Вы находитесь здесь: // Архивы не молчат // Халхин-Гол — урок не только прошлого, но и будущего

Халхин-Гол — урок не только прошлого, но и будущего

iУдивительно, но очередное ухудшение российско-японских отношений, связанное с экономическими санкциями Токио против России, совпало с весьма примечательным юбилеем — ровно 75 лет назад, в сентябре 1939 года, завершился вооружённый конфликт на монгольской реке Халхин-Гол, который унёс тысячи жизней советских и японских солдат...

Ничего не знаю, ничего не вижу, ничего не слышу

Как известно, началом конфликта послужила агрессия Японской империи на территории Китая. В 1932 году японцы оккупировали китайскую Маньчжурию и вышли вплотную к советской и монгольской государственным границам. На оккупированной территории было создано марионеточное государство Маньчжоу-го, которое Япония планировала использовать как плацдарм для дальнейшей агрессии.

Японцы потребовали признать границей между Маньчжоу-го и Монголией реку Халхин-Гол, хотя реальная и признанная мировым сообществом граница проходила на 20-25 км восточнее. Основной причиной этого требования являлось желание обеспечить безопасность строящейся японцами в этом районе железной дороги по направлению к границе СССР, в районе Иркутска и озера Байкал. А так как местами расстояние от дороги до границы было всего два-три километра, то дорога, как считали японцы, находилась под угрозой со стороны советско-монгольских войск.

Для обоснования своих претензий японскими картографами даже были сфабрикованы подложные карты с границей по Халхин-Голу и издан специальный приказ об уничтожении ряда справочных японских изданий, на картах которых приводилась правильная граница!

В 1935 году начались столкновения на монголо-маньчжурской границе. 12-го марта 1936 года между СССР и МНР был подписан «Протокол о взаимопомощи». С 1937 года в соответствии с этим протоколом на территории Монголии были развёрнуты части Красной Армии. Летом 1938 года между советскими и японскими войсками у озера Хасан произошёл двухнедельный вооружённый конфликт, закончившийся фактически вничью. Японцев это не успокоило, и они явно жаждали реванша.

В 1939 году напряжённость на границе только усилилась. Токио стало выдвигаться лозунг расширения японской империи «вплоть до Байкала». Участились нападения японских войск на монгольских пограничников, в то же время Япония обвиняла Монголию в «преднамеренном нарушении границ Маньчжурии». А весной того же года началось японское вторжение, которое обернулось кровопролитными боями и полным разгромом японского агрессора...

... Японцы не очень любят вспоминать. эту историю. Одна время японская историография пыталась полностью игнорировать сам факт этого конфликта, сведя его к «незначительному приграничному инциденту». Однако историческая реальность говорила о самой настоящей малой войне с использованием всех имевшихся на тот момент видов вооружения — одних только самолётов Япония потеряла порядка двухсот! Кроме того, в этой войне впервые проявился полководческий талант главкома советско-монгольских войск Георгия Константиновича Жукова, а это, как ни крути, один из величайших полководцев Второй мировой войны, чьё имя из истории выкинуть просто не возможно!

Поэтому японские историки со временем признали значительность конфликта, но при этом стали сочинять уже другие легенды. Одна из них гласила, что вторжение японских войск было... спонтанной акцией японского командования Квантунской армии, дислоцированной в Маньчжоу-Го, а ни правительство империи, ни Генеральный штаб якобы ничего об этой акции не ведали!

Японские исследователи утверждают, что командование Квантунской армии первоначально не планировало никакого мощного военного вторжения. Ради безопасности строящейся железной дороги командование якобы лишь хотело очистить от противника спорный восточный берег Халхин-Гола. Потому и задействовало на начальном этапе всего два пехотных полка — мол, с такими силами нельзя серьёзно говорить о планах войны против Монголии и Советского Союза. Это потом, когда конфликт затянулся, Япония была вынуждена ввести две пехотных дивизии и множество вспомогательных подразделений марионеточной армии Маньчжоу-Го — всего почти 75 тысяч человек. Японские историки при этом ссылаются на то, что кабинет министров и Генштаб якобы всячески предостерегали командование армии от непродуманных шагов, которые могли бы спровоцировать большую войну с СССР.

Увы, сегодня и часть наших историков присоединились к мнению японских коллег, которое, как видим, стремится всячески оправдать политическое руководство Японии того времени. Вот характерный отрывок из одного такого российского «исследования»:

«Операция на монгольской границе была организована исключительно по инициативе командования Квантунской армии. Штаб императорской армии в Токио в принципе был против отвлечения сил с основного фронта на юге, против Китая. Наступление на Халхин-Голе мыслилось как локальная акция, и военное руководство в японской столице сознательно устранилось от планирования и проведения операции. Японские генералы рассчитывали, что из-за отдалённости района боев от железных дорог и жизненных центров СССР советская сторона не пойдёт на дальнейшую эскалацию конфликта, а согласится принять японскую версию начертания монголо-маньчжурской границы. Но Сталин не собирался отступать перед японскими требованиями...».

Эти утверждения носят весьма сомнительный характер. Во-первых, японская армия, да и вся японская нация — очень дисциплинированы. Как говорят специалисты по этой стране, дисциплина, неуклонное выполнение приказов сидят у японцев, что называется, в крови и проявляются сильнее, чем даже у немцев. Без приказа сверху японский солдат даже шевелиться не станет, не то что проявлять самовольство в большой политике! Так что все разговоры о некой «самодеятельности» Квантунской армии — это явно рассуждения от лукавого. Армия наверняка действовала по жёсткому приказу из Токио.

На границе тучи ходили очень хмуро

Во-вторых, сохранилось много документов, свидетельствующих, что агрессия на Халхин-Голе готовилась задолго до самого конфликта. К примеру, у историков имеется запись беседы японского посла в СССР с генералами японской армии, датируемая 1931 годом, где прямо говорилось о том, что «твёрдой политикой в отношении Советского Союза должна состоять не столько в обороне от коммунизма, сколько в захвате Дальнего Востока и Сибири». В том же году с аналогичным заявлением выступил уже военный министр Садао Араки. А офицер разведки Генерального Штаба Касахари Юкио сделал своему начальству следующее предложение:

«Мы должны продвигаться, по крайней мере, до озера Байкал. Если мы остановимся на линии Байкала, империя должна рассматривать дальневосточные провинции, которые она захватит, как часть собственно территории Японии».

(Любопытно, но японские историки не отрицают факта строительства железной дороги к советской границе в Прибайкалье, которая собственно и стала непосредственной причиной конфликта. Но ведь эта дорога строилась именно для нападения на СССР и с явного одобрения официального Токио! Так что ни о какой «самодеятельности» тут и речи идти не может...).

Что касается Монголии, здесь захватнические планы вынашивались ещё с 20-ых годов. Известен знаменитый Меморандум японского премьера Танака, подготовленный в 1927 году, где говорилось о том, что «Япония не желает допустить существования такой двусмысленной территории как Монголия. Монголия должна быть территорией, принадлежащей нам». А вначале 30-ых годов начальник особой миссии в Пекине полковник Комацубара писал в штаб Квантунской армии:

«Основываясь на точке зрения империи и её большой континентальной политике, после захвата Маньчжурии необходимо продолжить захват Монголии. Монголия является важным военным плацдармом, и в отношении Монголии наша империя прилагает все усилия к тому, чтобы её захватить».

Всё это органично ложилось на мнение военного министра Араки, отмечавшего, что «по единодушному мнению военных экспертов, наступление Японии на СССР через Внешнюю Монголию будет успешней, чем через Маньчжурию ( выделено мною — И.Н.)». Уже в самом начале 1939 года командующий Квантунской армии генерал Уэда разработал «Принципы решения советско-маньчжурских пограничных конфликтов», смысл которых сводился к тому, что японская армия должна идти вперёд и вперёд, игнорируя любую границу с целью захвата любой территории, которая требуется империи...

Таким образом, конфликт на Халхин-Голе был полностью подготовлен и спровоцирован политическим руководством Японии! Какую же цель он преследовал? Чтобы разобраться в этом следует обратить внимание на ту обстановку, которая к тому времени складывалась в Советском Союзе.

И начать здесь следует издалека...

Заговор против Сталина

Итак, Советский Союз начала 30-х годов. Как пишет историк Александр Колпакиди, время для страны было очень тревожное. Только что прошли сплошная коллективизация и форсированная индустриализация. Вызваны они были главным образом внешними военными угрозами. Япония предъявляла территориальные претензии на наш Дальний Восток и открыто говорила о грядущей войне. На Западе агрессивный тон задавала Польша, её лидеры открыто призывали к военному союзу своей страны с Германией, Финляндией и Прибалтикой. Целью такого альянса должна была стать война с Россией и отторжение от неё Украины, Белоруссии и Кавказа.

За всеми этими манёврами маячила Великобритания, чьи правители веками мечтали о расчленении нашей страны на мелкие государства. В 1927 году англичане даже пошли на разрыв дипломатических отношений с СССР, желая спровоцировать большую войну. И только чудо позволило избежать полномасштабных боевых действий.

Разразись эта война, нас ждало бы неминуемое поражение, поскольку Россия после страшных лет гражданской войны ещё лежала в руинах. Собственной промышленной базы толком не было, а развитые государства очень неохотно продавали нам свои технологии и готовую продукцию. Поэтому было решено провести срочную индустриализацию. А поскольку новые строящиеся заводы нуждались в большом количестве рабочих рук, Кремль пошёл на очень жестокий шаг – коллективизацию деревни, разорив сотни тысяч крестьянских хозяйств.

Да, цена этих реформ была очень страшной, погибло великое множество людей. О точном количестве жертв мы не знаем до сих пор. Тем не менее, индустриальная отечественная база была заложена прочно. Мы, наконец, получили более-менее независимую промышленность…

Коллективизация оставила в памяти народа очень глубокую рану. Как свидетельствуют донесения ОГПУ, число недовольных Советской властью людей резко возросло, и многие были готовы бороться против власти с оружием в руках. В начале 30-х годов массовые вооружённые антисоветские выступления на Кубани, на Дону, на Кавказе, в Сибири были не редкостью…

К этой общей нестабильной обстановке добавлялась ещё и смута внутри правящей партии. Дело в том, что в ВКП(б) оставалось немало сторонников Льва Троцкого, потерпевшего поражение в борьбе со Сталиным за партийное лидерство после смерти первого главы Советского государства Ленина. Сам Троцкий был выслан за границу, но его сторонники ушли в подполье, продолжив борьбу уже в нелегальных условиях. Как явствует из находящегося ныне на территории США архива Троцкого, в первой половине 30-х годов в СССР действовали как минимум две крупные троцкистские организации. Одна из них сумела не только взять под свой негласный контроль целый ряд партийных учреждений Москвы, но и установить хорошие связи с рядом деятелей центрального аппарата Коминтерна, ведавшего в те времена международными контактами партии, и даже иметь своих людей в тогдашней политической полиции – ОГПУ-НКВД…

Поначалу троцкисты пытались просто застрелить Сталина. Как свидетельствуют архивы Службы охраны президента, в мае 1934 года специально подготовленный террорист по имени Богдан должен был проникнуть в зал заседания одной из партийных конференций и убить главу государства. Но он не смог протолкнуться к Сталину. А потом он вообще заколебался… На следующий день убили его самого. Как потом выяснилось, застрелил Богдана некто Бакаев, один из помощников видного троцкиста Зиновьева. По некоторым данным, после переворота именно Бакаев должен был возглавить ОГПУ, чтобы начать потом массовые репрессии против сталинистов.

Впрочем, скоро у троцкистов появился столь мощный союзник, что надобность в индивидуальном терроре просто отпала. К оппозиции примкнул не кто-нибудь, а лично шеф ОГПУ-НКВД Генрих Ягода. Во всяком случае, есть множество убедительных свидетельств того, что Ягода тайно помогал троцкистам и даже выслал самому Троцкому за рубеж не менее 20 тысяч долларов из фондов НКВД. А вначале 1936 года из курсантов школы ОГПУ была сформирована особая рота. Туда подбирали парней двухметрового роста и богатырской силы. С этими людьми проводились усиленные занятия по боевой подготовке, по рукопашному и штыковому бою.

Как свидетельствуют очевидцы, рота должна была в час «Икс» — при содействии втянутого в сети заговора коменданта Кремля Ткалуна — захватить все кремлёвские ключевые учреждения и арестовать Сталина…

Однако хитрый Иосиф опередил заговорщиков. В начале 1937 года Ягода со своими приближёнными был арестован сам, а следом пошли аресты и других видных троцкистов, среди которых оказались и видные командиры Красной Армии.

Маршал Блюхер и другие кандидаты в Наполеоны

Как известно, Троцкий был в годы гражданской войны одним из организаторов Красной Армии, и потому именно в её рядах его влияние было особенно сильно. Ключевые посты сохраняли за собой многие его выдвиженцы. Например, комкоры (генералы) Витовт Путна, Виталий Примаков, Иона Якир. Они не скрывали своих взглядов и открыто сожалели о крахе карьеры Троцкого в СССР. Где-то с 1935 года Сталину стала поступать информация о том, что эти военные троцкисты установили ещё и контакты с заместителем наркома обороны маршалом Михаилом Тухачевским.

Этот деятель был, что называется, «на ножах» с наркомом маршалом Климентом Ворошиловым, которого называл полуграмотным придурком, ничего не смыслящим в военном деле. Понятно, что Тухачевский метил на место Ворошилова и даже больше… Он откровенно бредил лаврами Наполеона Бонапарта, взлетевшего, как известно, на волне французской революции из армейских капитанов сразу в генералы, а потом и в императоры Франции. Бывшему подпоручику (лейтенанту) царской армии Тухачевскому, которого русская революция вознесла столь же стремительно, эта блестящая карьера просто не давала покоя.

Он даже вёл себя как Бонапарт. Рука, сунутая за отворот маршальского френча, небрежные отрывистые фразы, сказанные явно для истории. Тухачевский не только критиковал военную политику Сталина, но ещё и пытался учить главу государства, с кем ему следует дружить на международной арене (в частности, он предлагал союз с гитлеровской Германией, где у него были свои личные очень хорошие связи). Словом, он явно уже приравнивал себя к главе государства.

Поэтому неудивительно, что Тухачевский охотно пошёл на контакты с троцкистами, объединившись с ними в лютой ненависти к Сталину и Ворошилову. И только массовые репрессии среди военных покончили с наполеоновскими замашками всех этих армейских заговорщиков!

... У нас очень долгое время существовало расхожее мнение, что репрессии 30-ых годов подорвали мощь армии, поскольку, мол, были уничтожены лучшие командные кадры. И потому мы в 1941 году так неудачно начали Великую Отечественную войну.

Очень спорное утверждение. Реальные данные говорят, что репрессированные полководцы больше времени уделяли политическим и иным интригам, чем боевой подготовке вверенных им войск. Взять хотя бы командующего Дальневосточным военным округом маршала Василия Блюхера.

К концу 30-ых годов это была совершенно опустившаяся личность, которая всё свободное время проводила в пьяных компаниях своих прихлебателей. В 1932 году Блюхер развёлся со своей очередной — то ли второй, то ли третьей женой — женившись на 17-летней девице, которая была втрое младше его. На войска он давно махнул рукой, и они, по сути, были предоставлены сами себе. В итоге: пехотинцы не умели стрелять, танкисты слабо знали свои машины, а лётчики изучали самолёты в теории без практических вылетов. И это происходило не где-нибудь, а на очень тревожной дальневосточной границе, которая в любой момент могла превратиться в линию фронта!

В июне 1938 года к японцам бежал давний собутыльник Блюхера, начальник Дальневосточного управления НКВД Генрих Соломонович Люшков. Он прихватил с собой все секретные военные документы. После этого японцы решили проверить нашу боеготовность. Они захватили силой двух пехотных полков две спорные приграничные сопки на озере Хасан. Москва отдала приказ Блюхеру дать японцам отпор. Но маршал повёл себя очень странно. Он неожиданно стал доказывать, что в конфликте виноваты… наши пограничники и что спорные земли надо отдать врагу! Только после личного приказа Сталина Блюхер, наконец, начал выдвигать в район конфликта войска. Сразу же наружу выползли плачевные итоги всей блюхеровской деятельности. Вот что пишет историк Игорь Пыхалов:

«Советские войска выступили к границе совершенно не готовыми. Ряд артиллерийских батарей оказались в зоне боевых действий без снарядов, запасные стволы к пулемётам заранее не были подогнаны, винтовки выдавались не пристрелянными, а многие бойцы прибыли вовсе без винтовок с деревянными гранатами. У командиров не оказалось карт района конфликта. Все рода войск оказались абсолютно не способными маневрировать».

В общем, хоть спорные сопки и удалось в конце концов отбить, но потери у Красной Армии были страшные – тысяча убитых и почти четыре тысячи человек ранены.

Сразу после этих событий возникли сильные подозрения насчёт Блюхера. А может, он сознательно вёл такую предательскую политику? Подозрения эти были подкреплены информацией известного советского разведчика в Японии Рихарда Зорге, который в своих донесениях указывал, что японцы собирались предложить Блюхеру провозгласить себя военным диктатором и объявить об отторжении Дальневосточного края от России!

Не исключено, что командующий округом такое предложение принял, но в итоге был арестован и погиб на Лубянке во время допросов...

Ошибочка вышла

Вот в таком неприглядном облике смотрелся Советский Союз глазами японцев — раздираемый внутренними конфликтами, с плохой армией и предателями на самом высоком уровне. Почему же не воспользоваться такими условиями и не попытаться оттяпать у него союзную Монголию и Дальний Восток?

Разведка боем у озера Хасан хотя и показала советские войска не с лучшей стороны, но полной уверенности насчёт всей Красной Армии у японцев не было. И тогда было решено организовать более масштабную провокацию, воспользовавшись спорами вокруг реки Халхин-Гол. Если бы провокация удалась, то можно было бы убить сразу двух «зайцев» — захватить всю Монголию и выйти к территории Советского Союза в районе Байкала. А это ставило под прямую угрозу весь наш Дальний Восток — японский удар в направлении Байкала автоматически отсекал бы регион от всей остальной территории Союза!

Надо сказать, что момент для провокации был выбран для Японии крайне удачно. Японский союзник в Европе нацистская Германия вот-вот готовилась начать Вторую мировую войну. Советский Союз в этот момент вёл бесплодные переговоры с Западом о создании системы коллективной безопасности против Гитлера. Запад молчал, чётко намекая Германии на то, что она через Польшу может напасть на страну Советов. Запад же толкал к этой войне против СССР и Японию, фактически закрыв глаза на японскую агрессию в Китае.

В июле 1939 года, то есть в самый разгар конфликта на Халхин-Голе, между Англией и Японией было заключено соглашение, по которому Британия признала японские захваты в Китае (тем самым, оказав дипломатическую поддержку агрессии против Монголии и её союзника — СССР). В это же время правительство США продлило на шесть месяцев денонсированный ранее торговый договор с Японией, а затем полностью восстановило его... Товары и даже стратегическое сырьё продолжали поступать в Японию вплоть до начала войны с США!

Однако все эти агрессивные планы буквально сломались о железную стойкость воинов Красной Армии и Монгольской Народной Республики. Немалую волю к победе проявило и всё советское руководство во главе со Сталиным.

Не буду описывать все военные подробности конфликта — они детально изложены во многих исторических публикациях. Отмечу лишь, что всё началось с мелких приграничных стычек в марте-апреле 1939 года, после чего в мае началось полномасштабное японское вторжение. Советско-монгольские части были оттеснены к реке Халхин-Гол. В начале июля японские войска переправились на западный берег реки и захватили плоскогорье Баин-Цаган. Они рассчитывали тем самым заставить советское командование отвести войска с плацдарма на восточном берегу. Однако новый командующий советской группировки комкор Георгий Жуков предпринял смелую контратаку силами только что подошедшей танковой бригады. Бригада хотя и потеряла больше половины своих танков, но вынудила японцев оставить район Баин-Цаган и уйти на восточный берег.

А в августе началось советское наступление. Командование 6-й японской армии в первый день наступления не смогло определить направление главного удара наступающих войск и не предприняло попытки оказать поддержки своим войскам, оборонявшихся на флангах. Бронетанковые и механизированные войска советско-монгольских войск к исходу 26-го августа соединились и завершили полное окружение 6-й японской армии. После этого началось её дробление отсекающими ударами и уничтожение по частям...

Через своего посла в Москве Сигэнори Того японское правительство обратилось к правительству СССР с просьбой остановить войну. 15-го сентября 1939 года было подписано соглашение о полном прекращении военных действий в районе реки Халхин-Гол, которое вернуло положение дел на момент начала конфликта — больше японцы уже не зарились на монгольскую территорию.

Значение нашей победы в этом сражении трудно переоценить! Японцы получили такой урок, что больше не высказывали открытых планов агрессии против Советского Союза. Даже во время Великой Отечественной войны, в моменты наивысших успехов её гитлеровского союзника — в 1941 и 1942 годы — Япония так и не решилась напасть на нашу страну. Это позволило советскому руководству регулярно перебрасывать войска с Дальнего Востока на западный фронт, особенно в моменты судьбоносных  для России сражений под Москвой и Сталинградом, что немало способствовало коренному перелому Великой Отечественной войны в нашу пользу.

Думается, что и нынешним японским правителям, которые вместе с США сегодня развязали против России экономическую войну, не плохо было бы вспомнить уроки Халхин-Гола. Ведь любая наглая агрессия против нашей страны всегда заканчивалась плохо для самого агрессора...

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика