Вы находитесь здесь: // Оборонные рубежи // Кровь на снегу майдана

Кровь на снегу майдана

e1b4f9e6f4ccdac1c318630e06d37243 Реальное вооружённое противостояние Донбасса и нацистской Украины началось вовсе не весной этого года. Нет, всё началось гораздо раньше, когда в Киеве бушевала бесовщина Евромайдана. Именно тогда, ровно год назад, сразу после новогодних праздников 2014 года в Киев прибыл усиленный отряд донецкой милиции для поддержания правопорядка.

Я встретились с человеком, который был непосредственным участником этих событий. Его зовут Борис, год назад он служил старшим сержантом милиции патрульно-постовой службы города Енакиево Донецкой области. Он стал непосредственным свидетелем того, что тогда творилось в Киеве, где Борис, вместе со своими товарищами, находился вплоть до государственного переворота.

Сегодня этот человек живёт в России...

(Историческая справка. Евромайдан — массовая многомесячная акция протеста в центре Киева, начавшаяся 21-го ноября 2013 года в ответ на приостановку президентом Януковичем подготовки к подписанию соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом. Но очень быстро требования об ассоциации переросли в призывы свергнуть действующую президентскую власть.

С самого начала активисты майдана вели себя очень агрессивно и много раз провоцировали стычки с милицией. Наиболее кровавые события случились 18-го февраля, когда лидеры оппозиции организовали «мирное наступление» на Верховную раду, в котором приняло участие несколько тысяч вооружённых активистов Евромайдана. Натолкнувшись на милицейское отцепление, демонстранты атаковали его, разбили и подожгли несколько легковых автомобилей и грузовиков, которые блокировали проезжую часть, врывались в здания, жгли автомобильные покрышки, забрасывали камнями и бутылками с зажигательной смесью милиционеров. В течение дня и последовавшей ночи в Киеве погибло 25 человек, более 350 получили ранения, свыше 250 были госпитализированы. Некоторые милиционеры получили огнестрельные ранения, в том числе смертельные...

22-го февраля президент Янукович, не выдержав давления оппозиции и западных стран, бежал с территории Украины. Евромайдан победил).

— Борис, скажите, вы поехали в Киев добровольно или по приказу?

— Конечно по приказу. Добровольно туда ехать никто не хотел. Уже знали примерно, что там творится, как там относятся к милиции, особенно если эта милиция из Донбасса...

В общем-то, действительность оказалась ещё хуже, чем даже можно было представить. Начну с того, что жили мы почти в скотских условиях — нас, почти 400 сотрудников милиции из Донбасса, разместили в спорт-зале юридического института МВД Украины — аналог школы милиции. Это где-то километров 20 от от Киева. Здание почти не отапливалось, кормили кое-как.

Оттуда мы каждый день выдвигались в столицу. Нашей задачей было стоять в оцеплении на улице Грушевского, чтобы не допустить прорыва участников майдана к блоку правительственных зданий.

— Вы стояли вместе со спецназом «Беркут»?

— Нет, «Беркут» и солдаты внутренних войск стояли непосредственно на линии соприкосновения с майданом. Мы же находились во второй линии, рядом с Верховной Радой и кабинетом министров. Кстати, мне в этой ситуации больше всего было жалко солдатиков из внутренних войск. «Беркут» — это всё же взрослые мужики, профессионалы, а солдаты ВВ — это почти дети, которым демобилизацию даже задержали из-за того, что начался майдан. И бросили их прямо на линию огня...

— И что вам более всего запомнилось по прибытию в Киев?

— Огромные, бурлящие массы народа в центре города, горящие покрышки на улице Грушевского, чей дым буквально застилал небо... И дико-враждебное отношение киевлян к нам!

При любом нашем появлении в городе они плевались в нашу сторону, подходили и называли наших матерей, мягко говоря, женщинами лёгкого поведения. Особенную враждебность и ненависть проявляли их бабы.

— Откуда такое неприятие?

— Сложно сказать. Думаю, что тем самым они выплёскивали свою ненависть к президенту Януковичу, который был из нашего Донбасса.

— И что — никакого сочувствия милиции?

— Нас поддержали только люди из Антимайдана. Их лагерь находился недалеко от нашего оцепления, у Мариинского парка. Они не только поддерживали нас, но даже приносили горячую еду из своих кухонь. Но это были не киевляне, а в основном приезжие из других областей Украины, активисты Партии регионов.

Киевляне же почти поголовно стояли за майдан.

— Вы видели вождей майдана?

— Помню только Кличко, который регулярно приезжал в Верховную Раду. Ну, ещё и Яценюк. Этот реально управлял враждебной толпой. Я сам слышал, как он через мегафон призывал жечь наши автомашины.

— Говорят, что сотрудники милиции, которые имели несчастье попасть в плен к майдановцам подвергались жестоким пыткам.

— Это на самом деле было так. Как только мы прибыли в Киев, у нас случилась трагическая история. Трое наших ребят, не понимая толком обстановки, решили после дежурства съездить в Киев. Кажется, один решил купить подарок жене, а двое просто пошли с ним за компанию.

Они переоделись в гражданку, взяли такси и отправились в город. Не знаю, может они сболтнули в такси что-то лишнее, а может таксист вообще работал на майданутых, но только вместо магазинов он привёз ребят прямо на майдан и выдал их боевикам...

Ребят долго и изощрённо били. Особенно «старались» их бабы, обряженные в камуфляж — они старались бить прямо в пах и по ногам. Мало того, у наших забрали мобильники и стали названивать домой — матерям и жёнам — мол, мы сейчас вашего убивать будем, можете попрощаться с ним. Можете представить, что в этот момент творилось с близкими людьми!

Ребятам вышибли коленные чашечки. Может, их так бы и забили насмерть, но нашлась чья-то добрая душа, которая вызвала «Скорую помощь». Но и то, майданутые долго не хотели отдавать наших, которые уже почти потеряли сознание и истекали кровью. От врачей требовали назвать адрес больницы, куда наших должны были везти, даже пытались перевернуть «Скорую». Благо врачи оказались мужественными людьми, они, не смотря ни на что, забрали ребят и отвезли в больницу.

А водитель «Скорой» вообще умело ушёл от активистов автомайдана, которые начали преследовать его машину. Молодец мужик!

— Когда на майдане стали стрелять?

— Во время так называемого «мирного марша» 18-го февраля, когда толпа пошла в наступление на правительственный квартал.

В этот день где-то до двух часов дня было тихо, а потом вдруг появилась масса народа, и в нас градом полетел камни, брусчатка, автомобильные подшипники, коктейли Молотова. Начали гореть наши автомашины. Один такой коктейль угодил прямо в меня, я загорелся. Хорошо, что рядом находились пожарные, меня быстро окатили водой и потому серьёзно не пострадал.

Тогда же зазвучали первые выстрелы из боевого оружия. Помню, как мимо меня ребята на милицейском щите пронесли врача из «Беркута» — пуля ему попала прямо в шею.

— А у милиции было оружие?

— Нет! Лично я был вооружён щитом, резиновой дубинкой и специальным газовым балоном. Ну, плюс спецодежда с каской. «Беркут» имел на вооружении ещё травматическое оружие и помповые ружья. И всё!

Нам не полагалось огнестрельного оружия по закону, ибо, согласно украинскому законодательству, такое оружие милиции нельзя не то что применять, но и вообще приносить с собой на места массовых народных акций!

— Тем не менее вы тогда отбили атаку майдана....

— Да, не просто отбили, но и перешли в наступление. Мы вышибли их с баррикад и даже захватили их штаб. Мы потом специально ходили в подвалы этого дома, чтобы посмотреть на их запасы. И это впечатляло!

Видно, что майданутые долго и тщательно готовились к своим акциям. Мы там увидели целые штабеля ящиков с касками и другой амуницией для оснащения боевых дружин, токарные станки, на которых изготавливались щиты и дубинки, хорошо оборудованные медицинские кабинеты с импортной техникой и импортными лекарствами...

— А огнестрельное оружие?

— Я его не видел, но судя по стрельбе оно у них было. Мы тогда получили информацию о том, что накануне в Киев пригнали целый КАМАЗ с песком, где было спрятаны пистолеты и автоматы. На въезде в город машину остановили сотрудник ГАИ, но их расстреляли прямо в упор. После чего КАМАЗ «благополучно» прибыл на майдан.

— И всё же вы были готовы дожать этих революционеров?

— Конечно, после нашей успешной контратаки к правительственному кварталу было стянуто порядка шести тысяч сотрудников милиции, готовых по первому же приказу окончательно задавить мятеж. И мы ждали этого приказа всю ночь! Но на следующий день нам велели... оставить все захваченные накануне позиции — по договорённости с Януковичем.

Я считаю, что тогда произошло самое настоящее предательство.

— Даже после всего случившегося вы не получили оружия?

— Нет. Хотя в Киеве уже вовсю стреляли. Мы просили выдать нам хотя бы пистолеты Макарова. Но наши высокие начальники в ответ твердили что-то невразумительное. Мол, оружие получить можно, но для этого надо ехать в другой конец Киева, в какой-то милицейский райотдел.

Да нас бы просто перехватили по дороге и перебили! Ибо недалеко от нашей базы под Киевом постоянно дежурили активисты автомайдана, которые следили за каждым нашим перемещением.

— Когда вы поняли, что в Киеве произошёл переворот?

— Когда в конце февраля из правительственного квартала прочь ринулись разного рода крупные начальники на своих дорогих иномарках — бежали словно крысы, наперегонки и не оглядываясь. А потом началось общее отступление «Беркута» и внутренних войск.

Стало ясно, что Янукович проиграл.

— Вам удалось спокойно покинуть Киев?

— Да где там... Мы выезжали из города под улюлюканье толпы и крики «Ганьба!» В наши автобусы летели камни и бутылки. Надо отдать должное начальнику УВД нашей Донецкой области, он сам прибыл в Киев и лично сопровождал автобусы прямо до дома. Там нас встретили как героев...

Надо сказать, что нам, донецким милиционерам ещё повезло — говорят, что сотрудникам из других украинских регионов пришлось гораздо хуже. Их автомашины сжигали по дороге, сотрудников били и всячески унижали. Были даже погибшие.

Пока мы доехали до родных мест, пришлось миновать порядка 20-ти блок-постов майдановцев. Все они были хорошо вооружены. Это ещё раз доказывает, что оружие у майдана было, и появилось оно ещё до переворота.

— А потом началась война на вашем родном Донбассе...

— Да, но не сразу. После возвращения я продолжил службу в Енакиево. В это время у нас начались захваты административных зданий — в знак протеста против киевской хунты.

— А кто захватывал? Украинские СМИ писали, что это были специально посланные россияне.

— За всё время войны на Донбассе, я не видел ни одного российского солдата, ни одного сотрудника российских спецслужб. У нас народ сам самоорганизовался. Поверьте! Появились свои народные лидеры, в основном из шахтёров. Тем более наши чиновники и депутаты в большинстве своём быстренько бросили свои рабочие места и бежали в Киев.

Но ничего, народ не растерялся, выдвинул новых руководителей.

— Вы продолжили службу?

— Да, продолжил. Мы не препятствовали захвату административных зданий, поскольку понимали чаяния и настроения народа. Одно время мы вместе с ополченцами вместе патрулировали улицы для поддержания порядка.

— Ополченцы были вооружены?

— Тогда ещё нет. И вообще, первыми начали стрелять на Донбассе не наши, а майданутые. Сейчас об этом мало кто вспоминает, но в то время — в марте-апреле — украинские СМИ открыто писали о том, что по всей Украине сторонники майдана захватывают то воинскую часть, то управление СБУ, то управление милиции. И никого это почему-то не возмущало!

Так было в Николаеве, в Сумах, на Черниговщине. У нас они захватили танковую часть в Артёмовске, вывезя оттуда всё стрелковое вооружение. Это оружие потом и стало их главным «аргументом» в разговоре с Донбассом. Наши стали вооружаться только в ответ.

— Вы уволились из милиции?

— Нет. В июне я ушёл в бессрочный отпуск, поскольку деньги платить перестали. А скоро в окрестностях Енакиева закипели бои, город стали бомбить и обстреливать. 12-го августа я по неосторожности попал под миномётный обстрел и был тяжело ранен.

Долго лежал в реанимации нашей больницы. Но здесь не хватало лекарств, и в ноябре, едва встав на ноги, я уехал в Россию, в Нижний Новгород к сестре долечиваться.

— Возвращаться думаете?

— Пока не знаю... Честно скажу, сейчас склоняюсь к мысли остаться в России и принять российское гражданство.

— На ваш взгляд останется ли Донбасс в составе Украины?

— Вряд ли. Если только людей там поголовно не истребят... Думаю, что война там будет только набирать обороты, пока не разойдёмся с Украиной окончательно. Слишком много скопилось взаимной ненависти и слишком много пролилось крови, чтобы мы дальше смогли жить вместе...

Подготовил Вадим Андрюхин, главный редактор

P.S. Судя по всему, Украина и в самом деле решила устроить на Донбассе геноцид. Вот какую информацию буквально на днях опубликовал сайт «Русская весна»:

"Наконец стала известна причина постоянных огневых налётов на жилые кварталы городов Новороссии, в результате которых потери несут мирные жители.

По сообщению надёжных источников из диппредставительств в Киеве, украинские чиновники Минобороны в частных беседах с иностранными дипломатами признаются, что получают распоряжения о ежедневных точечных обстрелах жилых кварталов Донецка, Луганска и пригородов, а также инфраструктурных объектов (перекрестков, ЛЭП, электроподстанций и т. п.) непосредственно из Администрации Президента Украины, а именно от советника президента Ю. С. Бирюкова, занимающего должность помощника минобороны Украины. По мнению высокопоставленных украинских военных, причиной таких обстрелов является необходимость создания на Донбассе «невыносимых условий жизни, заведомо худших, чем где-либо на Украине, чтобы у населения других областей страны не возникало желания поднять восстание против киевского режима». Кроме того, сообщают иностранные дипломаты, киевские власти надеются на то, что тяжёлые бытовые условия заставят жителей Новороссии более критически относиться к России, которая «не может обеспечить самым необходимым».

Как говорится, без комментариев...

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика