Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Константинопольский патриарх Варфоломей — раскольник Православия

Константинопольский патриарх Варфоломей — раскольник Православия

Konstantinopolský patriarcha Bartoloměj, považovaný za nejvyšší autoritu pravoslavné církve, vedl 25. května v Mikulčicích na Hodonínsku bohoslužbu u příležitosti oslav 1150. výročí příchodu věrozvěstů a moravských duchovních patronů Cyrila a Metoděje. Vlevo je kardinál Miloslav Vlk.

 Необычное событие произошло в минувшие праздники. Русская Православная Церковь отказалась принимать участие во Всеправославном Соборе, который скоро должен состояться на острове Крит.

Этот Собор является съездом представителей всех православных церквей мира, на который вынесены важнейшие для жизни верующих вопросы...

Закрытость РПЦ, с точки зрения распространения информации об её внутренней жизни, общеизвестна — поэтому очень сложно судить, какие именно причины толкнули руководство нашей Церкви на отказ от участия в этом мероприятии. Само руководство РПЦ об этом особо не распространяется.

Впрочем, пусть и по отрывочным данным, всё же можно сделать определённые выводы.

Примеряет папскую корону

Во-первых, скорее всего нашу Церковь, да и большинство других православных церковных общин категорически не устраивают те вопросы, которые вынесены в повестку дня. На первый взгляд они выглядят вполне обыденными и даже рутинными, как-то, например, юридический статус церквей или отношения к другим христианским конфессиям.

Однако на православных интернет-сайтах можно найти информацию о том, что Константинопольский патриарх Варфоломей, главный инициатор Собора, намерен обсудить идею чуть не слияния с католическим миром (то есть продвигает идеи экуменизма), вознесения во всех православных храмах молитв во здравие главы католиков Папы Римского, плюс отказ от юлианского календаря. А ещё, якобы, Варфоломей намерен провозгласить себя главным православным иерархом...

Всё это вызывает резко негативное отношение у консервативной части православных верующих. Для них любой католик — это еретик, с которым нормально можно общаться только после его раскаяния и перехода в Православие. А Папу Римского вообще считают чуть ли не воплощением антихриста на земле! Что же касается претензий Варфоломея на единоначалие, то это вообще противоречит догматам Православного вероучения, по которому ни один из земных епископов не может считаться самым главным. По словам известного православного эксперта Кирилла Фролова:

«Папизма в православии нет, у Константинопольского Патриархата есть только первенство чести в православном мире среди прочих патриархов, но не первенство власти. Никакого права даровать автокефалии или автономии частям других поместных церквей у него нет... Москва стоит на незыблемости церковных канонов и догматов, согласно которым в православной семье не может быть никакого папы. Все православные Церкви равны, потому что их глава – Иисус Христос».

А ещё православных сильно смущает сам Собор. Дело всё в том, что наша Церковь признаёт только первые семь Соборов, которые проходили в давние средневековые времена. А вот по поводу Восьмого существует предание, что это будет вовсе не христианский Собор, а сборище отошедших от веры церковников в последние времена. Этот еретический «Собор» признаёт Антихриста «новым Мессией» и заставит человечество ему поклоняться. После чего последует катастрофа Апокалипсиса.

Так, сегодня среди верующих широко распространяются тревожные пророчества святых отцов насчёт этого рокового Собора, предсказанные в самые разные века. Самые примечательные из них приводит электронное издание «Колокол России»:

«Поневоле вспоминаются пророчества святых старцев относительно Восьмого Вселенского Собора, призванного стать точкой невозврата, за которой начинаются роковые события. Так, преподобному Феодосию Киево-Печерскому приписывают следующие слова: «На Восьмом Вселенском-антихристовом Соборе произойдёт не только объединение «церквей», но и всемирное отречение человечества от Бога Вседержителя…» Старец иеросхимонах Сампсон (Сиверс) предрёк: «Умоляем милосердие Божие: Да не будет он! (Восьмой Вселенский Собор – прим. ред.). Так как будет нечестивый и реформы нас лишат святого храма, молиться будем в катакомбах…» Наиболее апокалиптично, причем со 100% попаданием в повестку дня Собора, высказался преподобный Кукша Одесский: «Последние времена наступают. Скоро будет экуменический собор под названием «Святой». Но это будет тот самый «восьмой собор», который будет сборищем безбожных. На нём все веры соединятся в одну. Затем будут упразднены все посты, монашество будет полностью уничтожено, епископы будут женаты. Новостильный календарь будет введён во Вселенской Церкви. Будьте бдительны. Старайтесь посещать Божии храмы, пока они ещё наши. Скоро нельзя будет ходить туда, всё изменится. Только избранные увидят это. Людей будут заставлять ходить в церковь, но мы не должны будем ходить туда ни в коем случае. Молю вас, стойте в православной вере до конца ваших дней и спасётесь»! Преподобный Серафим Саровский считал, что Восьмой Собор всех Церквей позволит православным объединиться «под единый Покров Божией Матери» в преддверии прихода Антихриста. То есть на само собрание святой чудотворец смотрел позитивно, но в то же время оно являлось знамением наступления последних времен. Как видим, старцы сходятся в одном – это мероприятие точно не окажется заурядным, бюрократическим церковным действом».

Конечно, над этими вещами можно и посмеиваться. Однако для настоящих верующих людей они имеют принципиальное значение. И руководство РПЦ не может не прислушиваться к этим опасениям...

На службе Госдепа

Во-вторых, есть в отказе РПЦ и чисто политический подтекст. Дело всё в том, что с Константинопольским Патриархом у РПЦ очень сложные отношения. У нас его всерьёз подозревают в работе по расколу Православия по указанию Госдепа США. Как пишет по этому поводу один православный сайт:

«Более всего в проведении этого «собора» был заинтересован нынешний Константинопольский (он же – «Вселенский») Патриарх Варфоломей, который по многим свидетельствам, да и по факту является ставленником Госдепа США (в американском бюджете даже заложена статься на содержание «нашего человека в Православии») и тайным католиком... Вся его деятельность на посту предстоятеля (с начала 90-х годов) была посвящена внутреннему размыванию основ Православия путём сближения его с католицизмом и борьбе с Русской Церковью, как единственной силой в современном мире, способной противостоять подобным экуменическим (направленным на «смешение вер») тенденциям».

Это подтверждает и Кирилл Фролов:

«Доминирование Русской Православной Церкви на постсоветском пространстве вызывает явное раздражение оппонентов России, некоторые из которых, например Бжезинский, называют русское Православие врагом №1 для США. Видя бесперспективность лобовой атаки против РПЦ, которая её только консолидирует, её противники пошли другим путём. А именно — поиском наиболее слабого звена в православном мире, через которое можно осуществить демонтаж Московского Патриархата квазилегитимным путем. Такое слабое звено нашлось в лице Константинопольского Патриарха Варфоломея (Архондонис), первоиерарха одной из самых мелких Поместных Церквей православного мира, вся паства которой составляет не более одной московской епархии Русской Церкви.

Со времен падения Византийской империи Константинопольские патриархи потеряли политическую самостоятельность, стали фактическими заложниками Османской империи, но сохраняли свою преданность православному вероучению, использовали свой авторитет для политической поддержки преемницы Византии — Российского царства (так, Константинопольский патриарх Паисий сыграл важную роль в принятии малороссийским гетманом Богданом Хмельницким решения о московском подданстве). Однако в 1920-е годы в Константинопольском Патриархате произошел церковно-политический переворот, в результате которого к власти пришли сторонники экуменизма и радикальной реформации Православия. Они поддержали обновленческий раскол в СССР, способствовали разгрому православного монашества и старчества Валаамского монастыря, стоявшего на строго ортодоксальных позициях. Таким образом, к политической зависимости прибавилась ещё и вероисповедная шаткость.

В таком виде Константинопольская Патриархия существует и в наши дни — Патриарх имеет право служить только четыре раза в год, митрополиты, епископы и священники не имеют права ходить по Стамбулу в священнической одежде, турецкими властями закрыта духовная семинария на острове Халки, экуменическая политика Константинополя вызывает мощнейшую оппозицию как в греческих (в лице Иерусалимского Патриархата и монашеской республики на Афоне — духовного центра мирового Православия), так и в славянских Православных Церквях. В свою очередь, известные круги США, пользуясь зависимым положением Константинопольского Патриархата, принуждают его к беспрецедентному вмешательству во внутренние дела Русской Православной Церкви с целью её максимального расчленения (следует отметить, что все действия, о которых речь пойдет ниже, не имеют и тени легитимности с православно-канонической точки зрения).

Полигоном избирается Эстония. В 1996 году Константинополь создает там епархию, параллельную московской. В ответ Московский Патриархат прерывает церковное общение с Константинополем. Но Русская Церковь остаётся в политическом вакууме — либеральный политес и СМИ обвиняют Московскую Патриархию в пресловутых имперских амбициях, и „с пониманием“ относятся к стремлению эстонских властей освободиться от „последней крепости“ Москвы — РПЦ. Однако, видя жёсткий ответ Московского Патриарха, Варфоломей Предлагает зыбкий компромисс — согласие на сосуществование двух параллельных епархий в Эстонии (каноническое церковное право не предусматривает никаких параллельных юрисдикций, любое вмешательство считается расколом), в обмен на принцип свободного самоопределения приходов и юридическую регистрацию Эстонской Церкви Московского Патриархата. Церковное общение было восстановлено именно на этих условиях. Соответствующий документ был подписан на переговорах в Цюрихе в 1996 году. Однако данное соглашение было использовано Патриархом Варфоломеем лишь для укрепления своей юрисдикции в Эстонии. Эстонская Апостольская Церковь Московского Патриархата до сих пор не зарегистрирована».

Следующим полем для раскола Варфоломей выбрал Украину.

Поле битвы — Украина

Недавно Варфоломея в его резиденции посетил президент Украины Пётр Порошенко, который ратовал о создании на Украине единой православной церкви, не подчинённой Москве. И по некоторым данным, Варфоломей дал на это своё согласие (хотя пока только устное) — говорят, что отдельную украинскую церковь он как раз и собирался учредить на Соборе.

Известный российско-украинский политолог Ростислав Ищенко указывает:

«Варфоломей давно используется США для ограничения влияния Русской Православной Церкви на постсоветском пространстве – её канонических территориях. Не раз поднимался и вопрос о даровании автокефалии Украинской Православной Церкви. Не всегда сдержанность Варфоломея объяснялась его приверженностью канонам. Более важную роль сыграли: неспособность украинских властей создать разрекламированную ими «единую поместную церковь», отказ анафематствованного Филарета Денисенко покинуть пост руководителя самопровозглашённого «киевского патриархата», а также относительная слабость автокефалистского крыла в УПЦ Московского патриархата.

Однако в мае в Раду был внесён законопроект, позволяющий государству устанавливать неограниченный контроль (вплоть до смены предстоятеля) над церковью, чьи руководящие органы находятся в «стране-агрессоре». В Киеве не скрывают, что формулировки законопроекта подразумевают Россию и УПЦ МП.

Пока что киевские политики считают, что закон будет принят. Это позволит не просто усилить давление на УПЦ МП, у которой нацистами захватываются приходы в пользу УПЦ КП, но и силовым путём привести автокефалистов к руководству УПЦ МП.

После этого уже ничто не помешает Киеву быстро провозгласить создание «единой поместной автокефальной православной церкви», а Константинополю её признать».

Кирилл Фролов солидарен с этой точкой зрения:

«Всеправославный Собор – опасное мероприятие, курируемое Константинопольским патриархатом. Он, в свою очередь, ведёт работу под руководством США. Задача – наделить Константинополь папистскими полномочиями, чтобы он имел право вмешиваться в канонические дела других поместных Церквей, в первую очередь – Украинской. Далее он постарается легитимировать раскольников и отторгнуть Украину как каноническую территорию Московского Патриархата...

Как только Украинская Церковь будет отделена от Русской, процесс трансформации Украины в антироссийское государство станет необратимым. Киевская хунта и её заокеанские хозяева также стремятся к этому. Буквально на прошлой неделе президент Украины Пётр Порошенко заявил, что одобрит любые шаги по созданию украинской поместной церкви. Криминально-террористическая группировка под названием «Киевский Патриарх» ведет активные сепаратные переговоры с Константинополем...".

Наши вовремя узнали об этом и развернули встречную работу. А поскольку влияние РПЦ в православном мире не просто велико, а подавляюще велико, нашим удалось убедить отказаться от участия в Соборе Варфоломея все мало-мальски влиятельные структуры — церкви Болгарии, Грузии, Антиохии (Ближний Восток), Сербии, но самое главное — старцев святой горы Афон, чей духовный авторитет для верующего православного человека на порядок выше, чем авторитет любого церковного иерарха. И под самый финал своё заявление об отказе объявила уже РПЦ.

Думаю, что после этого заседание Собора можно считать окончательно сорванным. И если даже он состоится, то его решения мало кому будут интересными. Однако Варфоломей и его украинские сторонники, судя по всему, сдаваться не собираются. Константинопольский патриарх объявил, что Собор состоится, не смотря ни на что. Что тут же очень обрадовало украинскую прессу и укро-политиков. Впрочем, эта радость может оказаться преждевременной.

Как пишет Ростислав Ищенко:

«Отказ РПЦ прибыть на Собор – болезненный удар для Варфоломея. Пока от участия отказывались болгары и антиохийцы, в Константинополе утверждали, что Собор всё равно пройдёт. Но РПЦ – наиболее многочисленная из православных церквей – практически половина всех верующих. Без неё Собор – не Собор. Провести – расколоть православие. Не повести – признать, что авторитет Московского Патриарха в православном мире значительно выше авторитета Константинопольского.

В этих условиях, когда Константинопольский патриархат, по сути, уже вступил в конфликт с Москвой, начало самостоятельной игры на Украине может показаться Варфоломею хорошей возможностью ослабить Москву.

Объективно интересы киевских властей и Константинополя на данном этапе совпадают. И те, и другие желают вывести УПЦ из РПЦ, ослабив, тем самым, Москву.

Однако надо понимать, что и нормы закона, который собирается принять Рада и возможное решение Константинополя относительно УПЦ можно будет воплотить в жизнь только грубой силой. При этом я не уверен, что предстоятеля УПЦ МП митрополита Онуфрия смогут изгнать из Киево-Печерской Лавры живым. Даже, если власть будет добиваться его смещения, опираясь на нормы нового закона. Более того, гарантировано сопротивление отрыву УПЦ от РПЦ миллионов простых прихожан.

При этом надо понимать, что человеку верующему, когда разрушают его церковь, терять становится нечего. Прихожанин УПЦ МП не может молиться вместе с раскольниками Филарета, поскольку лишится спасения души. Таким образом разрушается смысл жизни верующего человека.

Можно подавить голодный бунт. Можно запугать политических оппонентов. Но подавить силой религиозное движение невозможно. Нельзя запугать пулемётами людей, которым угрожает потеря спасения души. Три столетия римских репрессий не смогли подавить христианство».

Таким образом, на Украине может разгореться настоящая религиозная война, с применением боевого оружия. И если она случится, то вся вина за пролитую кровь целиком и полностью ляжет на Варфоломея, чья гордыня уже давно превысила все мыслимые и немыслимые  с точки зрения христианства нормы!

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика