Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Успех русских взбесил латышей-националистов

Успех русских взбесил латышей-националистов

В Латвии нагнетается русофобская истерия, которую вызвал несомненный успех «русского плебисцита» – акции по сбору подписей за придание русскому языку статуса государственного.

Напомним, к декабрю прошедшего года организаторам этой акции удалось в строго отведенные сроки получить поддержку 187 000 латвийских избирателей – почти на 30 000 больше, чем того требовалось по Конституции. После этого президенту страны Андрису Берзиньшу не оставалось ничего другого, как внести данный вопрос на голосование в латвийский парламент, хотя сам он был категорически против этого. Латвийский парламент, естественно, «прокатил» законопроект о придании русскому языку статуса государственного, т. к. большинство депутатов принадлежат как раз к националистическим партиям. Но далее, строго по Конституции страны, этот же вопрос был вынесен на всенародный референдум, который и должен пройти в Латвии 18 февраля этого года. Вот против этого-то референдума и ополчились сейчас чуть ли не все националистические силы страны.

Дошло до того, что две партии из правящей коалиции вознамерились вообще запретить или отменить референдум, несмотря на то, что решение о его проведении принималось отнюдь не сторонниками русского языка и потому было оформлено с соблюдением всех норм латвийского законодательства. Но что значит закон, даже Конституция страны, где прописан порядок созыва референдума, если на кон поставлено, как считают националисты, само существование независимого латвийского государства! И парламентское объединение «Всё – Латвии!»-ТБ/ДННЛ решило перейти от слов к делу и обратилось в Конституционный суд страны с заявлением о признании референдума антиконституционным. И, как заявил 11 января председатель высшей судебной инстанции страны Гунар Кутрис, Конституционный суд Латвии может приостановить проведение референдума. По его словам, если КС получит заявление, соответствующее компетенции суда, если будет оспорен нормативный акт или же соответствующий акт издаст президент, то КС может принять такое заявление или возбудить дело. И хотя по сложившейся практике суду на принятие решения отводится месяц, Кутрис заявил, что бывают ситуации, когда суд может принять решение раньше.

Параллельно с этой «юридической» атакой представители правящих партий, сообщает ИА REGNUM, буквально соревнуются друг с другом в дискредитации, а то и просто в грубом очернении предстоящего референдума. Так, председатель юридической комиссии Сейма Латвии Илма Чепане (партия «Единство») в интервью изданию Latvijas av?ze поставила под сомнение законность предстоящего референдума. «Я с самого начала пыталась убедить политиков «Единства» в том, что законность референдума весьма сомнительна. Референдум нельзя инициировать по поводу всего, что в голову придет, т. к. демократия – это не вседозволенность. Я и Центральную избирательную комиссию (ЦИК), и коллег спрашивала, можно ли мне за 10 000 собранных подписей организовать, например, референдум, в ходе которого мужчинам запретят голосовать. А если антисемиты начнут собирать подписи за то, чтобы прочие нацменьшинства не могли голосовать? Мне отвечали, что такого бы не допустили, подобный референдум организовывать нельзя. Но почему тогда за второй государственный язык, что идет вразрез с вопросом независимости, можно?» – негодует Чепане.

В свою очередь, советник латвийского премьер-министра по европейским вопросам, политолог Петерис Винкелис («Единство») приравнял референдум по статусу русского языка в Латвии к педофилии и смертной казни. В эфире радио Baltkom он заявил, что государство обязано разъяснить гражданам, почему русский язык не должен получить государственный статус, так же, как объяснять, почему запрещена педофилия и отменена смертная казнь. «Суть не в том, – заявил Винкелис, – какое количество сторонников и противников есть у каждой идеи, а должно ли государство объяснять избирателям, о чем идет речь, на каких основах строится государство, почему запрещена педофилия и отменена смертная казнь».

В Интернете тем временем стартовала неофициальная кампания, агитирующая латышей все же принять участие в референдуме, но с одной целью – забаллотировать своими голосами придание русскому языку статуса государственного. Студент юридического факультета Латвийского университета Мартиньш Павасарис разместил на Youtube полутораминутный ролик, который активно тиражируется в социальных сетях членами ВЛ-ТБ/ДННЛ и «Единства», а также размещен на домашней странице ВЛ-ТБ/ДННЛ.

Черно-белый видеоролик начинается демонстрацией заголовков-цитат: «У депутатов нет морального права голосовать за русский язык» (спикер Сейма Солвита Аболтиня), «Священнослужители призывают голосовать на референдуме против русского языка», «Русский язык должен быть вторым государственным языком» (Юрий Лужков), «Ушаков (мэр Риги. – Прим. KM.RU) допускает, что латышский язык может исчезнуть». Затем на фоне тревожной музыки появляется портрет лидера организации «Родной язык» Владимира Линдермана, организовавшего «русский плебисцит», который показывается с наплывом и фокусировкой на глаза, как бы подразумевая застывший в них дьявольский замысел по истреблению латышского языка. После этого «апокалипсиса в глазах» и кадров бессильно опущенного флага Латвии некий юноша, позирующий на фоне памятника Свободы, произносит: «Почти 200 000 граждан недавно показали свое единство против нашей страны. Теперь пришло время нам показать свое единство за нашу страну и нашу идентичность... Если мы не будем бороться за себя, то никто другой не сделает это вместо нас».

Ну а депутат Сейма Янис Домбрава (VL-ТБ/ДННЛ) договорился вчера до того, что сравнил русских Латвии с уголовниками. Самыми пламенными сторонниками двуязычия в Латвии являются преступники, которые находятся в тюрьмах, пишет он в своей статье, выдержки из которой приводит портал rus.delfi.lv. Анализируя активность сбора подписей за организацию языкового референдума, Домбрава заметил, что референдум поддерживает большая часть заключенных. Известно, что около 30% заключенных в латвийских тюрьмах являются негражданами, пишет Домбрава, при этом около 70% заключенных подписались за русский язык. «Возникает вопрос: какова этническая структура латвийских преступников, если такая большая часть из них подписалась за двуязычие?». Домбрава считает, что «бывший заключенный» Владимир Линдерман сумел завоевать симпатии «своей аудитории», а Нил Ушаков и Янис Урбанович (лидер партии «Центр согласия». – Прим. KM.RU) хотят добиться поддержки «самых пламенных сторонников русского языка – преступников».

Наконец, представитель Латвийского клуба националистов «Klubs 415», являющийся активным сторонником националистической партии «Всё – Латвии!» и адептом лозунга «Латвия для латышей!» Янис Силс на своей персональной интернет-странице опубликовал обращение к латышам с призывом готовиться к самообороне, озаглавленное «Para Bellum»; в примечании он напомнил, что это – слова из известного латинского изречения «Si vis pacem, para bellum» («Хочешь мира – готовься к войне»). По словам Силса, в Латвии наряду с хозяйственными проблемами обострились и межнациональные отношения по причине поведения пятой колонны, и эта смесь хозяйственных и этнических проблем уже становится «взрывоопасной».

«Критическая температура приближается», – предсказывает Силс и призывает латышей, особенно тех, кто «живет в русских районах», срочно задуматься о своей безопасности. По словам Силса, он каждый день чувствует рост агрессивности со стороны русскоязычных.

Силс считает, что взрывоопасную ситуацию в стране уже невозможно изменить, а потому остается одно – готовиться к часу икс. По его словам, агрессивность русскоязычных будет расти и дальше в силу обиды от того, что «Центр согласия» не взяли в правительство, из-за ожидаемого провала референдума за второй госязык, из-за уверенности в том, что мирными, законодательными методами, путем компромисса ничего добиться нельзя, а также в связи с президентскими выборами в России и мероприятиями 16 марта в Латвии. Кульминацией же агрессии станет празднование 9 Мая, утверждает Силс. Согласно представлению Силса, после празднования 9 Мая у памятника Освободителям в Риге «возбужденные 18-40-летние представители бородатого рода» могут решить прогуляться по Старой Риге, чтобы показать, кто здесь хозяин.

«К сожалению, полицейских, которые готовы к таким ситуациям, совсем немного», – сетует Силс и дает рекомендации. «Что я могу посоветовать? В зависимости от статуса и возможностей каждого решения могут быть различные: а) установить контакт с «T?vijas sargi» (латышская школа силовых единоборств. – Прим. КМ.RU); б) начать тренировки по рукопашному бою; в) приобрести оружие; г) вступить в Земессардзе (ополчение); д) вместе с друзьями создать группы взаимопомощи и самообороны», – пишет Силс, по мнению которого, лучше всего объединить предложенные варианты, т. е. овладеть и приемами ближнего боя, и вооружиться, и создать группу самообороны.

Вот до такого уровня «аргументов» и рекомендаций опускаются сейчас «европеизированные» латвийские националисты. Русские у них запросто уподобляются и преступникам, и антисемитам, и педофилам. И им – надо это понимать! – есть за что и против чего бороться. Ведь для них латвийский язык в качестве единственного государственного является одним из краеугольных камней современной латвийской государственности.

«Современная политическая элита в Прибалтике, – пояснил на днях в интервью ИА REGNUM главный редактор журнала «Балтийский мир», координатор международного комитета инициативы «Интернациональная Россия» Дмитрий Кондрашов, – сложилась не за последние 20 лет. Ее истоки уходят в сталинизм. Эта элита началась формироваться примерно с 1947 года как результат реализации второй волны политики коренизации, архитектором которой был Лаврентий Берия. Я недавно прочитал у одного западного автора, и в целом согласился с его оценкой, что в советской Прибалтике существовала унитаристская модель управления. Центр советской империи, Москва, опирался на коренную элиту, которая осуществляла практически самостоятельное управление на местном уровне и, за редким исключением, не стремилась к попаданию во власть на уровне федерального центра. Москва давала на откуп национальной элите все значимые решения, кроме идеологии, хотя и в этом смысле отступления на территории прибалтийских республик были: например, то же празднование Рождества. Так, бывший президент Эстонии Леннарт Мери, будучи советским писателем, активно сотрудничал с эстонскими коллегами-эмигрантами в США, что было немыслимо для русского писателя. Представьте себе: мог бы Симонов вести активное творческое сотрудничество с Набоковым? В последние годы существования СССР Мери проживал в Финляндии, на собственной даче, чего не мог себе позволить простой русский советский писатель. Таким образом, центральные коммунистические власти являлись основными донорами для формирования местной элиты, и ради ее создания из центра вкладывались огромные средства в образование на латышском, литовском и эстонском языках, формировалась высшая школа, имплантировались методики для создания самостоятельных, независимых, научных школ. Таким образом, формирование элиты происходило под крылом ЦК КПСС, но в абсолютно самостийном ключе.

При этом стоит отметить, что сами республики являлись дотационными. Ни для кого не секрет, что Прибалтика была витриной всего СССР, и уровень жизни в Эстонии, по данным ЦРУ, приведенным эстонским писателем Уно Лахтом, в 1980-е гг. был сопоставим с уровнем жизни в Дании, и это благосостояние обеспечивалось дотациями из центра и трудом русских «синих воротничков», завезенных в Прибалтику. Иными словами, национальные элиты кормились за счет России и русского народа: русскоязычное население завозилось в Прибалтику как кормовая база для этой независимой и лишь поверхностно русифицированной элиты. И если вспомнить те времена, то можно говорить и о прямой дискриминации со стороны национальной элиты по отношению к русским, жившим в советских Латвии и Эстонии. В Литве же происходила меньшая миграция, потому и процессы межнациональных отношений в Литве шли мягче, чем в соседних странах».

«По сути, – продолжает Кондрашов, – нынешняя политика в Прибалтике является продолжением той же системы, что существовала при СССР. Произошли косметические изменения: раньше дотации шли из Москвы, а теперь – из Брюсселя, но как раньше работали «синие воротнички», завезенные из России, так и теперь на низкооплачиваемой работе трудятся ущемленные в своих правах русские. А национальная элита сохраняет паразитический характер и частично перераспределяет блага в пользу титульных наций. Сегодня страны Прибалтики остаются последним рецидивом советского строя. И если даже на Украине происходят определенные изменения в сознании людей, осознания себя в рыночной парадигме, если в Средней Азии после отката едва ли не к родовому строю люди начали понимать необходимость интеграции в рамках исторически сложившегося геополитического пространства, то Прибалтика осталась где-то в 1980-х гг. Более того, происходит явное вырождение системы, что естественно, когда одна группа населения живет за счет дискриминации другой по национальному признаку. Потому, выйдя из состава СССР и сохранив советское политическое и социальное устройство, Прибалтика подписала себе цивилизационный приговор. Сегодня экономический кризис приводит этот приговор в исполнение. У Евросоюза нет денег для обеспечения дальнейших дотаций нацэлите, русскоязычное население начинает исход как в Европу, так и на Восток, а в результате кризиса на место униженных и оскорбленных русскоязычных стала скатываться та часть литовского, латышского и эстонского народа, которая не входит в элитарные круги».

Справка KM.RU

«Отличительной особенностью ситуации с правами человека в латвийском обществе, – отмечалось в недавно подготовленном МИД России докладе «О ситуации с правами человека в ряде государств мира», – является массовое безгражданство. По данным Управления гражданства и миграции Латвии, на 1 июля 2011 года оно составляет 319 267 человек (порядка 14,3% населения страны) и постепенно сокращается в основном за счет смертности и иммиграции. Сохраняются 79 ограничений в правах «неграждан», включая такие основополагающие, как право избирать и быть избранными. В это число входят также запреты на профессии, которых насчитывается 47. «Неграждане» в Латвии не могут занимать государственные и муниципальные должности, быть судьями, прокурорами, избираться судебными заседателями, служить в армии. Они также лишены права основывать политические партии, заключать сделки с недвижимостью без согласия муниципальных властей и т. д. «Неграждане» не признаются властями в качестве национальных меньшинств. Латвия ратифицировала Рамочную конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств (РКЗНМ) 26 мая 2005 года с двумя оговорками, отменяющими положения Конвенции, в соответствии с которыми национальным меньшинствам в местах их компактного проживания предоставляется возможность общаться на родном языке с властями, а также использовать родной язык в топографических названиях. Кроме того, в принятой при ратификации латвийским парламентом дополнительной декларации разъясняется, что «неграждане» не являются субъектами упомянутой Конвенции. При этом более 50% населения, проживающего в крупнейших латвийских городах (Рига, Даугавпилс и Лиепая), по своему этническому составу является русскоязычным. В последние годы неуклонно падают темпы натурализации (с 19 169 человек в 2005 году до 2336 человек в 2010 году), а политика интеграции латвийского общества зашла в тупик. В одобренном латвийским правительством в октябре 2011 года документе «Основные вопросы политики национальной идентичности и интеграции общества (2012—2018 гг.) » сформулированы ключевые установки линии на полную ассимиляцию русскоязычного населения. В данной программе констатируется, что приоритетными направлениями деятельности официальной Риги в указанной области являются усиление позиций латышского языка и культуры, обеспечение приверженности европейским демократическим ценностям, «формирование сплоченной национальной памяти» на основе лояльности концепции «советской оккупации».

Иван Гладилин (КМ РУ)

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика