Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // Праздник всех Каинов — 100 лет БНР

Праздник всех Каинов — 100 лет БНР

1Белорусские националисты отпраздновали 100-летнюю годовщину со момента образования так называемой «Белорусской Народной Республики» (БНР).  Давайте разберёмся, что это за «праздник» и нужен ли он вообще белорусскому народу...

После победы Октябрьской революции Россия продолжала находиться в состоянии войны с Германией. Советское правительство, возглавляемое В.И. Лениным, считало необходимым остановить военные действия на фронте, заключить мир и тем самым спасти молодую Советскую Республику.

26-го ноября 1917 года в Брест-Литовске начались мирные переговоры. Советское правительство предложило Германии заключить мирный договор без аннексий и контрибуций. Правящие круги Германии отклонили это предложение и потребовали 150 тысяч квадратных километров советской территории.

Под знамёнами кайзера

В результате мирные переговоры были сорваны и 18-го февраля 1918 года кайзеровская Германия возобновила военные действия. Более 50 отборных немецких и австро-германских дивизий начали наступление по всему советско-германскому фронту.

Над Советской страной нависла смертельная угроза. Для борьбы с агрессором были предприняты чрезвычайные меры. Совет Народных Комиссаров в своём воззвании «К трудящимся всей России» призвал граждан страны вступить в Красную Армию и дать решительный отпор врагу. 21-го февраля 1918 года был принят подписанный В.И. Лениным декрет «Социалистическое Отечество в опасности».

Тысячи рабочих и крестьян записывались добровольцами в Красную Армию. Трудящиеся Белоруссии не остались в стороне. Уже на следующий день после подписания декрета в Могилёве добровольцами записались две тысячи белорусов. В Витебской губернии добровольцами стали пять тысяч человек, а в самом Витебске были сформированы четыре батальона имени Витебского Совета. В Орше был сформирован конный дивизион, а в Гомеле – 1-й и 2-й красногвардейские батальоны.

В результате упорного сопротивления Красная Армия не дала Германским войскам достичь намеченных целей и захватить Москву, хотя и пришлось оставить Минск, Оршу, Полоцк, Двинск. 3-го марта 1918 года в Бресте был подписан мирный договор, по условиям которого Германии отходили значительные территории Украины, Белоруссии и РСФСР. Брестский договор был несправедливым и грабительским, но давал передышку Советской стране.

Захваченные белорусские земли немецкая администрация рассматривала как источник материальных ресурсов для обеспечения своей армии и продолжения войны. Оккупанты опустошали страну, отнимали у населения домашний скот. Проводились карательные экспедиции, которые сопровождались обязательными грабежами, арестами и расстрелами мирного населения.

На оккупированных землях была создана густая сеть концентрационных лагерей. Только из одного Минска насильно вывезли на принудительные работы в Германию пятнадцать тысяч человек. Оккупационная власть делала всё, чтобы запугать белорусов и сделать их покорными. Но нашла коса на камень!

Белорусский народ выступил против захватчиков. Уже весной 1918 года по всей оккупированной территории прошла волна забастовок, которые очень часто перерастали в вооружённые столкновения. Одно за другим вспыхивали восстания. Наиболее острую форму они приобрели в Новогрудском уезде и соседних с ним волостях Барановического уезда. Мощные крестьянские выступления были отмечены в Слуцком, Быховском, Речицком, Бобруйском уездах.

Координирующую роль в этих выступлениях выполняли подпольные партийные организации РКП(б), которые объединяли в своих рядах более 4400 коммунистов. Таких организаций было создано более сотни, и они охватывали всю территорию Белоруссии, находящуюся под германским управлением.

Также в тылу немецких войск было развёрнуто партизанское движение. Вся оккупированная территория была разделена на двенадцать зон, в которых размещались партизанские отряды...

А в это же время в оккупированной Белоруссии объявляются люди, которые предлагают германским властям сотрудничество и поддержку. 21-го февраля 1918 года с хлебом и солью они встречают немецких оккупантов в Минске, на вокзале, а затем в гостинице «Европа» дают обед в честь своих “освободителей”. А уже 25 марта 2018 года эти люди объявляют о создании “Белорусской Народной Республики”.

Во все времена стремление человека получить какие-то блага в обмен на сотрудничество с врагами, а тем более с захватчиками, считалось предательством и приравнивалось к иудиному греху. Человек с молоком матери впитывает эту истину, и затем она сопровождает его всю жизнь.

Не может быть будущего у государства, граждане которого способны на предательство и находят десятки оправданий своему поведению. Не может быть будущего у государства, если остальные граждане соглашаются с предателем и также находят десятки оправданий его поведению!

Белорусский народ не стал искать оправданий предателям. Не мог он это делать, потому что находился с ними по разные стороны баррикад. Предатели это поняли, и поэтому сразу же дали своё согласие на строительство в Минске двух концентрационных лагерей.

Через две недели после объявления независимости БНР, концлагеря были огорожены колючей проволокой, и в каждый из них были загнаны по три тысячи белорусов. После этого во многих городах были открыты публичные дома, и туда загонялись молодые женщины и девушки для увеселения немецких солдат и офицеров. Да, чего только не сделаешь для своих благодетелей!

А 25-го апреля 1918 года, через месяц после объявления независимости БНР, её руководители направляют германскому кайзеру Вильгельму II телеграмму, в которой выражают свою благодарность “за освобождение Белоруссии немецкими войсками”: “Только под защитой Германской империи видит край свою добрую долю в будущем”.

И видим мы, что вместо того чтобы организовать вооружённое сопротивление захватчикам, новоявленные политики пошли на сотрудничество с оккупационным режимом. Решили они стать надсмотрщиками над белорусским народом, а оккупированную территорию превратить в подобие концлагеря с послушными и безропотными работниками.

Но белорусы — народ свободолюбивый. Даже за шесть веков литовско-польского ига не смогли литовские князья и польские короли заставить белорусов признать над собой главенство папы Римского. Даже после предательства со стороны своей знати, её окатоличевания и ополячивания, белорусы помнили о своих русских корнях и не признавали чужую веру. Поэтому и при немцах белорусы не пошли на поводу у политиков, торгующих свободой и независимостью страны. БНР так и осталась мифической страной, созданной на бумаге и в возбуждённых умах коллаборационистов.

В результате наступления Красной Армии Германия начала вывод своих войск с оккупированных территорий и в декабре 1918 года Минск был освобождён. Вместе с кайзеровскими войсками было изгнано из Белоруссии и правительство БНР. После этого начали белорусы избавляться от постыдного наследия предателей — символично, что в числе первых своих приказов Военно-революционный комитет Белорусской ССР вынес постановление о ликвидации в стране публичных домов и запрете занятия проституцией...

Под знамёнами Гитлера и Госдепа

Но в 1941 году, после оккупации БССР гитлеровскими войсками, коллаборационисты возвращаются в Белоруссию и берутся за старое. Объявляют они о воссоздании БНР и тут же открывают в оккупированном Минске, на месте нынешнего кинотеатра «Победа», первый публичный дом, тем самым ещё раз подтверждая народную поговорку: “Горбатого только могила исправит”.

К этому коллаборационисты начали готовиться задолго до войны. Ещё в конце 1930-х годов третий по счёту президент БНР в изгнании В. Захарка обратился к Гитлеру с предложением о сотрудничестве, а также с заверениями о поддержке. Результатом этого обращения к Гитлеру стало разрешение на использование бело-красно-белого флага как символа новой власти в Белоруссии, а также публичных домов как знак гостеприимства по отношению к оккупационным войскам.

Стали предатели благодарить Гитлера за предоставленные свободы. Но как говорят в народе: недолго музыка играла. Поднялся белорусский народ на борьбу с захватчиками и предателями. Пощады не было никому. И когда белорусские подпольщики уничтожили гауляйтера Вильгельма Кубе, стали коллаборационисты писать жалобные некрологи в своих газетах и лить слёзы: “Его нет больше среди нас. Вильгельм Кубе был одним из наилучших, наисердечнейших друзей, который думал и говорил так, как каждый белорусский националист”...

… В наше время белорусская оппозиция, готовясь к празднованию 25 марта 2018 года 100-летия создания БНР, не хочет вспоминать эти факты. Но белорусский народ помнит это предательство и предупреждает нынешних свядомых змагаров, что такая участь постигнет всех, кто попытается навязать белорусам свой порядок и разврат.

Сейчас, когда просматриваешь оппозиционные СМИ, ведущие антибелорусскую пропаганду и льющие грязь на Россию, узнаёшь стиль и почерк фашистских газет, издававшихся в БНР при немцах. И в этом нет ничего удивительного. Все эти издания в настоящее время финансируются и управляются Западом.

Это они сейчас учат молодое поколение белорусов чтить память предателей, фотографии которых мы часто видим на плакатах во время пикетов и шествий белорусской оппозиции. Какие выводы из этого могут быть сделаны? Оказывается, можно предавать своё Отечество, свой народ и служить палачам.

Протестуйте, — призывает белорусов Запад. Придёт время и ваши портреты пронесут по улицам новой Беларуси, — к этому времени она превратится в европейское государство, от моря до моря. И неважно, что в этом государстве все будут говорить на польском языке, а главное, что там будут вами восхищаться и называть революционерами, — убеждает белорусов Госдеп.

С Западом, с Госдепом и с белорусской оппозицией всё ясно. Одни работают, другие платят. Но вызывает тревогу поведение должностных лиц нашего государства. Разрешив празднование 100-летия БНР и использование при этом символики этого государства времён Кайзера и Гитлера, чиновники фактически объявили амнистию всем предателям, изображённым на плакатах.

Похоже, что решили белорусские чиновники наладить контакты с белорусской оппозицией. Тут надо прямо сказать: это опрометчивый шаг, потому что могут наступить такие времена в нашем государстве, когда самыми дефицитными предметами первой необходимости станут мусорные баки. И вынуждены будут змагары садить в мусорные баки не по одному чиновнику, как это было на Украине, а сразу по два.

И можно быть уверенным — жалости к чиновникам у белорусских змагаров не будет Автор ещё раз повторяет: Запад им за это платит. Тут не до высших материй.

Анатолий Шлыков, специально для «Посольского приказа»

История БНР

Несмотря на то, что сегодня провозглашение Белорусской Народной Республики рассматривается «свядомыми» историками как важный этап развития белорусской государственности, БНР лишь с изрядной долей условности можно назвать государством. На оккупированной немцами территории Белоруссии все вопросы государственного уровня решались германской военной администрацией. БНР не имела собственной армии, органов власти на местах, финансовой и судебной системы. Полномочия белорусского правительства ограничивались сферой культуры и образования. Словом, БНР была одной из многочисленных фантомных республик, провозглашённых в 1918–1920 годах на территории бывшей Российской империи.

При этом Белорусскую Народную Республику, в отличие от ряда других политических фантомов того времени, официально не признало ни одно (!) государство в мире. Белорусские сепаратисты рассчитывали прежде всего на помощь Германии, а потому 25-го апреля 1918 года они отправили телеграмму кайзеру Вильгельму II, в которой объявлялась благодарность «за освобождение Белоруссии германскими войсками от тяжёлого чужого гнёта, насилия и анархии» и выражалась просьба о защите независимости белорусского государства со стороны Германской империи. Однако немецкое руководство отказалось признавать суверенитет БНР, считая большую часть Белоруссии территорией большевистской России. Германия готова была терпеть на захваченных землях потешное белорусское правительство, но поощрять его игры в «незалежнасць» немцы не собирались.

Не сложились у БНР отношения даже с самым близким соседом – Украиной: восточноевропейские «державы» за всё время своего существования так и не смогли договориться о том, кому должно принадлежать Полесье. Один из участников белорусского националистического движения того времени, историк Митрофан Довнар-Запольский, вспоминал: «Правительство Украинской рады, хотя и выразило симпатию новому государственному образованию, выказало ряд колебаний и стало проявлять империалистические тенденции в смысле легального захвата южных частей Белоруссии. Оно считало себя слишком прочным и вместо того, чтобы поддержать Белоруссию, стало предъявлять к ней территориальные требования… Правительство Украинской рады было сметено гетманским режимом, который оказался ещё менее дальновидным. Украинское правительство стало захватывать южные уезды Белоруссии и вело себя так, что дальнейшие переговоры с ним потеряли для белорусского правительства всякий реальный интерес».

Пожалуй, единственными атрибутами государства, имевшимися у Белорусской Народной Республики, были герб и флаг (вопрос о существовании гимна БНР до сих пор остаётся дискуссионным). В качестве государственного герба был утверждён герб Великого княжества Литовского «Погоня», в качестве государственного флага – бело-красно-белое полотнище.

В 1991–1995 годах «бел-чырвона-белы сцяг» (он же БЧБ, он же «сало-мясо-сало») был государственным флагом Республики Беларусь. Сегодня БЧБ – символ борцов с «московской оккупацией», выступающих за «европейский» вектор развития Беларуси. История бело-красно-белого флага в последнее время обросла героическими легендами, суть которых сводится к тому, что под этим священным знаменем гордые литвины наголову разбивали презренных москалей во всех литовско-московских битвах. Однако на самом деле никакого отношения к Великому княжеству Литовскому «сало-мясо-сало» не имеет.

В 1944 году белорусский коллаборационист Адамович в издававшейся в Берлине газете «Раніца» писал: «Происхождение нашего сегодняшнего бело-красно-белого флага сравнительно недавнее и связано с революционным временем 1917 года, потому что вопрос об общенациональном или государственном флаге в прошлом не был исследован. А нашим национальным деятелям 1917 года и совсем неизвестен. Пришлось им выступить в этой области свободными творцами. В результате этого творчества сразу появился одноцветный белый флаг. Наверное, в признании его национальным флагом руководствовались расшифровкой самого названия „Беларусь“. Однако вскоре выявилось несоответствие такого одноцветного белого флага: он слишком бросался в глаза на фоне революционного понимания символики цветов (красный – цвет революции, белый – цвет контрреволюции). К тому же он издавна имел международное значение знака сдачи, капитуляции на войне. Поэтому вскоре посредине белого полотнища флага была проведена красная, „революционная“ полоса. Так и появился наш сегодняшний флаг».

В связи с поражением немцев в Первой мировой войне и подписанием Компьенского перемирия, по которому Германия была обязана вывести войска с оккупированных земель, большевики денонсировали Брестский мирный договор и направили войска Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) на освобождаемые территории. Ввиду приближения Красной Армии Рада БНР 3 декабря 1918 года переехала из Минска в Вильну, находившуюся под контролем польских формирований. 10 декабря Минск покинули немецкие войска.

После ухода немцев на территорию Западной Белоруссии вторглись польские дивизии. Глава возрождённой Польши Юзеф Пилсудский решил во что бы то ни стало расширить владения своего государства путём захвата белорусских, украинских и литовских земель, входивших ранее в состав Речи Посполитой. При этом «Начальник Польского государства» призывал белорусов сражаться «за вашу и нашу свободу», обещая отдать власть в Белоруссии Раде БНР.

Однако, когда польские войска захватили значительную часть территории Белоруссии, выяснилось, что Пилсудскому вовсе не нужна «польско-белорусская федерация», как он заявлял ранее, его цель – единая Польша «от можа до можа».

Часть деятелей БНР была не против вхождения белорусских земель в состав Польши, другая часть разочаровалась в Пилсудском, увидев в его политике звериный оскал польского империализма. На почве возникших разногласий в декабре 1919 года произошёл раскол Рады БНР на Наивысшую Раду и Народную Раду. В марте 1920 года Наивысшая Рада и польское правительство подписали договор, в соответствии с которым белорусские земли вошли в состав «обновлённой Польши в границах 1772 года», а белорусам была предоставлена национально-культурная автономия в пределах Минской губернии. Народная Рада в свою очередь сформировала правительство БНР во главе с Вацлавом Ластовским, которое подтвердило акт 25 марта 1918 года о независимости Белоруссии и обратилось к странам Антанты, Прибалтики и Германии с просьбой о материальной и военной поддержке. Разумеется, ни одно государство правительство БНР не поддержало. Польские власти объявили Народную Раду вне закона и арестовали её учредителей. Через несколько месяцев арестованных отпустили, после чего они уехали в литовский Каунас, где Рада и правительство БНР возобновили свою деятельность.

Оставшиеся лояльными Пилсудскому белорусские националисты смогли осуществить свою давнюю мечту – сформировать белорусское национальное войско. С согласия польского руководства была создана Белорусская военная комиссия, уполномоченная проводить набор добровольцев. Но дела у комиссии не пошли: за всё время её существования в добровольцы записалось всего... 485 человек! Белорусский учёный и современник тех событий Е.Ф. Карский отмечал: «На многочисленные призывы „Беларускай вайсковай камісіі“, наполненные всякой руганью против русских и приглашающие записываться в белорусскую армию, народ ответил молчанием и жестоким преследованием отступающих поляков, которые в бесчисленных сжиганиях городов и деревень, в реквизициях, грабежах, взяточничестве и т. п. так проявили свои цивилизаторские способности».

Отступать польские войска начали в первых числах июля 1920 года, и уже к концу месяца вся территория Белоруссии была занята Красной Армией. Необычайно успешному наступлению красных способствовало то, что его поддержали белорусские крестьяне, развернувшие с первых дней оккупации широкую партизанскую борьбу против поляков. Дело в том, что белорусы воспринимали Красную Армию в качестве русской и рассуждали так: «Наши русские войска пришли освобождать наш белорусский край от ляхов»...

После поражения Красной Армии в Варшавской битве (вошедшей в польскую историю как «чудо на Висле») началось её стремительное отступление. Польские войска не только выбили РККА из Польши, но и захватили значительную часть белорусской территории. 12 октября 1920 года был заключён договор о перемирии, который определил предварительную советско-польскую границу, разделившую Белоруссию пополам.

Через несколько недель после заключения перемирия произошли два весьма своеобразных рецидива провозглашения независимости под флагом БНР: рейд атамана Булак-Балаховича и Слуцкое вооружённое выступление.

Сначала несколько слов о Станиславе Булак-Балаховиче. Лучше всего личность этого политического деятеля охарактеризовал Пилсудский: «Он бандит, но не только бандит, а человек, который сегодня русский, завтра поляк, послезавтра белорус, ещё через день – негр». Родившись на Браславщине, Балахович, действительно, в течение жизни с лёгкостью менял национальную идентичность и политические взгляды по одному ему известным мотивам. В 1914 году Станислав вместе с братом Юзефом добровольно вступил в русскую армию, в рядах которой бесстрашно сражался на фронтах Первой мировой войны. За боевые заслуги он был награждён Георгиевской медалью и Георгиевскими крестами 4-й, 3-й и 2-й степеней. После Октября 17-го Балахович перешёл на сторону красных. По приказу наркомвоенмора Троцкого руководил подавлением антибольшевистских крестьянских восстаний в окрестностях Луги.

В конце октября 1918 года батька Булак, будучи этническим поляком и католиком, объявил о начале партизанской войны против большевиков «за русский народ и православную церковь», а в ноябре перебрался в Псков, где был произведён в офицеры Псковского добровольческого корпуса. Однако Балахович посрамил честь белого офицера поощрением чудовищных грабежей и бессудных расправ над мирным населением, за что генерал Юденич приказал арестовать его и предать суду.

В феврале 1920 года Балахович уехал в Варшаву. Там он познакомился с бывшим главой Боевой организации эсеров Борисом Савинковым, который явился в Польшу с идеей «третьей России» без большевиков и монархистов и с готовностью признать национальное самоопределение российских народов. При поддержке польского руководства Савинков сформировал Русскую Народную Добровольческую Армию (РИДА), командующим которой по личному распоряжению Пилсудского был назначен Булак-Балахович, ставший к тому времени убеждённым белорусским националистом. Столь необычное кадровое решение было обусловлено монархическим настроем русских генералов, имевшихся в распоряжении у Савинкова. Главе Польши была нужна «русская» армия, которая сражалась бы с большевиками не за единую и неделимую Россию, а за польские национальные интересы; в такой ситуации кандидатура белорусского националиста на пост командующего представлялась Пилсудскому идеальной.

6 ноября 1920 года РНДА перешла польско-советскую границу, установленную договором о перемирии, и захватила несколько населённых пунктов в белорусском Полесье. 12 ноября войска Булак-Балаховича заняли небольшой город Мозырь, где командующий РНДА заявил о восстановлении Белорусской Народной Республики и провозгласил себя «Начальником белорусского государства» (полная аналогия с должностью Пилсудского). Правительство новой БНР было сформировано из членов созданного в Варшаве Белорусского политического комитета. Из белорусских частей РНДА была образована Белорусская Народная Армия.

«Восстановленная» БНР просуществовала около двух недель. За это время балаховцы успели провести на захваченной территории серию крупных еврейских погромов, в ходе которых было убито несколько сот человек. Приведём небольшую выдержку из доклада товарища Миндлина о зверствах балаховцев, прочитанного на заседании Минского Совета 10 января 1921 года:

«Мозырь. Всё без исключения еврейское население г. Мозыря, насчитывающее 11000 человек, подверглось повальному ограблению. Разграблены – бельё, одежда, посуда, домашние вещи, коровы; забраны все инструменты у рабочих и ремесленников. Убито 32 человека, изнасиловано свыше 300 женщин, в том числе девочки от 12 до 15 лет, а также беременные и только что родившие женщины.

Ст. Птичь. Всё еврейское население (200 человек) разграблено; забраны все инструменты, человеческих жертв не было, изнасиловано несколько женщин.

Дер. Житковичи. Еврейское население в деревне и на станции составляет 600 чел. Ограблено 400 человек, убито 4, изнасиловано 7 женщин.

Мест. Туров. Еврейское население до 4000 человек. Забрано всё имущество. Убит 71 человек, в том числе жители окрестных деревень, часть из них убита балаховцами, а часть поляками в то время, когда евреи хотели спастись от балаховцев и скрыться за демарклинией. Изнасиловано 100 женщин. Разрушения значительнее, чем в Мозыре.

Мест. Петриков. Еврейское население в 2200 человек (христианского населения в два с половиной раза больше). Всё еврейское имущество разграблено, много домов сожжено. Убито 45 человек, в том числе евреи из окрестных деревень. Изнасиловано до 100 женщин, из которых 10 заразились, 30 забеременели».

Ничем, кроме убийств, изнасилований и грабежей, белорусские националисты себя не проявили. В конце ноября войско ВНР было разбито Красной Армией. Балахович и его подельники с трудом пробились на польскую территорию, где были интернированы и разоружены. Остаток жизни Булак-Балахович провёл в Польше, получив от Пилсудского звание генерала польской армии и лесную концессию в Беловежской Пуще.

Через несколько дней после ухода балаховцев с советской территории произошло вооружённое выступление в Слуцке. По условиям заключённого 12 октября перемирия Слуцкий уезд Минской губернии, расположенный в Центральной Белоруссии, был разделён на две части – польскую и советскую. При этом на момент окончания боевых действий польские войска контролировали всю территорию уезда. По договору о перемирии им предписывалось отойти за реку Морочь, уступив большевикам Слуцк и прилегающие населённые пункты. Перед уходом из советской части Случчины поляки помогли белорусским националистам создать местные органы власти и вооружённые отряды для сопротивления РККА.

15-16 ноября 1920 года в Слуцке был собран съезд представителей волостей и местечек, который, в надежде реанимировать БНР, избрал Слуцкую белорусскую раду и выразил протест против вступления Красной Армии в пределы Слуцкого уезда. Провозгласив принцип «независимости Белоруссии в её этнографических границах», съезд не протестовал против оккупации поляками Западной Белоруссии и требовал оставить уезд в границах Польши. В течение трёх дней Рада сформировала Слуцкую бригаду в составе двух полков общей численностью 2 тысячи человек.

24 ноября польские войска покинули Слуцк, а вслед за ними в нейтральную 15-километровую зону на советско-польской границе отправилась Слуцкая бригада. Базируясь в нейтральной зоне, бригада в течение трёх недель предприняла несколько несерьёзных набеговых операций на позиции красноармейцев, а при попытке перейти к захвату и удержанию территории подверглась сокрушительному разгрому. После этого слуцкие полки отошли в расположение польских войск, где сложили оружие и были интернированы.

Отметим, что в ходе боёв значительная часть личного состава Слуцкой бригады, включая большую часть командования, разбежалась. Командир 1-го Слуцкого полка Пётр Чайка тайно сотрудничал с большевиками, а затем перешёл на их сторону. Другие офицеры бригады – Миронович, Реут, Анципович – также были обвинены Радой Случчины в измене. Впрочем, все эти факты не мешают сегодняшним «свядомым» активистам отмечать 27 ноября, в годовщину первого боя Слуцкой бригады, так называемый «День героев».

Провал Слуцкого восстания объясняется прежде всего тем, что население Случчины не питало ни малейшей симпатии к местечковым националистам. Это видно по рапорту польского офицера Яна Сушиньского (январь 1920 года): "Слуцк «непоколебимый» и «непобеждённый» – такими эпитетами русско-церковная общественность окрестила свой Слуцк. И в этом есть доля правды. Ещё во времена Петра и Екатерины эти места считались своим плацдармом, дальше всего выдвинутым на запад. Отсюда наносились наиболее ощутимые удары по Польской Речи Посполитой (дело ликвидации унии)… Наконец, здесь глубоко укоренились идеалы Сусаниных, Мининых и Пожарских. Деревенская молодёжь здесь сильно пропитана идеей идти по следам «героев»… Православные крестьяне, подстрекаемые жидами, верят, что вскоре «польские паны» отсюда уйдут и тогда настанет крестьянско-православный рай, а панам-католикам будет «крышка»… Молодёжь клонится преимущественно к Москве, и этому нечего удивляться, потому что она была воспитана в русских школах, потому вздыхают по Деникину и великой независимой России. Кроме того, здесь видна агитация социал-революционеров… Православное население, особенно бывшие чиновники, не может смириться с современными условиями и потому не только тянется к Москве, но и по большевикам вздыхает – «это всегда своё»…

То есть население Случчины двумя руками поддерживало Россию, причём без разницы – белую или красную!

18 марта 1921 года в Риге был подписан мирный договор, в соответствии с которым западная часть Белоруссии отошла Польше, восточная – Советской России. По договорённости сторон советско-польская граница прошла в 40 километрах западнее Минска.

Находившееся в Каунасе правительство БНР во главе с Ластовским приняло обращение ко «всему культурному миру», в котором подписание Рижского мирного договора квалифицировалось как позорное преступление и «кошмарная насмешка над демократией и её идеалами». Правительство Ластовского заявило, что белорусский народ никогда не признает Рижский мир и «будет бороться до конца за свою независимость и неделимость».

Однако к тому времени большевики уже перехватили у бээнэровцев инициативу в деле белорусского государственного строительства. И белорусские националисты вскоре это осознали. В октябре 1925 года на заседании в Берлине Рада и правительство БНР объявили о самороспуске и прекращении борьбы с большевиками; советский Минск был объявлен «единственным центром национально-государственного возрождения Белоруссии».

Несколько членов распущенной Рады отказались подчиниться принятому решению и создали свою Раду БНР, которая до сих пор действует за границей. Разумеется, деятельность её больше относится к цирковому искусству, нежели к политике...

Всеслав Зинькевич ( из книги «Несвядомая» история Белой Руси»)

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика