Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Последний русский царь стал предметом политических спекуляций

Последний русский царь стал предметом политических спекуляций

originalСпоры вокруг ещё не вышедшего на киноэкраны фильма «Матильда», похоже, уже перешагнули рамки обычной кинокритики. Они стали остро приобретать политический характер — в дискуссию вступили уже депутаты Государственной Думы, а также самая широкая общественность...

Неудобная правда царской семьи

Поначалу я эту историю воспринимал как скрытую рекламу самого кинорежиссёра Алексея Учителя к своему новому фильму. Знаете, есть такой способ привлечь внимание к новому произведению искусства через специально раздутый скандал. Вот и нападки бывшего крымского прокурора, а ныне депутата Государственной Думы Натальи Поклонской на фильм Учителя, где рассказывается о любовных связях последнего русского императора Николая Второго и знаменитой балериной того времени Матильдой Кшесинской, мне казались скрытым сговором между депутатом и режиссёром для раскрутки кинокартины.

Однако очень скоро стало понятно, что спор идёт серьёзный, безо всяких шуток...

…История балерины Матильды Кшесинской действительно достойна самых авантюрных произведений. Эта самая настоящая великосветская шлюха путалась едва ли не со всеми представителями царственного дома Романовых! И что в этих интрижках было правдой, а что только сплетнями, сказать сегодня сложно.

Во всяком случае многие историки уверены, что сия «чаша» не миновала и Николая Александровича, который в начале 90-х годов XIX-го века был ещё только наследником престола. Мало того, Кшесинскую он не мог поделить со своим братом Георгием, который также был влюблён в балерину. Император Александр Третий от похождений своих сыновей был, разумеется, не в восторге. «Не то страшно, что Ники и Жорж спутались с этой плясалкой, – якобы жаловался он своему приближённому, генералу и шефу «охранки» Петру Черевину. – Два круглых дурака не могли даже сыскать себе двух б…, а живут по очереди с одной и той же. Мы ведь, Петя, люди свои, и мы понимаем, что это уже разврат».

Роман с Николаем у балерины закончился сразу после венчания наследника престола с принцессой Алисой Гессенской, будущей императрицей Александрой Фёдоровной — наследник действительно крепко любил свою супругу. Но Матильда не пропала. Она закрутила бурные романы уже с другими Романовыми. Причём, умудрялась флиртовать с несколькими великими князьями одновременно!

Говорят, что путался с ней и великий князь Алексей Алексеевич, главный по российскому флоту. Ради любовницы он бессовестно присваивал казённые деньги, выделявшиеся как на нужды флота, так и Красного Креста. Один современник писал по этому поводу:

«В карманах «честного» Алексея Алексеевича уместились несколько броненосцев и пара миллионов Красного Креста. Причём он весьма остроумно преподнёс своей любовнице-балерине чудесный красный крест из рубинов. И она надела его в тот самый день, когда стало известно о недочёте на флоте в два миллиона рублей».

Неудивительно, что Кшесинская стала одной из самых богатых женщин Российской империи. Как пишет по этому поводу один историк:

«Купаясь в неплатонической любви императорского семейства, Кшесинская позволяла себе роскошествовать. На гастроли она ездила в собственном вагоне, а её драгоценности оценивались в 2 млн рублей. Чтобы вы понимали: малолитражка «Форд» в те времена стоила 2500 рублей, а за роскошный «Руссо-балт» с кузовом, изготовленным по заказу, просили 7500 рублей. То есть Кшесинская была баснословно богата, и была бы ещё богаче, если бы не просаживала баснословные суммы в рулетку и карты».

А во время Первой мировой войны она обнаглела настолько, что стала вмешиваться в государственные дела. И перед ней и её связями в самых высших кругах оказался бессилен даже командующий Русской армией великий князь Николай Николаевич! Когда армия сильно страдали от нехватки снарядов, он утверждал, что ничего не может что-либо поделать с артиллерийским ведомством, так как Матильда Кшесинская влияет на артиллерийские дела и участвует в распределении заказов между различными фирмами.

Авантюры Кшесинской прервала только революция — уже бывшая к тому времени балерина навсегда уехала из России за границу...

Вот такая не очень красивая история. По всей видимости, Алексей Учитель взял только один её эпизод — роман с Николаем Александровичем, за что и получил нападки со стороны Натальи Поклонской. Она стала обвинять режиссёра в издевательстве над памятью последнего царя и потребовала запрета фильма — она даже пыталась привлечь Генеральную прокуратуру на предмет анализа кинокартины на предмет «разжигания религиозной розни». Мол, Николай Второй канонизирован Русской Православной Церковью и его нельзя никак критиковать.

И у Учителя, и у Поклонской нашлись свои сторонники, которые вступили между собой в нешуточные дискуссии. А на прошлой неделе спор перекинулся уже в стены Государственной Думы. Поклонская выложила на своей страничке в Twitter видеоролик, посвящённый царской семье. В ролике звучит песня Стаса Михайлова «Покаяние».

«Пора покаяться, понять, мы предавать уже не можем», — написала она. С Поклонской не согласилась её коллега по Думе Ирина Роднина, которая явно восприняла слова коллеги как призыв к «всенародному покаянию» перед царской фамилией. Роднина засомневалась в этом и добавила:

«Вообще-то, это он предал Российскую империю и народ».

В ответ Поклонская нашла фотографию, на которой бывшая фигуристка ставит свечку в Храме на Крови, который был воздвигнут на месте расстрела царской семьи. И отписала:

«Уважаемая коллега по Думе выражает мнение тех, кто сто лет назад зверски убил Главу Российского государства со всей Святой Семьёй в месте, где 14 лет назад сама ставила свечку в Храме на Крови в г. Екатеринбурге».

Всё это дало новый толчок к спорам и даже к откровенной взаимной ругани в социальных сетях...

Измена из ближайшего окружения

Честно скажу, поначалу я ничего не хотел писать по этому поводу. Потому что: а) самого фильма не видел, и я не живу по принципу некоторых слишком ретивых «запретителей» фильма Учителя — хоть и не видел ничего, но всё равно осуждаю; б) мне очень не нравятся те аргументы, которые часто приводят в своих спорах как противники, так и защитники «Матильды». Но вот последняя перепалка между Родниной и Поклонской заставила взяться за перо...

Я уже неоднократно писал и говорил обо всей довольно гнусной лицемерности, официально названной «всенародным покаянием» перед последним русским царём. Потому что призывы к такому «покаянию» больше напоминают шулерский ход с целью отвлечь внимания от главных виновников великой русской трагедии, случившейся сто лет тому назад — революции 1917 года и последовавшей за ней Гражданской войной. На мой взгляд, пришедшие тогда к власти большевики-радикалы, которые расстреляли в июле 1918 года царскую семью, стали только следствием, но вовсе не главной причиной случившихся потрясений. А главными виновниками были совсем иные люди — именно они и стали инициаторами свержения русской монархии, с чего, собственно, и начались все потрясения. Речь идёт о правящей элите Российской империи.

Царя Николая Второго в феврале 1917 года фактически свергли его генералы вкупе с либеральными политическими кругами, устроивших против монарха настоящий заговор. Впрочем, от царя отшатнулись не только военные, но и почти все великие князья и прочие представители родовой аристократии, которые, по свидетельству очевидцев, любили ходить по революционному Петрограду, нацепив красные банты.

Не отставали от них и иерархи Русской Православной Церкви. Как пишут историки, духовенство всей России – от Витебска до Владивостока и от Якутска до Сухума – было представлено в восторженных телеграммах по случаю свержения монархии. А тогдашний Священный Синод выпустил даже специальное обращение, где присутствовали такие елейные слова: «Да свершилась Воля Божья, Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу Великую Россию счастьем и славой на новом пути!».

Попытки протеста со стороны отдельных оставшихся верными престолу священнослужителей были единичными. И таких либо изгоняли с должностей, либо ссылали в отдалённые монастыри. Церковь, таким образом, благословила революционный антимонархический переворот!

Ничего не изменила и Гражданская война. Когда некоторые историки говорят о монархическом характере Белого движения, не верьте — хотя бы потому, что основателями белого движения как раз были те, кто свергал царя: например, начальник штаба Русской императорской армии генерал Михаил Алексеев, добившийся от Николая Второго отречения, или генерал Лавр Корнилов, который лично арестовывал царскую семью.

Неудивительно поэтому, что в 1918 году не нашлось ни единого белогвардейца, кто хотя бы предпринял попытку освободить царскую семью – когда пришло известие о её расстреле, в стане белой контрреволюции это в реальности мало кого задело...

...Вы слышали что-нибудь о покаянии со стороны нашей Церкви за столь неблаговидные поступки своих иерархов? Или о раскаянии со стороны потомков царских аристократов и белых вождей? Увы, пока с их стороны слышны лишь обвинения в адрес «нераскаявшегося» русского народа. А сегодня к этому лицемерию, похоже, присоединилась ещё и бывший прокурор Крыма Наталья Поклонская — думаю, что присоединилась от личной исторической безграмотности...

Святой или не очень?

Религиозное почитание царя и его семьи возникло гораздо позже революционных потрясений, во времена белой эмиграции, когда бежавшие из страны представители бывшей царской элиты стали ностальгировать по утраченной Родине и по той жизни, которую они потеряли в 1917 году.

Вот тогда у белых и появился культ мученика Николая Второго, вот тогда и посыпались как из рога изобилия заверения «в преданности монархии», и полились по-настоящему крокодиловы слёзы по «невинно убиенным царским детям». К этому ещё стоит прибавить и холодную войну против Советского Союза — ЦРУ успешно обыгрывало ход с расстрелом царской семьи в информационном противостоянии с нашей страной...

Канонизация царской семьи как мучеников произошла в 1981 году — решение об этом принял Архирейский собор Русской Православной Церкви за рубежом. А после крушения Советского Союза вопрос был поставлен и перед РПЦ. И надо сказать, что проблема решалась долго и мучительно.

На нашу Церковь шло мощное давление с разных сторон. С одной стороны, канонизации требовали власти новой России, которые таким шагом хотели оправдать «капиталистическую реставрацию», начавшуюся после развала СССР. А с другой — давили представители зарубежной Церкви, которые отказывались даже обсуждать вопрос об объединении с РПЦ без признания святости Николая Второго и его семьи.

Не ставя под сомнение сам факт мученической смерти царского семейства, тем не менее представителей Церкви смущали многие другие обстоятельства:

— Николай Второй в 1917 году сам отрёкся от престола, поэтому не может считаться «убиенным царём», а только расстрелянным гражданином Романовым;

— его семью большевики расстреляли вовсе не за приверженность к православной вере, а как бывшее правящее семейство Российской империи — то есть, речь идёт не о смерти за веру, а о лишь об одном из эпизодов политических репрессий, которых в годы Гражданской войны в России было очень и очень много;

— жизнь царя, особенно его политическая жизнь, до отречения, мягко говоря, была очень далека от религиозных канонов — во многом именно личные просчёты Николая и привели к краху как его самого, так и страны в целом...

Словом, вопросов было очень много. Тем не менее, после бурных и долгих обсуждений, шедших все 90-ые годы, Церковь в конце концов приняла решение о канонизации. В 2000 году на Архиерейском соборе РПЦ царская семья была причислена к лику святых в составе Собора новомучеников и исповедников Российских. Однако отнюдь не единодушно.

Среди противников был митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов), человек легендарный на нашей нижегородской земле. Помню наш с ним разговор по этому поводу, состоявшийся ещё до канонизации. Митрополит сказал мне тогда:

— Считаю, что царь своим трусливым отречением от престола предал и народ, и страну, которая именно после этого погрузилась в революционную смуту. И ведь сдал Россию очень просто, словно какой-нибудь полковник передал полк своему преемнику — и только...

Митрополит Николай так и не поставил свою подпись в архирейском решении о канонизации. Этого же мнения, как я понял из своих личных наблюдений, до сих пор придерживаются и многие другие священнослужители. Таким образом — к сведению Натальи Поклонской — не одна только Ирина Роднина уверена в том, что именно царь предал Россию в 1917 году...

Люди, одумайтесь и остановитесь!

Я не буду и не хочу судить решение РПЦ о канонизации царской семьи — к этому решению я, не смотря ни на что, отношусь с уважением. А лично придерживался и придерживаюсь той  оценке личности последнего царя, которую ему дал один из исторических сайтов:

«В историю Николай Александрович вошёл и как Кровавый, и как царь-мученик. В оценке деятельности этого человека каждый волен придерживаться своей точки зрения. Бесспорными остаются два обстоятельства. Он был никаким государственным деятелем, не разбирался в людях, легко поддавался чужому влиянию, имел натуру пассивно-созерцательную, что в совокупности и привело Россию к краху. И второе: какими бы ни были провалы Николая Александровича как руководителя государства, он точно не заслужил столь жестокой и мучительной смерти».

...И последнее. Меня в развернувшейся дискуссии по фильму «Матильда» смущают не только однозначно-категорические оценки, которые щедро раздают в адрес друг друга враждующие стороны. Смущает и то, что сторонники Поклонской пытаются навесить на своих противников «разжигание религиозной розни и оскорбление чувств верующих», а это очень даже серьёзная статья в Уголовном Кодексе.

Сегодня со стороны сторонников бывшего прокурора Крыма даже раздаются призывы вообще запретить критически высказываться о Николае Втором, как о человеке, официально признанным святым. А вот это очень тревожно — потому что отсутствие критического осмысления нашего прошлого, особенно такого, как эпоха Николая Второго, всегда ведёт к повторению его не самых лучших страниц, включая сюда и революционные потрясения.

Кроме того, хочу напомнить некоторые принципы, на которых РПЦ согласилась на канонизацию царской семьи. Признание святости касается не всего периода жизни последнего царя, а только времени после его отречения (любовная эпопея с Матильдой сюда как раз не входит). А ещё канонизация, если цитировать специальный доклад Священного Синода от 10-го октября 1996 года, «не должна дать поводов и аргументов в политической борьбе или мирских противостояниях. Её цель, наоборот, — способствовать объединению народа Божия в вере и благочестии».

К сожалению, сторонники Натальи Поклонской, которые, как говорят католики, пытаются быть святее папы Римского, сегодня точно не способствуют такому народному единению. Наоборот, именем Николая Второго они пытаются расколоть наш общество. Вопрос только — по глупости или по злому умыслу?

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика