Вы находитесь здесь: // ГЕО в политике // Уход Башара Асада — единственный выход из сирийского кризиса?

Уход Башара Асада — единственный выход из сирийского кризиса?

assad Гражданская война в Сирии продолжается с весны 2011 года, но все попытки урегулировать этот кровавый конфликт пока ни к чему не приводят. Да, сегодня идёт сложный переговорный процесс — в январе межсирийские переговоры прошли в Астане, потом возобновились в Женеве. При этом очевидно, что для большинства оппозиционных сил принципиальным является даже не столько смена политического режима, сколько отстранение от власти нынешнего президента страны Башара Асада.

Насколько же справедливы эти требования? И что вообще представляет из себя сирийская оппозиция?

От демократов до исламистов

Большую роль в оппозиционном лагере играет «Сирийский национальный совет» (СНС), о формировании которого было официально объявлено в Стамбуле 23-го августа 2011 года. Его поддерживают: сирийское крыло организации «Братья-мусульмане», «Ассирийская демократическая организация», некоторые курдские оппозиционеры, а также несколько независимых сирийских диссидентов из так называемых «местных координационных комитетов» — групп, занимающихся организацией и координацией антиправительственных демонстраций, в том числе с использованием социальных сетей...

Вторым значимым среди оппозиционных сил объединением является «Национальный координационный комитет за демократические перемены», во многом критически относящийся к деятельности СНС. Это объединение представляет собой левые и националистические группы, некоторые курдские партии, находящиеся преимущественно внутри Сирии. Данная коалиция оппозиционных групп была создана в Дохе (Катар) 11-го ноября 2012 года. Целью этой организации является безусловное свержение президента страны Башара Асада.

В задачи Национальной коалиции входят координация военных действий против войск Башара Асада и управление регионами, которые контролируют повстанцы. Оппозиция также рассчитывает сформировать временное правительство и созвать Учредительное собрание после свержения действующей власти. В эту коалицию недавно также вошёл и "Сирийский национальный совет» (СНС), долгое время отказывавшийся от объединения с другими группами...

Отдельного внимания заслуживает объединение «Свободной сирийской армии» (ССА), которая играет ведущую роль в вооружённом сопротивлении правительственным войскам. О создании ССА было объявлено 29-го июля 2011 года группой офицеров-дезертиров. Фактически реальное командование подразделений осуществляют полевые командиры на местах. Численность ССА оценивается от 30 до 50 тысяч человек, однако по собственным данным группировки на июнь 2013 года она насчитывала около 80 тысяч боевиков.

Большинство членов ССА составляют арабы-сунниты, однако в её составе присутствуют и подразделения, сформированные из курдов, сирийских туркменов, палестинцев и друзов. Также там присутствуют боевики из Ливана, Туниса, Саудовской Аравии и других мусульманских стран. Финансирование ССА оказывают Франция и США, страны Персидского залива, а также Турция. Главным поставщиком оружия отрядам ССА являются вооружённые силы Саудовской Аравии.

Сегодня руководитель «Сирийской свободной армии» (ССА) бывший генерал вооруженных сил Сирийской Арабской Республики Мустафа Шейх считает главной целью переговоров прекращение огня в стране. По его словам, он представляет патриотическое, светское сирийское общество и группу офицеров, которые не имеют политических амбиций и не разделяют идей воинствующего исламизма. Интересна его оценка роли России в сирийском конфликте.

На своей недавней пресс-конференции Мустафа Шейх сказал, что Россия играет большую роль в Ближневосточном регионе, и не должна снижать созидательных усилий на сирийском направлении — вооружённая оппозиция не считает Россию колониальной державой и надеется на сохранение традиционной дружбы с ней при всех внутрисирийских раскладах.

Оппозиция, к сожалению, не смогла остановить процесс исламизации сирийской революции, подчеркнул генерал. Поэтому в случае урегулирования внутриполитических противоречий в стране, ССА вместе с правительственной армией приступит к освобождению сирийской территории от боевиков ИГ и других террористических группировок. ССА осуждает многолетние усилия США и американской коалиции по превращению Сирии во второй Ирак...

Из внутренней оппозиции самой влиятельной оппозиционной группировкой является «Национальный координационный комитет за демократические перемены» (НКК). Его возглавляет опытный и известный в Сирии политический деятель Хасан Абдель Азим. НКК был создан в июне 2011 г. В него вошли 13 партий, в основном левой ориентации, а также ряд молодёжных организаций и три курдские партии. Представители НКК неоднократно посещали Москву (апрель и ноябрь 2012, март 2013 г.г.).

На момент основания НКК выступал за диалог с правительством Башара Асада при условии скорейшего прекращения огня, вывода правительственных войск из зон конфликта и освобождения политзаключённых. Руководство НКК высказывается против иностранной интервенции и введения бесполётных зон в стране. Комитет отказался от объединения с «Национальной коалицией оппозиционных и революционных сил» (НКОРС), придерживаясь мнения, что на деятельность НКОРС сильное влияние оказывает Саудовская Аравия...

Отметим также, что 11-го октября 2015 г. был образован ещё один альянс — «Демократические силы Сирии» (англ. Democratic Forces of Syria). Он включает курдские Отряды народной самообороны (YPG) и различные арабские оппозиционные группы, входящие в Сирийскую арабскую коалицию

Курдские объединения представляет «Курдский национальный совет» (КНС), состоящий из 16 сирийских курдских партий. Он был создан 26-го октября 2011 г. при поддержке президента Иракского Курдистана Масуда Барзани. КНС выступает за автономию курдов в Сирии и за свержение режима Башара Асада, но без иностранного вмешательства и при обязательном установлении демократического режима, способного разрешить курдский вопрос. При этом представители организации готовы пойти на диалог с режимом при выполнении ряда требований (гарантии прав курдов и присвоение курдскому языку статуса официального)...

Тесно связана с турецкой Рабочей партией Курдистана другая курдская партия — «Демократический союз» (КДС). Он был основан в 2003 г. КДС выступает за конституционное признание прав курдов и предоставление им полной автономии, отрицая предложения об ограниченном самоуправлении. При этом КДС не поддерживает вооружённую оппозицию и резко высказывается против иностранного вмешательства. Руководство КДС не отрицает возможность диалога с режимом Башара Асада.

Отметим, что курды имеют свои вооружённые формирования — курдские силы самообороны, их численность составляет более 50 тыс. человек. Они ведут борьбу против «Исламского государства» на севере Сирии и получают оружие от западных стран...

Особняком стоят радикальные террористические группировки, например запрещённый в России исламистский «Фронт ан-Нусра» — одно из подразделений «Аль-Каиды». Данная организация является центральным звеном «Исламской коалиции» – военного альянса, сформированного 25-го сентября 2013 года тринадцатью наиболее эффективными военными группировками сирийских мятежников, вышедших из объединения «Сирийской свободной армией». Позднее к этому альянсу присоединились три крупнейших формирования ССА – «Лива а-Тавхид», «Лива аль-Ислам» и «Сукор аш-Шам» и ряд более мелких группировок...

Спонсоры нескончаемой войны

Понятно, что все эти группы не могут существовать без иностранной поддержки. Об этой поддержке в начале и в самый разгар сирийского кризиса наш сайт уже писал подробно. Остановимся на ситуации, которая складывается в настоящее время.

Начнём с США, которые во многом когда-то, собственно, спровоцировали сам сирийский кризис, оказывая помощь практически всем сирийским оппозиционерам. Недавно, со ссылкой на источники американской администрации, ряд арабских газет распространили слух о том, что умеренная оппозиция в Сирии якобы рассматривала возможность более тесного сотрудничества с «Аль-Каидой» и прочими террористическими организациями на фоне общего ослабления поддержки со стороны США — такая возможность стала рассматриваться после неоднократных заявлений нового президента Дональда Трампа о планируемом сокращении поддержки сирийских повстанцев и о его намерении сотрудничать с Россией в борьбе против «Исламского государства».

Однако альянс сил вооружённой оппозиции «Демократические силы Сирии» (SDF) уже выступил с опровержением этих данных, завив, что антитеррористическая коалиция под руководством США (уже после вступления Дональда Трампа на должность президента) только расширила поддержку своим союзникам в Сирии и даже впервые стала поставлять бронетехнику. И всё же стоит признать, что реальная поддержка США данного альянса, состоящего в основном из курдских отрядов, при Трампе, вероятно, всё же будет носить более сдержанный характер, чем раньше — прежде всего потому, что Америка стремится избежать ненужных конфликтов с Турцией, которая сильно раздражена курдским вопросом...

Безусловно, главная «головная боль» Турции, ещё одно важного спонсора оппозиции — это курдская автономия в составе Сирии, которая очень близка к своему осуществлению. Тем более фактическую независимость получил Иракский Курдистан, что само по себе провоцирует соответствующие настроения не только в Сирии, но и в Курдистане Турецком.

На таком неблагоприятном фоне Турция сегодня готова сотрудничать с кем угодно. В своё время неприятие режима Башара Асада подталкивали Турцию на всевозможные конфликты с Россией. Однако и курдский вопрос, и создание «буферной зоны» (за 2015 год в Турцию нахлынуло 2 миллиона беженцев, содержание которых обошлось турецкой экономике в 8 млрд. долларов), заставили Анкару отойти от прежней радикальной позиции и вести более умеренную политику, вплоть до тесных диалогов с Москвой...

Таким образом, существенной помощи от США и Турции сирийским оппозиционерам ждать сегодня не приходится!

Остаются только страны страны Персидского залива, которые в этой войне преследуют не только политические, но и сугубо экономические цели: ведь война влечёт за собой рост цен на сырую нефть и нефтепродукты. Впрочем, в последнее время, по причине финансовых проблем, катарцы и саудовцы резко сократили поддержку повстанческих группировок — вероятно, они и дальше будут поддерживать группировки в сирийском Идлибе, но уже точно не в Алеппо.

По мнению старшего преподавателя департамента политической науки Высшей Школы Экономики Леонида Исаева, «саудовское присутствие слабо выражено в Сирии. Мы можем говорить о российском присутствии, о том, что РФ в состоянии контролировать часть территории. Мы можем говорить об иранском, курдском и американском присутствии, но саудовское – более абстрактное. Они вроде помогают, но непосредственно саудовских или катарских группировок там нет. Катар после 2013–2014 годов сократил финансовую поддержку этих проектов, потому что ресурсы, которые он тратил до этого, не дали необходимой отдачи».

Эксперт отмечает, что некоторые члены американской коалиции по борьбе с ИГ давно осознали, что спонсировать конкретные вооружённые формирования крайне нерационально: «Потом получается так, что боевики начинают присоединяться к „Джебхат ан-Нусре“, уходят к ИГ, начинают из американского оружия стрелять по мирным гражданам».

По словам аналитика, на границе с Турцией и на границе с Иорданией были созданы два координационных центра для взаимодействия с повстанцами в Сирии.

«Через них катарцы, саудовцы, иорданцы, турки и американцы централизованно пытаются поддерживать конкретные группировки, которые подчиняются единому командованию, – пояснил Исаев. – Но опять же, саудовское присутствие в разы меньше, чем турецкое, американское или даже иорданское. Саудовцы понимают, что им достанется очень маленький кусок пирога в Сирии».

И действительно, на сегодняшний день главный проект Саудовской Аравии, группировка «Ан-Нусра», стал абсолютно нерентабельным. Чего, к сожалению, пока не скажешь об ИГИЛ...

Мы уже писали о том, что запрещённое в России «Исламское государство» финансировалось в первую очередь всё той же Саудовской Аравией. Появившаяся в апреле 2013 года при активном участии Запада и монархических арабских режимов, эта организация, как известно, первоначально вышла из недр созданной американцами террористической «Аль-Каиды» и была призвана развязать террор на сирийской территории. Но структура вышла из-под контроля и развязала войну не только в Сирии, но в подконтрольном США Ираке.

Так, бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики заявил, что за финансированием «Исламского государства Ирака и Шама (Леванта)», захватившего второй крупнейший город Ирака Мосул, стоят три государства – Саудовская Аравия, Катар и Кувейт. Это, кстати, подтверждала неоднократно и западная печать, в том числе и такие весьма уважаемые издания, как The New York Times, The Daily Beast, The Wall Street Journal. Но не смотря на столь громкие разоблачения, финансирование ИГИЛ со стороны саудитов продолжается до сих пор.

В частности, в январе этого года один из задержанных в ходе контр-террористической операции на западе Ирака полевых командиров ИГИЛ признался, что организация получила от Саудовской Аравии $150 млн за организацию вооружённого мятежа на иракской территории...

Очевидно, что здесь, помимо экономики, огромную роль играют и вопросы религиозного характера. Ибо речь идёт о глобальном противостоянии суннитов и шиитов. Обе ветви ислама сегодня официально представлены в нынешнем сирийском правительстве. Но на сунитов оказывают большое влияние силы, откровенно враждебные Сирии. Прежде всего, это такие чисто сунитские государства как Саудовская Аравия, Турция и Катар.

Большую роль в увеличении конфессиональной нетерпимости сыграла именно Саудовская Аравия, поставившая своей задачей ликвидацию шиизма как течения в религии, главным оплотом которого является Иран. В свою очередь, иранское правительство отчётливо понимает, что смена власти в Дамаске усилит позицию суннитов в регионе, что в дальнейшем вполне может привести к свержению действующей власти не только в Багдаде, но в самом Тегеране.

Поэтому Иран и основные силы шиитских группировок, вроде организации «Хизболла» (партия Аллаха), оказывают помощь правящему режиму Башара Асада...

Хроники непотопляемой  династии

Удивительно, но Башар Асад оказался единственным правителем, режим которого не удалось потопить волной «арабской весны». Ему удалось не только уцелеть в ходе кровавых беспорядков, но и на протяжении шести лет противостоять вооружённой оппозиции в лице суннитского населения страны (75% жителей), а также многочисленным террористическим группировками...

Правящая сирийская династия принадлежит к племени калбийя, в деревне которой в алавитской семье и родился будущий основатель правящей династии Хафез Асад. Его отец, Али Сулеймана Асад, прозванный местными жителями аль-Асадом (с арабского — «лев»), сделал это прозвище своей фамилией.

Хафез стал первым ребёнком в многодетной семье Асадов, получившим образование. Он родился 15-го октября 1930 года в деревне Кардаха, и, сделав успешную карьеру в рядах сирийских ВВС, в 1963 году принял участие в военном перевороте, который привёл социалистическую партию Баас к власти. В 1970 году в результате очередного военного переворота Хафез свергнул своих вчерашних соратников и объявил себя единоличным правителем страны.

Он установил однопартийный режим с сильной президентской властью, де-юре разделив руководство страной по религиозному принципу (сунниты номинально руководили политическими институтами, а алавиты — вооружёнными силами, разведкой и спецслужбами). Однако фактически алавиты стали доминирующей силой во всех институтах управления государством. После почти тридцатилетнего бессменного правления Хафеза ему наследовал его младший сын Башар...

Любопытно, но Башар Асад, как второй сын президента Хафеза Асада, явно не готовился к управлению страной и не строил в этом плане никаких планов. В 1988 он окончил Медицинский колледж при Университете в Дамаске, после чего продолжил обучение по специализации офтальмолог в Лондоне. Однако автокатастрофа 1994 года, в которой погиб старший брат Басил, определила его судьбу по другому. В 1999 году он поступил в военную академию в Хомсе и вскоре стал полковником сирийской армии.

После смерти отца в 2000 году Башар Асад занял пост главы государства. Первые годы своего правления он активно проводил реформы по модернизации страны, включая сюда и антикоррупционные меры — в результате этих акций многие прежде влиятельные фигуры Сирии оказались на скамье подсудимых. Были отпущены сотни политических заключённых, власти позволили открыться первой независимой газете, оппозиции разрешили проводить политические собрания и публичные манифестации.

Однако уже через год демократические реформы были свёрнуты, а их достижения сведены к нулю. Была введена цензура на свободу прессы, оппозиционеры вновь попали под арест. В последующие годы ситуация только обострилась — людей с либеральными взглядами и всех недовольных режимом продолжали арестовывать без суда и следствия.

Столь резкий поворот от робкой демократии к авторитарному режиму во многом объясняется сопротивлением «старой гвардии» и нежеланием любых реформ со стороны алавитской верхушкой, окружающей Башара. Особенно репрессии коснулись курдских активистов и политических исламистов. Они-то и стали главным ядром вооружённого восстания, последовавшего в 2011 году...

В отличие от лидеров Туниса и Египта, Башар Асад с началом «арабской весны» сразу отдал приказ о подавлении первых протестов против режима. Он также отказался выполнять какие-либо требования протестующих. И хотя эти жёсткие меры так и не смогли остановить протесты, которые привели страну к затяжной войне, он всё же смог удержаться у власти.

В чем же секрет несгибаемости режима Асада?

Прежде всего, следует помнить, что Башар Асад опирается на алавитскую общину, которая, как уже говорилось, хоть и составляет лишь около 12% населения страны, однако именно алавиты составляют правящую верхушку. И в случае свержения режима Асада эти люди могут потерять всё, вплоть до самой жизни, включая и жизни членов их семей. Поэтому нет ничего удивительного, что правящая элита готова стоять с Башаром Асадом до самого конца!

Кроме того, Башара Асада поддерживают Иран и Россия, а также ему помогают шиитские ополчения Ливана, Ирака и Афганистана. На руку режиму Асада сыграл и успех боевиков террористической группировки «Исламское государство», с пугающей скоростью установивших свой контроль на обширных территориях страны. Именно действия этих экстремистов заставили Запад по другому взглянуть на Асада и даже начать вести с ним переговоры. Не стоит забывать и о наличии у Асада танков, самолётов, ракет, другого тяжёлого вооружения, вроде мощной противотанковой артиллерии — оппозиционные силы, даже с помощью иностранных сторонников, не имеют такого оснащения.

Конечно, если бы Катар, Турция и Саудовская Аравия не поддерживали повстанцев, Башар Асад наверное уже давно разгромил бы повстанцев, нормализовав ситуацию в стране, избежав и многочисленных жертв, и разгрома экономики. Однако на территории Сирии сошлись интересы слишком многих мировых лидеров, и сохранить конфликт во внутренних рамках у Асада практически не было никаких шансов!

Надо помнить и об огромной решимости оппозиции свергнуть режим Асада любой ценой. Ведь Асад для оппозиционеров уже давно стал человеком, на руках которого кровь сотен тысяч простых сирийцев. И уступить Башару сейчас, значит признать, что их смерти были напрасными. Без сомнения, повстанческие группировки с этим никогда не согласятся...

... На сегодняшний день у алавитов есть все шансы сохранить власть в стране, но этого можно достигнуть лишь при одном условии – отставке Башара Асада. Вероятно, это оптимальное решение конфликта. Убрав виновника гибели огромного количества людей в глазах миллионов сирийцев-суннитов, и поставив на его место другого алавита, сирийцы смогут установить мир, поскольку на сегодняшний день обе стороны конфликта явно устали от кровавой войны. Так, видный член сирийской оппозиции Наср аль-Харири заявил, что «если в Сирии стартует процесс мирной передачи власти, то оппозиция готова объединить силы с правительственными войсками против террористов, в противном случае каждый воюет с террористами самостоятельно».

Однако нежелание Башара Асада оставлять пост главы государства и непонимание им решимости суннитской оппозиции стоять до конца, вероятно, приведёт к тому, что нынешнего президента уберут сами члены алавитской верхушки, также сильно уставшие от бесконечной войны и разрухи.

Наверное, никакого иного выходы из создавшегося сирийского тупика сегодня не существует...

Юлия Чмеленко, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика