Вы находитесь здесь: // Оборонные рубежи // Почему Украина хочет получить «миротворцев» из НАТО

Почему Украина хочет получить «миротворцев» из НАТО

photo_11277Вот уже не первую неделю власти Киева громко рассуждают о введении в зону конфликта на Донбассе международного миротворческого контингента. Об этом первым заговорил президент Пётр Порошенко сразу после встречи «нормандской четвёрки» в Минске:

«Необходимо обговорить вопрос приглашения на Украину миротворческой миссии ООН, которая будет действовать в соответствии с мандатом Совбеза ООН. По моему поручению, над этим вопросом работали в аппарате Совета безопасности (СНБО), работали в правительстве, было привлечено министерство иностранных дел».

Предложение президента было дружно поддержано всей украинской политической элитой...

Мир из НАТО?

На первый взгляд, идея эта в общем-то здравая. Ибо только миротворческий воинский контингент способен по-настоящему развести стороны такого вооружённого конфликта, который имеется на Украине.

Однако очень сомнительно, что официальный Киев действительно заинтересован в примирении на Донбассе. А миротворцы ему нужны совсем для иных целей...

Ведь ещё минувшей осенью Россия предлагала ввести на Украину «голубые каски» ООН, состоящие из представителей тех стран, которые абсолютно нейтральны к этому конфликту. Однако Киев всегда отвергал эту идею, надеясь силой подавить Донбасс. Мало того, в канун последней встречи в Минске президент Пётр Порошенко специально заявил о том, что «никаких миротворцев на Украине никогда не будет». А сегодня мы слышим от него совсем иные слова.

Понятно, что связано это прежде всего со страшным поражением украинской армии под Дебальцево, когда не только оказалась полностью разгромленной ударная группировка вооружённых сил Украины, но и потеряна масса вооружения — спасающиеся бегством украинские солдаты всё это в панике побросали. Стало понятным и то, что покончить с Донбассом Украине быстро не удастся. Мало того, «победа над сепаратистами» становится всё призрачнее и призрачнее.

Однако политическая элита не желает прекращать войну через нормальные мирные переговоры с Донецкой и Луганской народными республиками. И причин тому много.

Это и ныне господствующая идеология украинского нацизма, требующая вести войну до победного конца. Это и страх оказаться перед многочисленными сугубо внутренними проблемами страны — от масштабного экономического кризиса до почти тотального обнищания населения. Ибо пока идёт война, на неё можно списать что угодно, включая и выросшие в разы тарифы на газ. А не будет войны, объяснить украинскую катастрофу «вражескими происками» вряд ли удастся.

Ко всему этому можно прибавить и масштабное воровство денежных средств, которое без помех и безнаказанно можно проводить только в военное время. Плюс любые мирные переговоры с Донбассом напрочь отвергают утверждения киевских политиков о якобы «едином украинском обществе» — войну на Донбассе эти политики списывают исключительно на «агрессию России»...

Словом, мир Киеву не нужен. Но поскольку самостоятельно воевать с Донбассом он уже не в состоянии, начали придумывать как и каким образом втянуть в войну западные страны.

Миротворцы ООН — это как раз один из таких способов. Обратите внимание, как такое «миротворчество» видят украинские власти.

Президент Порошенко:

«Мы обработали этот вопрос и видим как наилучший формат — введение полицейской миссии Евросоюза. Я уверен в том, что это будет наиболее эффективным гарантом мира»

Секретарь Совета  безопасности Александр Турчинов:

«Миротворцы должны стоять как вдоль линии соприкосновения, так и вдоль неконтролируемого участка российско-украинской границы. Именно это позволит фиксировать, и, главное, локализовать любые нарушения со стоны Российской Федерации. И это обеспечит, безусловно, реальные шаги мирного урегулирования на Украине».

То есть, миротворцы, по задумке укро-властей, должны состоять исключительно из представителей стран Европейского союза и НАТО! А ещё они должны разместиться не только вдоль линии вооружённого противостояния, но и по всей длине российско-украинской границы, проходящей по земле Донбасса.

Это положение особо интересно, с учётом того, что Украина, согласно Минским договорённостям, может получить контроль над юго-восточной границей только после проведения конституционной реформы, гарантирующей максимальную автономию Донбасса, и налаживания нормального политического диалога с народными республиками.

Идти на это Киев явно не хочет, потому и придумал такой хитрый ход с введением натовских миротворцев на границу — мол, охранять её будет вовсе не сама Украина, а некие международные силы...

Таким образом, в случае получения соответствующего мандата ООН, всё это будет означать только одно — официальное вхождение украинских союзников из НАТО на территорию страны, которые, прикрываясь миротворческим флагом, возьмут Донбасс в полную политическую и экономическую блокаду, изолировав от любой помощи из России. А спустя какое-то время можно будет провести и карательную акцию по полному разгрому и уничтожению народных республик...

Балканская предтеча майдана

Планы Киева не новы — такое уже однажды было, на территории бывшей югославской Хорватии.

Любопытную аналогию по этому поводу обрисовали аналитики сайта «Русская весна» в статье «Сербская Краина или что будет с Донбассом по замыслу Киева».

Как говорится в этом материале, в 1990 году, во время распада когда-то единой социалистической Югославии, в Хорватии прошли многопартийные выборы, на которых победу одержала выступавшая за отделение от Югославии националистическая партия Хорватское демократическое содружество (ХДС). Её лидер, бывший коммунист и диссидент Франьо Туджман стал президентом Хорватии — по значимости эти события вполне могут быть сравнены с победой майдана в Киеве в феврале 2014 года и последовавшими за ней выборами.

Оказавшись у власти, ХДС сразу приступила дискриминации сербского населения республики: отныне запрещались единый сербско-хорватский язык и кириллическое письмо, вместо него вводился новый, хорватский язык, с изменениями в грамматике (разрешалось писать только на латинице); была проведена ревизия школьных и университетских программ, из которых полностью убрали имена сербских поэтов и писателей, пересмотрели когда-то общую историю... Всех работавших на государство сербов заставляли подписывать «листы лояльности» — своеобразную присягу на верность националистической Хорватии.

А в политических кругах и СМИ постоянно муссировались темы о чуждости сербского населения Хорватии, о необходимости его депортации или ассимиляции — по мнению Франьо Туджмана, к примеру, сербов следовало переименовать в «православных хорватов»...

«Русская весна» указывает:

«Сторонниками ХДС воспевались „подвиги“ хорватских добровольцев на службе у Гитлера, а их преступления, напротив, всячески замалчивались: например, в 1990 г. был закрыт музей жертв геноцида националистического режима, уничтожено мемориальное кладбище и памятники на месте лагеря смерти Ясиновац. Читатели, которые внимательно следят за событиями на Украине, не могут не увидеть прямых исторических параллелей. Сейчас точно также воспеваются подвиги „героев независимой Украины“ бандеровцев, проводится дискриминация традиционной истории, церкви Московского патриархата, русского языка и нелояльных новой власти граждан. На преступления же УПА против русских, поляков и евреев просто стараются не обращать внимания».

Разумеется, сербское население Хорватии, численность которого достигала 580 тысяч человек или 12% населении республики, не было готово мириться с такой политикой властей. В ответ на дискриминацию сербы (как и сторонники России в Крыму и на Донбассе в 2014 году) начали подготовку к референдуму, на котором был поставлен вопрос о культурной автономии сербских районов. Изначально сербы выступали не за отделение от Хорватии, а против деконструкции Югославской Федерации и за сохранение прежних равноправных отношений между народами — точно также на Донбассе до поджога «дома Профсоюзов» в Одессе ставился вопрос лишь о культурной автономии русскоязычного населения и федерализации Украины...

Узнав, что хорватская полиция получила задание от властей сорвать проведение референдума, сербы сформировали отряды ополченцев, которые создавали блокпосты из сваленных деревьев и автомобильных покрышек на дорогах. В состав ополчения, как и на Донбассе, почти в полном составе вошли подразделения милиции, некоторые из которых подверглись нападению со стороны хорватских сил МВД (сравним со штурмом нацгвардии Украины здания Мариупольского горотдела милиции Мариуполя и убийством милиционеров, отказавшихся разгонять демонстрацию 9-го мая).

В ходе референдума, участие в котором приняли не только сербы, но и представители других этнических групп — боснийцы-мусульмане, венгры, цыгане и т.д. — единогласно было принято решение об автономии сербских общин. 30-го сентября 1990 года была провозглашена Сербская Автономная Область Книнская Краина (САОКК с центром в городе Книн), которая c 21-го декабря 1990 стала называться Сербской Автономной Областью Краина (САОК)...

Хочешь мира — готовься к войне

Серьёзное вооружённое противостояние хорватов и сербов началось в 1991 году, сразу после решения руководства САОК о выходе из состава Хорватии и переходе под прямую юрисдикцию формально ещё существовавшей Социалистической Федеративной Республики Югославия. Загреб в ответ начал спешно создавать добровольческие отряды «национальной гвардии» для борьбы с «сепаратистами» (о, как это знакомо!)

В мае 1991 года прошёл референдумом о независимости Хорватии, который сербы бойкотировали. А летом начинались боевые действия. На одной стороне действовали объединённые силы Югославской Народной армией (ЮНА) (которая к тому времени практически стал чисто сербской — её ряды покинули нелояльные Белграду албанцы, македонцы, словенцы и хорваты) и ополчения Краины. Им противостояли части хорватской армией и добровольческие батальоны местных нацистов. Война сразу же приняла ожесточённый характер...

В декабре сербские общины Хорватии образовали независимую Республику Сербская Краина с населением около полумиллиона человек и столицей в Книне, руководство которой заявило о намерении войти в состав обновленной республики Югославия. По оценке «Русской весны»:

«Югославская армия оказалась более обученной, чем новообразованная хорватская. Сербам удалось не только сохранить территорию Краины, но и даже выбить хорватов из нескольких спорных населённых пунктов (например, Вуковар). Хорватия, как и Украина в сентябре 2014 года оказалась на грани военной, политической и экономической катастрофы, от которой её спасло сопровождавшееся финансовыми вложениями признание со стороны Германии (декабрь 1991 года), и затем и всего Европейского сообщества (январь 1992 г.), а также введение в республику миротворцев ООН (UNPROFOR). Соглашение о прекращении огня января 1992 г. вполне сравнимо с Минскими договоренностями сентября 2014 г., которые были заключены на фоне наступления ополченцев и были выгодны в первую очередь украинской стороне».

Запад, который фактически спас Хорватию от полного военного разгрома, сразу после перемирия постарался прежде всего изолировать Краину от основной территории Югославии:

«На Югославию были наложены экономические санкции, которые очень смахивают на нынешние санкции против России.

Так, 30 мая 1992 г. Совет Безопасности ООН единогласно одобрил введение санкций против Югославии. Резолюция Совбеза ООН № 757 запрещала странам-членам ООН любые торговые операции с Югославией, использование югославских транспортных средств, все финансовые операции с физическими и юридическими лицами из СРЮ. Замораживались югославские счета за границей, сокращалась численность состава югославского дипкорпуса, запрещалось участие югославских представителей в спортивных мероприятиях за границей, останавливалось научно-техническое и культурное сотрудничество. Исключение было сделано для ввоза в Югославию продовольствия, медикаментов, однако, эти товары не поставлялись в страну в связи с замораживанием валютных счетов».

Это заставило Белград пойти на значительные политические уступки — Югославия не стала признавать легитимность Сербской Краины, войска ЮНА были выведены с территорий Хорватии и Боснии, краинским сербам отказали в поставках оружия... Но Югославии это ничуть не помогло — 16-го ноября 1992 года Совбезом ООН была принята новая резолюция 787, согласно которой санкции ещё более ужесточались.

А введённые в зону конфликта «миротворцы», которые были главным образом из стран НАТО, тут же блокировали Краину буквально со всех сторон и прежде всего от республики боснийских сербов, откуда шла основная военная и гражданская помощь. Одновременно шло интенсивное перевооружение и формирование хорватской армии по натовским стандартам:

«В сентябре 1994 года при помощи США начинается подготовка хорватской армии к новому, решающему броску. В ноябре Вашингтон и Загреб заключают договор о военном сотрудничестве. Официальными военными советниками хорватской армии стали специалисты из тесно связанной с Пентагоном частной военной компании MPRI. Разведки двух стран активно сотрудничают в получении информации о состоянии войск в Краине. Более 1 млрд. долларов было потрачено на приобретение вооружения (включая танки, ПТРК, ударные вертолёты МИ-24), основными поставщиками которого становятся Германия и Украина.

Разумеется, ввиду подготовки к силовому решению территориальной целостности Хорватии все мирные предложения мирового сообщества остались без ответа. В конце января 1995 г. ООН был представлении совместный российско-европейский план урегулирования проблемы Сербской Краины Z-4 через предоставление региону широкой автономии в составе Хорватии (примерно соответствующий российскому плану федерализации Украины). Однако, под различными предлогами Загреб отказался от его применения».

Оно и неудивительно — к лету 1995 года для разгрома Краины всё было готово. В марте президент Хорватии Туджман потребовал убрать с линии соприкосновения войска ООН. Разумеется, натовские «миротворцы» тут же выполнили это требование. А летом при полной поддержке США и ЕС началась карательная операции, которая прошла в два этапа — в мае и августе 1995 года.

Обессиленная блокадой, изолированная от поддержки ЮНА и плохо вооружённая армия Сербской Краины ничего не могла противопоставить вторжению вооружённых до зубов хорватских военных. Краина была разгромлена, а сербское население подверглось массовым этническим чисткам. Разумеется, «международное сообщество» ничего такого не заметило...

... Думаю, что Украина сегодня страстно желает повторить этот хорватский опыт.

Об этом сегодня, в частности, много рассуждает советник президента Украины и лидер партии «Блок Петра Порошенко» Юрий Луценко. По его мнению, взять Донецк и Луганск «ура-патриотическим штурмом наверняка можно. Но уличные бои заберут десятки тысяч жизней лучших из нас. А ещё это приведёт к полному коллапсу и так едва живой экономики».

Поэтому наступать следует только тогда, когда Украина будет иметь сильную армию и экономику.

«Примером может служить Хорватия. После взятия югославской армией Вуковара <…> хорваты вынуждены были согласиться на существование Сербской Краины. Три года они не просто терпели, а развивали экономику и армию. А затем за часы танковой атакой смели сепаратистов со своей земли!», — восторженно пишет с своём интернет-блоге Луценко.

Видимо отсюда и согласие Украины на перемирие в Минске, и требование Киева немедленно ввести натовских миротворцев, за спиной которых можно будет подготовиться для последнего и сокрушительного удара по Донбассу...

Поэтому сегодня России следует учесть в полной мере печальный опыт сербов. И занять в вопросе о миротворцах жёсткую и принципиальную позицию — никаких натовцев в голубых касках и никакого «международного» контроля над границей с Новороссией!

В противном случае, трагедия Сербской Краины непременно повторится на земле Донбасса...

Олег Валентинов, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика