуманным шагом. А вот с остальной Украиной чёткого понимания у лидера России долго не было...

Просматривалось два варианта – либо добиваться особого статуса для русскоязычных областей, чтобы иметь на Украине свою зону территориального влияния, либо идти по пути полного отделения этих регионов, при этом полностью поставив крест на Киеве. По всей видимости, Путин весной этого года запустил оба проекта в действие – ожидая, какой из них окажется более перспективным. Соответственно, в высших эшелонах нашей власти проекты вели разные люди.

Один план, нацеленный на безусловное отделение от Украины, по моим данным, курировали путинские «силовики» в лице вице-премьеров Игоря Сечина и Дмитрия Рогозина. А вот непосредственное исполнение было возложено на так называемого «православного олигарха» Константина Малофеева, крупного бизнесмена, близкого к верхушке Русской Православной Церкви и кремлёвскому блоку «силовиков». Именно Малофеев задействовал людей из своего окружения – политического консультанта Александра Бородая и бывшего сотрудника ФСБ Игоря Стрелкова.

Они-то и провели операцию по созданию Донецкой народной республики, с формированием самостоятельных органов власти и силовых ведомств. А следом, уже силами местных пророссийских активистов, появилась и Луганская республика.

Любопытно, но поначалу серьёзно воевать никто не планировал. Захватив административные здания в Луганске и Донецке, лидеры республик пытались вывести украинские власти на мирный диалог, требуя представить этим регионам максимальную автономию. И только когда Украина направила на Донбасс войска, полковник Стрелков организовал вооружённый отпор. С этого момента люди Малофеева уже и слышать ничего не хотели о Донбассе в составе Украины...

Параллельно действовала и другая группа людей, которую, видимо, курировал помощник Путина Владислав Сурков. Он поддерживал тесные связи с донецкими олигархами Виктором Медведчуком и Ринатом Ахметовым, нацеленными на сохранение автономного Донбасса в составе Украины. Представителем этой группы в Донецке стал министр безопасности народной республики, бывший командир местной «Альфы» (и человек Ахметова) Александр Ходаковский. Связь между Сурковым и Ходаковским осуществлял известный московский политолог Сергей Кургинян, который в силу своего импульсивного характера периодически выступал с нападками на «конкурентов». Особо это проявилось во время отступления подразделений полковника Стрелкова из Славянска...

Сам Путин внимательно наблюдал за обеими группировками и за складывающейся ситуацией. Увы, обстоятельства складывались не в пользу автономии. Украина при поддержке США не хотела никаких переговоров с Донбассом и вела активные наступательные действия, подвергнув города региона варварским бомбардировкам. К тому же запаниковал олигарх Ахметов, который то поддерживал Донбасс, то вдруг ратовал «за единство Украины». По всей видимости и на него, и на Медведчука стали оказывать серьёзное давление страны Запада. И олигархи, не желающие терять свои западные активы, стали только мешать Путину — Ахметов сегодня вообще перебежал на сторону киевской хунты.

В результате в руководстве сопротивления Донбасса произошли серьёзные перестановки. На задний план ушёл Александр Ходаковский, который фактически перестал быть серьёзной политической фигурой. Ничего в последнее время не слышно и про Кургиняна с прочими сурковскими эмиссарами.

Но чистки не миновали и представителей «силовиков». 7-го августа ушёл в отставку премьер-министр Донецкой республики Александр Бородай, почти одновременно Донбасс «по ранению» покинул и министр обороны Игорь Стрелков.

Видимо, Кремль исходил из двух соображений: а) во главе сопротивления должны стоять местные кадры, а не московские ставленники (чтобы не дискредитировать сопротивление); б) вся деятельность республик должна быть сосредоточена в руках одной политической группы.

Донецкую республику возглавил Александр Захарченко, бывший военный, один из руководителей пророссийского движения Харькова. Говорят, он имеет собственный выход на Кремль, минуя и Суркова, и «силовиков». О значимости этой фигуры для Путина говорит тот факт, что сразу после прихода Захарченко во власть силы народного ополчения перешли в мощное контрнаступление и буквально уничтожили украинскую войсковую группировку.

И Украина была вынуждена пойти на перемирие...

Украине уже ничего не светит

Судя по всему, Кремль сегодня добивается однозначного и безусловного выхода Донбасса из состава Украины. И перемирие в этом плане является крупным российским успехом, хотя бы с точки зрения того, что официальный Киев, пусть и с оговорками, пусть и не напрямую, но всё же был вынужден сесть с представителями Донбасса за стол переговоров. И тем самым попал в серьёзную политическую ловушку.

Потому что дальше пойдут изнурительные дипломатические и прочие переговоры о реальном статусе Донбасса, которые могут измотать Украину так, что однажды она сама просто откажется от региона.

И в Киеве это, похоже, уже понимают. Там всё чаще сравнивают Донбасс с Приднестровьем. Эксперты отмечают, что цель авторов кремлёвского сценария может заключаться в сохранении неопределённости ситуации. Один из местных военных аналитиков Николай Сунгуровский в интервью изданию «Главред» сказал следующее:

«Можно себе представить: заморозили конфликт, согласились на прекращение огня (конечно, временное), более или менее пришли в себя. А потом с территории этого региона начинается обстрел наших Харьковской и Днепропетровской областей… Ситуация превращается даже не в Приднестровье, а в Палестину, вынуждая нас пребывать в постоянном состоянии войны...».

А вот к продолжению войны страна явно не готова. Да, можно копать окопы возле всех крупных украинских городов, можно усилить патриотическую риторику и националистическую истерию, можно мечтать о военном реванше, обещая поставить «тяжёлое вооружение» лучшим воинским частям. Однако суровая реальность буквально хоронит эти мечты.

Население копает окопы, но само воевать не желает – свыше половины украинских граждан выступают против продолжения боевых действий. Не проявляют настоящего боевого энтузиазма и националисты. Они оказались способными лишь на красивые марши, да на избиение несогласных с ними мирных граждан (и то при численном превосходстве), однако идти в окопы «умирать за незалэжну Украину» радикалы не спешат. А те немногие националисты, что всё же пошли на войну и создали добровольческие батальоны, сегодня никому не подчиняются, собачатся между собой, обвиняя друг друга в измене «национальному делу», и грозят пойти с оружием на Киев.

Да и нет сегодня никакой украинской армии, как нормальной боевой единицы, а имеется лишь генеральское руководство, на редкость непрофессиональное и коррумпированное, да деморализованная масса солдат и офицеров, потерявших на войне практически всю боевую технику. Полное поражение украинского войска в этой войне недавно признали даже украинские союзники по НАТО.

И восполнится этот боевой потенциал ещё очень не скоро – несмотря на все свои обещания, Запад так и не решился начать поставки вооружения на Украину. По всей видимости потому, что платить за вооружение сегодня Украине нечем, а её экономика находится в ужасном состоянии. С такой экономикой войну вести не просто бессмысленно, но и опасно для самой государственности...

Так что долгого военно-политического противостояния с Донбассом Украина явно не выдержит. Как сказал один из местных политологов, по понятным причинам пожелавший остаться неизвестным, «сегодня, наверное, проще и справедливее заявить об отказе от восточных территорий, которые мы уже и так потеряли». Не исключено, что это понимает и президент Пётр Порошенко, который обмолвился недавно о том, что «мне бы хотелось, чтобы мы сохранили территориальное единство».

Сказано было так грустно, что возникли большие сомнения в уверенности самого Порошенко. С такими настроениями государственное единство сохранить вряд ли возможно...

... Вот такой лично мне представляется нынешняя ситуация, складывающаяся вокруг Донбасса. Время покажет, насколько мои предположения верны. Что же касается Игоря Стелкова, то я не исключаю — полковника сегодня отчасти гложет обида за то, что его отстранили от руководства армией ДНР. И полковника понять можно — его роль в последних победах Донецкой республики важна и неоценима. И всё же глобальная политика по своей сложности выходит далеко за рамки личных обид и целей немедленного построения Великой России.

Впрочем, Стрелков, похоже, и сам это понимает. На своей пресс-конференции он подчеркнул, что в условиях развязанной против России войны, безусловно, выступает в поддержку Путина, хотя ко многим его внутриполитическим решениям в прошлом он относился критически. Становиться лидером некоего «народного протеста» бывший министр обороны ДНР не намерен. Разменивать долг служения Отечеству на мимолетную славу и популярность Стрелков считает «верхом бесчестия». Крайне важным в условиях войны Стрелков считает воздержание от любой оппозиционной деятельности в тылу...

Такие оценки, безусловно, радуют и вселяют надежду, что карьера полковника Стрелкова ещё не закончилась. И он ещё послужит Родине на самых трудных участках её борьбы с внешним врагом.

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика