Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // С 1993 года мы живём по монархической конституции

С 1993 года мы живём по монархической конституции

1360134347_42AP070423L4912-го декабря исполнилась очередная годовщина принятия Основного закона Российской Федерации. Наша Конституция стала следствием государственного переворота, совершённого президентом Борисом Ельциным в 1993 году. Тогда Ельцин не просто распустил парламент в лице Верховного Совета РСФСР, но и отменил действующую советскую Конституцию. Переворот сопровождался убийством людей на улицах Москвы и расстрелом здания парламента. Итогом стал Основной закон, который даровал главе государства полную и почти ничем не ограниченную власть...

Скажем ещё более определённо — эта власть сродни власти монарха. На это дело уже давно обратили внимание многие юристы России. Нынешняя Конституция им сильно напомнила «Свод законов Российской империи», существовавший до Февральской революции 1917 года. Вот что пишет, к примеру, в одной из своих статей известный юрист Владимир Родионов:

«Явное сходство проявляется в правах и обязанностях особы императора и, соответственно, Президента Российской Федерации.

Так, особа императора является неприкосновенной (ст.5 Свода); Президент Российской Федерации также обладает неприкосновенностью (ст. 7 Конституции). Император обладал законодательной властью (ст.7); Президент, соответственно, обладает правом законодательной инициативы (п.1 ст.104; п.«г» ст.54). На практике эти слова почти эквиваленты. Закон подлежал обязательному заверению императором (ст.9), а сейчас — Президентом (п.«д» ст.34)... Император являлся главнокомандующим Вооружёнными силами (ст.14); Президент также является главнокомандующим Вооружёнными силами (п.1 ст.87)...

Император определял работу Государственного Совета и Государственной Думы и мог её досрочно распускать (ст.99 и 105). Президент имеет право на роспуск Государственной Думы до её переизбрания в определённых случаях (п.«б» ст.84). Император Российской империи имел право вводить военное положение в отдельных областях страны (ст.15). Такими же полномочиями наделён Президент (п.2 ст.87, ст.88)...».

Зачем же Ельцину, который в своё время шёл к высшей власти в стране под лозунгами «свободы и демократизации России», понадобился возврат к почти абсолютной монархии? Очевидно, для того, чтобы полностью развязать себе руки и освободиться от какого-либо контроля со стороны парламента или общественности страны.

Народу — дырку от бублика

Главными результатами деятельности Ельцина в начале 90-х годов стали стремительное ухудшение жизни людей и полный развал бывшей когда-то советской экономики. Сразу после краха СССР опекаемое Ельциным правительство Егора Гайдара отпустило цены — якобы чтобы ликвидировать товарный дефицит. При этом было обещано, что цены поднимутся не более чем в 3-3,5 раза. Но на самом деле они взлетели более чем в 50 раз! Вот что пишет по этому поводу исследователь Александр Островский:

«Российское правительство собиралось осуществить не переход к свободным ценам, а их искусственное повышение. Простым росчерком пера планировалось обесценить накопления предприятий и сбережения населения, ликвидировать огромный внутренний долг, резко снизить реальную заработную плату, а также расходы на пенсии, стипендии, пособия и т.д., иными словами в несколько раз «удешевить» наш труд, увеличить степень эксплуатации трудящегося человека».

В итоге к началу 1993 года, как отмечают специалисты, уровень жизни основной части населения страны понизился более чем в три раза, скатившись к уровню... дореволюционного 1913 года!

Что же касается экономики, то здесь Гайдар совершил самую настоящую диверсию — были отменены все без исключения ограничения на ввоз в Россию импортных товаров. В частности, по налоговым сборам установили нулевой импортный тариф (то есть ввезти в страну можно было что угодно и в каких угодно количествах, не заботясь о таможенных выплатах). Это обернулось крахом для отечественного производителя, который в силу разных обстоятельств зачастую просто не мог конкурировать с иностранцами.

Ситуацию усугубляло и то, что многие предприятия, особенно ВПК, были оставлены без правительственных выплат и дотаций. Это обернулось закрытием заводов и фабрик, массовой безработицей. Одновременно руководитель Госкомимущества Анатолий Чубайс начал процесс тотальной приватизации государственной собственности, которая в условиях наступившего кризиса уходила за бесценок — порой по цене... одного автомобиля!

Примечательно, что разрешения на такую сплошную приватизацию Чубайсу никто не давал — в начале 1992 года Верховный Совет исключил из планов приватизации стратегические и оборонные предприятия, системы энергетики и связи, нефтяную и газовую отрасли. То есть, намечалось прежде всего приватизировать торговлю и лёгкую промышленность. Но Чубайс с одобрения Ельцина замахнулся на всю российскую экономику...

Понятно, что тогдашний наш парламент — Верховный Совет РСФСР — не мог равнодушно наблюдать за происходящим в России. Мало того, согласно действующим тогда законам, любой шаг по реформированию страны президент должен был обязательно согласовывать с парламентом — ибо по советской Конституции высшую власть осуществлял Съезд народных депутатов, а президент являлся лишь исполнителем этой власти. На деле Ельцин при принятии решений всё меньше и меньше обращался к Верховному Совету.

Примерно с середины 1992 года со стороны депутатов начала раздаваться справедливая критика в адрес исполнительной власти. Эта критика касалась как законодательного самовольства президента и его окружения, так и общего ухудшения положения в стране. Депутаты стали отзывать то одно ельцинское полномочие на ведение «реформ», то другое.

А в ноябре 1992 года разразился грандиозный скандал. Ряд депутатов опубликовали в газете «Советская Россия» большую статью под названием «Агенты влияния». В статье прямо говорилось, что все шаги ельцинского окружения в экономике — падение жизненного уровня населения, спад промышленности, бесконтрольное открытие границ для иностранных товаров, тотальная приватизация — делаются исключительно в интересах Запада и в ущерб самой России.

Эти утверждения подкреплялись рядом интересных фактов. Так, оказалось, что почти все российские министерства с 1991-го по 1993 годы были буквально напичканы иностранными советниками — более 1500 человек из самых разных западных организаций! Так, политические консультации осуществлял американский «Институт Крибла», который ещё в 1990 году руководил выборным штабом Ельцина на первых выборах президента России. По вопросам финансов советы давали специалисты из западных банков «Лазар Фрер энд Си» и «Варбург ЛТД». А вот чубайсовские приватизационные проекты курировали спецы из Международного Валютного Фонда и американского Института международного развития...

Эта публикация буквально взбудоражила Верховный Совет. В результате на VII съезде народных депутатов, состоявшемся в декабре 1992 года, Гайдар был снят с должности исполняющего обязанности председателя правительства России, а на его место Ельцин был вынужден назначить Виктора Черномырдина. С этого момента президент взял курс на политическую конфронтацию с Верховным Советом.

Добро янки на танки и на царскую корону

Эта конфронтация всячески подогревалась западными странами, увидевшими в оппозиционных шагах Верховного Совета угрозу своему влиянию в России. Уже осенью 1992 года в высших правящих кругах США стали раздаваться требования о необходимости установления в России более твёрдой президентской власти.

Эта тема стала центральной во время неформальной встречи Ельцина и бывшего президента США Ричарда Никсона, прилетевшего в Москву в феврале 93-го года со специальным посланием президента Билла Клинтона. По возращении домой Никсон рекомендовал Клинтону встать на сторону Ельцина и всячески поддержать его в борьбе с «прокоммунистическим Верховным Советом». Поддержать в том числе и через изменение основного российского закона.

Любопытно, что к тому времени ельцинское окружение уже подготовило черновой проект варианта новой Конституции. Готовил этот проект советник Бориса Ельцина Сергей Шахрай — говорят, именно ему пришла в голову идея взять за основу царский «Свод законов Российской империи», особенно в части властных полномочий главы государства. И это обстоятельство нисколько не смутило лидеров западных демократий! Ещё бы, ведь для них были главнее «ельцинские реформы», а не сомнительная цена их достижений — причём как для обедневшего российского народа, так и для развития институтов гражданского общества, которые находились в России ещё в зачаточном состоянии...

Сразу после Никсона в Москву явился канцлер Германии Гельмут Коль. По некоторым данным, он специально приезжал в Россию, чтобы обсудить не только новую Конституцию, но и силовой вариант подавления Верховного Совета. Кстати, в своих мемуарах Ельцин не отрицает, что получил тогда от германского канцлера «добро» на использование против оппозиции чрезвычайных мер. Также через Коля наш президент обратился за помощью к лидерам стран «большой семёрки». Они все дружно заверили Бориса Николаевича в готовности поддержать любые силовые акции против парламента.

После этого Ельцин буквально расправил крылья! Быстро возник вариант силового разгона Верховного Совета и новой, монархической Конституции. В конце апреля 1993 года — якобы в рамках демократических процессов — было созвано так называемое «Конституционное совещание», которое должно было подготовить принятие нового основного закона.

В члены «совещания» провели исключительно сторонников Ельцина. Не удивительно, что пришедшему на это собрание спикеру Верховного Совета Руслану Хасбулатову устроили настоящую обструкцию, не дав ему слова. А одного из депутатов, который стал возмущаться таким грубым поведением ельцинистов, охранники просто выбросили из зала. Когда Генеральный прокурор Валентин Степанков напомнил охранникам о «депутатской неприкосновенности», то его, в свою очередь, охрана тоже просто отшвырнула в сторону. Всё это безобразие тогда демонстрировалось в прямом телевизионном эфире!

Летом 1993 года новая Конституция была полностью подготовлена. Понимая, что Верховный Совет никогда не пойдёт на её принятие, Ельцин принялся активно готовиться к его разгону. 7-го августа Россию посетил директор ЦРУ Джеймс Вулси. Сразу после его отлёта обратно в США Ельцин срочно собрал свой Президентский совет, где сообщил собравшимся, что директор ЦРУ высказал ему опасения судьбами приватизации в России. Поэтому, заявил президент, он намерен в сентябре перейти в решительное политическое наступление на парламент.

Надо сказать, что Джеймс Вулси не только подтолкнул Бориса Николаевича к осуществлению государственного переворота, но и оставил нескольких своих офицеров в Москве. Есть сведения, что эти люди приняли самое активное участие в разработке плана путча.

Путч начался 21-го сентября 1993 года и закончился кровавым разгоном Верховного Совета 3-4 октября. А в декабре «на референдуме» России была буквально навязана ельцинская Конституция, которая фактически вернула нас во времена монархии.

Эх, коронка Российской империи...

Впрочем и этого Ельцину показалось мало. Не смотря на разгон Верховного Совета, не смотря на новую Конституцию, популярность Бориса Николаевича в стране начала стремительно таять. Возникла серьёзная угроза потери президентского кресла и возвращения к власти коммунистов. Чтобы предотвратить такой сценарий развития событий и удержать власть любой ценой, в Кремле возникла идея возродить в России ограниченную монархию, а Ельцину присвоить звание пожизненного регента при царском троне.

В 1994 году ближайший сподвижник Ельцина и тогдашний председатель Совета Федерации Владимир Шумейко заявил в одном из телеинтервью о том, что считает такое решение возможным и что монархия всегда была благом для России. Курируемая Шумейко проправительственная «Российская газета» стала печатать целую серию материалов о былом величии Российской империи, о благе монархической идеи и даже о возможности возрождения царского престола...

Дело оставалось за малым – найти претендента.

Одно время, по свидетельству знающих людей, на эту роль рассматривались даже представители британской королевской династии. Дело в том, что британские монархи находятся в родственных отношениях с династией Романовых и потому теоретически могут претендовать на российский трон. Например, принц Гарри (его дедушка – принц Филипп) является потомком великой княгини Ольги Константиновны, внучки императора Николая Первого.

Разговоры о возрождении монархии в России по времени совпали с появлением очередной книги знаменитого британского писателя Фредерика Форсайта, имевшей название «Икона». По сюжету этого фантастического романа, в погрузившейся в хаос ельцинской России готовится коммунистическо-фашистский переворот, представляющий угрозу для всего «цивилизованного мира».

Чтобы его предотвратить, в дело вмешиваются американские и британские спецслужбы. Они не только ликвидируют «фашистскую угрозу», но и подбирают для русских «достойного правителя», согласно нашим же традициям. Им оказался один из принцев британского правящего дома.

Замечу, что Фредерик Форсайт – писатель очень серьёзный и к тому же... тесно связанный с британской разведкой МИ-6! Так что нельзя исключать того, что этот роман был специально заказан правительством Британии. Так сказать, для подготовки западного общественного мнения к возможной реставрации династии Романовых.

И эта акция вполне могла быть согласована с ельцинским Кремлём, где тогда сидело очень много агентов западного влияния.

Но Ельцин, поколебавшись, отверг британский вариант и остановился на иных кандидатах в цари...

Речь идёт по сути об авантюристах – «великой княгине» Марии Владимировне и её сыне, «цесаревиче» Георгии. Они представляют ту эмигрантскую ветвь Романовых, которая ведёт своё начало от Великого князя Кирилла Владимировича, двоюродного брата последнего русского царя Николая Второго.

По мнению специалистов, Кирилл – в силу ряда обстоятельств – потерял право на трон ещё задолго до революции. Ещё меньше прав на трон имеют его потомки. Так, его сын, Владимир Кириллович, женился на некой Леониде Георгиевне, вдове одного американского миллионера, от брака с которым у неё осталась дочь Мария. Владимир её усыновил. Понятно, что эта женщина, как и её сын Георгий, никакого отношения к русскому трону не могут иметь вообще.

Однако эти деятели придерживаются другого мнения. Находясь в эмиграции, Кирилл провозгласил себя единственным наследником царского трона. И хотя никто из нормальных русских белых эмигрантов этого права за ним так и не признал, Кирилл торжественно передал этот титул «по наследству» сыну Владимиру, а тот – своей падчерице Марии Владимировне (ставшей «великой княгиней») и её отпрыску Георгию.

Наверное, этот случай так и остался бы фарсом, вполне достойным известной советской кинокомедии «Корона Российской империи», если бы не монархические заботы Ельцина...

Как и чем эта авантюристская семейка привлекла к себе внимание первого российского президента, сказать сложно. По заверениям бывшего начальника охраны Ельцина Александра Коржакова, вдова «царя Владимира Кирилловича» Леонида Георгиевна обещала Ельцину поддержку западных влиятельных кругов – как политическую, так и материальную. А в прямом эфире российского телевидения Леонида заявила, что если её семью посадят на русский трон, она не будет вмешиваться в действия существующей власти. Что, собственно, Ельцину и требовалось.

И началось! Наследником престола был провозглашён внук Леониды «цесаревич» Георгий, который по-русски не мог связать и двух слов. В сопровождении матери и бабки за казённый бюджетный счёт он объездил почти всю Россию, во всех городах наши начальники встречали семейку почти с царскими почестями. Яркий пример – их визит в Нижний Новгород в 1995 году, когда наш тогдашний губернатор и вроде как убеждённый демократ Борис Немцов принимал «Романовых» так, словно они уже воссели на престол.

Вот что рассказал электронному изданию «Православные новости» сотрудник Администрации президента России, пожелавший остаться неизвестным:

«Я лично держал в руках салфетку с вышитой царской монограммой, буквой «Г»; столовое бельё для торжественных приёмов будущего царя готовилось на совесть. Специальная комиссия отсматривала эскизы «коронационного» фарфора и столового серебра.

Частично эта посуда до сих пор используется на кремлёвских приёмах – естественно, уже без монограммы, просто с орлом... Собственно, сама грандиознейшая реконструкция Большого Кремлёвского дворца, затеянная в 90-е Пал Палычем Бородиным, была затеяна в расчёте на будущую коронацию...».

Идея реставрации монархии витала над Кремлём практически все 90-е годы, пока Ельцин к ней не охладел. Говорят, что ему принесли результаты разных соцопросов, в которых народ, мягко говоря, выражал недоумение, узнав о реставрационных планах. Кроме того, историки убедительно доказали, что «кирилловичи» никаких прав на российских трон не имеют.

И в 1998 году Ельцин махнул на монархию рукой. Вот что написали по этому поводу «Православные новости»:

«Финалом несостоявшейся реставрации стала церемония захоронения останков Николая Второго и членов его семьи в Петропавловском соборе... Опытная интриганка Мария Владимировна, сменившая престарелую Леониду Георгиевну, понимая, что её песенка спета, и не дожидаясь позорного отказа от приглашения на церемонию, отказалась сама... Всем же остальным Романовым... было недвусмысленно предложено не беспокоиться: монархия в России уничтожена, похоронена и больше не возродится.

Тем более надвигался августовский кризис, перед Россией и перед Борисом Ельциным вставали более злободневные задачи»…

… По слухам, в Кремле сегодня вновь захотели реставрировать монархию. Отсюда и резкая активизация современных монархистов в лице бывшего крымского прокурора Натальи Поклонской, деятелей типа отставного генерала СВР Леонида Решетникова с его обществом «Двуглавый орёл» или «православного» олигарха Константина Малофеева. Что ж, в нашей стране возможно всё — особенно с учётом монархической Конституции: как говорится, было бы желание самого президента страны, чьи полномочия практически ничем и никем не ограничены. Вопрос только — а пойдёт ли это во благо России? Лично я в этом глубоко сомневаюсь…

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2022 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика