Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // Орания — оазис или гетто для белых южноафриканцев?

Орания — оазис или гетто для белых южноафриканцев?

Oraniavlag-640-x-480Орания – единственное на сегодняшний день поселение в ЮАР, где могут жить только белые граждане страны – африканеры. Город находится на территории провинции Северный Кейп. Основатели Орании – Карел Босхофф Старший (Carel Boshoff Sr.) и зять бывшего премьер-министра ЮАР Хендрик Ферворд (Hendrik Verwoerd).

Основание города стало попыткой сохранить право на самоопределение африканеров, которые готовы сделать всё для того, чтобы их интересная и своеобразная культура не прекратила своего существования...

Последняя цитадель гордых буров

Город был основан в 1991 году, когда страна уже была на грани глобальных перемен, когда рушилась система апартеида (то есть, раздельного проживания представителей разных рас) и безраздельной власти белых Он расположен на 8000 акрах вдоль реки Оранжевая. Начавшись с 13-ти человек, сегодня Орания является городом с населением более 1000 жителей. Кроме того, членами общины являются еще около 10.000 африканеров, которые поддерживают движение, но пока не переехали в Оранию на постоянное место жительства.

Новые резиденты прибывают в Оранию еженедельно. Школы в прямом смысле ломятся от учеников – 1//3 населения города приходится на детей до 18 лет. Жители города активно участвуют в его развитии и совершенствовании. Уровень безработицы составляет менее 3%, при этом экономический рост – более 10% в год.

У города есть одна особенность – он зарегистрирован как частная компания! И каждый новый резидент, по сути, является «сотрудником» этой компании, внося свой вклад в её процветание. Всё, что ныне возводится на территории Орании, не спонсируется государством! Жители Орании строят свой город на собственные средства, собственными силами...

Языком общения здесь является исключительно африкаанс (местный диалект голландского наречия — голландцы были первыми европейскими поселенцами в Южной Африке, их ещё называли бурами). Все надписи, радиопередачи, а также обучение в школах также ведётся на родном языке африканеров. Культура буров здесь на первом месте. Критики же называют город последним аванпостом апартеида. В свою очередь, жители города не видят в апартеиде ничего плохого.

Глава движения «Орания CEO» Джако Клейнханс (Jaco Kneynhans) заверяет, что, несмотря на негативное отношение со стороны общественности и СМИ, в основе создания Орании было желание сохранить культуру африканеров, не делая при этом акцент на цвете кожи; просто так уж вышло, что представители культуры африканеров в основном белые. Существуют, правда, так называемые цветные («coloureds»), чьим родным языком также является африкаанс. Это особая этническая группа, представители которой преимущественно проживают в провинции Западный Кейп. Генетиками доказано, что они являются потомками от смешанных браков между европейскими переселенцами и местными народами Койсан и Коса, а также рабами, привезёнными европейцами в страну из Голландской Вест-Индии...

Таким образом, носителями языка африкаанс выступают не только белые. Впрочем, как правило, язык не полностью определяет менталитет. Его, скорее, определяет образ жизни и окружение человека, которые у африканеров и цветных тоже различаются...

К обвинениям в расизме уже давно привыкли

В первые годы существования Орании у города были проблемы с теми жителями, которые придерживались экстремистских взглядов и были расистами. Это, в свою очередь, и повлекло за собой распространение всяческих мифов. С другой стороны, была и «пафосная сторона апартеида, например разделение туалетов на туалеты для белых и чёрных. Но реальный апартеид – тот, каким его видел Ферворд – не имеет ничего общего с этим», — считает резидент Орании Мартин Кемп.

Концепция города часто неправильно интерпретируется. «Мы не против чернокожих, мы, скорее, пытаемся защитить себя». Но всё равно мировая общественность продолжает видеть злой умысел в добровольном уединении африканеров, видя в этом остатки «апартеидного» мышления.

Так, директор Центра изучения мира и конфликтов университета Сиднея Джейк Линч считает, что, несмотря на все социальные проблемы в ЮАР, концепция Орании опасна:

«В каком – то смысле африканеры действительно имеют отличную от других культур идентичность, а также исторический опыт, включающий в себя страшное время англо-бурских войн… Можно понять желание африканеров иметь свой собственный дом. Нужно также отдать им должное, ведь они не стремятся к доминированию, а просто хотят сохранить свою культурную идентичность. С другой стороны, такая позиция кажется отголоском прошлого страны – апартеида».

Мнение экспертов по данному вопросу, несомненно, важно для понимания процессов, происходящих среди южноафриканцев европейского происхождения. Но не противоречит ли Джейк Линч сам себе, подчёркивая, что африканеры не стремятся к доминированию? Если они действительно к этому не стремятся, как было при апартеиде, тогда же в чём заключается опасность? И для кого?

Наверное, прежде всего для местной чернокожей коррумпированной властной элиты. Ведь если африканеры, наконец, объединятся, и власть опять перейдёт к ним, то ЮАР просто станет развиваться в другом ключе – с третьего места в списке стран с самой худшей экономикой она наверняка перейдёт в список тех стран, чья экономика набирает темпы в развитии не по дням, а по часам. Или, как вариант, белые создадут своё государство, где вряд ли найдётся место нынешним продажным политиканам.

Но это — проблема только этой элиты и никого более! Ведь имея огромный исторический опыт в данном вопросе, белые конечно же не осмелятся вернуться к апартеиду на законодательном уровне, да это и бессмысленно – апартеид в его меньших масштабах всё равно всегда существовал, существует и будет существовать. Это касается не только ЮАР, но и любой другой страны с мультикультурным населением, где границы культур очень чётко обозначены, где разница менталитетов слишком сильна, чтобы жить в абсолютной гармонии. А такая гармония — явная утопия, даже для самых терпимых в расовом отношении государств.

Что касается Южной Африки, то в сегодняшней условно демократической, свободной стране, чернокожие африканцы живут отдельно от белых. В ЮАР почти нет городов, где люди разных рас жили бы вперемежку. Публичные, развлекательного характера места, конечно, пестрят людьми разных культур. Но живут они все отдельно друг от друга. Обособление в данном случае – это закономерность. Европейцы с европейцами, чернокожие с чернокожими. Есть исключения, но на то они и исключения.

Поэтому вовсе не удивительно, что чернокожие сами, по собственному желанию, стремятся жить со своими соплеменниками в прямом и переносном смысле этого слова. Причина та же – слишком большая разница в ментальности. Это и имели ввиду основатели Орании, когда начинали строить город...

Самозащита не от хорошей жизни

Въезд в город осуществляется через разрешение специального комитета, а кандидаты в постоянные резиденты обязательно проходят интервью. Тем не менее, не всем желающим туда открыта дорога. Комитет отказал многим людям по причине их преступного прошлого — у города просто нет ресурсов для контроля преступности. «У нас нет полиции, тюрьмы, нет никаких специальных служб» — говорит Клейханс.

В то же самое время африканеры не считают правильным ограничить распространение своей культуры лишь пределами Орании: «Идея не в том, чтобы создать закрытые границы и изолировать себя от мира, наоборот, мы должны поддерживать связь с остальным населением ЮАР». Тем не менее, общественность подвергает сомнению мотивы оранийцев, считая, что, работая на себя и развивая исключительно свой город, его население фактически поворачивается спиной к другим жителям Южной Африки. Подобное утверждение, естественно, не имеет никаких серьёзных оснований...

В Орании есть магазины, парикмахерские, библиотека, почта, отель, пара школ и много-много церквей. Несмотря на то, что жильё здесь есть у всех и все способны оплачивать питание и коммунальные услуги, имея работу, тем не менее, нет возможностей для достаточной самореализации. Тогда что же заставляет африканеров бросать хорошо оплачиваемую и перспективную трудовую деятельность (если таковая имеется) где-нибудь в столице и переселяться в город для белых?

По мнению Карела Босхоффа, здесь даёт о себе знать высокий уровень преступности в ЮАР. Именно это толкает людей на переезд в более безопасное место. Многие из нынешних жителей города в недалёком прошлом уже стали жертвами преступлений. В ЮАР белым южноафриканцам приходится закрывать свои двери на несколько замков, ставить специальную металлическую дверь-решётку, а также решётки на окна. Как только начинает темнеть, окна закрываются шторами, чтобы не было видно, что происходит внутри. Из-за всего этого обычный дом слегка напоминает небольшую тюрьму...

Кроме того, было бы несправедливо игнорировать то, на чём настаивают африканеры, а именно — на пренебрежительном отношение властей к их культуре.

Школьное и университетское образование в современной ЮАР ведётся на английском языке, также там преподают исконно африканские языки (в соответствии с провинцией) — тем самым, по важности африкаанс опустился на третье место. Учитывая, что из всего населения европейского происхождения в ЮАР африкаанс является родным для 61% людей, такая политика в сфере образования может рассматриваться как самая настоящая дискриминация африкаанс-говорящих граждан.

Насаждение английского языка в стране произошло ещё в период оккупации Южной Африки Британской Империей в 1806 году. Кто-то с этим не мог смириться, и вынужден был искать другие места для проживания. Так в историю вошел знаменитый Великий Трек – переселение африканеров из Капской колонии на восток, где они основали бурские республики.

Очевидно, что в среде африканеров всегда были люди, которые хотели свободы и права на самоопределение. Орания – не что иное как попытка создать новую бурскую республику с целью сохранения национальной идентичности, обретения свободы владения родным языком и культурой. Поэтому «последний аванпост апартеида» — это замыленная, притянутая за уши фраза, которой просто удобно тыкать при случае, напоминая о сложном прошлом страны.

Когда власть на самом деле от народа

Государство не вмешивается в дела города хотя бы потому, что он защищён Статьей 235-ой Конституции Южной Африки. В статье сказано, что народ, обладающий культурной и языковой общностью, и проживающий на одной территории, имеет право на самоопределение. Такое положение есть в конституции любой страны с демократической формой правления. Девиз Орании – «Работать ради свободы». Основным видом деятельности являются фермерство и ручной труд – плотничество, работа с коммуникациями и т.д.

Впрочем, несмотря на безопасность города, многие жители не уверены в своем будущем. Ещё два года назад некоторые считали, что чернокожие будут массово истреблять белых южноафриканцев, как только умрёт Нельсон Мандела. Мандела скончался в декабре 2013 года, но ситуация какой была, такой она и осталась – преступность есть, и она направлена не только на африканеров. Тем не менее, страх перед резнёй на расовой почве всё равно остался...

Орания, несомненно, «зелёный город». Большое количество зелени и чистота – вот главные направления его эко-развития. Со времени основания города было посажено более 30.000 деревьев. Что касается чистоты, то мусор здесь принято разделять на пять категорий: не перерабатываемые отходы, бумагу, пластик, стекло и металл. В городе активно используются солнечные гейзеры – это необходимый атрибут всех новых домов, в старых же домах постепенно происходит замена электрических гейзеров на солнечные.

Постройки в Орании все экологически чистые, природные – из камня, дерева, а некоторые (что типично для Африки) – с соломенными крышами. В городе есть интересные для туристов места, все удобства и, как уверяют жители города – возможности для частного предпринимательства.

Одним из наиболее важных критериев для принятия решения о переезде в Оранию является вопрос управления финансами. Так как город управляется как частная компания, Городской Совет выдвинул несколько положений, на которых базируется вся финансовая деятельность Орании.

Положения следующие:

1. Все функции осуществляются в соответствии с Законом о контроле частных компаний; строгое управление финансами, основанное на отсутствие задолженностей и ежегодного избрания Совета, который обладает необходимым опытом в управлении делами города;

2. Фундамент для роста благосостояния граждан и деловой уверенности заложен демократическим и консервативным подходами. Наиболее явным доказательством этого является непрерывный рост цен на недвижимость, в то время как в других населённых пунктах ситуация абсолютно противоположная;

3. Городской Совет Орании предоставляет жителям огромное количество разнообразных муниципальных услуг, среди которых – электричество, вода, уборка мусора, канализация, ремонт дорог, тротуаров, а также поддержание парков в хорошем состоянии;

4. Городской Совет также отвечает за заботу об окружающей среде, в частности, сортировку мусора на пять категорий и переработку стекла, пластика, бумаги и металла;

5. Городской Совет Орании играет большую роль в развитии общины. Внимание уделяется спорту и отдыху, закону и порядку, туризму, экстренным службам безопасности, библиотекам и социальной помощи...

... Пока что Орания, действительно, является самым благополучным и безопасным местом в Южной Африке. Но при этом – самым спорным в глазах остального мира. Впрочем, африканеры — люди закалённые и стойкие.

«Практика по ликвидации расовой дискриминации (Affirmative Action), экономическая реабилитация чернокожего населения (Black Economic Empowerment) не просто маргинализируют африканеров, а дают им пинок под одно место. Первый Африканер был фермером-пионером. Второму Африканеру пришел конец с падением власти белых в стране. Сегодня мы создаем Третьего Африканера. Все против нас, но и один человек может изменить историю», — заверяет К.Босхофф.

Важным являются два положения, озвученные африканерами. Первое – «мы хотим сохранить свою культуру». Второе – «мы хотим порядка и безопасности для себя и своих семей». Оба имеют право на существование, и разделять их было бы неразумно. Ибо за некоторым исключением культура определяет поведение индивида в обществе – если чернокожий южноафриканец считает вполне нормальным забросать территорию своего дома мусором и при этом разъезжать на новенькой машине (взятой всем известно откуда), то африканер сначала приведёт в порядок своё жилище, и при этом будет ездить на скромном велосипеде...

Правительство Орании надеется, что город станет примером и вдохновением для всех африканеров, поможет им объединиться и начать массовое возведение подобных городов. Задача это трудновыполнимая, но африканеры всегда шли своим путём и уже не раз доказали, что всё возможно. Их конечная цель — создать Республику, простирающуюся от Орании до Западного, Атлантического побережья. И ведь они это сделают! И тогда Третьего Африканера будет уже не сломать.

Валерия Вестэйзен, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика