Вы находитесь здесь: // Архивы не молчат // Ельцин — роковая загогулина России

Ельцин — роковая загогулина России

1360134347_42AP070423L49К 85-летнему юбилею бывшего президента Бориса Ельцина независимая социологическая служба «Левада-центр» провела опрос об отношении жителей России к личности этого человека. Большинство россиян — 56% — считают, что эпоха первого президента России Бориса Ельцина принесла стране больше плохого, чем хорошего. Лично я думаю, что эти цифры ещё очень занижены — негатив на самом деле куда как больший! На прошлой неделе я провёл своё мини-опрос среди друзей, знакомых, знакомых знакомых и просто случайных людей. И все эти люди, независимо от их социального положения, дружно поминали Ельцина чуть ли не матом.

Мне кажется, что дело тут даже не в провалах его правления, когда Россия — практически по всем показателям — скатилась до уровне третьесортной державы. Дело в том, что Ельцин не захотел каяться в своих проступках и даже в преступлениях! Он и в мир иной ушёл, явно считая, что всё делал правильно. А раз так, то почему у россиян к нему должно быть положительное отношение?!

В принципе, Ельцин всю свою натуру выразил в своей книге мемуаров «Президентский марафон». И не важно, что писал книгу не он сам, а его зять и «литературный раб» Валентин Юмашев. Важно то, что это и есть подлинные мысли самого Бориса Николаевича, определявшие все его дела...

Примечательно, что когда мемуары вышли в свет, то оценки были разные. Но в одном сошлись и недруги, и почитатели Бориса Николаевича — бывший глава государства, мягко говоря, немало напутал в своей книжке, а точнее – многие известные события откровенно переврал, словно у этих событий не было свидетелей в лице всего населения России!

Наверное, в этом проявился сам Ельцин, его двуличие и огромная, неуёмная жажда власти, заставлявшая его идти на поступки, далёкие от законов морали. После прочтения этой книги становится понятным, почему мы десять лет топтались на месте, перейдя, по сути, от застойного социализма к застойному капитализму.

Была Семья. И были враги Семьи...

Мы помним, сколько раз он клялся нам, что является не просто президентом, а президентом, понимаешь, всех без исключения россиян. Мемуары свидетельствуют: на самом деле больше всего он пёкся о своих личных интересах и интересах своих приближенных, прозванных в народе Семьёй. Кстати, Борис Николаевич и не скрывает, что термин «Семья» ему импонирует:

«... суть претензий ко мне не менялась. За спиной президента, мол, кто-то втихую действует.

Подтверждаю. Действительно, за моей спиной стояла большая, крепкая, слаженная команда. И если кому-то этот термин «Семья» больше нравится, можно сказать и так: членами моей Семьи были и Чубайс, и Волошин, и Юмашев, и Джохан Поллыева, и Сергей Ястржембский, и Владислав Сурков, и Михаил Комиссар, и Александр Ослон, и Михаил Лесин...».

При этом «царь Борис» уточняет, что все вышеперечисленные люди были членами Семьи, пока работали с ним. А если кто выпадал из числа «семейников», то автоматически попадал в перечень врагов правителя, с которыми он беспощадно боролся.

В воспоминаниях вы не найдёте глубокого анализа причин той глубокой экономической и социальной пропасти, в которую при Ельцине скатилась наша страна. Все свои промахи он объясняет просто: враги мешали проводить реформы. И врагам этим было несть числа.

Первыми «заговорщиками» стали начальник службы безопасности президента Александр Коржаков, директор ФСБ Михаил Барсуков и их «духовный отец» Олег Сосковец. Но главным, конечно, был Коржаков.

«За несколько лет перескочив из майоров „девятки“ (службы охраны) в генеральский чин, приобретя не свойственные для этой должности функции, создав мощную силовую структуру, пристроив в ФСБ своего друга Барсукова, Коржаков решил забрать себе столько власти, сколько переварить уже не мог...».

Борис Николаевич «понял» это во время президентских выборов 1996 года, когда начальник службы безопасности стал мешать предвыборному штабу во главе с Татьяной Дьяченко, Анатолием Чубайсом и Валентином Юмашевым. Для президента стало ясно:

«На волне борьбы с чеченским сепаратизмом, на волне „коммунистической угрозы“ к власти приходит полувоенная команда постсоветских генералов – Коржаков, Барсуков и Сосковец...

Я понял, что Коржаков окончательно присвоил функции и прокуратуры, и суда: по его приказу люди в масках готовы были „положить лицом на асфальт“ любого, кто не нравился главному охраннику».

Интересное признание, не правда ли? Словно это не Ельцин обеспечил молниеносную карьеру Коржакову, словно не он, президент России, приказывал службе безопасности проводить показательные силовые акции против президентских оппонентов — например, операцию «мордой в снег» осенью 1994 года против охранников главы «МОСТ-банка» Владимира Гусинского, посмевшего начать играть в собственные политические игры!

Но вернёмся к мемуарам.

Кульминацией готовящегося якобы Коржаковым переворота стала ночь, когда люди начальника службы безопасности перехватили членов предвыборного штаба Евстафьева и Лисовского с коробкой из-под ксерокса, где лежали 500 тысяч долларов. Утром встревоженные члены штаба собрались в офисе «ЛогоВАЗа», чтобы обсудить ситуацию. Все якобы жутко боялись, так как «на соседних крышах засели снайперы, а само здание окружили сотрудники спецслужб». Ожидалась кровавая расправа. Но «путч» провалился, так как коржаковские головорезы не решились на какие-то действия, поскольку в офисе находилась президентская дочь Татьяна Дьяченко. А вскоре и сам «царь» «своевременно» решил отправить всю мятежную троицу в отставку...

Но «антиреформаторская гидра» не дремала! Вместо отрубленной головы выросла новая. На этот раз с профилем генерала Лебедя. Как известно, короткое время Лебедь возглавлял Совет Безопасности сразу после президентских выборов. Заключив с Чечнёй мир, генерал вознамерился занять кресло президента.

«Лебедь не случайно так шумно громыхал в коридорах власти. Всем своим видом он показывал: президент плох, и я, генерал-политик, готов занять его место. Кроме меня здесь достойных людей нет. Только я сумею в этот трудный момент говорить с народом».

Ну, а дальше ситуация развивалась по сценарию, сходному со схемой коржаковского путча.

«Подмяв под себя Министерство обороны, Александр Иванович на этом не остановился. Начал атаку на Министерство внутренних дел, на министра Куликова... Десантники Лебедя арестовали двух сотрудников МВД, мужчину и женщину, и те сразу признались, что вели наблюдение за генералом...

В моей администрации, между прочим, серьезно обсуждали наихудший сценарий: высадка в Москве десантников, захват зданий силовых министерств и прочее. Десантники... вообще Лебедя боготворили».

Наш главный герой вновь проявил себя удалым добрым молодцем. Одним махом подписал указ об отставке секретаря Совбеза, и еще одна голова гидры покатилась в канаву...

Гадина так испугалась царской удали, что долго не выползала из своей «красно-коричневой» норы. Правда, была одна попытка в 1997 году, когда проклятые коммуняки решили через подписание российско-белорусского договора ни много ни мало, а... восстановить Советский Союз?!

«Устав нового союза совершенно не соответствует тем идеям, которые были одобрены мной при обсуждении концепции будущего союза. Это был новый устав, составленный главным образом двумя членами КПРФ...

То, что придумали разработчики, по сути, означало одно: Россия теряет свой суверенитет. В результате появляется новое государство, с новым парламентом, новой высшей исполнительской властью, так называемым Высшим Советом Союза. И решения этого органа обязательны для российского президента, всех исполнительных органов власти России».

Наш богатырь грозно рявкнул, и договор был пересмотрен, превратившись в чисто формальный протокол, ни к чему не обязывающий ни Россию, ни Белоруссию. Зато «суверенитет» (читай – власть Ельцина) был сохранен «на радость» всем россиянам. (вот так была похоронена уникальная возможность создания полноценного союзного государства Россия-Белоруссия!)...

Но главные «испытания» последовали грозной осенью 1998 года, когда страну трясли последствия дефолта. Теперь в едином антиельцинском тандеме выступали мэр Москвы Юрий Лужков и коммунисты.

"Шанцев, заместитель Лужкова, — выходец из КПРФ. Коммунисты долго и внимательно наблюдали за поведением мэра, уже давно простили ему 93-й год, но главное – хотели использовать Лужкова как таран, разрушающий «ельцинский режим».

Лужков и коммунисты провалили голосование в Думе по кандидатуре Черномырдина в премьеры. Президент был вынужден ради политической стабилизации пойти на некоторые уступки, выдвинув устраивающую всех кандидатуру Евгения Примакова.

Но, став премьером, Примаков, который «не мог избавиться от старых советских стереотипов», попал под полное влияние красно-лужковского лагеря. Неблагодарный премьер стал вести себя подозрительно, «всё чаще встречался с силовиками, по Конституции подотчётными лишь президенту, всюду расставлял своих людей». А однажды без ведома «царя» даже попытался присвоить его полномочия.

«Имел ли я право позволять Примакову медленно, но верно перехватывать инициативу, вести страну обратно в социализм?» – вопрошает Ельцин.

И Примаков, понятно, вылетает из правительства. Но «злодей» не успокоился. Он вступает в лужковское «Отечество – Вся Россия». Московский мэр с его помощью рассчитывает установить контроль над Госдумой, стать премьером и, наконец, президентом в 2000 году.

Как и в любой сказке, добро, конечно, побеждает. Наш добрый молодец выпускает на супостатов шефа ФСБ Владимира Путина и партию «Единство». Гидра уничтожена окончательно, порядок наведён, Семья торжествует.

Любитель «этаких загогулин»

Ельцин не только талантливый мифотворец. Он еще, судя по мемуарам, изрядный циник, для которого переступить через человека – плевое дело. Судьба бесконечно меняемых премьеров – яркое тому подтверждение. Сам он пишет:

«Смена кадров при Ельцине стала для газетчиков притчей во языцех. Но позволю себе напомнить маленькую деталь: ни одному советскому руководителю не приходилось работать в условиях жесткой парламентской обструкции, в условиях абсолютной, двухсотпроцентной открытости в прессе и в условиях волнообразного политического кризиса. Да, чтобы сохранить статус-кво, мне приходилось то и дело вводить новые фигуры, кого-то менять, кем-то жертвовать».

Как жертвовали людьми, даже по-собачьи преданными главе государства, свидетельствует история с Сергеем Степашиным. Мы ведь в своё время недоумевали – зачем Ельцину надо было назначать на пост премьера человека, чтобы буквально через три месяца его снять? Оказывается, это был хитрый план. Ещё в самом начале 1999 года Борис Николаевич уже знал, что настоящим преемником будет Путин. А Степашину отводилась переходная роль, пока, выражаясь словами экс-президента, «наши политические оппоненты не проявятся до конца... Путин должен появиться неожиданно для всех».

Естественно, «лох» Степашин ничего не знал об этом, радуясь премьерской должности и разъезжая по стране как официальный преемник. А в августе 1999 года многомудрый кремлёвский «лохотронщик» взял и «кинул» его, решив, что ситуация в стране созрела для пришествия шефа ФСБ.

Ельцин вспоминает, как нарочито скорбным голосом он сообщил Сергею Вадимовичу о предстоящей отставке.

«Борис Николаевич, - с трудом выговорил Степашин, — это решение... преждевременное. Я считаю, что это ошибка».

Сделав вид, что он сочувствует отставнику, «царь», как мог, успокоил его, пообещав ещё раз подумать. Но едва за Степашиным закрылась дверь, как Ельцин тотчас вызвал главу президентской администрации Александра Волошина и зло приказал:

«Что вы медлите? Несите указы! Вы же знаете мое решение».

Шутник, одним словом.

Еще об одном «розыгрыше» он вспоминает с не меньшим упоением. Это когда Степашин только назначался. Как мы помним, спикеру Думы Селезнёву Ельцин назвал кандидатом в премьеры Николая Аксёненко, а на официальной бумаге, направленной в парламент, стояла фамилия... Степашина. Тем самым Дума изрядно поволновалась, гадая, куда клонит президент.

«Но мне нравится, как я завернул интригу с Аксёненко. Этакая загогулина. Думцы ждут именно его, готовятся к бою. А я в этот момент дам им другую кандидатуру... Резкий, неожиданный, агрессивный ход всегда сбивает с ног, обезоруживает противника. Тем более если выглядит он абсолютно нелогично, непредсказуемо. В этом я не раз убеждался на протяжении всей своей президентской биографии».

Да, убеждалась в этом и вся страна, страдая от таких нежданных-негаданных вывертов в поведении главы государства. Надо полагать, и пьяное дирижирование оркестром в Германии при выводе наших войск в 1994 году – тоже стратегический ход президента? Впрочем, и это происшествие объяснил мемуарист:

«Я пьяных людей не выносил, но в какой-то момент почувствовал, что алкоголь действительно снимает стресс... В Берлине были тяжёлые для меня дни. Стресс, пережитый в конце 93-го, во время путча и после него, был настолько сильным, что я до сих пор не понимаю, как организм вышел из него, как справился».

Тем не менее «справился». Приблизительно так же, как он «справлялся» со своими стрессами и в предыдущие годы. Помните? Полеты с моста и пьяные загулы в Испании в начале политической карьеры, идиотская выходка по выбрасыванию пресс-секретаря Вячеслава Костикова с парохода в ходе круиза по Енисею, запой во время достопамятного визита в Исландию, когда он не вышел из самолета по причине «плохого самочувствия» и за президента был вынужден оправдываться вице-премьер Сосковец.

Да, дорого России обошлись «стрессы» Бориса Николаевича...

Врет, как Ельцин

Ну, а теперь поговорим об откровенной неправде, изложенной в мемуарах.

Настоящей сенсацией выглядит утверждение Бориса Николаевича о том, что он якобы... не любил никогда известного политического интригана Бориса Березовского.

«Не любил за самоуверенный тон, за скандальную репутацию, за то, что ему приписывают особое влияние на Кремль, которого никогда не было. Не любил, но всегда стремился держать где-то рядом, чтобы... не потерять... Мы порой вынуждены использовать людей, к которым не испытываем особо теплых чувств. Вынуждены использовать их талант, профессиональные и деловые качества. Так было и с Борисом Абрамовичем».

Складывается ощущение, что если «царь» хотя бы терпел олигарха, то остальные члены Семьи его страстно ненавидели. Якобы, когда президенты стран СНГ уговаривали поставить Березовского секретарем Содружества, против яростнее всех выступил тогдашний глава администрации президента Валентин Юмашев.

Как же это расходится со свидетельствами таких совершенно разных по политическим убеждениям людей, как, например, Борис Немцов и Александр Коржаков! По словам обоих, именно Юмашев привёл в Кремль Бориса Абрамовича, спонсировавшего книгу «Записки президента». Юмашев же «подарил» олигарху телеканал ОРТ, «Аэрофлот», ряд нефтяных компаний. Наконец, последний глава президентской администрации при Ельцине – Александр Волошин, которого экс-президент так расхваливает в своей книге, вышел не откуда-то, а из недр компании Березовского – «ЛогоВАЗа»... Кому же тогда верить?!

Наверное, кому угодно, но только не Борису Николаевичу!

На страницах книги он заклинал всех и вся, что он вовсе не подпольный миллионер. И кроме «холодильников, весов напольных и охотничьего ружья» у него ничего не было. Что же касается многомиллионных счетов за границей, о которых столько писала российская пресса, то всё это, выражаясь словами нашего героя, есть «кампания по дискредитации», заказанная врагами главы государства. А живёт он за счет гонораров со своих книг...

Знаете, почему не хочется в это верить? Потому что, как верно подметил журналист «Московского комсомольца» Александр Хинштейн, «заклинания, что у нас нет ничего, повторяются в книжке столь регулярно, что на ум невольно приходит поговорка: у кого что болит, тот о том и говорит». А еще настораживает позиция автора к тем следственным действиям, которые в 1998—1999 годы пыталась проводить Генеральная прокуратура во главе с Юрием Скуратовым по отношению к фирмам Березовского – «Атолл», «Аэрофлот» и т.д. По мнению Бориса Николаевича, всё это «коммунистический заговор», организованный Примаковым и Скуратовым:

«Возбуждались непонятные уголовные дела... Многие российские граждане начали спешно упаковывать чемоданы... За считанные недели стало очевидно: в России может начаться новая эпоха – эпоха экономических репрессий... Человек без принципов – Юрий Ильич – мог натворить в стране Бог знает что».

Кстати, многие из дел, возбужденных при Скуратове, нашли свое подтверждение уже при Владимире Путине. А «жертва наветов» Березовский удрал за границу, где не один вёл антироссийские информационный войны. Неужели Борис Николаевич не знал об аферах «нелюбимого любимца»? Скорее всего, знал. А покрывал потому, что наверняка Березовский делился с Семьёй.

Рука ведь руку всегда моет...

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Баннеры в Воронеже www.50kopeekvrn.ru
Яндекс.Метрика