Вы находитесь здесь: // Тайная дипломатия // Нацизм и либерализм — родственные души

Нацизм и либерализм — родственные души

hr Когда в середине 90-ых годов участники индустриальной рок-группы «Лайбах» заявляли, что они не сторонники тоталитаризма, так как никогда не носят джинсы, это казалось интеллектуальной шуткой в стиле набиравшего на тот момент силу и популярность постмодерна. Однако события, произошедшие за два последних десятилетия, равно как и новые реалии доказывают, что эти слова были не столько шуткой, сколько печальным пророчеством...

«Не выделяешься из толпы, значит – ты нормальный»

Если оценивать современные события — что в сфере политики, что в сфере культуры — то можно уверенно говорить о том, что западный либерализм фактически открыто демонстрирует свое родство с тоталитаризмом, в первую очередь с гитлеровской Германией. Если оценивать этот тезис с точки зрения формальных подходов и привычных идеологических клише, то он покажется не просто парадоксальным, но даже в корне неверным, так как нам не раз говорили о том, что либерализм — это свобода выбора, а гитлеризм – это унификация и радикальное ограничение любых свобод.

Едва ли можно сомневаться во второй части данного утверждения, но уловка, на которую не раз попадалось человечество, кроется как раз в ложности тезиса о том, что западный либерализм — это свобода, демократия и возможность выбора. Ошибочность подобного суждения наглядно демонстрирует западная мода, которая пытается устранить различия полов, нивелиров покупателя до уровня абстрактного общечеловека без чётких половых признаков (унисекс). И вообще, в настоящий момент модным считается любое устранение различий!

Это же демонстрирует и набирающая силу в западных странах новая молодёжная субкультура, более известная как нормкор.

Нормкор – это стремление выглядеть «как все», «никак не выделяться из толпы». Этот термин образован от слияния английских слов normal (нормальный) и hardcore (интенсивный), то есть может быть переведён на русский язык как «вопиющая нормальность». Собственно, именно это было присуще для нацистской Германии, когда внешний облик позволял судить о якобы-нормальности или мнимой ненормальности.

Это относилось не только к фенотипу лица, росту, цвету кожи, но и манере одеваться. Третий рейх был сугубо униформированной страной, что не могли не отметить многочисленные иностранные наблюдатели, например, прибывшие в 1936 году в Берлин на Олимпийские игры. «Носишь униформу, значит — ты нормальный», — таков был постулат Третьего рейха. «Не выделяешься из толпы, значит – ты нормальный», — говорят современные теоретики западной культуры. И подобное сходство не является случайным...

Дело тут вовсе не в ограниченности природных или трудовых ресурсов, что могло бы предопределить ношение в повседневной жизни схожей одежды, или проще говоря, униформы. Речь идёт о родственных моделях поведения, а именно — о приоритете рациональной целесообразности. Собственно современные иконы западного общества и «ролевые модели» Стив Джобс (покойный) и Марк Цукербрг (живущий) никогда не скрывали, что всегда носили одну и ту же одежду по причине того, чтобы не тратить каждое утро время на выбор наряда.

В Третьем рейхе существовала аналогичная ситуация – форма позволяла не просто определить социальный статус, но и лишала выбора. Сознательный отказ от права выбора, во имя целесообразности является тем самым знаменателем, который роднит западный либерализм и гитлеровскую Германию.

И действительно, если посмотреть на модели планирования пространства в западных странах, то нельзя не отметить их схожести с весьма «рациональным» устройством концентрационных лагерей – ничего лишнего, всё выкроено буквально по линеечке, показательная чистота и эргономика во всём (и не важно, идёт ли речь об уничтожении людей или организации рабочего места).

«США больше не демократическое государство»

Рациональная целесообразность как высший принцип (а точнее говоря, отказ от любых принципов) определяет как нацистскую, так и либеральную политику. Отсюда проистекает предельное презрение к человеческой жизни, а сам человек трактуется не как личность, а лишь как функция! Когда же «рациональным интересам» этих сил мешают миллионы людей, то их просто уничтожают!

Если про геноцид, предпринятый нацистами, ещё не забыли (хотя на Западе очень-очень стараются запамятовать), то миллионы (а возможно и миллиарды) людей, уничтоженные мамашей рационализма и либерализма — Британией, западные историки старательно пытаются не замечать. Индия, Австралия, Северная Америка, Китай, Ближний Восток — вот отнюдь не полный перечень регионов, где «отметились» массовым уничтожением населения сторонники набиравшего силу рационального либерализма...

Отказ от права выбора — что в современном западном обществе, что в нацистской Германии — фактически подразумевает отречение от истинной демократии. И отнюдь не случайно, что Гитлер стал рейхсканцлером отнюдь не в результате прямых выборов. Граждане США также лишены права избирать своего президента в ходе прямых выборов — они их выбирают через институт выборщиков. Политики США постоянно заявляют о том, что хранят и защищают принципы демократии. Но разве не об этом же говорили нацистские дипломаты, которые отрицали факт установления в Германии диктатуры, ссылаясь при этом на выборы в рейхстаг, превратившийся в однопартийный парламент?!

Между тем, ведущие американские ученые бьют тревогу. Специалисты Принстонского университета (старейшего и самого престижного в США) открыто заявили, что Соединённые Штаты Америки больше не являются демократическим государством, так как решения на высшем государственном уровне принимаются в интересах небольшой группы людей. В ходе предпринятого исследования было выявлено, что политические и общественные группы, представляющие интересы американцев, а также сами американские граждане в большинстве своем «имеют незначительное влияние или вообще не имеют никакого влияния на политику своей страны».

Как видим, и нацизм, и западный либерализм осуществляли политику, которая вовсе не отвечала и не отвечает интересам народа, то есть большинства граждан. И нацизм, и либерализм – это в первую очередь так называемое «право меньшинства». На современном либеральном Западе оспаривание «права меньшинства» (национального, сексуального, культурного) является уголовно наказуемым деянием, что опять же роднит его с политикой нацисткой Германией, где на законодательном уровне был закреплен «фюрер-принцип», то есть административный диктат меньшинства над большинством.

Гитлеризм как «насыщенный раствор либерализма»

Принимая во внимание выше изложенные факты, неизбежно возникает мысль о том, что приоритет рациональной целесообразности приводит к полному несоответствию формы и содержания. А именно, западный либерализм не имеет никакого отношения к демократии, а нацизм вовсе не отвечал национальным и социальным интересам (немецкого) народа.

Подобное родство (пусть и неявное на первый взгляд) заставляет задаться вопросом о типологии нацистского и либерального режимов. Тем более что и либерализм, и нацизм сокрытым образом импортировались в различные страны. Достаточно вспомнить, насколько агрессивным был Запад в отношении стран с «народной демократией», а нацисты стремились подчинить своей идеологической модели все авторитарные движения Европы.

Здесь, наверное, имеет смысл обратить внимание на построения одного из теоретиков европейского младоконсерватизма — Артура Мёллера ван дер Брука. В своё время он предположил наличие двух идеологических триад, радикально противостоящих друг другу. Младоконсерватизм он мыслил как «консервативный», «социалистический» и «демократический». Этому в высшей мере естественному явлению противостояло объединение «реакционности», «узкой классовости» и «либеральности». Именно Мёллер ван дер Брук первым противопоставил друг другу принципы «народного демократизма» и «рационального либерализма»! Время только подтвердило его правоту.

Более того, при исследовании того, как понимались исторические процессы в Третьем рейхе и на современном Западе, мы обнаружим несомненное родство нацистской и либеральных типологий. В Третьем рейхе историю не мыслили ни с консервативной точки зрения (то есть, как бесконечный упадок), ни с революционной (то есть, как бесконечный прогресс), а как поддержание баланса и устранения сил, которые мешают целесообразному «освоению пространства».

Аналогичным образом историю трактуют и либеральные теоретики. Нацистское устранение «врагов народного сообщества» фактически становится идентичным либеральному устранению «врагов открытого общества». А это означает, что нацизм никогда и ни в коей мере не относился к спектру движений «консервативной революции». Он скорее был наиболее радикальным выражением «либеральной реакции» — явление, прямо противоположное антикапиталистическому и антилиберальному «Третьему пути».

То есть, нацизм искажал и спекулировал на стремлении к национальному единству и социальной солидарности, но вовсе не стремился к этому!

Исходя из этого, становится понятно, почему западные державы на протяжении всей войны всячески противодействовали тому, чтобы Советский Союз, как можно быстрее одержал победу над нацистской Германией. Дело в том, что противоречия между Западом и Третьим рейхом не носили принципиального характера. Для нацистов западная политика была всего лишь недостаточно «рациональной». Если либеральный Запад ориентировался (и продолжает это делать по сей день) на «хозяйственно целесообразность», превращая человека в экономическую функцию, то нацистский режим ориентировался на «биологическую целесообразность», превращая человека в зоологическую функцию.

Если прибегнуть к формулировкам естественных наук, то можно говорить о том, что нацизм являлся «насыщенным раствором либерализма», то есть рационализмом, доведённым до уровня бездуховности и беспринципности. Опять же весьма показательным является весьма негативное отношение нацизма и либерализма к традиционным религиям, в особенности, если те говорят о том, что человеку была дарована «свобода выбора»...

Безуспешно заметая следы

На Западе не раз предпринимались попытки сокрыть рационалистический фундамент нацизма, что опять-таки указывало на его близкое родство с либерализмом. Наиболее успешной попыткой в этом направлении можно считать формирование мифа об «оккультном рейхе». Отказываясь от анализа имевшихся в действительности эрзац-религиозных построений, простодушному читателю предлагалась версия о том, что нацизм был явлением сугубо иррациональным, связанным с оккультными структурами, а потому как бы не имеющим никакого отношения к «рациональной и взвешенной политике западных держав».

Построение этого мифа началось ещё в годы войны, когда в Британии при содействии немецкого перебежчика Германа Раушнинга была опубликована популярная фальшивка, известная как «Говорит Гитлер», в которой фюрер Третьего рейха предстаёт примитивным поклонником оккультизма и прочей чертовщины. В послевоенный период эта конструкция была дополнена околонаучной работой Повеля и Бержье «Утро магов» и формально научным исследованием Гудрика-Кларка. С заглавием последнего решили не мудрить, а потому назвали предельно доходчиво – «Оккультные корни нацизма».

И не важно, что в прародители нацистской партии записывались «колдовские» структуры, к ней вовсе не имевшие отношения – этот миф удачно прижился в массовом сознании. В итоге, на протяжении многих десятилетий люди ошибочно противопоставляли западный либерализм и нацизм, считая их непримиримыми врагами...

Впрочем, всё тайное рано или поздно становится явным. Это заметно не только в культурно-потребительском пространстве западных стран, о чём уже говорилось выше. Активное потворство неонацистским движениям, возникающих на постсоветском пространстве, разжигание войн и конфликтов в Восточной Европе и общая русофобская риторика, сильно смахивающая на «аргументы» вождей Третьего рейха, уже достаточно ясно указывают на близость идей нацизма и западного либерализма.

И если учесть всё вышесказанное, то едва ли можно удивляться тому, что здание Федеральной резервной системы США (структуры, по сути, являющейся теневым зачинателем большинства мировых потрясений) является точной копией так называемых «оккупационных» зданий, которые возводились нацистским режимом на захваченных Германией территориях...

Андрей Васильченко, кандидат исторических наук, писатель-историк, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика