Вы находитесь здесь: // Мировое хозяйство // АТЭС – это игра на интерес

АТЭС – это игра на интерес

Во Владивостоке прошёл саммит АТЭС. Нынешний форум стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (именно так расшифровывается эта аббревиатура) успел нашуметь ещё задолго до своего начала.

Во-первых, его демонстративно проигнорировал американский президент Барак Обама. Об этом своем намерении он сообщил ещё весной, после того как Владимир Путин не приехал на саммит «Большой восьмёрки». Оба президента дипломатично сослались на неотложные дела в родных пенатах: Путин весной только вступал в должность, а у Обамы сейчас в разгаре предвыборная кампания.

Во-вторых, Россия побила мировой рекорд по количеству денег, потраченных на подготовку к саммиту. В общей сложности затраты оцениваются в 18, 7 миллиардов долларов (600 миллиардов рублей). Это годовой бюджет десятка российских регионов!

Отсюда возникает закономерный вопрос — так что же в итоге получает Россия от такого дорогостоящего сотрудничества в акватории Тихого океана?

Океан страстей

По-большому счёту, об АТЭС в мире вспоминают раз в год — во время очередного саммита. Всё остальное время деятельность этой организации практически не заметна. Да и организации как таковой нет — нет ни чёткой структуры, ни аппарата чиновников: всего 23 дипломата и примерно столько же помощников, которые сидят в Сингапуре.

Тем не менее, значимость и влияние АТЭС с каждым годом растёт. На сегодняшний день туда входят 21 государство. В рамках бизнес-форума страны-участницы обсуждают перспективы будущего сотрудничества в сфере торговли, транспорта и финансов. Загвоздка в том, что на этой территории пересекаются интересы сразу нескольких серьёзных игроков: России, США и Китая.

На фоне затяжного и глубокого европейского кризиса именно Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) стал самым лакомым куском для всевозможной торговли, начиная от сырья и заканчивая продовольствием. Многие эксперты считают, что именно туда из Европы сейчас потихоньку смещается центр мира. Поэтому ведущие мировые державы ведут сейчас отчаянную борьбу за то, чтобы обеспечить себе максимально комфортные условия на этих территориях. И в последнее время в этой борьбе серьёзно меняется расклад сил.

До недавних пор АТЭС воспринималась исключительно как «прозападная» площадка. Первую скрипку здесь играли США. Хотя форум АТЭС создавался в 1989 году по инициативе Австралии, американцы очень быстро сумели поставить его на службу собственным интересам. В 2009 году, когда мир был охвачен кризисом, Соединенные Штаты сделали ставку именно на страны АТР, поскольку в плане экономического сотрудничества от Европы ничего хорошего ждать на тот момент не приходилось.

Однако в последнее время в этом регионе всё активнее заявляет о своих интересах Китай, экономика которого уже наступает на пятки американской. Чувствую опасность, США не раз делали выпады против Пекина. Например, на прошлом саммите они упрекали КНР в интеллектуальных кражах и пытались ввести внутри АТЭС так называемые «зелёные стандарты», что поставило бы под удар большую часть китайской продукции. Впрочем, на фоне растущей экономической мощи Китая не считаться с его интересами становится невозможно. А интересы это часто в корне расходятся с американскими.

Во-первых, Китай претендует на морское доминирование в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Уже сейчас подводный флот Китая настолько разросся, что вот-вот превзойдет по своей мощи флот США. По прогнозам некоторых экспертов, в 2025 году численность китайских ударных подводных лодок в 5 раз превысит американский флот. Такие перспективы серьёзно беспокоят Пентагон, который строит планы по расширению производства подводных лодок, чтобы отразить китайскую угрозу.

Во-вторых, Китай рассчитывает на поддержу мирового сообщества в так называемом тайваньском вопросе. Напомним, китайская провинция Тайвань откололась в 1949 году в результате многолетней гражданской войны. С тех пор правительство Китайской Народной Республики пытается воссоединить страну. Однако всё это время власти Тайваня активно этому противостоят. Все дипломатические отношения с партнерами КНР строит на принципах «одного Китая», частью которого является и Тайвань. Все, кто хочет сотрудничать с Китаем, обязаны признавать его неделимость и не должны продавать оружие или помогать Тайваню в его производстве.

На этих условиях выстроены и дипломатические отношения КНР и США. Однако, как это часто бывает с американцами, это вовсе не помешало им вести двойную игру и всё-таки снабжать оружием мятежный остров. Пекин уже не раз призывал Вашингтон к добросовестному соблюдению договоренностей. Именно поэтому Китаю так важно получить максимальную поддержку в тайваньском вопросе среди других серьёзных мировых игроков. Особенно учитывая, что Тайвань входит в АТЭС под размытым статусом «территория».

Свои территориальные разногласия есть у Китая и с Японией: они пытаются разделить архипелаг Дяоюйдао, район которого богат нефтью и газом. Борьба идёт с переменным успехом. Южная Корея и Япония спорят о принадлежности острова Токто в Японском море. Кипят страсти вокруг острова Спратли и Парасельских островов. И здесь взаимные претензии имеют друг к другу Китай, Вьетнам, Филиппины, Малайзия и Бруней.

Есть у Китая и сугубо экономический интересы в АТЭС. Во-первых, это сотрудничество в сфере высоких технологий, на которые сейчас делают ставку в Поднебесной.

Во-вторых, китайский Шанхай претендует сейчас на роль финансового центра на территории АТР, куда бы стекались денежные потоки соседних государств. Учитывая развитие финансовой системы Китая, эта цель вполне достижима...

Весь этот клубок политических, экономических и территориальных притязаний и пытались как-то распутать на саммите во Владивостоке. При этом России, как принимающей стороне, вбухавшей в организацию форума просто астрономические суммы, важно было ещё и заявить о своих интересах в АТЭС. Однако, по оценкам многих экспертов, пока это получилось не очень убедительно.

Идём на Восток

У России на форуме АТЭС весьма многогранные интересы. Она отводит себе роль ведущего транспортного центра, осуществляющего связь между Тихоокеанским побережьем и остальным континентом. Под этим знаменем мы планировали заманить к нам дружественных инвесторов для реконструкции БАМа и Транссибирской магистрали. Также в серьёзном обновлении нуждаются и наши тихоокеанские порты.

Однако многие эксперты к этим проектам настроены скептически. Мощность наших транзитных путей оценивается в размере 85 млн тонн в год: 80 млн из них приходятся на долю БАМа и Транссиба и 5 млн — на — Северный морской путь, соединяющий Западную Европу с Дальним Востоком. И все эти мощности мы же сами загружаем практически по завязку. На долю иностранных грузов приходится только 15-20 млн тонн. При этом РЖД просит на реконструкцию 35 млрд долларов. Получается, что зарубежные инвесторы должны будут вложиться в модернизацию путей, которыми и воспользоваться-то толком не смогут.

Перспективы стать главным поставщиком сырья в странах АТР для России также выглядят не безоблачными. Во-первых, в акватории Тихого океана есть собственные энергетические ресурсы. Во-вторых, Китай уже не мало поработал над тем, чтобы наладить поставки сырья из других не обделённых нефтью азиатских государств. И хотя в этой сфере наше сотрудничество с Поднебесной налажено довольно плотно, оказаться заложниками российской монополии в Пекине вряд ли согласятся.

Сомнительными выглядят и наши перспективы в области энергетики. Инвестиции и инновационное развитие КНР уже в 40 раз превосходят наши отечественные показатели. Даже там, где мы безоговорочно были впереди, китайцы уже как говорится, дышат нам в затылок. Например, сейчас Россия строит Тяньваньскую АЭС, в третьем и четвертом блоке которых уже 70 процентов собственного китайского производства. Это рекордные и безрадостные для Росатома цифры — такими темпами китайцы скоро вообще научатся обходиться без нашего участия.

С начала 2000-ых годов утрачивается интерес и к нашему оружию: в КНР уже научились делать своё по нашим образцам...

Еще одна сфера наших интересов в АТЭС — это торговля продовольствием в беднейших странах. Более половины голодающего населения планеты проживает именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе (578 миллионов человек по данным ООН). Проблема в том, что это голодающее население питается в основном рисом, а делать хлеб из нашего зерна вовсе не в их традициях. К тому же, своё зерно в «зоны бедствия» готовы поставлять и США. Так что и на этом фронте нас ждет ожесточённая схватка.

В общем, в борьбу за сферы влияния в «новом центре мира» Россия явно вступила неподготовленной. Ни технологий, ни современных транспортных путей, ни чёткой концепции по поводу своей роли в АТЭС. Скептики даже шутят, что единственное. что мы смогли достойно представить гостям саммита — это роскошь как новую идеологию правящего класса России. Ради саммита переделали чуть ли не всю инфраструктуру Владивостока. В один только салют было вбухано 275 миллионов рублей!

Что же касается реальных достижений, то пессимистично настроенные эксперты считают, что лучшее, что нам пока светит — это роль «сырьевого придатка Азии», которую многие наши политики считают унизительной. Однако, похоже, в ходе нынешнего саммита ничего другого с российской стороны так и не было предложено.

Для справки.

На долю участников АТЭС приходится около 54% мирового ВВП, 44% оборота международной торговли, более 40% объема прямых иностранных инвестиций и около 40% населения мира. Участниками АТЭС является 21 страна и территория: Австралия, Бруней, Вьетнам, Гонконг, Индонезия, Канада, КНР, Республика Корея, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Папуа-Новая Гвинея, Перу, Россия, Сингапур, США, Таиланд, Тайвань, Филиппины, Чили, Япония. Поскольку территориальные спор вокруг Гонконга и Тайваня еще не утряслись, то участников форума АТЭС называют не «странами», а «экономиками».

Лариса Авдеева, специально для «Посольского Приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика