Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Жаль, что Советская власть не истребила бандеровцев поголовно

Жаль, что Советская власть не истребила бандеровцев поголовно

i На Украине продолжается шабаш по сносу памятников Ленину. Недавно боевики «Правого сектора» вкупе с карателями одного из добровольческих батальонов снесли в Харькове памятник основателю Советского государства.

Сначала ноги железного монумента распилили болгаркой, после чего тросом стащили Ленина с постамента...

Этот случай примечателен тем, что на сей раз власти не стали сетовать на «стихийность» этого варварства. Губернатор Харьковской области Игорь Балута одновременно со сносом выпустил соответствующее распоряжение, чем узаконил это варварское действие.

Мазепы и Бандеры на все времена

Любопытно, но эта акция удивительным образом совпала с другим мероприятием: пресс-конференцией президента Петра Порошенко, на которой тот заявил об официальном, государственном признании бандеровцев из ОУН-УПА героями Второй мировой войны, которые якобы боролись за независимость Украины против Сталина и Гитлера.

«Раньше вопрос воинов ОУН-УПА раскалывал Украину, и поэтому он не ставился в повестку дня. На Галичине, Ивано-Франковщине, Тернопольщине, в Ровно, на Волыни это было решено на уровне местных советов. В целой стране – нет. И сейчас очень хорошее время поставить данный вопрос… УПА – это пример героизма и отношения к Украине. В этом и состоит моё отношение», – подчеркнул Порошенко.

Думается, что и возвеличивание Бандеры, и уничтожение советских памятников – звенья одной цепи вполне осмысленной государственной политики...

К реабилитации бандеровщины Украина шла с самого начала своего существования. С тех пор как развалился Советский Союз, а политическую власть в республике стали прибирать к рукам выходцы из западных областей, которые с детства воспитывались на том, что Украина – это не Россия, а русские – вековые враги украинского народа.

Впервые возвести русофобию на государственный уровень попытались ещё при «оранжевом» президенте Викторе Ющенко. Это при нём прошли два важных мероприятия на государственном уровне, которые имели далеко идущие последствия.

Одно из них увековечило память гетмана Ивана Мазепы, который в 1709 году, изменив присяге, данной царю Петру Великому, перебежал в стан тогдашних врагов России – шведов. Отныне гетман, который уже не одно столетие считается олицетворением самого подлого предательства, почитается в Киеве едва ли не как основатель украинской государственности. Говорят, что местные священно-служители хотят причислить Мазепу к лику святых! Что ж, на фоне последних событий в республике такой вариант развития событий возможен.

А другое мероприятие приурочили к 350-летию битвы при Конотопе. Это мало кому известное даже в среде историков сражение случилось в 1659 году, во время очередной русско-польской войны. К этому времени Украина по решению Переяславской Рады уже вошла в состав России. Тогда русскому царю изменил другой украинский гетман – Иван Выговский, ещё более мерзкая фигура, чем Мазепа. Он объединился с поляками и крымскими татарами, чтобы напасть на небольшое подразделение русских войск, двигавшееся к городку Конотоп...

Сегодня этот человек – национальная гордость Украины, победивший, как с гордостью заявил один из украинских чиновников, «саму Россию». При Ющенко был подписан указ о строительстве мемориального комплекса в память о сражении при Конотопе и об увековечении битвы путём переименования улиц и площадей в населённых пунктах Украины.

А в нынешней Украине дату сражения вообще планируют сделать Днём украинских вооружённых сил...

При Ющенко же была отмечена первая попытка возвести в ранг героев и Степана Бандеру. В 2007 году Ющенко присвоил звание Героя Украины как самому основателю ОУН, так и одному из лидеров бандеровского движения Роману Шухевичу, который во время войны открыто сотрудничал с нацистами.

И хотя это награждение вызвало серьёзные пересуды в украинском обществе, а потом геройские звания для Бандеры и Шухевича и вовсе были отменены, тем не менее начало их реабилитации было положено – за возвеличиванием русофоба Мазепы непременно должно было последовать возвеличивание русофоба Бандеры. Националистам осталось дождаться только удобного момента для этой процедуры. Оно и наступило после киевского евромайдана, когда из Украины ушёл русскоязычный Крым, а на Донбассе вспыхнула война – лучшего времени для реабилитации Бандеры, когда страна впала в националистический психоз, и придумать было нельзя!

Как верно заметил сайт «Новороссия», «вопрос ОУН-УПА действительно больше не раскалывает Украину – она уже расколота, одна часть населения с остервенением уничтожает другую. Такой пример для подражания и бесценный опыт уничтожения мирных жителей этими организациями сейчас как нельзя кстати, особенно на Донбассе»...

Так что в ближайшее время стоит ждать указ Порошенко о возвращении Бандере и Шухевичу геройских звёзд, а заодно и информацию о новом вандализме по отношению к советским памятникам. Я не исключаю, что вслед за Лениным на Украине пойдут под снос и другие монументы советской эпохи, включая и памятники солдатам Великой Отечественной войны.

А знаете, отчасти в таком положении дел виновата... и сама советская эпоха! А точнее, виновата та слишком мягкая политика, которую Советская власть проводили по отношению к недобитым фашистам

Возвращение Иуды

Эту политику, вопреки антисоветским мифам, вряд ли можно назвать карательной. Истоки сложившейся ситуации, на мой взгляд, неплохо обрисовал юрист Владимир Лещенко в своей известной статье «Правосудие и справедливость»:

«После окончания Великой Отечественной войны в руках властей СССР оказалось большое количество советских граждан, активно сотрудничавших с оккупантами… Казалось бы, в Советском Союзе, где к огромным срокам приговаривали за куда меньшие преступления, на этих людей должна была обрушиться вся тяжесть закона.

Увы, сталинская Фемида отнеслась к изменникам с удивительным пониманием… Смертную казнь, как правило, применяли только к офицерам и ещё к тем солдатам русских частей вермахта, о которых было достоверно известно, что они совершили преступления против мирных жителей...

Некоторая часть бывших немецких пособников вообще не подверглась никакому наказанию. В иных случаях достаточно было заявления обвиняемого, что он поступил на службу к оккупантам с целью борьбы с ними, и уголовное преследование прекращалось. Что до массы гражданских служащих нацистской администрации, то большая часть их была помилована, если можно так выразиться, автоматически... Абсолютное большинство из них было освобождено по знаменитой амнистии 1955 года».

В общем, вопреки расхожему мнению никакой широкомасштабной репрессивной кампании по преследованию бывших изменников Родины в нашей стране, даже при «страшном Сталине», не проводилось.

А причина такого положения дел, скорее всего, крылась в одном неприятном для властей факте – наш народ во время войны оказался не так уж един, как о том твердила советская пропаганда. Нашлось немало тех, кто сознательно пошёл в услужение к врагу.

Наше государство, по всей видимости, не хотело лишний раз будоражить тему массовой измены и постаралось её – в русле «добрых» советских традиций – просто замять. Отсюда и неожиданно мягкие сроки наказания для военных преступников, отсюда и всеобщая амнистия 1955 года, которая не коснулась лишь тех изменников, кто по-настоящему зверствовал в годы войны. Историкам приказали верить, что предателей было на столько мало, что их поведение во время войны не требует специального исследования.

Чем же в итоге всё это обернулось? Часть бывших предателей оценили такое поведение государства вполне нормально и тихо прожили остаток своей жизни, стараясь не высовываться. А вот другие восприняли случившееся как слабость власти. И не замедлили этим воспользоваться…

В 70-е годы в Белоруссии был снят замечательный художественный фильм «Возьму твою боль», рассказывающий об одном бывшем полицае, отсидевшем за свои преступления. Выйдя на свободу, он вернулся в родное село, устроился на хорошую работу… и принялся угрожать тем своим односельчанам, кто помнил его «военные подвиги», – чтобы органы КГБ не смогли привлечь его за преступления, которые вовремя не были выявлены.

Сюжет фильма был явно взят из жизни. Нечто похожее лично мне попалось в уголовном деле по карателю Григорию Юнкерайту, бывшему командиру батальона СД, осуждённому в Смоленской области в 1956 году. Когда принималось решение по характеру суда – открытом или закрытом, – тогдашний начальник УКГБ по Смоленской области полковник Фёдоров настаивал именно на открытом процессе. И вот почему:

«...На территорию Смоленской области прибыло значительное количество карателей и других изменников Родины, освобождённых из лагерей.

В ряде случаев эти лица запугивают местное население, особенно тех, которые выступали по их делам в качестве свидетелей, а в Монастырщинском районе имел место факт покушения бывшим полицейским на председателя колхоза. Открытый процесс по делу Юнкерайта может оказать предупреждающее влияние на некоторых изменников Родины, возвратившихся из лагерей и, возможно, вынашивающих антисоветские намерения».

Вон оно как получилось – не успели иуды вернуться из лагерей, как тут же нагло принялись сводить счёты со своими жертвами. А некоторые изменники не побоялись даже вернуться к прямой антигосударственной деятельности.

Раскаялся... и взялся за старое

Так, в начале 70-х годов Горьковскому Управлению КГБ пришлось разбираться с пропагандой так называемой «церкви евангельских христиан-баптистов» – ЕХБ. Некоторые лидеры баптистов развернули активную пропаганду против советской власти, призывали не платить налоги, не участвовать в выборах, не получать гражданские документы, отказываться от призыва в армию и т.д. Среди прочих вождей ЕХБ в поле зрения Управления КГБ по Горьковской области попал и пресвитер Выксунской общины по фамилии Купцов, на то время, наверное, самый активный антисоветский баптист-проповедник на территории Горьковской области. Этот человек уже давно был известен органам госбезопасности...

В начале войны Купцов был сержантом Красной Армии. Оказавшись в сентябре 1941 года вместе со своим взводом в окружении, лейтенант дезертировал, бросив своих бойцов. Он решил переждать войну, спрятавшись на украинском хуторе. Но в марте 1942 года при проверке документов немцы его арестовали и препроводили в лагерь для военнопленных в Виннице. А буквально через несколько месяцев Купцов примкнул к группе бывших советских командиров, которые решили пойти на услужение к оккупантам.

Предатели сформировали казачье подразделение, которое боролось с партизанами, охраняло тылы немецких войск и фашистские тюрьмы. В 1943 году это подразделение влили в состав 1-й казачьей дивизии вермахта, позднее преобразованной в 15-й кавалерийский казачий корпус войск СС.

Немцы бросили этих казаков против бойцов югославского партизанского сопротивления, буквально залив кровью земли Сербии и Хорватии. Купцов служил командиром эскадрона в 4-м полку, имея звание ротмистра. Такие немецкие награды, как «бронзовая» и «золотая» медали, два Железных Креста свидетельствовали о том, что будущий пресвитер-баптист принимал в карательных акциях самое активное участие. В конце войны наши союзники-англичане пленили казаков на территории Австрии, а потом выдали Советскому Союзу. Ротмистра осудили на 25 лет, из которых он отсидел только десять, – вышел по амнистии 55-го года. А перед самым освобождением он написал в Президиум Верховного Совета СССР слёзное прошение о помиловании. Там были такие слова:

«За совершённые мною преступления я наказан совершенно справедливо... Отбывая срок наказания, я понял всю тяжесть совершённых мною преступлений. Искуплю вину перед народом и Родиной честным трудом... Прошу дать мне возможность стать в ряды честных советских граждан и трудиться не покладая рук на благо своего народа».

В 1972 году с Купцовым встретились сотрудники КГБ, которые поговорили с проповедником в предельно жёсткой форме, напомнив о его «делах» во время войны. Беседа оказалась результативной. Баптистская агитация на юге области сразу сошла на нет. А скоро Купцов и вовсе куда-то выехал за пределы региона...

Да что там амнистированные преступники! Голову начали поднимать даже те, кто находился в розыске и на кого не распространялась амнистия. В этом плане весьма примечательная история случилась на Украине в середине 80-х годов.

В городке Токмак Запорожской области начал с некоторых пор «качать» права один ветеран войны по имени Александр Александрович Посевин. Дело в том, что к 40-летию Победы по указу Горбачёва все проживающие в Советском Союзе ветераны войны были представлены к награждению орденом Великой Отечественной войны. Однако для получения ордена требовалось подтверждение участия того или иного человека в боевых действиях. Местные военкоматы оказались буквально завалены проверочной работой, и возникли огромные ветеранские очереди на орден.

Не все из них были довольны сложившейся ситуацией. Среди недовольных ветеранов городка Токмак оказался и Александр Посевин, фронтовик, видный в городе человек – член райкома партии, депутат горсовета. Он более всех возмущался «орденской волокитой» и грозил районному военкомату большими неприятностями. Издёрганные работники военкомата от греха подальше решили ускорить проверку назойливого ветерана. И каково же было их удивление, когда выявились значительные разночтения между анкетой Посевина и архивными данными на этого человека.

К проверке срочно подключился райком партии, а потом и областное Управление КГБ. Выяснилось, что этот человек… уже давно находится во всесоюзном розыске как военный преступник! Оказывается, во время войны Посевин дезертировал из Красной Армии и вступил в карательное подразделение войск СС, которое зверствовало на территории Харькова:

«Будучи командиром полицейского батальона СД и выслуживаясь перед фашистскими оккупантами, Посевин А.А. лично проявлял особую жестокость. С августа 1942 по август 1943 года совместно с оккупантами и во главе подчинённых ему полицейских активно участвовал в карательных акциях – массовых расстрелах почти пяти тысяч мирных советских людей. Им лично убито не менее 330 человек…».

В 1988 году Посевин был осуждён и приговорён к расстрелу. А ведь до этого 45 лет после войны он спокойно под своей фамилией жил в родном Токмаке, ни от кого не скрываясь. Даже умудрился заделаться ветераном войны и сделать неплохую карьеру советского активиста. Наверняка он полагал, что после амнистии 55-го года ему заочно всё простили и всё теперь забыто…

Таким образом, прощение, неосторожно дарованное Советской властью, стало миной замедленного действия, заложенной под нашу память о войне.

Ещё более удручающей выглядела обстановка на Западной Украине. Историк Игорь Леонидов отмечает по этому поводу:

«Реабилитация в 1955-м, по инициативе Хрущёва, лиц, сотрудничавших с фашистскими оккупантами в годы войны, по мнению многих экспертов, открыла клапаны для «политической натурализации» возвратившихся на  Украину бывших членов ОУН, впоследствии в значительном количестве перекрасившихся в комсомольцев и коммунистов. А ведь возвращались они и из эмиграции отнюдь не «просоветской».

По оценкам ряда североамериканских и западногерманских источников (в том числе, существовавшего в 1950 – начале 1970 гг. Мюнхенского института по изучению СССР и Восточной Европы), не меньше трети украинских националистов и членов их семей, реабилитированных в середине — второй половине 1950 гг., стали к середине 1970-х руководителями райкомов, обкомов, обл- и/или райисполкомов в Западной, Центральной и Юго-Западной Украине. А также – руководителями разного ранга во многих украинских министерствах, ведомствах, предприятиях, комсомольских и общественных организациях, в том числе областного уровня.  По тем же оценкам, а также архивным документам местных партийных органов, в начале 1980 гг. в общем контингенте обкома партии и райкомов Львовской области доля лиц украинской национальности, реабилитированных в 1955—1959 гг., и репатриантов превышала 30%; по парторганам Волынской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей этот показатель составлял от 35% до 50%».

Как видим, здесь не просто прощали нацистов, здесь нацисты фактически внедрялись в органы власти...

Эта «мина» рванула сразу после распада Советского Союза. Выживших бывших военных преступников оказалось на удивление много, и они сразу же попытались изобразить из себя «невинных жертв сталинских репрессий».

К примеру, летом 2005 года в Петербурге прогремел большой скандал. Тогда журналистам газеты «Версия в Петербурге» удалось выяснить правду об одной местной пенсионерке — Нине Михайловне Грязновой-Лапшиной, получившей статус жертвы политических репрессий за якобы «незаконную отсидку в сталинских лагерях». Но, как установили журналисты, сидела она на самом деле за вполне конкретные преступления, совершённые в годы войны.

Оказывается, с 1941 по 1943 годы Грязнова служила надзирательницей в организованном оккупантами женском концлагере под Нарвой. За малейшие провинности она лишала заключённых женщин еды, заставляла их рыть окопы для немцев в мороз, без одежды и обуви, побоями принуждала мыть руками общественные уборные и т.д. А в 44-ом ей присвоили звание лейтенанта вермахта и послали работать пропагандистом. Она вела радиопередачи на русском языке, призывая солдат Красной Армии переходить на сторону фашистов.

После войны её осудили на 20 лет лишения свободы, но выпустили досрочно: её старая и больная мать нуждалась в уходе...

Сама Нина Грязнова прожила долгую жизнь, дождалась краха коммунизма и однажды решила, что её преступления навсегда забыты. Нина Михайловна подала заявление на реабилитацию. И это ей удалось! В мае 2002 года Грязнова была реабилитирована прокуратурой Ленинградской области, на основании ст. 3 и ст. 5 Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий».

Однако после скандальных публикации в питерских газетах реабилитация была отменена решением Ленинградского областного суда...

Это случилось в России, а у многих наших соседей по ближнему зарубежью дела пошли ещё дальше. В Прибалтике, например, фактически произошла героизация местных нацистов. Примерно тоже самое творится и на нынешней Украине.  Вот как там внедрялась бандеровская идеология (цитирую по тексту информационная портала «Южная Русь»):

"Ещё 30 июня 1990 года во Львове на Рыночной площади состоялось "вече граждан Львова по поводу провозглашения украинскими националистами 30 июня 1941 года «незалэжной» Украины. На этом «вече» в выступлении одного из руководителей Союза Националистической Украинской Молодежи (СНУМ), а ныне Украинской Национальной Ассамблеи — Украинской Националистической Самообороны (УНА-УНСО), О.Витовича прозвучали такие слова: «Те идеи, за которые боролся Степан Бандера, актуальны и сегодня. Это идеи националистичности революционного движения в Украине. Мы, молодая генерация националистов, берем сегодня эти идеи вновь на вооружение. ... завтра встанут новые полки и батальоны членов ОУН, которые поведут нацию к победе. Даже если эта победа будет окуплена кровью. Нация превыше всего! Украина превыше всего! Итак, слава Украине, слава бессмертным идеям украинской националистической революции, украинскому национализму! Слава Степану Бандере!».
Именно ОУНовцы в 1991 году пригнали под стены Верховного Совета Украины, где было большое количество людей, бензовоз из Ивано-Франковска и, угрожая его взорвать, выставили свои ультимативные требования. По международному законодательству это деяние квалифицируется как терроризм.
Посол Украины в Канаде Л.Лукьяненко, выступая в Гамильтоне по случаю юбилея УПА сказал следующее: «У нас на Украине про УПА долго распространялись разные басни. С приходом демократии, с возможностью говорить и распространять правду наш народ смог открыть для себя и перечитать эти славные страницы украинской истории. От имени народа и Президента Украины (Л.Кравчука) я приветствую бойцов УПА в Канаде и горжусь вашим вкладом в борьбу за национальную независимость».
В 1997 году по распоряжению президента Украины Л.Кучмы была создана правительственная комиссия для «изучения деятельности ОУН-УПА и выработке официальной позиции в отношении этой организации». В рамках комиссии при Институте истории АН Украины была создана рабочая группа ученых «историков» для подготовки «исторического вывода о деятельности ОУН-УПА». Руководителем группы назначен проф. С.Кульчицкий, его ближайшим коллегой стал проф. Ю.Шаповал, оба — опытные фальсификаторы и ярые защитники вояк ОУН-УПА. В конце 2000 года появился основной труд группы — «Историческая справка и исторический вывод по проблеме ОУН-УПА в предварительном варианте». Эта справка послужила науковым обоснованием для проекта «Закона о восстановлении исторической справедливости в отношении борцов за независимость Украины», который был окончен летом 2002 года. Затем проект был направлен на экспертизу в Министерство юстиции и Генеральную прокуратуру. После экспертизы и утверждения Кабинетом министров этот законопроект неоднократно пытались протащить через Верховный Совет «нашисты», во главе с Ющенко. Но замысел законодательно оправдать хотя бы вояк УПА не удался, законопроект пока не принят.
В 1999 году к 50-летию освобождения Украины президент Л.Кучма учредил медаль «Защитнику Отчизны», которой кроме ветеранов красноармейцев и партизан наградил... и вояк из УПА и дивизии СС «Галициен»!
Во Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской, Волынской, Ровенской областях местные Советы признали УПА «воюющей стороной» во второй мировой войне и предлагают сделать то же самое Верховному Совету и Президенту.
Под лозунгом «национального примирения» устраивают за государственный счёт совместные собрания, экскурсии по Днепру ветеранов Красной армии и УПА. Закон «О статусе ветеранов войны и гарантиях их социальной защиты» приравнял бандеровцев к участникам Великой Отечественной войны.
Львов, 8 мая 2000 года, канун праздника Победы в Великой Отечественной войне. Финальный концерт Всеукраинского фестиваля авторской песни «Серебряная подкова». Рок-группа «Кому вниз» несколько раз исполняет «на бис» песню «Птаха по имени Нахтигаль», посвященную украинским фашистам из гитлеровского батальона «Нахтигаль». Одуревшие от алкоголя наркотиков и децибелов фашиствующие молодчики перекрывают исполнителей песни возбужденным рёвом нацистского приветствия «Хайль Гитлер!» Вдогонку которому из сотен глоток несется еще один призыв — «Убей москаля!» Местная власть безмолвствует.
В День Победы, 9 Мая 2001 года, в городе Тернополе были жестоко избиты ветераны Великой Отечественной войны. Их попытка отдать дань уважения погибшим в боях против коричневой чумы фронтовым побратимам неонацистами из Галиции названа... провокацией. В ответ на законные действия властей, пытавшихся привлечь к ответу зарвавшихся нацистов, возбужденная толпа блокировала железную дорогу и здание областной администрации.
14 октября 2002 года во Львове был объявлен праздничным днём. Это решение приняли депутаты горсовета по случаю 60-летия УПА. В центре города прошел митинг. В одном строю с престарелыми бандеровцами прошла молодая смена — курсанты военного училища под командованием своих офицеров. Вместе с ними маршировали и боевики из УНА-УНСО, воевавшие в Чечне против русских. 60-летие УПА отмечалось и в соседней Ивано-Франковской области (Кстати, общепринятое ударение в фамилии Франко на последнем слоге неправильно — в украинских фамилиях оно на последний слог не падает. Очевидно исключение сделано для того, чтобы не возникало ассоциаций с его испанским однофамильцем — еще в начале 20 века фамилия Франко произносилась по общепринятым правилам).
Депутат Ровенского горсовета В.Шкуратюк, под бурные аплодисменты галицийских националистов заявил следующее: «Я горжусь тем фактом, что среди 1500 карателей в Бабьем Яру было 1200 полицаев из ОУН и только 300 немцев».
В том же Ровно по инициативе нынешнего губернатора Ровенской области поставлен памятник организатору резни польского населения Волыни Д.Клячкивскому (он же «Клим Савур»).
В Ивано-Франковском музее вместо экспозиции партизанского движения С.Ковпака сейчас выставка, посвященная воякам из УПА. Среди экспонатов — радиопередатчик, макет схрона, оружие, множество фотографий. На почетном месте — портрет Бандеры. Теперь во многих селах установлены памятники националистам.
В Тернополе по решению депутатов Тернопольского горсовета 18 сентября 2003 года одна из улиц переименована в честь эсэсовцев из добровольческой дивизии СС «Галициен». Переименование приурочили к 60-летию создания эсэсовской дивизии. Для большей гармонизации названий остается только переименовать Тернополь в Бандерштадт.
5 марта 2005 года Президент Украины В.Ющенко. Выступая на учредительном съезде партии Народный Союз «Наша Украина», призывал ветеранов Великой Отечественной войны и вояк УПА «подать друг другу руки». А 16 марта сказал следующее: «...левых и правых политиков должны объединять не только общие границы, но и единые мировоззренческие взгляды, в том числе и относительно Великой Отечественной войны...».

Так что сегодняшний украинский финал, ознаменованный  беспощадной  войной с советским прошлым, вроде уничтожения ленинских монументов, вполне закономерен.

Увы,   цена милости «к падшим» нацистам оказалась непомерно высокой!

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика