Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Владимир Путин — это всерьёз и надолго

Владимир Путин — это всерьёз и надолго

1412438206_putin На этой неделе исполнился президентский юбилей — ровно 15 лет назад, в марте 2000 года главой российского государства стал Владимир Владимирович Путин. И хотя срок явно немаленький, тем не менее, до сих пор актуальным остаётся вопрос, который однажды задали западные журналисты: Who is mister Putin? («Кто есть мистер Путин?»)...

Вопрос тогда, на рубеже 1999 и 2000 годов, был отнюдь не праздным, потому что преемник Бориса Ельцина являлся мало кому известной фигурой не только среди иностранцев и рядовой массы российских избирателей, но даже... в среде наших политиков и профессиональных политологов!

Ещё года за полтора до ключевого марта 2000-го года ни один серьёзный политический аналитик даже близко не рассматривал фигуру Путина в качестве кандидата в президенты. Поэтому его появление на высшем властном олимпе стало для многих громом среди ясного неба...

«Путин не пришёл к власти — он в этой власти возник, — пишет известный писатель Александр Бушков. — Явление его произошло столь неожиданно, что не только рядовой человек, но и политики с аналитиками ничего толком не сумели понять».

Неудивительно, что явление Путина на высшем политическом олимпе сразу же положило начало всевозможным слухам и кривотолкам. Догадок строилось великое множество — говорили о поддержке, оказываемой Путину всемогущим «отцом приватизации» Анатолием Чубайсом, судили о протежировании новому премьеру со стороны олигарха Бориса Березовского, со стороны бывшего КГБ и т. д. Вариантов выдвигалось и выдвигается великое множество...

На мой взгляд, наиболее интересные изыскания провели уже упоминавшийся писатель Александр Бушков, а также московская журналистка Евгения Альбац. Мнение последней особенно ценно в связи с тем, что она является давней и убеждённой противницей нынешней российской власти.

Завербовал всю Россию

Вот как примерно выглядит их сценарий пришествия Путина...

Впервые на политическом горизонте Владимира Путина заметили в начале 90-х годов, когда он, бывший офицер КГБ, появился в окружении мэра Петербурга Анатолия Собчака. Путин стал заместителем главы города и отвечал за внешние экономические связи.

«Кроме того, — указывает писатель Бушков, — он ведал комиссией мэрии по оперативным вопросам, а за этим словосочетанием стоит вся жизнь города-миллионера. Вскоре он стал в мэрии правой рукой Собчака, специалистом „за всё“, точнее, „за всё важное“. Шло время, менялись по много раз руководители комитетов и департаментов — Путин казался вечным и незаменимым».

Потом, годы спустя, Путина станут обвинять в том, что, пользуясь своим положением, он якобы оказался замешан в различных коррупционных скандалах и в связях с питерским преступным миром.

Однако никаких реальных подтверждений коррупционным слухам о невероятных денежных счетах заместителя Собчака в заграничных банках или о его мифических дачах в Испании или на французской Ривьере, якобы построенных на уворованные бюджетные средства, так и не нашлось. Хотя противники Путина, как у нас в стране, так и за рубежом, к поискам антипутинского компромата приложили немало усилий!

Что же касается его связей с преступным миром... Как выяснила Евгения Альбац, за этими слухами стояли вовсе не какие-то там мифические «взаимовыгодные» контакты с бандитами, а система жёсткого контроля над криминалом:

«...в бытность свою одним из руководителей питерской мэрии Путин, как минимум среди тамошних журналистов, заслужил славу вполне жёсткого и решительного человека... Во всяком случае, если у жены заезжего важного иностранца на улице срывали сумочку, то обращались не в милицию, а именно к заму Собчака — и чудным образом к вечеру сумочка оказывалась на постели гостиничного номера».

В общем, свой волевой характер будущий глава российского государства начал показывать уже в питерский период...

В Москву Путин попал сразу после поражения Собчака на выборах мэра 1996 года. Многие позже утверждали, что за этим переездом стояли всемогущий Чубайс и тогдашний начальник Главного контрольного управления президента Алексей Кудрин, сами выходцы из Петербурга. Но на самом деле Путина вытянули совсем иные люди.

Евгения Альбац пишет, что на бывшего зама Собчака обратил внимание вице-премьер российского правительства Алексей Большаков. В своё время он неоднократно наведывался в Питер, где тесно общался с Путиным. Большакову понравился умелый и жёсткий заместитель мэра. И когда управляющему делами президента Пал Палычу Бородину понадобился заместитель по юридическим вопросам, вице-премьер сразу же рекомендовал Путина.

На новой работе Владимир Владимирович проявил себя с хорошей стороны. И очень скоро сменил ушедшего на работу в правительство Кудрина на посту руководителя президентского контрольного управления. После этого карьера пошла буквально семимильными шагами — первый заместитель главы президентской администрации, директор ФСБ, секретарь Совета безопасности...

Президент Ельцин в своих мемуарах вспоминал, что сразу обратил внимание на способности Путина:

«Поразила меня его молниеносная реакция. Порой мои вопросы заставляли людей краснеть и мучительно подыскивать слова. Путин отвечал настолько спокойно и естественно, что было ощущение, будто этот молодой человек готов абсолютно ко всему в жизни, причём ответит на любой вызов чётко и ясно».

И Ельцин понял, кому именно он может доверить своё кресло после ухода на пенсию. Политические противники режима, конечно, могли раньше времени «растоптать» молодого преемника. Чтобы этого не случилось, была задумана хитроумная многоходовая комбинация. «Эдакая загогулина», как охарактеризовал её сам Борис Николаевич.

Для отвода глаз на пост премьера, который считался первой ступенькой к президентскому трону, весной 1999 года был назначен заведомо слабый политик Сергей Степашин, принявший на себя всю критику оппозиции. А затем Степашина в нужный момент резко сменили на мало кому в России знакомого Владимира Путина.

И пока оппозиционеры пребывали в растерянности, Путин своими решительными действиями по наведению в России порядка быстро стал популярной личностью. К концу 1999 года, то есть к моменту отречения Ельцина «от престола», у нового премьера уже не было никаких серьёзных политических соперников...

Но в реальности всё выглядело не так просто, как то описал Ельцин. Да, «слабак» Степашин действительно был выдвинут как временная фигура. Однако ему на замену предполагался не только Путин, но ещё и министр путей сообщения Николай Аксёненко, за которым маячила фигура казначея президентской семьи, олигарха Романа Абрамовича. И когда пришло время менять Степашина, в президентском окружении случился серьёзный разлад.

Абрамович, олигарх Борис Березовский и их ставленник, глава президентской администрации Александр Волошин, настаивали на кандидатуре Аксёненко. За Путина выступали дочь президента Татьяна Дьяченко и её влиятельный супруг Валентин Юмашев. Неожиданный фортель выкинул глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс. Он потребовал не трогать Степашина вообще, а Путина яростно раскритиковал за «недемократические взгляды». По этому поводу Евгения Альбац пишет:

«Чубайс пылко отговаривал Ельцина от назначения Путина, больше того, пытался убедить самого „преемника“ отказать Борису Николаевичу (осадок от этой истории остался у Путина на всю жизнь)».

Но аргументы зятя и дочери президента взяли верх. Тем более началось вооружённое вторжение банд Шамиля Басаева в Дагестан, и на посту премьера понадобился человек как раз с задатками Путина. Выбор окончательно был сделан в его пользу...

Конечно, успеху продвижения Путина содействовало не только его чиновничье усердие. Немалую роль сыграла и подготовка сотрудника КГБ. А там очень неплохо учили искусству контактов с самыми разными людьми.

Вспомним, как в Питере Путин сумел стать просто незаменимым для мэра человеком. То же самое ему удалось сделать и в Москве. Евгения Альбац, на мой взгляд, верно указывает:

«Судя по всему, Путин умел нравиться, равно как умел подстраиваться под окружавшие его обстоятельства и людей. Не случайно в Ленинградском КГБ, где он трудился по работе с иностранцами, в Дрездене, где он работал с бизнесменами, приезжавшими в коммунистическую ГДР с Запада, его почитали за классного вербовщика. Путин привык в силу своей профессии принимать сторону/взгляды собеседника, наводить с ним психологические мосты, соответствовать его ожиданиям. Так он автоматически завербовал Ельцина и его окружение. Завербовал в кавычках и без».

От себя добавим — завербовал он и всю Россию. И судя по его неугасающей популярности в народе, срок этой вербовки ещё не истёк...

И не красный, и не белый

И вот прошло 15 лет. Много ли мы теперь знаем о нашем президенте? Да почти ничего – ни многих подробностей его удивительной биографии, ни о его семье, ни о его окружении, где принимаются важнейшие для страны решения. А всё, что на сегодня известно – это главным образом слухи и сплетни, где очень сложно отделить правду от вымысла (что и говорить, сказывается всё та же школа КГБ).

Но самое главное – мы до сих пор не знаем, каких именно убеждений придерживается сам президент и какую Россию он строит!

Я однажды обратил внимание на следующие любопытные обстоятельства. Ни одна влиятельная политическая сила России не причисляет Путина к своим (не беру в расчёт чисто чиновничью и явно нежизнеспособную партию «Единая Россия») – особенно когда дело касается непопулярных кремлёвских решений. Так, коммунисты причисляют президента к либералам, либералы полагают Путина «русским великодержавным националистом», а националисты видят главу государства эдакой зловещей смесью либерализма и советского коммунизма...

И все они в качестве подтверждения могут привести многочисленные и очень убедительные факты и примеры!

О чём всё это говорит? Думается, здесь абсолютно прав украинский экономист и политолог Дмитрий Джангиров, который как-то отметил, что Путин стоит над всеми силами российского общества и держится от них определённой дистанции. То есть успешно использует известный в политологии управленческий принцип – работающую систему сдержек и противовесов.

Где-то он считает нужным пойти навстречу требованиям коммунистов, где-то – уступает либералам или консерваторам. Он не без основания считает себя не просто президентом, а национальным лидером, потому и старается учитывать все мнения, исходя при принятии тех или иных решений из конкретной сложившейся ситуации.

И эта роль национального лидера ему вполне удаётся уже на протяжении многих лет — несмотря на закрытость своей личной жизни от общества...

Очень важным вопросом является мотивация Путина. Говоря проще – зачем ему, собственно, нужна власть? Большинство его оппонентов как у нас в стране, так и за рубежом сходятся в том, что Путин якобы просто желает обогатиться: мол, самый выгодный бизнес – это бизнес за счёт возможностей высшей власти.

Отсюда многочисленные слухи о ближнем круге путинских олигархов, которые якобы днём и ночью зашибают для президента крупную деньгу. Одна западная газета даже назвала сумму личного состояния президента – 40 миллиардов долларов!

Однако я в это не верю. Не потому, что Путин эдакий безгрешный ангел с крылышками, а потому, что все известные факты говорят о совсем иных вещах.

Во-первых, если бы он хотел только обогащаться, он вряд ли пошёл бы на тот разрыв с Западом, какой мы имеем сегодня. Для дельца на посту президента гораздо выгоднее быть западным лакеем, чем противником – так как только в этом случае будут открыты доступы к европейским или американским банкам, к богатейшей зарубежной недвижимости и т.д. Да и тактика США в этом плане известна – приручать нужных президентов через коррупционные схемы их личного обогащения. Примеров тому можно привести массу, взять хотя бы насквозь вороватых правителей стран Прибалтики и Украины.

Однако «коррумпированный» Путин ведёт себя почему-то иначе.

Во-вторых, как уже говорилось, за все эти годы не было представлено ни единого убедительного доказательства путинского воровства. Хотя усилия в этом плане действительно предпринимались очень даже немаленькие, с включением ведущих западных СМИ и даже спецслужб. Неудивительно поэтому, что все западные информационные операции по дискредитации Владимира Путина всегда раз за разом проваливались. Проваливается такая операция и сейчас, а к слухам, вроде мифического 40-миллиардного путинского состояния, уже никто всерьёз не относится – в том числе и на Западе...

Я, наверное, скажу крамольную для многих мысль, но мне кажется, что реально у Путина нет никаких несметных богатств. Они ему и не нужны – ведь для таких людей, как он, важна сама власть, а не какие-либо формы чисто материального благополучия. Таких персонажей в истории человечества было немало, и они, как правило, любят не просто праздно царствовать – они испытывают огромное удовлетворение от самой управленческой работы. Они предпочитают не столько править, сколько вообще создавать новую государственность!

И потому от власти их ни за что не оттащишь – такие реформаторы обычно садятся во власть на всю жизнь...

В своё время мало кто обратил внимание на один примечательный шаг Путина. Несколько лет назад по его личной инициативе на территории Донского монастыря в Москве был торжественно перезахоронен привезённый из Швейцарии прах видного мыслителя белой эмиграции Ивана Ильина.

Между тем событие это знаковое – Путин, судя по всему, является поклонником Ильина и его философии, президент не раз цитировал философа в своих публичных выступлениях.

У Ильина же есть интересная, написанная ещё в 40-е годы статья «О грядущей России». Там философ предсказал, что Советский Союз в силу своих противоречий однажды развалится. Этим непременно воспользуются многочисленные недруги нашей страны, чтобы посеять смуту в самой России и в конце концов расчленить её. В этой ситуации стране временно понадобится сильная власть, названная Ильиным «национальной диктатурой». Этот диктатор должен всеми мерами сохранить территориальное единство России, укрепить её международный авторитет и создать национально ориентированную элиту.

Мне кажется, что Путин как раз считает себя таким «диктатором». Это особенно видно по его внешней политике. По этому поводу приведу мнение большого недруга Путина, бывшего шефа ЦРУ Джорджа Тенета:

«Мало сомнений, что президент Путин хочет восстановить некоторые аспекты былого советского статуса великой державы, создать сильную центральную власть, стабильное и предсказуемое общество подчас за счёт интересов соседних стран и гражданских прав отдельных россиян...

Путём требований выплат долгов за поставки энергетического сырья Россия пытается усилить нажим на страны СНГ. Это вынуждает бывшие советские республики оставаться лояльными к Москве и сокращает в них влияние США...

Россия, используя фактор продажи оружия Китаю, Индии и Ирану, пытается вовлечь их в орбиту своего влияния и создать новый мощный полюс силы, что представляет собой вызов глобальным интересам США... Мы не должны допустить возрождения имперской политики Москвы».

Жестокий внешний урок и прицелы на будущее

Кстати, Путин поначалу и не думал конфликтовать с Западом, сосредоточившись исключительно на внутренних российских проблемах.

Однако в самом начале 2000 года, то есть буквально сразу после вступления в должность главы государства, ему положили на стол секретный доклад ЦРУ, адресованный американскому руководству. Суть этого доклада сводилась к тому, что «Россия – конченая страна» и приход к власти бывшего чекиста Путина лишает ее любых «демократических перспектив». Поэтому на русских лучше всего воздействовать точечными бомбардировками, как в Ираке и в Югославии, в том числе и ядерными зарядами. А чтобы не получить ответный удар, США следует выйти из договора об ограничении системы противоракетной обороны от 1972 года и создать над США своеобразный «ядерный зонтик» от русских ракет…

Видимо, руководство США прислушалось к доводам ЦРУ. В Америке приняли концепцию о возможности ведения ограниченной ядерной войны (до этого ещё не додумался самый тоталитарный политический режим мира!). Одновременно президент Билл Клинтон стал добиваться от России отмены договора по ПРО.

Такие шаги США встревожили не только Москву, но и Европу, которая вновь могла стать полигоном для очередного русско-американского противостояния. Поэтому, когда наш президент предложил создать совместную с Россией общеевропейскую систему противоядерной обороны, то эта инициатива живо заинтересовала европейцев. Соответствующие предварительные переговоры намечалось провести во время первого зарубежного визита Владимира Путина в Европу.

В Вашингтоне, узнав об этом, очень забеспокоились — визит русских следовало сорвать любой ценой.

Самый лучший способ сорвать любую поездку – дискредитировать её участников. У американцев в этом плане накоплен богатый опыт. Русских было решено публично обвинить: а) в отсутствии демократии в России, б) в существовании у нас повального антисемитизма. Наиболее подходящей кандидатурой на роль «жертвы политических репрессий» представлялся известный тогда российский олигарх и глава холдинга «Медиа-МОСТ» Владимир Гусинский. Ведь он являлся одновременно и евреем, и к тому же владельцем оппозиционных СМИ.

Сотрудничество Гусинского с американцами началось довольно давно, с тех времён, когда в 1996 году он стал вице-президентом «Всемирного еврейского конгресса». Надо сказать, что «Всемирный еврейский конгресс» – очень влиятельная организация, объединяющая, прежде всего, деловую часть еврейской общины, живущей вне Израиля. А это фактически большинство европейских и американских финансово-промышленных воротил. Особую роль конгресс играет в США, оказывая огромное влияние на любые внутренние и внешнеполитические шаги американских властей.

Вступив во «Всемирный еврейский конгресс», Гусинский, можно сказать, фактически вошёл в элиту Соединённых Штатов. И его работа с этой элитой была с самого начала очень активной.

СМИ, принадлежащие Гусинскому, развернули против Путина не просто критику, а самую настоящую оголтелую и явно провокационную пропаганду, опускаясь до самой примитивной клеветы. При этом Гусинский, по наущения американцев, отказывался идти на компромиссы с Кремлём. Мало того, во время своего визита в Москву Билл Клинтон демонстративно посетил принадлежащую Гусинскому радиостанцию «Эхо Москвы», где открыто чуть ли не с угрозой в голосе посоветовал Владимиру Путину сохранить «свободу слова» в России и не давить на «независимые СМИ».

Любопытно, что сразу после визита Клинтона в Россию в одной оппозиционной газете были опубликованы откровения некоего аналитика «Всемирного еврейского конгресса», который якобы сказал:

«Путин без пяти минут политический труп… Этого бывшего майора КГБ скоро поставят на место… К концу года его окончательно спеленают и заставят быть более внимательным к мнению мирового сообщества».

И тут Путин совершил роковую ошибку, фактически поддавшись на провокацию — наши правоохранительные органы обвинили Гусинского в разного рода коммерческих махинациях (что, кстати, было абсолютной правдой) и арестовали олигарха.

Этого американцам как раз и требовалось! В западной прессе, особенно американской, Россию стали обвинять в «возрождении антисемитизма». На весь мир прогремело известие о разгроме еврейского кладбища в Нижнем Новгороде (хотя в той же Америке местные вандалы-неонацисты устраивают гораздо большие по масштабам погромы). Пиком же этой явно искусственной антироссийской кампании стал именно арест Гусинского, на который с грозными заявлениями откликнулась вся американская верхушка.

Примечательно, что арест Гусинского произошёл как раз во время зарубежной поездки президента в Европу. Вот что написала по этому поводу газета «Коммерсантъ»:

«История с арестом Гусинского здорово испортила эффект от визита Путина в Испанию. Критики России, которых немало в Испании, воспользовались случаем, чтобы умалить значение так хорошо начинавшегося визита…».

То же самое происходило не только в Испании, но и в Германии. На встречах с деловыми и политическими кругами европейских стран Путина то и дело спрашивали о судьбе Гусинского. А западные СМИ, напрочь забыв о целях визита российской делегации, как по команде вдруг стали активно обсуждать проблемы «свободы слова в России». И обвиняли в преследованиях лично самого Путина.

«Арестован медиа-царь, владелец единственных в России независимых каналов и изданий. Даже конкуренты Гусинского считают, что свобода прессы под угрозой. Сомнительно, что Путин не принимал участия в подготовке ареста столь крупной персоны» (газета «Tages-Anzeiger», Германия)...

В общем, можно смело утверждать, что первый крупномасштабный зарубежный визит нашего президента закончился полным провалом. Ни о какой европейской системе противоядерной обороны с участием России уже не могло идти и речи. И хотя Гусинский очень скоро вышел на свободу, Запад с тех пор стал рассматривать нашего президента главным образом с отрицательной стороны.

Думается, что всё это стало для Путина хорошим уроком. Он лишний раз убедился, что Запад, как и писал Иван Ильин, ничего хорошего России не желает. А потому разговаривать с западниками можно только с жёстких позиций...

... Что же касается нашей внутренней жизни, то здесь (опять-таки по заветам Ильина) явно идёт создание особой системы, когда к политической деятельности допускают лишь тех, кто разделяет идею великодержавности России. То есть, ты можешь быть кем угодно по своим убеждениям – хоть либералом, хоть коммунистом – но ты должен быть независимым от любых внешних сил и всегда обязан поддерживать имперскую политику Кремля.

Отсюда, кстати, и многочисленные проблемы у так называемой несистемной оппозиции, которая, сама порой не понимая, частенько проводит в нашей стране политику Брюсселя или Вашингтона, поскольку кормится из их рук. Эту оппозицию власть по понятным причинам жёстко гнобит и преследует. Но когда оппозиционер отказывается от западной поддержки, то у него обычно сразу исчезают и все проблемы с властью.

Путин таким образом пытается создать национальную элиту. По всей видимости в дальнейшем он предполагает существование многопартийной системы по европейским и американским образцам, но эта система будет строго национализирована и структурирована...

Удастся ли Путину этого добиться? Не знаю. На его пути имеется великое множество сложностей и противоречий, которые заложены в саму основу его системы!

К примеру, все последние события, связанные с санкциями Запада, показали, что России следует свести к минимуму развитие капиталистических отношений. Современный капитализм уже давно не носит национального характера, он интернационален. А точнее – служит лишь интересам так называемого «золотого миллиарда», то есть развитым государствам и транснациональным корпорациям Европы, Японии и США. Остальным лишь уготована роль прислуги этому «миллиарду».

То есть получается следующее – если хочешь сохранить для России статус великой державы, то от многих принципов капитализма придётся отказаться. И тогда возникает вопрос – как тогда сотрудничать с либеральной частью общества, чья идеология строится именно на признании приоритета рыночных отношений?

Кроме того, как верно заметил уже упоминавшийся политолог Дмитрий Джангиров, пока вся путинская система строится вокруг пусть незаурядной, но всё же одной единственной личности. Убери её сегодня – и вся система разом рухнет с непредсказуемыми для страны последствиями. Чтобы система не дала сбой и развивалась дальше, нужна чёткая и ясная государственная идеология, которая цементировала бы саму элиту и сохраняла бы нормальную для страны преемственность власти.

В противном случае уход Путина – вольный или невольный – опять опустит Россию в пучину социального и экономического хаоса... Надеюсь, наш президент это хорошо понимает.

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика