Вы находитесь здесь: // Тайная дипломатия // Хотел ли Сталин сделать Финляндию частью Советского Союза?

Хотел ли Сталин сделать Финляндию частью Советского Союза?

0cc4131f 30-го ноября 1939 года, в 8 часов утра согласно приказу командующего Ленинградским военным округом Мерецкова, вверенные ему части перешли советско-финляндскую границу имея целью «...разгромить финские войска и раз и навсегда обеспечить безопасность северо-западных границ Советского Союза и города Ленина — колыбели пролетарской революции...». Длительное политическое противостояние СССР и Финляндии перешло в фазу открытых боевых действий, получивших в последствии название «Зимняя война»...

С момента начала в СССР перестройки и порождённого ею процесса ревизионизма истории Советского Союза, стало «хорошим тоном» освещать данный конфликт только с позиции неких экспансивных интересов советского руководства, якобы реализующего сумасбродное желание «кровавого тирана» Сталина поработить и советизировать беззащитную, мирную Финляндию. На протяжении уже многих лет к упомянутой дате в средствах массовой информации так называемого «демократического» толка появляется всё «более подробная и правдивая» информация о подготовке СССР к этой войне и, естественно, о захватнических целях советской стороны.

Смакуются трагические эпизоды разгрома некоторых советских частей в ходе боёв, как доказательство полнейшей несостоятельности руководства РККА и страны управлять своими вооружёнными силами, приводятся «неопровержимые факты» нежелания солдат Красной армии воевать с финнами и т.д. и т.п... Правда, о событиях предшествующих войне, ревизионисты стыдливо умалчивают — потому как если принять их во внимание, то от выдвинутых ими утверждений не остаётся ничего, кроме пустых сотрясений воздуха!

Впрочем, судите сами...

«Из глубины веков седых...»

Территория Карельского перешейка с незапамятных времен являлась «яблоком раздора». Долгое время за неё с переменным успехом вели борьбу шведы и русские. Во время Великой Смуты, пользуясь слабостью России, Швеция отлучила от неё, согласно Выборгскому трактату, Карельский уезд. А в 1617 году — в результате заключения Столбовского мирного договора — и вовсе лишила нашу страну выхода в Балтийское море и практически всей Карелии.

Лишь в 1714 году Пётр I отбил у шведов захваченные ранее земли. По условиям Ништадского мира 1721 года, Россия приросла Прибалтикой, Ингерманландией и Северным Приладожьем. Полностью российской Финляндия стала в итоге последней русско-шведской войны 1809 года...

На вновь приобретённой финской территории царское правительство проводило политику такой лояльности по отношению к местному населению, о которой жители «материковой» России могли только мечтать! Финны получили привилегии в области налогообложения, воинской службы, содержания армии и таможенного контроля, что, тем не менее, не помешало слабым на начальном этапе росткам финского сепаратизма взойти, вырасти и окрепнуть. Будучи озадаченными таким положением вещей, российские защитники национальных интересов во второй половине девятнадцатого столетия с возмущением вопрошали со страниц имперской печати:

«...что такое Финляндия — провинция Российской империи или особое государство, живущее совершенно отдельной от Русского государства жизнью и имеющее право преследовать свои, финляндские государственные интересы вне общих интересов Русского государства?»

2-го марта 1917 года в результате заговора «денежных мешков» и царских генералов в России пала монархия — последний русский император отрёкся от престола. Действия новых российских управленцев с неимоверной скоростью втягивали в водоворот событий большие людские массы и целые территории, изначально безучастно встретившие известия о смене государственного руководства.

Воспользовавшись слабостью новой власти, финский Сейм во время очередного правительственного кризиса в июле 1917 года принимает «Закон о власти», ограничивающий влияние российского Временного правительства на внутренние дела Финляндии, оставив в компетенции оного только военные и внешнеполитические вопросы.

К моменту прихода к власти большевиков в октябре того же года, Финляндия де-факто уже вышла из подчинения российских политиков, и оставалось только узаконить данное положение вещей, что и делает Сейм 6-го декабря всё того же семнадцатого года, в одностороннем порядке объявив о выходе из состава России. 31-го декабря руководство партии большевиков своим декретом признаёт независимость Финляндской республики. В том же документе Совет Народных Комиссаров РФСР постановляет:

«...организовать, по соглашению с финляндским правительством, особую комиссию из представителей обеих сторон для разработки тех практических мероприятий, которые вытекают из отделения Финляндии от России...».

Вполне логичное и уместное желание: независимость независимостью, но «совместно нажитое имущество» принято делить в процессе развода. Однако ничего делить или о чём-то договариваться с новыми российскими властями Финляндия никак не хотела!

Мало того, в новоявленной стране к этому моменту сложилась очень сложная внутриполитическая ситуация — буржуазия спешно создавала и вооружала отряды самообороны или шюцкор (поименовано от шведского Skyddskår или финского Suojeluskunta, что в переводе означает «охранный корпус»; аналогия с немецкими Schutzstaffeln — охранные отряды, более известные как SS, напрашивается сама). Им в противовес финский пролетариат, находившийся под сильными влиянием большевиков, собирался под знамёнами формирований рабочей Красной гвардии.

Так что повод к началу боевых действий было только вопросом времени!

И он — повод — не замедлил представиться: 12-го января 1918 года финский Сейм признал шюцкор правительственными войсками, а на место главнокомандующего назначил бывшего царского генерала Карла Густава Маннергейма, к этому моменту сбежавшего с русско-германского фронта Первой мировой войны якобы для «лечения ранения стопы». Быстро переквалифицировавшись из российского генерала в финского националиста, Маннергейм тут же не замедлил приступить к подготовке войны. Причём, он намеревался не только разгромить местную Красную Гвардию, но заодно и «разобраться» с оставшимися на территории Финляндии гарнизонами русской армии.

Неудивительно, что на помощь генералу-оборотню тут же пришли немцы. «Первые ласточки», в виде бойцов переброшенного через территорию Швеции 27-го егерского батальона германской армии появились уже в январе 1918 года. А в первых числах апреля немецкая Балтийская дивизия высаживается в Ханко и уже 14-го апреля выбивает красных финнов из Хельсинки, ставя точку на первом этапе так называемой финской «войны за независимость».

Надо сказать, что боевые действия сопровождались бессудными расправами над всеми русскими без разбора, независимо от их политической принадлежности. Вот что пишет очевидец тех ужасных событий:

«...После взятия Таммерфорса 200 русских были казнены на таммерфорском вокзале. Среди них оказались белые русские офицеры, прятавшиеся в городе (от красных — прим В.Ш.) В Выборге тоже расстреляли взятых в плен русских, в том числе гражданских лиц, мало того, даже поляков, коммерсантов и предпринимателей, поддерживавших белую армию...».

Окрылённый первыми победами, 23-го февраля 1918 года верховный главнокомандующий финской армии Маннергейм произносит ставшую позже знаменитой клятву не вложить «меч в ножны» пока не освободит от большевиков Восточную Карелию, а 11-го марта того же года утверждает «план Валлениуса», предусматривающий создание «Великой Финляндии» и согласно которому требовался захват русских территорий до берегов Ледовитого океана, Онеги, Свири и Ладожского озера.

15-го марта 1918 года без объявления войны финские войска вторглись на территорию Советской России (официально войну «варварам-большевикам» «миролюбивая» Финляндия объявила только 15-го мая). Пользуясь малочисленностью советских войск на Карельском перешейке, финны постепенно занимали исконно русские территории. Остановить эту агрессию удалось лишь осенью 1920 года подписанием Юрьевского мирного договора. В итоге, «агрессивная» Советская Россия уступила «свободолюбивой» Финляндии область Печеги-Петсамо, Западную Карелию до реки Сестра, западную часть полуострова Рыбачий и большую часть полуострова Среднего.

Но уже в следующем — 1921 году — финны вновь вторгаются на советскую территорию. Эти сражения не имели масштабов недавно завершённой войны и носили характер войны партизанской, однако сам факт нарушения мирного договора и начала боевых действий «маленькой безобидной Финляндией» против огромного «азиатского монстра» уже говорит о многом! В феврале 1922 года части РККА вытесняют со своей территории вторгшиеся отряды финнов, после чего взаимоотношения между СССР и Финляндией снова переходят в чисто политическую сферу...

От худого мира к «доброй» войне

Увы, даже после того, как стихли последние залпы необъявленного финнами вторжения, надежды на прочный мир и добрососедские взаимоотношения быстро улетучились.

Финляндия приютила большое количество врагов советской России, которые не желали смириться со своим поражением, горели жаждой мести и грезили триумфальным возвращением на Родину. Уже с первых дней своего пребывания на финской территории такие антибольшевистские организации, как «Русский Обще-Воинский Союз», «Братство русской правды», «Монархическое объединение беженцев» и прочие, приступили к организации пропагандистской и диверсионной деятельности, направленной против СССР. Финские власти не только не мешали этим «неугомонным русским» убивать друг друга, но через свои спецслужбы приняли во всём этом самое активное участие.

Именно благодаря помощи финнов в 1925 году на советскую территорию проник известный английский агент Сидней Рейли. Они же в 1927 году содействовали прибытию в город Терриоки главы РОВСа генерала Кутепова — на конспиративной явке финской разведки он объявил своим подчинённым о необходимости «немедленно приступить к террору против большевиков». В результате, одна из групп офицеров РОВС смогла успешно добраться до Петрограда, совершить террористический акт и вернуться обратно в Финляндию...

На советско-финской границе ситуация тоже носила нестабильный характер, и в донесения пограничного ведомства СССР она описывалась следующим образом:

«...наиболее активны участком границы с Финляндией является Карельский перешеек, где нарушения носили политическую направленность и требовалось проявление особой бдительности и напряжённости в охране...».

В феврале 1930-го года Финляндия и Эстония начинают переговоры о военном сотрудничестве, имея одной из целей нейтрализацию советского Балтийского флота. Для этого стороны договорились о совместном использовании оставшихся ещё со времён царской России большого количества береговых артиллерийских батарей большого калибра и выставления многорядного минного заграждения. Начиная с лета 1930 года военно-морские силы обеих стран начали проводить совместные учения постановки мин, а в 1936 году береговые артиллерийские батареи финнов и эстонцев устроили настоящие боевые стрельбы.

Стараясь разрядить накаляющуюся ситуацию, советское руководство выступило с инициативой заключения договора о ненападении между СССР и Финляндией. Однако финская сторона приняла это предложение не очень охотно, и только благодаря усилиям советской дипломатии 19-го января 1932 года договор был всё же подписан...

Но с момента прихода к власти в Германии партии Гитлера только-только начавшиеся налаживаться советско-финские отношения снова становятся сначала прохладными, а затем и откровенно враждебными! В 1935 году глава Наркомата Иностранных дел СССР Литвинов заметил своему финскому коллеге Юрье-Коскинену:

«...наши политические отношения с Финляндией не только не особенно дружественны, но даже и не особенно нормальны. Ни в одной стране пресса не ведёт так систематически враждебную нам компанию, как в Финляндии. Ни в одной соседней стране не ведётся такая открытая пропаганда за нападение на СССР и отторжения его территорий, как в Финляндии...».

В своём отчёте за 1935 год советский полпред в Финляндии Эрик Асмус констатировал:

«...В течение 1935 г. Финляндия по-прежнему привлекала к себе внимание Советского Союза как страна неизменно склонная поддерживать любую антисоветскую авантюру... 1935 год показал, что самое настороженное отношение к Финляндии с нашей стороны и принятие превентивных мер целиком оправдано и диктуется необходимостью...».

12 апреля 1936 года УНКВД Ленинградской области характеризовало складывающуюся в Финляндии ситуацию следующим образом:

«Со времени установления фашистского режима в Германии правительство Финляндии ориентируется на фашистскую Германию... Широкая антисоветская обработка населения страны ... задумано и последовательно проводится в жизнь в агрессивно захватнических целях при активной поддержке со стороны фашистской Германии и Японии. Внешняя политика Финляндии и внутриполитическое положение в стране полностью способствует созданию из Финляндии плацдарма для активной разведывательной, контрразведывательной и диверсионно-террористической работы против нас, не только для самих финнов, но и капиталистических государств, в орбите политики которых Финляндия находится...».

Описанные события проходили на фоне серьёзных изменений в мировой политике. В 1937 году формируется блок «Стран Оси»: Германия — Италия — Япония. Советское руководство, исходя из антисоветских настроений соседствующей Финляндии и памятуя о территориальных претензиях «мирного» соседа, не без оснований предполагает сотрудничество этой страны с фашистским блоком, в том числе и в военной сфере.

Поэтому в 1938 году Сталин предпринимает попытку проведения секретных переговоров — при помощи резидента советской разведки Ярцева-Рыбкина — с финским руководством об урегулировании отношений между СССР и Финляндией. Финская сторона сначала тянула время, а затем ответила отказом.

В 1939 году, в условиях стремительных изменений политической карты Европы, СССР был вынужден уже по официальным каналам предложить Финляндии обмен территориями, чтобы отодвинуть свою западную границу от одного из своих стратегических центров — Ленинграда. Советской стороной предлагались различные варианты обмена, с которыми выражал согласие даже сам Маннергейм:

«...Я... считал, что нам тем или иным образом следовало бы согласиться с русскими, если тем самым мы улучшим отношения с нашим мощным соседом... Авторитет Финляндии ... также не пострадает, если мы согласимся на обмен...».

Однако и эти переговоры длились долго и завершились ничем. В тоже самое время, с самого начала переговорного процесса Финляндия начала подготовку... к военным действиям! Была проведена мобилизация войск, а с приграничной территории вглубь страны эвакуировалось население.

В результате, 29-го ноября 1939 года советское правительство отозвало из Финляндии своих политических и хозяйственных представителей, а финскому посланнику была Ирие-Коскинену была вручена нота «о невозможности более поддерживать нормальные отношения с Финляндией». Тем же днём в своём радиообращении к населению СССР Председатель Совета Народных Комиссаров Вячеслав Михайлович Молотов прямо заявил:

«...Враждебная в отношении нашей страны политика нынешнего правительства Финляндии вынуждает нас принять немедленно меры по обеспечению внешней государственной безопасности...».

Утром следующего дня началась война...

Чего же на самом деле хотел СССР

По утверждению «историков» новой формации и «либеральных» публицистов, целью СССР в «Зимней войне» якобы была советизация Финляндии. Мол, для этого ещё до войны было сформировано «марионеточное» правительство во главе с финским коммунистом Отто Куусиненом, с которым 2-го декабря 1939 года СССР даже заключил договор «О взаимопомощи и дружбе». И только когда до «сталинских приспешников» дошло, что маленький но гордый народ невозможно победить на поле боя, они отказались от идеи использования своей «марионетки» и наладили с помощью шведских дипломатов диалог с правительственными кругами Финляндии... Смею утверждать, что всё это ложь от начала и до конца!

Для понимания данной ситуации следует рассмотреть три момента: первый — предложения СССР по обмену территориями, сделанное финскому правительству до начала военных действий; второй — договор между СССР и правительством Куусинена; третий — ситуация на советско-финском фронте во время возобновления переговоров с правительством Финляндии о прекращении боевых действий и заключении мирного договора.

Первые два следует рассматривать в сравнении одного с другим — тем более, что предложения обмена территориями во время переговоров осени 39-го года были буквально слово в слово воспроизведены в «Договоре о взаимопомощи и дружбе» между СССР и правительством Куусинена, а именно:

«...Советский союз выражает согласие передать Финляндской Демократической Республике районы советской Карелии с преобладающим карельским населением — всего в размере 70000 квадратных километров, с включением этой территории в состав государственной территории Финляндской Демократическое Республики...

В знак дружбы и глубокого доверия Финляндской Демократической Республики к СССР, идя навстречу пожеланиям Советского Союза об укреплении безопасности СССР, и особенно города Ленинграда, Финляндская Демократическая Республика выражает согласие на некоторую передвижку на Карельском перешейке в северном направлении от Ленинграда, с передачей Советскому Союзу территории 3970 квадратных километров...

...Финляндская Демократическая Республика выражает согласие:

а) сдать Советскому Союзу в аренду сроком на 30 лет полуостров Ханко и морскую территорию вокруг него...

б) продать Советскому Союзу в Финском заливе острова ..., а так же принадлежащие Финляндии части полуостровов Рыбачьего и Среднего...»

То есть, даже в случае успешного стечения обстоятельств для Терриокского правительства Куусинена, СССР намеревался вести с ним деловые отношения как с руководством именно суверенного государства! Поэтому трактовать договор как «советизацию» можно только в примитивных пропагандистских лозунгах антисоветского характера.

Более того, сам Отто Куусинен в обращении ЦК Компартии Финляндии к финскому народу дал следующее пояснение:

«...Некоторые товарищи думают, что надо требовать организации Советской власти в Финляндии. Они ошибаются. Такой важный вопрос коренной перестройки всего социалистического режима не может быть разрешён одной партией или одним рабочим классом... Финляндская Демократическая Республика как государство не советского типа не может входить в состав Советского Союза»...

Теперь о ситуации на советско-финском фронте. К моменту возобновления переговорного процесса между СССР и Финляндией она складывалась следующим образом — после неудачного начала боевых действий в декабре 1939 — январе 1940 годов, советское военное руководство более-менее уяснило все свои стратегические просчёты. И к февралю 1940 года накопило достаточно сил для начала крупномасштабного наступления — части РККА прорвали оборону финнов по так называемой «Линии Маннергейма» на всю стратегическую глубину.

Понимая, что сил для самостоятельной обороны у Финляндии более нет (в своих мемуарах Маннергейм позже запишет «...силы Финляндии на исходе...»), шведских добровольцев явно не хватает, а обещанный англо-французский экспедиционный корпус прибудет в помощь финской армии лишь тогда, когда РККА выйдет к западным границам Финляндии, финское правительство соглашается на подписание мирного договора с СССР на его условиях,

А в этих условиях нет ни слова ни о советизации страны, ни о приводе во власть коммунистов, ни о требованиях присоединения к СССР! Есть только прежние предложения передвинуть северо-западные советские рубежи подальше от Ленинграда. Что только лишний раз подтверждает сугубо оборонительный характер политики Советского Союза в финском вопросе!

... Но объяснять это нашим отечественным либералам бесполезно! Привыкшие жить за счёт геополитических соперников России и отрабатывая своё зарубежное «довольствие» распространением антисоветских сказок, они просто не могут представить себе, что в советском прошлом может быть что-то хорошее. А потому с либералами сегодня не спорить надо, а жёстко пресекать проводимую ими псевдо-историческую пропаганду, приравняв её к антироссийской экстремистской деятельности.

В условиях начавшейся новой холодной войны никакого иного варианта борьбы за наше прошлое просто не остаётся!

Виталий Шеремет,  специально для «Посольского приказа»


Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(): Failed opening '/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png' for inclusion (include_path='.:/usr/local/lib/php') in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38
test
Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика