Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // Новороссия в центре нашей имперской столицы

Новороссия в центре нашей имперской столицы

photoНу вот, свершилось — реинкарнация Санкт-Петербургского Музея Новороссии, расположенного в двух тысячах километров от Донбасса, наконец-то произошла! Правда, теперь он называется Музей воинской доблести Донбасса и находится совсем по другому адресу, но менее узнаваем от этого не стал. Это уникальный музей, подобного нет ни в России, не известно о существовании таковых и в других странах мира. Впрочем, всё по порядку...

С чего всё началось

Музей был создан в 2015 году. Можете называть его как угодно – неформальный или народный. Главное, что отцы его – жители славного города, в генах которых смертельными зарубками живут воспоминания об устроенной нацистами страшной блокаде времен Великой Отечественной. Эта память, героизм отцов и дедов проснулись в жителях северной столицы, из которой на защиту Донбасса от современных нацистов отправилось добровольцев в четыре раза более, чем даже из Москвы! Они и стали инициаторами и создателями музея.

– Я – коренной ленинградец, – говорит создатель музея и его директор Герман Владимиров. – Но мое детство и юность были тесно связаны со Славянском и Краматорском, где работал отец. Поэтому я довольно часто бывал там. У супруги дед – донецкий шахтёр. То есть на самом деле меня с Донбассом очень многое связывает.

Начавшуюся войну семья Владимировых восприняла как личный вызов – и брат Германа уехал в Донбасс, где стал на защиту республик от направляемых западом украинских нацистов. Под Санжаровкой он попал в окружение, но, к счастью, остался жив. Сейчас, по словам Германа, брат живёт в Питере, женился на дончанке с двумя детьми, и всё у него хорошо...

Из всего пережитого возникла идея создать такое место, где концентрировалась бы память о защитниках Донбасса. Не о медийных личностях, которые у всех на слуху, а обо всех. В первую очередь, это было сделано для простых людей.

Так, в 2015 году ко Дню Победы в Санкт-Петербурге был открыт музей Новороссии.

Экспонаты и люди

Главной своей задачей организаторы музея считают сохранение истории, которая пишется сегодня. Сейчас очень важно собирать свидетельства войны на Донбассе, чтоб не позволить её искажать в дальнейшем. Их передают бойцы Новороссии, родственники погибших. Даже те экспонаты, которые были собраны в конце 2014- 2015 годах, уже сегодня найти невозможно. Например, экипировку «беркутовца», стоявшего безоружным против взбесившегося киевского майдана, с простреленным в трех местах щитом, которая есть в музее. Она просто пропитана ужасом тех киевских ночей с избиениями, поджогами и расстрелами милиционеров!

Ну, а первым экспонатом стал флаг из Луганского аэропорта, привезённый в Питер двумя казаками, когда музея как такового ещё не было. Сейчас здесь более одной тысячи экспонатов. Надо откровенно сказать, что ни в ДНР, ни в ЛНР нет места, где в таком количестве были бы собраны уникальные вещи. Каждый из них наполнен особой энергетикой, за каждым стоит человеческая судьба. Наверное, поэтому здесь чувствуешь себя так, как будто находишься в гуще событий.

Здесь есть стена героев – с фотографиями и личными вещами. Есть даже не стена, а партер позора, где на уровне пола размещены флаги и шевроны карательных батальонов. Есть остатки смертоносных снарядов реактивной системы залпового огня (РСЗО) «Град», а также часть фугасно-кассетной ракеты «Ураган», которыми расстреливают мирное население Донбасса.

Пролетая над целью, такая ракета выбрасывает сотню отражающих элементов в виде насечённой проволоки. Такого рода боеприпасы запрещены Венской конвенцией, но это ничуть не мешает укровоякам использовать их против мирного населения Донецкой и Луганской республик.

Есть картины и книги, посвященные этой безумной войне. Также в музее есть часы незадачливого укропа, которые идут и после смерти хозяина, отмеряя отпущенный век его подельникам...

Среди самых ценных экспонатов руководитель музея отмечает акт о мобилизации, подписанный Игорем Стрелковым в 2014 году. Также в экспозиции находятся несостоявшиеся деньги Новороссии, которые предполагалось пустить в обращение взамен презренных украинских гривен. Последние здесь тоже есть. Рассыпанные, как кровавые продажные сребреники, они живописно перемежают укроповские экспонаты.

Но, пожалуй, ключевым экспонатом музея, вплоть до 2017 года была колонна, на которой оставляли свои подписи известные командиры и другие почётные посетители. Забегая вперед, скажу, что теперь автографы друзья музея будут оставлять на специальных щитах, установленных у входа, которые в случае переезда можно будет увезти с собой.

Настоящие вражеские происки

Если кто-то думает, что создание и существование музея для его отцов-основателей – это лёгкая прогулка, то это далеко не так. Музей возник и держится исключительно на силе воли энтузиастов. Он не имеет ни моральной, ни материальной поддержки от государства.

Помещение, в котором первоначально открылся музей, было переоборудовано из захламленного подвала, предоставленного на правах безвозмездной аренды благотворительным фондом. Но, когда ребята собственными силами вывезли оттуда груды мусора и привели помещение в божеский вид, их стали выпроваживать.

Костью в горле стал музей и для местных либералов, выставляющих его существование как подтверждение «российской агрессии на Украине».

Показателен пожар, который в пасхальную ночь 2015 года чуть было оставил от выставочного пространства один пепел. Дело в том, что накануне здесь собрались представителей двух десятков общественных организаций самых разных направлений.

— Это была объединительная встреча, — вспоминает Владимиров, — в результате которой мы провели ряд совместных акций: пикет консульств США и Украины, митинг на площади Нахимова, возложили цветы основателю Одессы де Рибасу, который похоронен в Санкт-Петербурге. Видимо, наша консолидация кому-то очень не понравилась...

Провокации заставили сотрудников музея искать новое помещение. И вот, вроде нашли на Васильевском острове. Власть не возражает, осталось поставить под разрешительным документом лишь одну подпись. Ожидание длится уже не один месяц, и сколько еще продлится неизвестно. Но питерская «Новороссия» сдаваться не намерена.

Соратники — рядом

В конце января 2017 года Музей Новороссии покинул своё прежнее помещение и переехал на набережную Фонтанки, 119 «под крыло» Общественной организации ветеранов МВД, Афганистана и Чечни, которая поделилась с ним своей площадью. С моей точки зрения, это глубоко символичный союз.

Ведь бывшие военные и правоохранители не понаслышке знают, что такое воинское братство, которое позволяет в бою прикрыть огнем своих, вытащить из-под обстрела раненого товарища, а, если надо, то и «отдать жизнь за други своя». Вот и теперь помогли музею выстоять в этом бою за память...

На торжественное открытие музея, которое совсем недавно в северной столице, собралось очень много народа: военные и гражданские, молодые и старые, мамочки с детьми и глубокие старики, общественные деятели, журналисты и музыканты. Это были друзья музея. Щёлкали вспышки фотоаппаратов, бряцали медалями и орденами люди в камуфляже. Вот семья из Донецка: отец — командир отделения полка специального назначения, позывной «Волк», старший сын – тоже воин, служит вместе с отцом, и младший – еще школьник, но уже в камуфляже.

— Мы не могли не приехать на открытие музея, потому что его возрождение — это победа наших единомышленников и соратников, — сказал мне глава семейства. — Ведь наезды на музей – не что иное, как продолжение войны в Донбассе, просто на незримом уровне. В РФ тоже идёт противоборство. И есть много гнусных фактов, подтверждающих, что не все те, кто находится в российских властных структурах, являются друзьями России.

В просторном помещении со сводчатыми потолками места хватило всем. Атмосфера была искренняя и праздничная. Все ликовали и поздравляли друг друга с открытием. А Герман Владимиров вручал благодарственные письма тем, кто помог в этой схватке отстоять музей. Кому-то достались и значки с надписями: «Я на «Миротворце» и «Я хочу на «Миротворец». Напомню, что «Миротворец» — это одиозный сайт, созданный украинскими нацистами, куда помещают данные о «сепаратистах» и их «пособниках». Фактически – это расстрельный список и... самая «приличная компания» по мнению многих из тех, кто там находится.

— Эти полгода были для нас очень тяжелыми, — говорит сказал Герман Владимиров. — Это была проверка на прочность. В какой-то момент те тёмные силы, которые сгустились над нами, поняли, что мы не отступим. Теперь мы — солидная организация. Открываем своё представительство в Донецке, работаем над тем, чтоб открыться в Москве, Крыму.

На музей писали кляузы и доносы, уверяя, что там хранится оружие. Его забрасывали слезоточивыми гранатами, сбрасывали на пол экспонаты, не заботясь об их сохранности, поджигали. Но музей не умер. Процесс возобновления музеем работы на новой площади, практически его возрождение Герман в шутку называет реинкарнацией.

А моё воображение рисует совсем другой образ – восставшей из пепла птицы Феникс...

Людмила Гордеева, специально для «Посольского приказа»

От редакции. Автор очень осторожно и деликатно высказалась по поводу об испытаниях, которые выпали этому музею. Между тем, судьба ему действительно выпала нелёгкой. Дело дошло до того, что минувшей зимой музей подвергся обыскам со стороны питерской полиции и даже был временно закрыт. Интересную версию по этому высказала журналистка Оксана Шкода из издания «Журналистская правда». Её материал был опубликован в феврале. Приводим его полностью...

О ситуации вокруг музея Новороссии в Санкт-Петербурге

Это нужно не мёртвым, это нужно живым… Музей Новороссии, действующий в Санкт-Петербурге с 9 мая 2015 года, 28 января текущего года закрыт. Сотрудниками правоохранительных органов без представителей музея изъята вся компьютерная техника, электронные носители и телефоны, входная вывеска демонтирована, а дверь — заварена и опечатана. На одного из волонтёров открыто уголовное делопроизводство по ст. 317 УК РФ, на данный момент его приговорили к двум месяцам ареста и отправили в СИЗО №1 Санкт-Петербурга «Кресты».

Что послужило причиной, повлекшей столь неоднозначные последствия в отношении народного музея? Поводом для штурма помещения стала банальная драка между одним из волонтёров, вышедшим ночью за пределы музея, и тремя неизвестными молодыми людьми. Драка, в ходе которой он выстрелил в воздух из зарегистрированного оружия, началась «по инициативе» напавших, а именно: когда у сторожа засигналила рация, один из «гопников», находящийся поблизости, услышав ее, сказал: «Ты что, из музея? Мы скоро ваш музей к чертям собачьим сожжём!» И – понеслось: словесная перепалка переросла в драку, к обеим сторонам подоспела помощь, но из-за численного перевеса нападавших музейщикам пришлось отступить к помещению и забаррикадироваться внутри.

«Гопники» начали выбивать двери, громко угрожая и шантажируя. При этом они же сообщили в полицию, что внутри находятся вооружённые люди. Оперативно прибывшие на место происшествия полицейские начали ломиться в дверь с требованием «Откройте, полиция!» В ход пошёл слезоточивый газ… Находящиеся внутри не имели возможности убедиться, что снаружи находятся именно представители правоохранительных органов, поэтому в целях самозащиты один из сторожей выстрелил в дверь… Люди в масках штурмом взяли помещение.

Объективно осветили происшедшее журналисты «Лайфов», первыми оказавшиеся на месте событий. Единственное, с чем мы не согласны, это с утверждением коллег, что «сами полицейские были не в курсе, что по этому адресу находится музей»: рядом с дверью, которую они штурмовали (продолжив, таким образом, аналогичные действия ранее нападавших), была размещена вывеска, где указано, что здесь находится Музей Новороссии. Собственно, сами же полицейские и демонтировали её после штурма.

С одной стороны, мы не вправе оправдывать применение оружия сторожем. С другой стороны, понимаем, что, окажись в подобной ситуации, поступили бы также. Возникает вопрос: почему спецназ не смог донести до людей, находящихся внутри помещения, что снаружи находятся непосредственно правоохранители, а не «гопники»? Ведь перед штурмом любого здания изначально проводятся переговоры с теми, кто находится внутри: будь-то террористы с заложниками, вооружённые бандиты или фигуранты семейного конфликта, переросшего в радикальную стадию. Нужно всего-то ничего: оперативно изучить ситуацию на месте и попытаться разрешить её более-менее мирным путем. Но, увы, таких действий со стороны правоохранителей применено не было, какой-либо диалог кроме «Откройте, полиция!» с забаррикадировавшимися отсутствовал, руководству музея о происходящем никто не сообщил, что и стало причиной возникшего хаоса, повлекшего столь печальные последствия.

К слову, по имеющейся информации, с утра сотрудник полиции опрашивал соседа, у которого окна выходят во двор в сторону музея, и тот подтвердил, что перед приездом сотрудников полиции «в музей ломились от 5-ти до 7-ми человек, громко орали и пытались выбить дверь». Также имеется информация, что один из нападавших проживает в этом же доме №57 по улице Декабристов.

Известно, что трое «гопников» задержаны: при задержании они оказывали сопротивление сотрудникам полиции и требовали прокурора. Между собой полицейские говорили, что нападавшие были «обдолбанные». Их дальнейшая судьба нам неизвестна.

Тем не менее, противники музея в частности и Новороссии в целом искренне празднуют в соцсетях свою «победу». Как, например, этот якобы петербуржец, а по сути – адепт древней украинской нации Максим Калиниченко...

... То, что случилось с Музеем Новороссии 28 января, – ягодки. Цветочки буйно распускались почти год, в течение которого музей находился на осадном положении. Так, по словам его основателя и директора Германа Владимирова, в ночь на 1 мая 2016 года в помещение от противников музея прилетел «коктейль Молотова». Да и штурмовали музей не впервые: в сентябре 2016 года сотрудники ФСБ, не дождавшись приезда директора, выпилили железную дверь, изъяли нетбук, жесткие диски, телефоны и диски с фильмами (впоследствии претензий к деятельности музея ими предъявлено не было, но изъятое имущество силовики так и не вернули). А 17 января 2017 года Германа Владимирова вызвали в прокуратуру Адмиралтейского района Санкт-Петербурга, где интересовались законностью использования помещения, финансовой деятельностью и взаимоотношениями с органами власти и силовиками…

Согласитесь: довольно таки пристальное внимание к народному музею, не имеющему аналогов в России и в мире. Но, как выяснилось, собака была зарыта неглубоко: подвальное помещение, которое, кстати, в божеский вид привели ополченцы, утилизировав более 150-ти кубов бытового мусора, а 2 млн рублей на капитальный ремонт вложил непосредственно Герман Владимиров, понадобилось одной незаурядной особи, уроженке Украины, для использования под коммерческий склад.

Данная особь, широко известная в узких кругах как руководитель питерской общественной благотворительной организации «Наше Отечество» Галина Пучнина, решила заработать на помещении, которое, согласно российскому законодательству, она не имеет права сдавать в субаренду. Но поскольку у «благотворительницы» опыт коммерческой сдачи аналогичных подвалов под массажные кабинеты, типографии, салоны красоты и т.д. уже имеется, почему бы не «отжать» еще 70 кв. метров? Соответственно, жалобы от вышеупомянутой пани полетели во всевозможные инстанции.

Тем не менее, все проверяющие так и не обнаружили в деятельности музея ничего противоправного. Также, исходя из того, что помещение является собственностью домоуправления, какие-либо претензии со стороны соседей тоже отсутствуют. Поэтому ночные события вокруг музея вполне сопоставимы со спланированной провокацией, виновники которой были определены заранее.

Вход в музей – бесплатный, его экспозиция насчитывает более 1000 уникальнейших экспонатов: от личных вещей погибших защитников Новороссии до трофейных. Всё это собрано и привезено из Донбасса обычными людьми – и военными, и гражданскими. Музей пользуется популярностью и среди жителей Санкт-Петербурга, и среди гостей города, в том числе, иностранцев. В его стенах побывали много легендарных личностей: командиры, музыканты, писатели, политики… Некоторые из них оставили свои автографы на колонне, вписать которую в интерьер коммерческого склада было бы обыкновенным цинизмом: здесь есть и автографы погибших на войне защитников Руси…

Несмотря на осадное положение, даже в контексте происшедшего (в чём, мы надеемся, в ходе следствия смогут объективно разобраться), руководство и волонтеры Музея Новороссии сдаваться не собираются. В планах сотрудников – расширение военной экспозиции по Сирии, Абхазии, Югославии, Чечне, и, безусловно, сохранение уже имеющегося музея с реликвиями Новороссии.

«В любом случае, наша задача — сохранить музей, не допустив его закрытия, и объективное расследование всех произошедших обстоятельств! Музею сейчас необходима ваша поддержка, которая позволит напрямую переломить ситуацию в нашу пользу и возобновит деятельность музея в прежнем режиме! Каждый из Вас может записать свое видео-обращение в поддержку и отправить на e-mail: novorossialife@mail.ru Ваша поддержка, друзья, неоценима, ведь пока мы едины — мы непобедимы!», — подчеркнул Герман Владимиров, приглашая неравнодушных присоединиться к общественной кампании #РукиПрочьОтМузеяНовороссии

Отметим, что Международный Союз Антифашистов в лице председателя его Координационного совета Любови Корсаковой по «горячим следам» направил соответствующие обращения о защите права на жизнь Музея Новороссии в Санкт-Петербурге губернатору СПб Георгию Полтавченко и в приемную его администрации. По словам руководства музея, в местной администрации пообещали разобраться в сложившейся ситуации...

Оксана Шкода

От редакции. Слава Богу, что ситуация сегодня разрешилась положительным образом. Но   расслабляться пока  рано. Потому что скорее всего за всей этой более чем странной эпопеей стоит явный политический заказ очень недружественных России лиц, находящихся, увы, и в органах власти. Не исключено, что они предпримут ещё не одну попытку ликвидировать музей. Поэтому мы будем внимательно следить за ситуацией и дальше...

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика