Вы находитесь здесь: // Оборонные рубежи // Восстание поверженных

Восстание поверженных

Эта печальная дата на фоне грандиозных мероприятий, посвящённых 60-летнему юбилею Победы, как-то незаметно прошла мимо внимания российского общества. Впрочем, тут есть своё объяснение: ведь речь идёт о практически забытой у нас афганской войне, чью драму заслонили собой горячие события бурных 90-х годов – развал Советского Союза, Чечня, непроходящие экономический и социальный кризисы…
Пусть говорят за нас пулемёты
Ровно двадцать лет назад в мае 1985 года практически все мировые информационные агентства облетела сенсационная новость – в одном из лагерей афганских беженцев подняли восстание советские военнослужащие, захваченные в плен моджахедами. Эту информацию было вынуждено озвучить даже агентство печати «Новости», хотя до этого наши власти очень неохотно признавали участие советских военных в афганских событиях.
Как следовало из сообщений, после ожесточённого боя восставшие были уничтожены. Но и моджахеды, которым помогали регулярные части пакистанской армии, также понесли тяжёлые потери. Место событий посетил даже президент Пакистана генерал Зия-Уль-Хак, который имел тяжёлый и неприятный разговор с лидерами афганских мятежников. После этого разговора один из видных полевых командиров Гульбеддин Хекматияр (именно в его ведении был тот самый лагерь беженцев) отдал приказ своим отрядам, в котором помимо всего прочего был и такой пункт: «Русских в плен не брать. При захвате уничтожать на месте на всей территории Афганистана»…
Что же произошло двадцать лет назад в Афганистане с нашими военнопленными? Лишь спустя долгие годы удалось более-менее реконструировать ход тех событий. Сейчас восстанием вплотную занимается Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств стран СНГ. Сотрудники Комитета собирали свои данные буквально по крупицам, используя самую различную информацию МИДов России и Пакистана, архивов внешней разведки и даже материалов ЦРУ.
Восстание произошло близ пакистанского города Пешавар, в местечке Бадабер. Здесь под видом лагеря для беженцев находился военно-учебный центр подготовки афганских моджахедов «Исламского общества Афганистана», возглавляемого Хекматияром. В лагере проходили обучение несколько тысяч человек, которые после таких курсов уходили совершать боевые вылазки против войск коммунистического правительства Афганистана и советских солдат. Будущих партизан-диверсантов учили воевать 65 инструкторов из Пакистана, Египта, Саудовской Аравии и США. Лагерь занимал огромную площадь почти в пятьсот гектаров – жилые палатки и глинобитные домики соседствовали с шестью большими складами оружия и тремя тюрьмами, где содержали захваченных советских пленных.
Надо сказать, что у афганских антикоммунистов политика по отношению к пленным постоянно менялась. В первые два года нашего вторжения в Афганистан – с 1980-го по 1982-й – она была такой: пленённому советскому солдату предлагали принять ислам и встать в ряды моджахедов, если он отказывался, то его убивали, причём порой самым изуверским способом. Но где-то с 1983 года пленных перестали истреблять. Их стали использовать на тяжёлых работах, для торга с советской стороной. Пленных по-прежнему старательно обрабатывали мусульманские проповедники, склоняя их к переходу в исламскую веру. К такой обработке нередко подключались и американские специалисты по психологической войне вкупе с различными эмигрантскими организациями, обещая нашим военным в случае отказа от советского гражданства райскую жизнь на Западе. Одним из сборных пунктов советских пленников и стал Бадабер.
Здесь содержалось около двадцати человек из Советского Союза и ещё сорок пленённых солдат афганской правительственной армии. Их морили голодом, давая лишь солёную пищу и глоток воды в сутки, в тюрьме их держали скованными кандалами. По всей видимости, наших принуждали принять ислам, но они отказывались. И однажды у солдат созрел план восстания: захватить склад оружия и потребовать встречи с представителями Красного Креста и советского посольства.
Их имена известны
Восстание началось поздно вечером 26 апреля 1985 года, когда моджахеды на лагерном плацу совершали вечерний намаз. Воспользовавшись тем, что охранников осталось в тюрьме всего двое, наши солдаты разоружили их, заодно освободив и афганских пленников. Все вместе они выбрались наружу, сняли часовых у складов артвооружения и на тюремной вышке.
Так вся оружейно-тюремная зона оказалась в руках восставших. Но моджахеды быстро опомнились. Они подняли по тревоге всех обитателей лагеря и приступили к блокировке зоны складов. Им на помощь подошли части 11-го армейского корпуса пакистанской армии. Уже глубокой ночью лидер моджахедов Раббани (в 1992 году после свержения коммунистического правительства он станет президентом Афганистана) лично обратился к пленным с предложением сдаться. Наши категорически отказались и потребовали вызвать представителей Красного Креста.
Тогда последовало подряд два штурма зоны складов. Но советские солдаты и их афганские товарищи стойко сопротивлялись, отбив все атаки. О том, что произошло дальше, существуют две версии. Согласно первой, Раббани отдал приказ нанести по складам артилерийский и авиационный удары, в результате чего находившиеся там боеприпасы сдетонировали и похоронили всех повстанцев. Именно в тот момент радиоразведка нашей 40-й армии зафиксировала радиоперехват переговоров между экипажами пакистанских самолётов, бомбивших склады.
По другой версии, восставшие, поняв безнадёжность своего положения, сами взорвали себя. Согласно последним данным в итоге восстания погибло 12 наших и 40 афганских солдат. Понесли серьёзные потери и моджахеды. Сколько из них уничтожено рядовых – неизвестно, но зато среди убитых есть девять представителей пакистанских властей, 28 офицеров пакистанской армии, 6 инструкторов из США. Кроме того, восставшие уничтожили три реактивные установки залпового огня «Град», около 2000 ракет различного типа и снарядов, около 40 единиц орудий и пулемётов.
Столь неприятный для себя инцидент пакистанские власти в информационном плане постарались замять. Лидеру моджахедов Раббани предложили заявить о том, что имело место незначительное вооружённое столкновение между двумя враждующими группировками его организации; в район происшествия был полностью запрещён въезд любым посторонним лицам; полицией был конфискован выпуск пешаварского журнала «Сафир», где содержалась информация о событиях в Бадабере. Однако информация всё равно просочилась, и в начале мая она разошлась по различным информагентствам…
На сегодняшний день достоверно установлены имена шести солдат, поднявших то по-настоящему бессмертное восстание. Это рядовой Игорь Васьков 1963 года рождения из Костромской области; ефрейтор Николай Дудкин 1961 года рождения из Алтайского края; рядовой Сергей Левчишин 1964 года рождения из Самарской области; рядовой Николай Саминь 1964 года рождения из Казахстана; рядовой Александр Зверкович 1964 года рождения из Белоруссии; младший сержант Сергей Коршенко 1964 года рождения из Украины. Сейчас проводится тщательнейшая проверка ещё семи фамилий из числа тех, кто до сих пор считается пропавшим без вести на территории Афганистана.
Надо сказать, что в Комитете по делам воинов-интернационалистов надеются раскрыть последние тайны Бадабера в самое ближайшее время. Дело в том, что сегодняшнее руководство Пакистана, стремясь максимально улучшить отношения с Россией, недавно пообещало показать могилы восставших (это может помочь по сохранившимся останкам идентифицировать личности павших героев), а также предоставить всю возможную информацию обстоятельств восстания.
Героев не хотя назвать героями
Любопытно складывается увековечивание памяти тех, чьё участие в восстании уже доказано. На Украине и в Казахстане своих солдат посмертно наградили высшими боевыми наградами этих стран. Вот-вот белорусский президент Александр Лукашенко подпишет аналогичный указ, касающийся рядового Зверковича. Имена этих людей фактически занесены в списки национальных героев.
Россиян же со стороны наших властей ждала более прохладная реакция.
Как пишет московская журналистка Юлия Калинина, с 1995 года директивой заместителя министра обороны по кадрам процедура награждения (посмертно) участников афганской войны была почему-то прекращена. А в 2004 году наградной отдел министерства сообщил Комитету по делам воинов-интернационалистов о том, что якобы главному военному ведомству страны неизвестна достоверная информация о событиях в Бадабере, мол, «имеющиеся отрывочные данные являются противоречивыми. В настоящее время, по прошествии 20 лет, трудно объективно оценивать те события и конкретные личные заслуги их участников».
С бюрократической точки зрения всё вроде верно: в живых никого не осталось, а значит, никто не может засвидетельствовать подвиг конкретного человека, да и детали восстания до конца не ясны.
Как не ясны и обстоятельства попадания в плен этих людей.
Ведь на той войне, которая велась афганцами партизанскими методами, пленение наших воинов в боевой обстановке было крайней редкостью: в ходе боя моджахеды пленников не брали. Как правило, в плен наши попадали «в мирной обстановке» — кто-то решил сходить в самоволку из своей воинской части и попался в руки моджахедов, кого-то украли с боевого поста, ну а кто-то решил просто дезертировать. Обычно на всех этих людей заводились розыскные, а то и настоящие уголовные дела. Участники восстания не были здесь исключением. К примеру, как удалось выяснить краеведам Алтайского края, их земляк ефрейтор Дудкин пропал из своей воинской части в ночь на 9 июня 1982 года. Как было сказано в армейских документах, он «самовольно оставил свой пост». Впрочем, военные прокуроры не исключили, что его похитили с этого поста.
Тем не менее, что бы с этими людьми реально ни случилось, факт остаётся фактом — восставшие своей кровью полностью искупили свой плен. Мало того, их возможное дезертирство вызывает сильное сомнение – трусы не совершают деяний, подобных тому, что совершили узники Бадабера, не сломившиеся под тяготами плена и нашедшие в себе силы бросить грозный вызов врагу.
Не пора ли нашим властям вспомнить о традициях царской армии, когда за мужественное поведение в плену людей награждали высшими наградами? Ведь если следовать логике военных бюрократов, то сегодня можно поставить под сомнение и некоторые подвиги наших воинов в годы Великой Отечественной войны, вроде восстания советских военнопленных в концлагере Маутхаузен в январе 1945 года. Как эти люди попали в немецкий плен, как они поднялись на бунт — остаётся неизвестным до сих пор (почти никого из них не осталось в живых). Но тем не менее после войны Родина нашла в себе мужество и волю наградить их посмертно боевыми наградами.
Почему же для героев афганской войны делается исключение?

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика