Вы находитесь здесь: // Оборонные рубежи // Война, боль и надежды несломленного Донбасса

Война, боль и надежды несломленного Донбасса

photoСотни обстрелов за сутки, тысячи выпущенных снарядов из стрелкового оружия, минометов и тяжелой артиллерии, разрушения жилья и инфраструктуры, ранения и смерти защитников Новороссии и мирных жителей – это сегодняшние будни Донбасса...

День ото дня отличается лишь изуверским креативом. Вот в изнуряющую жару, когда термометр в тени показывает +36С, а ветер дует в сторону многострадального поселка Спартак, «воины света» поджигают сухую траву, потом обстреливают примчавшихся пожарных, пытающихся отсечь огонь от жилых домов. А вот запланированная провокация, о которой сообщают наши люди с «той» стороны.

«Достоверно известно, что в район г. Красногоровки прибыли два рефрижератора, забитых человеческими трупами. Замыслом «режиссёров» из командования «АТО» предусматривается осуществление массированного артиллерийского обстрела одного из близлежащих населённых пунктов в ближайшие дни, с последующей демонстрацией привезённых трупов и обвинением ВС ДНР в преступных действиях, в результате которых якобы и погибли сотни ни в чём не повинных людей. Для осуществления видеофиксации данной постановки, в зоне «АТО» работают несколько съёмочных групп различных телеканалов, в том числе из США».

— Это настоящий терроризм, хотя киевский режим обвиняет в терроризме нас, — говорит командир отделения полка специального назначения армии ДНР с позывным «Волк». – Возьмите недавние теракты в Луганске, где за одним взрывом через некоторое время последовал другой с тем расчётом, чтоб число жертв было больше. Что делал бы террорист? Отомстил бы, вырезав, например, семью командира, обстрелявшего Донецк. Благо, базы данных все в наличии имеются. Но это не наш метод. Наша задача – отогнать агрессоров, защитить свои дома, свои семьи.

«Волк» — местный, из Макеевки. В мирной жизни занимался ремонтом грузового автотранспорта как дома, так и в России. За его спиной – война в Абхазии 1992-93 г.г., где он жил раньше. «Волк» со своими друзьями стал на защиту Донбасса ещё на довоенной стадии, когда в Киеве бушевал Майдан, а трудовой Донецк отвечал ему бурными, но мирными митингами протеста. Это был момент истины, отделивший истинных друзей от мнимых, удравших из Донбасса как только появилась угроза их благополучию. Но нет худа без добра – места мнимых друзей заняли новые сподвижники, родственные души, о существовании которых он раньше и не подозревал.

Мы с «Волком» обсуждаем разные вопросы сегодняшнего бытия, которые, как картина маслом, обрамляются форматом событий в Донбассе...

О ПОНИМАНИИ ПРИЧИН ВОЙНЫ

— Когда в 2013 году забурлил Майдан, я стал готовиться к войне, — говорит «Волк». — Тогда многие мои знакомые смеялись надо мной. Но, как видите, война началась. К сожалению, моя «чуйка» меня не подводит. И я очень опасаюсь, что конфликт в Донбассе может набрать обороты и расшириться. Ведь обстановка накаляется во всем мире. И вряд ли снять этот накал можно будет переговорами за круглым столом с чаепитиями. «Золотой миллиард» от своих планов не отказывается. И все эти парады извращенцев, законы, которые их поддерживают и прочее – это всё направлено на сокращение народонаселения. Там, где они могут вооруженным способом действовать – там война, где не могут – устраивают революции, ставят во власти своих людей. План многоуровневый, поэтому как единый организм он не виден, многим кажется, что это просто отдельные проявления.

— Наверное, как «отдельное проявление» появилась и версия о том, что виновником начала войны в Донбассе стал русский командир Игорь Стрелков, пришедший туда с оружием. Но поклонники данной версии почему-то забывают о бесчинствах киевского кровавого Майдана, о захватах оружейных арсеналов на Западной Украине и о многих других предпосылках.

— Война изначально была у них в планах. Как бы мы себя не повели, они бы все равно её начали. Если бы не Стрелков – нашли бы другую причину. Они ведь знали наши болевые точки, против чего мы пойдём – вот и использовали их. И давно готовили население к противостоянию. Но невооружённым глазом видно, что с того момента как всё началось, всё пошло не по плану, вышло из-под их контроля и вылилось в полномасштабную гражданскую войну. К сожалению, они выиграли в том, что война идёт.

Нормальные люди понимают пагубность этой войны. Мне, например, эта ситуация напоминает когда твой брат с помутившимся рассудком с ножом загнал тебя в угол. Что поднять руки и сказать: режь меня, брат? Войну можно было закончить, не начав её, если бы они не пришли к нам с оружием.

О МАНИПУЛИРОВАНИИ СОЗНАНИЕМ, ВПЛОТЬ ДО «ХИМИИ»

— Людьми манипулируют нехило. Не поддаются на это лишь те, у кого есть внутренний стержень, кто работает над собой. У меня было много друзей до войны. А потом враз оказалось, что часть из них – никакие не друзья, они выбрали сторону врага. У нас в подразделении есть достаточно ребят, у которых сослуживцы сидят в окопах по ту сторону линии фронта, бывает что и созваниваются.

Людей перекраивают, начиная с детского сада, чтоб в дальнейшем можно было внушить то, что нужно манипулятору.

— Те, кто остался под укропами или сознательно уехал туда, рассказывают, что в школах перед началом уроков детей и преподавателей заставляют петь украинский гимн, писать письма «воинам-защитникам», расстреливающих мирный Донбасс, ходить в вышиванках.

— На позициях тоже каждое утро звучит украинский гимн. Должен сказать, что многие украинские солдаты уже в глубине души понимают, что они выполняют преступные приказы, а сами они – не что иное, как пушечное мясо. Особенно на первой линии. Собственно, на первой линии и держат тех, кого в дальнейшем придётся утилизировать. А так утилизация может пройти «естественным путем».

Поэтому с той стороны и заградотряды есть. Просто сейчас бездействуют, потому что идут позиционные бои. А если начнётся движение и передний край побежит назад, то там их встретят, конечно. На некоторых участках фронта всех ВСУшников сняли и поставили правосеков.

Скажу больше: они обкалывают солдат боевой «химией», потому как контингент ненадёжный, может разбежаться или, что еще хуже, перейти на нашу сторону. Поэтому его и пичкают всякой дрянью. Я не знаю, может это какие-то эксперименты над людьми проводят?

Пленные рассказывали, что им перед боем колют, как им говорят, «витаминчики», в которых и обезболивающее, и кровоостанавливающее и антишок. Якобы это на случай ранения, если рядом никого не будет, чтоб помочь, а тебе уже «профилактически» всё вкололи.

Потом подразделение идет в атаку. Мне всегда интересно: если пропустить этих людей дальше, пусть идут, помашут флагом, вывесят его, сделают селфи наконец – а дальше что? А дальше – им полагается умереть. Ведь половина потерь у них происходит на подступах, вторая часть – при отступлении, а потом они ещё по несколько дней погибших не забирают — настоящая утилизация. Заодно и «химию» испытывают, исследуют как поведет себя человек в экстремальных условиях.

Собственно, стимуляторы в армии стали применять ещё немцы. В зависимости от боевой задачи танкистам давали одну «химию», лётчикам – другую. Ну, а укропы… Проходишь мимо пленного, а он, совершенно не понимая где он находится, какие последствия его ожидают, орёт: сепары, вы такие-сякие. И так три дня. На четвёртый сидит перепуганный от того, что совершенно не осознаёт, что с ним происходит. И беспрерывно пьёт воду. Даешь двухлитровую бутылку – он, не отрываясь, высасывает её, а потом начинает грызть горлышко со стеклянными глазами...

В 2014 мы поймали двух шпионов, напичканных этой байдой, вызвали медиков. Когда на следующий день они сделали анализ крови задержанных, то первый вопрос был: они ещё живы? А потом добавили, что это ходячие мертвецы. В их крови было четыре типа синтетических наркотиков, подобранных в строгом соответствии, что могут сделать только профессионалы высокого уровня. Вывести их из организма невозможно, потому что лекарство по выведению одного из них является катализатором для другого. А такого препарата, который выводит все четыре, нет. Может, само выйдет? – поинтересовался я. На что специалист ответил, что этот подопытный кролик придёт в себя ровно до первых 100 граммов водки – их центральная нервная система точно не выдержит.

Это яркий пример разового использования человека. Хотели им на дорожку по 100 г налить, но не стали брать грех на душу. Одного отправили автобусом домой (он жил неподалеку), другого поездом.

— А они сами понимали свое состояние?

— Нет, говорят, нам сказали пофотографировать. Там было много людей с фотоаппаратами, но эти сразу привлекли к себе внимание стеклянными глазами и каменными лицами.

Во время боевых действий мы наблюдаем таких довольно часто. Особенно во время ожесточённых контактных боев, когда им нужно вернуть утерянный объект или нужна стратегическая или тактическая победа. Тогда противник выпускает таких обколотых парней. Смотришь: в него один попал снаряд, другой, третий, а у него на лице никаких эмоций. Просто жуть берет. А когда контактных боев нет, то «химию» экономят. Там самогона достаточно.

О ВОЕНТОРГЕ И НАЁМНИКАХ

— Интересно отметить, что между регулярными частями ВСУ и карательными батальонами не только нет любви, но и время от времени вспыхивают перестрелки. И, если «правосеки» и прочий идейный сброд ведут себя как отпетые уголовники, то с армейскими командирами иногда удается наладить диалог. Нет, не братание, а купить у них, например, американский беспилотник или что-то из вооружения. И не только купить. Бывает, что звонит командир и говорит: я не поддерживаю то, что происходит. У меня здесь 18-летние пацаны и я не хочу ни их смерти, ни вашей. Поэтому давайте мы будем стрелять по звонку. Я на передовой буду три месяца, но, если меня сменят, то, вы понимаете, что потери будут реальные. Постреляли. Потом звонит: вы же сейчас будете «ответку» давать? – тогда я скажу своим, чтоб укрылись.

На отдельных участках фронта иногда такое бывает. Как только после ротации заходят карательные батальоны, то «насыпают» из всего, что есть.

— Интересно, насколько украинскую армию укрепляют иностранные наёмники, присутствие которых уже очевидно всем?

— Наёмники – это отбросы, которые, как коршуны, слетелись со всего мира. Много женщин-снайперов, в основном, из стран Прибалтики, которых здесь называют «чёрные ведьмы». В 2014 году в Шахтёрске поймали негра, который не понимал ни по-русски, ни по-украински, зато хорошо говорил по-грузински. Грузинское присутствие в украинских событиях последних лет весьма существенно. Недавно забастовали грузинские наёмники, потому что им задолжали зарплату.

Среди иностранцев есть особая категория уродов, которые приезжают из чисто спортивного интереса, как на сафари, людей пострелять. Платят за это немалые деньги.

О ВОИНАХ НОВОРОССИИ

— В наших рядах воюет лишь небольшая часть местного населения. Те, кто стоит на «передке», каждую минуту рискуют своей жизнью. Были моменты, когда не было ни зарплаты, ни материального обеспечения, а они стояли за идею. Это настоящие герои, имена которых широкой публике не известны. Они вросли в эту землю, защищая её. Они были там и в 2014, стоят и сейчас. Все те же лица. Ротации происходят только внутри подразделения. С этими бойцами мне, как командиру легче и спокойнее. Другое дело, что их некем заменить. Да и условия создаются такие, что люди уходят.

Можно было бы объявить всеобщую мобилизацию, но под конкретную задачу, потому как армию надо кормить, поить, одевать, обувать и снабжать оружием. Ну, а, если топтаться на месте, как это у нас происходит, то и небольшому контингенту средств не будет хватать.

— В 2014 году защищать Донбасс ехало много добровольцев из России, потом поток уменьшился, а потом начался обратный процесс.

— Я скажу больше: заканчиваются контракты, и я не знаю, кто готов продлить их. Ещё одну зиму в окопах мы не выдержим. Это, кстати, люди, которые приехали за идею, у которых были бизнес или работа, приносившие им гораздо больший доход, чем они получают сейчас. Но есть и сейчас те, кто готов приехать.

— Равно, как и волонтёры. Люди бросают обустроенный мирный быт, собирают гумпомощь и везут ее нуждающимся в простреливаемые районы. А когда на российской таможне ужесточили условия провоза помощи, то дробили собранное и на себе — под видом личных вещей — перетаскивали груз...

— Совершенно верно. Я всё это прошёел, потому что, когда случается выезжать в Россию, то пустым не возвращаюсь, обязательно везу какую-то помощь. Тяжело, очень тяжело, когда хочешь помочь, а не получается. Мой старший сын продал свой «Мерседес» и все деньги пустил на обмундирование бойцов, когда осенью начались холода, и бойцы стали по ночам замерзать.

ОБ ОБСТАНОВКЕ НА ФРОНТЕ

— По периметру противостояния позиционные бои не прекращаются. На той стороне наращиваются тяжелые вооружения. Недавно посол Украины в США Валерий Чалый подтвердил, что оружие на Украину, в то числе и летальное, поставляют десять европейских стран. Идет ротация бойцов, выстроены инженерные сооружения. И эта подготовка видна. В любой момент противник готов начать наступление. А пресловутые Минские соглашения о мирном урегулировании конфликта стали в Донбассе уже притчей во языцех...

— Минские соглашения у нас, как гири на ногах. Я не знаю, кто там с кем соглашается, но результаты плачевные. Гибнут люди, рушатся дома, а мы должны соблюдать Минские соглашения ценой жизни бойцов. Дошло до того, что на боекомплект пломбы вешали. Ну вы уж объявите войну, если идёт война, дайте какой-то статус!

Я вообще полагаю, что такие конфликты сами собой не рассасываются. И договорённости – ни Минские, ни «хлебные» не помогают. Просто когда можно было обойтись малой кровью, это не сделали. Во время успешного наступления в августе 2014-го, которое было остановлено сверху, можно было отодвинуть линию фронта хотя бы до Курахово и установить там границу. Тогда Донецк был бы недосягаем для их артиллерии.

Но мы их оставили прямо у себя на пороге. Их можно было выдавить даже после Дебальцевской операции. А мы выдумали какие-то «серые» зоны, которые в некоторых местах противник просто подмял под себя — и теперь стоит от нашей линии обороны буквально в 30 метрах, на расстоянии броска гранаты. От гранат защищают только руины домов. А так у нас с противником не только визуальный контакт, но и «пожелания спокойной ночи».

ОБ ОРУЖИИ

— Меня особенно удручает, когда с украинской стороны, где государственной идеологией является радикальный украинский национализм, я слышу грамотную русскую речь. Вот и недавно слушала одного такого замкомандира их подразделения, который рассказывал, что армия ДНР использовала при обстреле Красногоровки новые безосколочные снаряды для «Градов». Это на самом деле так, есть такие снаряды?

— Нет. Я не знаю, что еще у «Града» можно усовершенствовать, разве что ураном его начинить. Но у них со страху глаза велики. Когда наши 10-15 человек давали бой их подразделению, численность человек 150, то на следующий день в новостях они рассказывали, что боролись с российским спецназом, потому что «шахтёры так стрелять не могут». Мы, дескать, профессиональные военные, видим сразу почерк. Послушаешь – и сразу гордость тебя обуревает (смеётся).

Но иногда и у нас возникают серьёзные вопросы. Например, откуда у противника есть российские снайперские пулемёты «Корд» на беспилотной базе, которые по оценке западных специалистов признаны лучшими в мире?

НАРОДУ НАДО ОБЪЯСНИТЬ

— В 2014 году были провозглашены лозунги о построении социального государства в ДНР, деолигархизации, национализации – и народ поверил в это...

— Эти лозунги остались в 2014 году. Перевод предприятий под внешнее управление, которое произошло весной, многие восприняли как национализацию. Но собственники остались. Поэтому перевели по принципу: я тут присмотрю за твоим хозяйством, пока ты не можешь, а потом все верну тебе.

Впрочем, настроение мирного населения я не знаю, а среди военных с каждым днём остается все меньше тех, кто, как вначале, готов был погибнуть со словом Россия в сердце. Народу надо объяснить к какой цели мы идем – тогда проще смириться, перетерпеть какие-то лишения. Но когда ты сидишь и ждешь свой осколок, не понимая за что, это просто угнетает. И, к сожалению, на войне зачастую погибают лучшие. А когда выбиты лучшие, слизняки и приспособленцы начинают рассказывать о своем собственном «героизме». Уже сейчас можно наблюдать такое...

САБОТАЖ

— В этой ситуации самое незавидное положение оказывается у тех защитников Донбасса, кто выбыл из строя по ранению, стал инвалидом, а также у семей погибших бойцов. В ЛНР принят закон о статусе военнослужащего. А в ДНР?

— Они оказались за бортом, поскольку закон о статусе военнослужащих в ДНР так и не принят. У нас закрыли даже Первый военный госпиталь, который возник на базе Лечсанупра. А ведь там собрались самоотверженные врачи, благодаря которым многие раненые стали на ноги. Я сам возил туда и раненых, и лекарства. Это уникальное самообразование. Такой коллектив надо было беречь как зеницу ока и развивать его. Я расцениваю это как тихий саботаж.

У моего знакомого пуля попала в икроножную мышцу. Его лечили, лечили, а потом ампутировали ногу выше колена. Когда его вывезли в Ростов, врачи удивились: как такое можно было допустить? И я пришёл к выводу, что это было целенаправленное действие. На ключевых местах оказываются не просто случайные, а идеологические враги республики!

Потому что мы открыли ворота для всех. Возьмите ГАИ. С началом конфликта они уехали в Мариуполь. Я понимаю, по приказу, их вывели. А теперь возвращаются. Я уверен на миллион процентов, что все они прошли обработку СБУ! Вот такие и устраивают тихий саботаж. Второе: если раньше за порядок в городе отвечали военные, то теперь милиция. В том числе и те милиционеры, которые прибыли из Мариуполя. Более того, они дежурят и по ночам, когда не только действует комендантский час, но и происходит передислокация. Можете себе представить, где тут же «с телефона» оказывается эта информация! Это что, непонятно?! Говорят: у нас дефицит кадров. Да, если такие кадры, тот лучше без них обойтись! Они ещё аукнутся.

МАЛОРОССИЯ

— Недавно из уст главы ДНР Александра Захарченко прозвучала идея о необходимости создания Малороссии, а вскоре он объявил о том, что сама идея получила огромную поддержку, но называться Малороссией государство не будет, потому как «у многих это вызывает отторжение».

— Малороссия — это неожиданно. О себе могу сказать, что я поднимался на борьбу не ради ЛДНР, да и ополченцы первой волны тоже. Особо угнетает наличие между республиками границы, которая по официальной версии вроде бы должна препятствовать контрабанде. Больно на это смотреть. Следуя этой логике, можно и по городам и по районам разделиться. Сейчас не та ситуация, чтоб так себя вести. Наоборот, надо объединять все усилия.

— Что вы считаете нужно сделать, чтоб закончилась война, чтоб дети перестали бояться обстрелов, а взрослые – безумцев с оружием, чтоб люди стали жить нормально?

— Надо начать с себя, ибо победа кроется в умах. Будь порядок в умах, разве случилось бы такое на Украине? Кто-то говорит, что в России такого не может случиться. Но это не так, элементарно накалить обстановку и чиркнуть спичкой – и сосед пойдет на соседа. А чтоб такое не случилось, нужно что-то делать в этом направлении, чтоб не создавать условия для вольготной жизни ловцов рыбки в мутной воде. К сожалению, есть ряд влиятельных сил, которые не заинтересованы в нормализации обстановки в Донбассе. И как только намечается сдвиг и ситуация обещает разгореться, сразу все кидаются тушить этот костёр. Сейчас даже атаку перестали называть атакой – «провокация». Человеку, у которого погибли родственники или друзья, отвечать на неё нельзя, потому что это «провокация». А за всем этим стоит политика. Этим словом сейчас объясняют любой беспредел.

— О чем вы мечтаете?

— Мечтаю о том, чтоб люди одумались. Ведь у гробов нет карманов. Мне очень не нравится то, что у нас происходит. Но мы взяли в руки оружие, чтоб выжить. Нам нужно защитить свой дом, свои семьи. И мы не собираемся «наступать к границам Польши» — пусть они там, на Украине, без нашей помощи сгниют. А то помоги кому-то заведомому врагу, а потом ещё и виноват останешься. Как сейчас в той же Польше, где демонтируют памятники советским солдатам-освободителям.

Ванга когда-то говорила, что настанет время, когда зрячий не будет видеть, а слышащий не будет слышать. Для многих, похоже, оно настало. И задача выживания людей состоит в том, чтоб как можно быстрее избавиться от этой болезни...

Людмила Гордеева, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2022 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика