Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // Памятники Сирии, которые утрачены навсегда

Памятники Сирии, которые утрачены навсегда

iГражданская война в Сирии, начавшаяся весной 2011 года, унесла не только тысячи жизней, но также причинила огромный ущерб памятникам истории и культуры, многие из которых имеют всемирное значение. Сегодняшние данные позволяют сказать точно, что было разрушено за годы войны, какие памятники подлежат реставрации, и что из всемирного наследия утрачено навсегда...

Чёрные списки

На сегодняшний день из шести сирийских памятников, внесённых в список всемирного наследия ЮНЕСКО, остаться целым не удалось ни одному. Некоторые объекты значительно пострадали, другие – почти полностью разрушены.

Два памятника из списка всемирного наследия ЮНЕСКО расположены на территории древнего города Пальмира. Древние руины города перешли под контроль запрещённой в России группировки «Исламское государство» в середине мая 2015 года. Сирийской армии удалось эвакуировать наиболее ценные исторические реликвии центрального музея Пальмиры, однако древние развалины и храмы остались беззащитными перед боевиками ИГИЛ...

Террористы уничтожили храмы Бела и Баалшамина, а также Триумфальную арку, воздвигнутую римским императором Септимием Севером на рубеже II–III веков нашей эры. И если святилище Баалшамина, разрушенное полностью, имеет довольно крупные обломки и его восстановление возможно (за два-три месяца интенсивных работ), то воссоздание храма Бела реально только на основе сохранившихся фотографий и чертежей, но и этот процесс может занять несколько лет. Восстановить же одну из самых главных достопримечательностей Сирии, Триумфальную арку, возможно лишь на 65% — к сожалению, 35% простоявших два тысячелетия фрагментов сегодня утрачены навсегда...

Также сильно пострадали в результате боевых действий город Апамея (провинция Хама), древнее селение Телль-Мардих в провинции Идлиб, а также античные города Дура-Европос и Мари в Дэйр эль-Зоре. Эти сооружения сегодня практически стёрты с лица земли!

В декабре 2015 года также был разрушен древний город Босра — место мусульманских паломников по пути в Мекку. Сильно повреждён в результате обстрелов Крак до Шевалье — один из самых хорошо сохранившихся средневековых замков, построенных крестоносцами. Большое число исторических памятников пострадало в древнем городе Дамаске, внесённом в список ЮНЕСКО ещё в 1979 году. Пострадал и комплекс из 40 древних селений на севере Сирии, известный как «мёртвые города», его объекты датируются I – VII веками...

Сегодня опасения за судьбу памятников древней Пальмиры, недавно освобождённой от боевиков, сменили переживания за культурные объекты провинции Алеппо. По словам замруководителя русско-арабского культурного центра в Санкт-Петербурге Ясера Акеля, на первое место в списке культурных потерь он бы поставил именно Алеппо, а не Пальмиру. Например, именно там был нанесён непоправимый урон мечети Омейядов — её минарет, датируемый XI веком, полностью разрушен!

... Цена разрушения древних памятников Сирии исчисляется сотнями миллиардов долларов. По прогнозам Всемирного Банка, если война в Сирии завершится до 2020 года, то она обойдется стране ещё в 1,3 триллиона долларов. Сейчас над сохранением того, что осталось от памятников, работают французские геодезисты и сотрудники Сирийского Генерального директората древностей и музеев. Эксперты создают 3D модели объектов, чтобы сохранить то, что от них осталось, а если возможно, то и начать их восстановление.

Восстановительные работы в той же Пальмире Государственное агентство по охране памятников Сирии рассчитывает начать тогда, когда город будет полностью безопасен. По словам гендиректора агентства Маамуна Абд аль-Карима, на первом этапе работ будут поддержаны так называемые неустойчивые объекты, на втором — пройдет реставрация большинства памятников, а в рамках третьего эксперты планируют заново построить разрушенные террористами храмы Бэла и Баалшамина.

Известно, что сразу, после освобождения города, в Пальмиру прибыли три сирийских специалиста, начавшие работы по определению нанесённого ущерба и составлению каталога утраченных или частично разрушенных исторических и архитектурных памятников. В настоящее время на территории комплекса побывали более 20 таких специалистов. Однако, оценка нанесённого урона значительно затруднена множеством мин, оставленных боевиками ИГИЛ в Пальмире...

Россия не только воюет

Огромный вклад в работу по восстановлению и сохранению древних памятников Сирии внесли российские учёные. Сразу после освобождения города Пальмира директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский заявлял, что его ведомство готово оказать помощь в разработке проекта восстановления города.

Российские учёные провели в Пальмире три месяца. За это время они сделали более двадцати тысяч снимков с воздуха и более тысячи кадров с земли. Благодаря этим данным сотрудники Института истории материальной культуры РАН в Петербурге создали единственную в мире 3D-модель древней Пальмиры. Этот макет станет основным документом для восстановления памятников города, когда ситуация позволит начать полномасштабные работы по реставрации комплекса...

Полный же отчёт о том, насколько сильно пострадали памятники древней Пальмиры, был представлен российскими экспертами на специальной пресс-конференции.

Данные, которые там были приведены шокируют: боевые действия на территории памятников практически не велись, а все разрушения – намеренные. Кстати, по оценке главы национального Управления музеев Сирии Ахмеда Диба, разрушения и ущерб, причинённые музею и памятникам Пальмиры в ходе её штурма сирийскими войсками, составляют не более 30% от всех разрушений. Диб считает, что это в первую очередь заслуга российской авиации, которая наносила исключительно точные удары, а также буквально «ювелирные» сирийской армии, не допустившей более значительных разрушений.

Основной же урон был нанесён мракобесами из ИГИЛ.

«У этого разрушения есть своя идеология. Это не просто разрушение врага. Это идеология уничтожения идолов, уничтожения всей доисламской, неисламской арабской истории. Она подчёркнуто существует», — заявил директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский...

Учёные подчеркивают, что все планы, цифры и сроки, которые называются сегодня, – приблизительные. Во многих случаях, чтобы установить размер ущерба, нужно сначала разобрать завалы. И тут много технических сложностей.

«Город Тадмор – современная Пальмира – пустой. Для любых работ нужна рабочая сила. Квалифицированная и неквалифицированная. Где их брать? Вести откуда-то со стороны? Значит, надо заниматься вопросами организации быта, лагеря. Это все может многократно увеличить расходы», — пояснил директор Государственного музея Востока Александр Седов.

Без сомнения, каждый шаг в деле восстановления древних памятников Пальмиры будет детально обсуждаться. Реставрация, воссоздание или консервация – в каждом случае будет принято взвешенное решение, которое станет возможным лишь после окончания боевых действий на территории исторических объектов.

Осознать утраты, нанесённые в ходе военных действий, а также в полной мере понять необходимость сохранения исторических объектов Сирии, во многом помогает четырех серийный фильм российского режиссера Игоря Калядина «Сирия. Здесь был рай». Он рассказывает о Сирии в целом, истории страны, ее памятниках, достопримечательностях и уроне, который им был нанесён во время войны.

В фильме задействованы ведущие арабисты, историки и востоковеды, специалисты рассказывают о культуре Сирии и ее связях с Россией. В фильме принимают участие такие учёные, как: генеральный директор управления музеев и достопримечательностей Сирии доктор Мамон Абдуль-Карим, исполняющий обязанности директора музея Пальмиры Халиль Аль-Харири, генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа Александр Никитин, доктор исторических наук Николай Лисовой, доктор исторических наук Дмитрий Микульский, доктор искусствоведения Виктор Листов, кандидат исторических наук Сергей Медведко, кандидат исторических наук Константин Панченко, кандидат исторических наук Алексей Муравьёв, филолог Ирина Ольшанская...

Отдельно следует сказать о той работе, которую проделали в Сирии археологи Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва. Целью экспедиции, маршрут которой проходил всего в 2 км от линии фронта, было обследование объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО эпохи позднеримского — ранневизантийского времени под названием «Джабал Семаан — 4».

Это большой археолого-архитектурный парк с монументальными памятниками. Это церкви, базилики, многоэтажные здания, водопроводы, термы и многое другое, достаточно хорошо сохранившееся в сирийском климате. По словам руководителя экспедиции, научного сотрудника института наследия Тимура Кармова, с 2011 года, когда в Сирии началась война, о судьбе этих объектов долго вообще ничего не было известно.

До последнего времени эти объекты были отрезаны от внешнего мира боевиками, здесь шли бои и лишь недавно была разблокирована местная дорога. При этом целый ряд соседних объектов до сих пор находится в зоне боевых действий — из восьми археологических парков, четыре находятся под контролем боевиков «Джебхат-ан Нусра» (группировка, запрещённая в России).

По оценке Тимура Кармова, комплекс «Джабал Семаан — 4» не сильно пострадал в ходе военных действий. «Хотя зона обследования располагается в нескольких километрах от линии фронта между курдскими силами самообороны и боевиками, конкретно на этом участке столкновения не имели затяжного характера», — отметил Тимур Кармов.

Так что есть надежда, что этот уникальнейший памятник мировой истории в целом пострадал не очень сильно...

Что день грядущий нам готовит?

В свою очередь помощь в сохранении историко-культурного наследия Сирии готовы также предоставить иностранные государства. С такой инициативой выступили власти Египта, а разработанную египтянами декларацию уже подписало около десятка стран, в их числе Саудовская Аравия, Иордания, Ливия, Ливан, Кувейт. В документе подчёркивается, что страны арабского мира серьёзно обеспокоены тем, что террористы целенаправленно уничтожают памятники культурного наследия в Сирии и Ираке.

О необходимости международного сотрудничества в деле восстановления культурно-исторического комплекса в сирийской Пальмире заявила и секретарь МИД ФРГ Мария Бомер (Maria Böhmer). Она подчеркнула, что вопрос о восстановлении памятников в Сирии сегодня открыт к обсуждению и предложениям. «Темы очень сложны и комплексны. Речь о политических, профессиональных и социальных вопросах. И сейчас есть больше вопросов, чем ответов», — отметила секретарь. Сформулировать предложения о помощи сирийским археологам и сотрудникам музеев в документировании и оценке ущерба, нанесённого культурным памятникам страны за время войны, должна интенсивная работа, проводимая сейчас под руководством гендиректором ЮНЕСКО Ириной Боковой...

Таким образом, говорить сегодня о культурном будущем Сирии пока сложно. Работы исследователей ещё продолжаются. Хорошая новость состоит в том, что сегодня силы сирийской армии, учёные и местные жители, невзирая на тяжелейшие условия, пытаются следить за памятниками.

Впрочем, их судьба всё же главным образом зависит от двух факторов: интенсивности боевых действий в районах культурного наследия и масштабов финансирования, которое будет выделено на восстановление и сохранение разрушенного. А это возможно только в условиях полного согласия в сирийском вопросе всех заинтересованных сторон, в том числе и крупных мировых игроков. Увы, пока такого согласия в обозримом будущем не просматривается...

Юлия Чмеленко, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика