Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Кто против советского прошлого, тот и против России

Кто против советского прошлого, тот и против России

8_2750e379286f1b30391347f6afc62c1f_1397021359 Последнее выступление президента Владимира Путина на заседании Российского оргкомитета «Победа» заслуживает особого внимания. Он сказал о необходимости бороться с фальсификаторами нашей истории, особенно с теми, кто искажает историю Великой Отечественной войны.

«Иногда действительно язык не поворачивается, чтобы пересказать все эти бесстыдные выводы, наблюдения так называемые, не имеющие ничего общего с правдой», — негодовал президент. И призвал к активным действиям, а именно «опираясь на активное участие и поддержку граждан, достойно ответить на вызовы, важно использовать все возможности, чтобы рассказать об истории Отечества, о ратных и трудовых подвигах наших предков, открывать двери всем, кто хочет проявить себя на этом поприще, реализовать своё стремление быть причастным к общенациональному делу, воспитанию патриотизма, отстаиванию национальных интересов собственной страны»...

Всё правильно. Сегодня действительно наблюдается весьма агрессивная попытка пересмотреть историю Великой Отечественной войны в пользу нацистской Германии и её союзников, представить их «пламенными борцами с большевизмом» и «невинными жертвами сталинских репрессий». И не только за рубежом, но и в нашей собственной стране! Скажу даже больше — у нас в России сложился своеобразный единый фронт, куда вошли так называемые историки-ревизионисты, прославляющие на станицах своих книг генерала-изменника Власова и прочих шкурников, изменивших воинской присяге, а также либералы из общества «Мемориал» и иных правозащитных контор, которые в своём идейном антисоветском угаре готовы оправдывать и защищать нацистских приспешников...

Мне могут возразить — мол, у нас демократия, и всяк может выражать своё мнение по тому или иному периоду нашей истории. Можно было бы согласиться этим утверждением, если бы не одно существенное обстоятельство.

Как показало время, тема Великой Отечественной войны как была, так и остаётся важным и актуальным идеологическим инструментом нашей страны — в этом плане ничего не поменялось со времён глобального противостояния Советского Союза с западным миром. Это понимают и все многочисленные внешние недруги, пытающиеся любыми способами убить нашу военную память. И если это им удастся, то последствия будут для нас катастрофичными! И не только на международной арене, где на нас сразу же обрушатся многочисленные «иски» о возмещение ущерба за «проклятое советское прошлое». Это внесёт сильный разлад в наше и без того раздираемое противоречиями общество...

Я, конечно, уважаю праздник День народного единства, отмечаемый 4-го ноября в память освобождения Москвы от польских интервентов и их русских прихлебателей. Но признаемся себе честно – славные подвиги Минина и Пожарского бесконечно далеки от нашего времени, в глазах сегодняшних граждан России они выглядят, по меньшей мере, седой былинной древностью, как Киевская Русь или деяния Ильи Муромца, практически не имеющие к нынешней жизни ни малейшего отношения.

И это ещё в лучшем случае, а так, по большому счёту, сегодня вообще мало кто задумывается о смутных делах начала XVII столетия – по моим личным подсчётам, каждый второй россиянин не знает или вообще не понимает смысла празднования 4-го ноября. Для такой категории граждан это всего лишь очередной выходной день и не более того. И не будем к ним излишне строги — дело здесь не только в пресловутом беспамятстве наших людей, но и в более грозных и значимых событиях для судеб России, случившихся в последующие времена.

Эти события объективно вытеснили из людской памяти трагедию Смутного времени, и среди них наиболее важной и весомой датой является именно День Победы. Он-то и стал настоящим праздником народного единства!

Многочисленные социологические опросы показывают, что память о Великой Отечественной, о нашей Великой Победе остаются тем немногим, что ещё объединяет всех без исключения россиян, уже изрядно отдалившихся друг от друга на идейно-политической, материально-имущественной и даже национальной почве. И если убить нашу военную память, то внутренняя социальная напряжённость в обществе может возрасти до критических пределов, чреватых страшными потрясениями. Увы, Минин и Пожарский тут ничем не помогут...

Вот почему любая ревизия истории войны и сегодня является не чем иным как идеологической диверсией, вольно или невольно направленной на развал нашей страны. И хорошо, что Владимир Путин это сегодня понимает...

Сплошная репрессуха

Но смущает одно и очень существенное обстоятельство. Ведь руку к извращению нашей военной памяти приложили не только одни записные фальсификаторы, но и многие представители... самой российской власти!

Кстати, об мы неоднократно говорили на страницах нашего сайта. В частности о том, на руководящие посты в стране наша властная элита взобралась главным образом на волне антикоммунистической и антисоветской истерии конца 80-х — начала 90-х годов. И свою легитимность в глазах народа она долго пыталась подтвердить именно через оплёвывание советского прошлого, включая и Великую Победу. Это оплёвывание выражалось в том числе и через наш российский кинематограф.

Надо сказать, что именно российские кинорежиссёры прошлись по Великой Отечественной войне очень лихо — судя по их кино, тогда воевали лишь репрессированные солдаты из штрафбатов. И дрались они чуть ли не на два фронта — против немцев и против мордатых сотрудников НКВД.

Вот что по этому поводу ещё в 2006 году очень грустно отметил журнал «Коммерсантъ-власть»:

«В „Московской саге“ Дмитрия Барщевского войну выигрывает репрессированный и ненавидящий Сталина генерал. Другого «участника военно-фашистского заговора маршала Тухачевского», комдива Котова, оживил и вернул на экран в «Утомлённых солнцем-2» Никита Михалков. В „Своих“ Дмитрия Месхиева бежавших из плена героев спасает раскулаченный дед, да ещё и работающий на немцев старостой...

Если в советское время было смелостью показать фронтовиков, прошедших лагеря, таких как комдив Серпилин в «Живых и мёртвых» или рядовой Левченко в „Место встречи изменить нельзя“, то в наши дни, пожалуй, актом гражданского мужества будет вывести на экране нерепрессированного участника войны».

Говоря проще, уже ни в одном из современных военных фильмов не найти не имевших проблем с законом солдат и офицеров, которые на своих плечах, собственно, и вытащили нашу Победу...

Любопытно, что практически после каждого антисоветского киновыпада режиссёры любят поговорить о том, что эти свои фильмы они якобы посвящают памяти «десятков миллионов невинных жертв сталинских репрессий».

Откуда взялись эти «десятки миллионов»? Историческая наука сегодня напрочь опровергла столь жуткие цифири, которые когда-то, на волне оголтелого антисоветизма, широко гуляли в перестроечные годы.

В рассекреченной ещё 20 лет назад справке, которую в своё время руководство МВД СССР подготовило для Генерального секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва, говорится, что с 1921-го по 1954 годы (то есть в сталинское время) в стране было осуждено за различные контрреволюционные преступления 3 777 380 человек, из них расстреляно — 642 980. При этом надо помнить, что контрреволюционными преступлениями тогда считались как политическое несогласие с действующей властью, так и особо тяжкие уголовные обвинения (хищения в особо крупных размерах, контрабанда, терроризм, бандитизм и т.д.). Поэтому число репрессированных чисто по политическим мотивам составляло не более трети из названного числа. Таким образом, ни о каких «десятках миллионов жертв» не может быть и речи!

Всего, по подсчётам историков, за всё время правления Сталина количество заключённых в лагерях ГУЛАГа одновременно никогда не превышало двух с половиной миллионов человек, что вполне сопоставимо... с самой демократической страной мира — США, где в местах заключения сегодня пребывает примерно такое же количество людей.

Что же касается смертности в сталинских лагерях, которые были якобы даже хуже гитлеровских «фабрик смерти», то и здесь статистика явно не в пользу обличителей Сталина. Эта смертность в довоенные годы никогда не превышала 3% от общего числа зэков. Ситуация, понятно, резко ухудшилась во время войны — начавшийся голод, мобилизация на фронт почти всего имеющегося медицинского персонала, резкое ужесточение лагерного режима, увеличенные нормы выработки... Гибель заключённых по тем или иным причинам в 1943 году достигла 20%. Но после Победы ситуация вновь пошла на улучшение, и к 1950 году смертность упала до 0,96%.

Сравните с нацистскими концлагерями, где только в один год уничтожалось до 80 — 90% узников!

Однако режиссёрам на все эти факты было явно наплевать. Они по-прежнему готовы яростно обличать советский режим. И, думаю, дело здесь не только в идейной предвзятости наших кинодеятелей. Просто на антисоветизм существовал государственный заказ, за который хорошо платили...

Как однажды сказал мне человек из администрации президента, такая «десталинизация» является важным пропагандистским проектом, целенаправленным «движением по ликвидации имиджевых проблем на Западе». То есть, наши правители, похоже, решили пожертвовать собственной историей, в том числе и памятью о войне, в угоду сомнительному западному общественному мнению!

Результаты этой пропаганды получились «впечатляющими»!

От антисоветского самобичевания наш имидж за границей нисколько не улучшился, зато на Западе ловко воспользовались словами нашего президента о «преступном сталинском режиме». Совет Европы тут же принял резолюцию, приравнявшую коммунизм к нацизму. В некоторых государствах Восточной Европы вообще запретили употребление символики советских времён, даже если эта символика связана с памятниками Красной Армии, освобождавшей Европу от нацизма.

«А что? — теперь нередко говорят нам на Западе. — Ваш правители сами фактически отождествил Сталина с Гитлером»...

Так что все недоумённые вопросы по фальсификации Победы Путину следует задать прежде всего самой власти.

Каких людей воспитала антисоветская пропаганда

Несколько лет назад в одной из нижегородских газет я опубликовал статью «Антисоветчики», в которой как раз подробно рассказал о том, как наша власть вкупе с кинематографистами и либеральной интеллигенцией изо всех сил пытаются демонизировать наше советское прошлое. Реакция нижегородской общественности оказалась на редкость бурной — видимо, эта тема сегодня многих задевает за живое...

Я не буду касаться положительных отзывов на мой материал – их было абсолютное большинство. Я остановлюсь лишь на негативной реакции, которая сама по себе весьма интересна с точки зрения современной антисоветской психологии.

Основными аргументами моих оппонентов были следующие. Советский Союз де был несвободным, репрессивным государством. Коммунисты для укрепления своей власти принесли слишком много невинных жертв – мол, поэтому современный кинематограф, буквально смакующий темы сталинских репрессий, «объективно прав». А чтобы я мог убедиться в этом, мне посоветовали обратиться к свидетельствам очевидцев репрессий (узников сталинских лагерей), а также к книгам таких известных разоблачителей советского прошлого, как Александр Солженицын, Александр Яковлев и Дмитрий Волкогонов...

Я ответил оппонентам, что никоим образом не идеализирую советское государство как некую страну «с молочными реками и кисельными берегами». Наверное, идеальное во всех отношениях общество существует лишь в раю, а мы живём на грешной Земле, и у каждой страны есть свои плюсы и минусы.

Да, большевики, особенно во время прихода к власти и в период построения социалистического общества, сотворили много страшных и даже бесчеловечных вещей. Но... Если бы они, подобно либеральным революционерам, типа Чубайса или Абрамовича, просто ограбили страну, чтобы потом построить себе виллы за границей, то это было бы одно. Но мы-то имеем совсем другое: всё ими изъятое — у дворян, купцов, раскулаченных крестьян – было использовано для построения мощной экономики, науки и культуры!

Здесь я могу провести параллели с другой революционной эпохой в истории России — эпохой Петра Первого. Сегодня мы все любуемся Санкт-Петербургом, одним из красивейших городов мира. Но при этом мало задумываемся о том, сколько тысяч крестьянских и солдатских жизней было положено Петром и его сподвижниками на алтарь строительства этого города в заболоченном устье Невы. Нас ведь интересует конечный результат, а он, несмотря на все принесённые Петром жертвы, как говорится, налицо.

Налицо и вся нынешняя инфраструктура России. Вся она досталась нам именно от советской власти и эксплуатируется без малого уже больше 20 лет после краха Советов! А сегодняшние начальники только используют эту инфраструктуру (да разворовывают), не создавая при этом ничего нового. И если сравнивать СССР и нынешнюю Россию с точки зрения социальной и правовой защиты населения, развития науки, культуры, промышленности, защиты детства и материнства, то наше современное государство на фоне «советской империи зла» сильно проигрывает. И вряд ли кто с этим может поспорить.

Чтобы критиковать советские достижения, подчеркнул я, надо сначала создать свои. А вот это у наших либералов и их покровителей из власти получается как-то не очень...

Поначалу я не хотел полемизировать по поводу настоящих масштабов сталинских и прочих репрессий советских времён — как уже говорилось, речь может идти о тысячах репрессированных (причём далеко не всех невинных), но уж никак не о «десятках миллионов»», как в том нас в своё время пытались убедить писатель Солженицын да такие политические перевёртыши, как бывший член Политбюро ЦК КПСС Яковлев и бывший начальник Главпура Советской армии генерал Волкогонов! Современная историческая наука уже давно опровергла все их антисоветские измышления.

Однако мои оппоненты с маниакальной упёртостью продолжали ссылаться на лживые солженицынские «данные», приплюсовывая к этому показания неких свидетелей репрессий. Возникает вопрос — каких именно свидетелей? Специалисты знают, что к любому свидетельству бывших зэков надо относиться очень осторожно. Ещё Чехов (про сахалинских каторжан) говорил, что они в своё оправдание могут придумать что угодно. То же можно сказать и про многих «жертв сталинизма».

К примеру, сегодня у антисоветчиков в ходу воспоминания «сталинского узника», некоего Бориса Ганусовского, «10 лет за железным занавесом». Однако почитатели этой книги обычно предпочитают не уточнять, за что сидел её автор. А репрессировали его за службу в так называемом 15-м Казачьем кавалерийском корпусе войск СС, «прославившемся» во время войны жестокими карательными антипартизанскими акциями на юге Украины и в Югославии. Отбыв срок наказания, этот бывший эсэсовец уехал в Австрию, где и настрочил свои антисоветские мемуары.

Так что цена «объективности» и «правдивости» его свидетельств вполне очевидна!

Согласитесь, всё это ярко характеризует наших антисоветчиков – в силу своей идеологической предвзятости они не желают знать историческую правду. Поэтому до сих пор любят ссылаться на антикоммунистическую книжную макулатуру перестроечных времён...

В этом плане меня особенно позабавил один мой, наверное, самый жёсткий оппонент – председатель Нижегородского общества жертв коммунистического террора Владимир Пантелеев. В интервью одной из местных газет он заявил, что Сталин-де не имеет никакого отношения к Победе, что именно по сталинской вине мы понесли такие большие военные потери – на одного убитого немецкого солдата якобы приходилось... сто наших!

Наверное, хитроумная стратегия победы народа, действующего чуть ли не вопреки своему правителю, известна лишь председателю Нижегородского общества жертв коммунистического террора. Смею заверить, что никому более она не известна. Что же касается оценки наших потерь...

Во время Второй мировой войны, как известно, погибло порядка 5,5 миллиона немецких военнослужащих. Если умножить эту цифру на сто, то получится, что Красная армия потеряла... 550 миллионов человек! Такого количества людей не было не то что в рядах нашей армии, но и во всём СССР (довоенное население страны не превышало 170 миллионов граждан).

Впрочем, для меня такое безответственное жонглирование цифрами со стороны людей типа Пантелеева неудивительно. Ведь чего только не придумаешь, чтобы обосновать свой идейный антисоветизм!

Но ещё более на печальные мысли меня навела другая интернет-полемика, которая развернулась вокруг другой моей публикации «Правда о Зое Космодемьянской», в которой я рассказал о настоящих обстоятельствах гибели отважной партизанки. Эта полемика шла одновременно с обсуждением статьи «Антисоветчики», и во многом эти две дискуссии пересекались.

Так, один из критиков подвига Зои вытащил на божий свет «разоблачительные» газетные статьи времён перестройки, с помощью которых — под разными никами — попытался доказать, что Космодемьянская якобы выполняла «специальный сталинский приказ» по сжиганию русских деревень (чтобы немцам зимой негде было ночевать), что она была ненормальной красной фанатичкой, что её выдали немцам местные жители, и потому казнили комсомолку «по заслугам».

Эти голословные утверждения вызвали закономерное возмущение участников дискуссии, автору клеветы был дан хороший отпор. И тогда он напоследок выдал следующее:

«...Коммунисты ненавидели русский народ, и русский народ ненавидел коммунистов... А Гитлер любил немецкий народ, а немцы любили Гитлера... Главное, надо понять одно: все революции и все войны не являются следствиями каких-то объективных причин. Войны и революции – это средства переустройства мира в руках мировой жидо-масонской мафии и их оккультных хозяев. Против кого воевал Гитлер? Против коммунистического (сионистского) СССР, против сионистских США и сионистской Англии...».

Вот так — навет на подвиг Зои Космодемьянской этому человеку понадобился только для того, чтобы выдать очередную антисоветчину, да ещё приправленную хвалебными эпитетами в адрес нацизма...

Знаете, а ведь это и есть прямой результат нашей либеральной антисоветской пропаганды! Если государство будет постоянно, из года в год, твердить о «преступном сталинском режиме», всячески пинать советское прошлое, если наше кино будет регулярно выдавать «шедевры» типа «Утомлённых солнцем-2», то рано или поздно можно будет «переосмыслить» Великую Отечественную войну. И даже прийти к выводу о «справедливом» характере агрессии, которую вёл «дорогой Адольф Алоизович Гитлер за освобождение русского народа от гнёта сионистов»!

Вот какое меткое наблюдение в своё время сделали авторы известного научно-популярного журнала «Скепсис»:

"В либеральной прессе долго велась кампания по реабилитации предателя генерала Власова. Одно время Власова даже пытались сделать «главным героем» этой войны (как «борца с тоталитаризмом») – по образцу Западной Украины, Эстонии, Латвии и Литвы, где национальными героями были провозглашены местные националисты, сражавшиеся в составе войск СС против Советской армии. На этой волне в 90-е годы катастрофические изменения претерпели школьные учебники.

Темы борьбы с фашизмом, опасности фашистской идеологии из большинства учебников исчезли, история Второй мировой войны была сведена к минимуму, в ряде учебников... Гитлер выводился как «несчастная жертва агрессии Сталина». В некоторых наиболее распространённых учебниках разгром фашизма Советской армией подавался как явление вредное, поскольку это повлекло за собой «утверждение коммунистического тоталитаризма в странах Восточной Европы». Поскольку учебники являются одним из основных источников информации у школьников, а мышление подростков – «чёрно-белое», без нюансов, часть подростков пришла к выводу, что «Гитлер лучше Сталина» и что «Гитлер был прав».

Все эти вещи, отмечают авторы, в конце 90-х годов стали одной из главных причин появления движения русских нацистов, справиться с которым государство не может и поныне... Да и как оно может справиться, если либеральная война с советским прошлым, по большому счёту, продолжается до сих пор?!

Учёная совесть наци

Поразительно, но грубая антисоветская пропаганда воздействует не только на отъявленных нацистов или на деятелей, типа «председателя общества жертв коммунистического террора», но и на вполне вроде бы нормальных, на первый взгляд, людей, имеющих к тому же высшее образование и серьёзные научные звания...

В 2009 году в Казани в сборнике «История России и Татарстана: итоги и перспективы энциклопедического исследования» была опубликована статья некой Л.Р. Камалиевой под названием «Общество любителей природы Казанского университета», в которой рассказывалось о научной деятельности студентов-биологов 20-ых годов. Среди героев статьи был назван и учёный-зоолог ранней советской эпохи Иван Сергеевич Башкиров.

Эта статья — настоящий панегирик: и наукой Башкиров занимался серьёзно, и зубров в Крыму разводил, и заповедник здешний устраивал... И в войну ему тяжкие испытания выпали:

«Великая Отечественная война застала И.С. Башкирова в Крыму. Осенью 1941 года он был захвачен в плен немцами. В плену познакомился с немецким офицером, который по гражданской специальности был зоологом и знал Башкирова по его научным трудам. Этот офицер помог ему устроиться на работу в Крымский заповедник. При этом Иван Сергеевич оказался на положении военнопленного. В 1944 году Башкирова отправили в трудовой лагерь в Германию...

Иван Сергеевич Башкиров был широко образованным и очень эрудированным человеком, он свободно владел немецким, французским, английским языками. Умер в апреле 1980 года во Франкфурте-на -Майне в Германии».

Да, милая картинка, однако, получается. Советский учёный попадает в плен, знакомится с таким же учёным из Германии, они вместе трудятся на благо науки — хоть сам Башкиров якобы находится в статусе военнопленного...

Мне бы хотелось спросить у автора сего панегирика — интересно, как можно было заниматься «наукой» в оккупированном Крыму? Да ещё «в статусе военнопленного»?! И как прикажете расценивать сотрудничество с немецким коллегой, облачённым к тому же в офицерскую форму вражеской армии?

Кем был Башкиров на самом деле, можно узнать из специальной справки КГБ СССР, составленной на розыск военного преступника:

«Башкиров Иван Сергеевич, 1900 года рождения, уроженец города Казани. Окончил в 1927 году Казанский государственный университет, до 1935 года заведовал Казанским зоосадом. В 1936 году выехал с семьёй в Майкоп, где работал научным сотрудником Кавказского заповедника. В 1937—1941 годах проживал в Крыму, работал научным сотрудником Крымского заповедника.

Находясь во время немецкой оккупации в Алуштинском партизанском отряде Крымской области, в октябре 1941 года перешёл на сторону гитлеровцев, выдал расположение своего партизанского отряда, его базы и явки в Алуште. Использовался немцами в качестве проводника при проведении карательных экспедиций против партизан.

В период оккупации работал старшим лесничим, а затем – заведующим Крымским заповедником. Одновременно являлся сотрудником крымской резидентуры Зондерштаба „Р“, созданной Абвером для борьбы с партизанским движением, также поддерживал тесные связи с немецкой службой безопасности СД. В конце 1943 года при содействии оккупационных властей выехал в Германию.

В 1947 году являлся доверенным лицом председателя исполнительного бюро при НТС. Проводил вербовочную работу в лагерях для перемещённых лиц на территории Западной Германии. Некоторое время проживал в Марокко…

В 1956 году в Институт зоологии АН СССР (Ленинград) поступила книга „Степной воробей Марокко“, автором которой являлся Башкиров И.С. В бандероль была вложена антисоветская листовка НТС…».

Эти сведения были опубликованы газетой «Комсомольская правда» ещё в 50-ые годы. Газета тогда напечатала статью о подрывной деятельности в нашей стране эмигрантского «Народно-трудового союза» (НТС), работавшего по заданию ЦРУ — активный член НТС Башкиров через почтовую переписку под чужой фамилией пытался вербовать в союз молодых советских людей. Но его быстро разоблачили. Центральное Управление КГБ передало для открытой печати подробные материалы как о самом Башкирове, так и о грязных методах антисоветской работы НТС. И в «Комсомолке» появилась большая статья под названием «Оборотень», которая имела широкий резонанс не только в нашей стране, но и за рубежом, особенно среди русских эмигрантов.

В ответ НТС безуспешно попытался оправдаться. В журнале союза «Посев» появились гневные реплики, обвинявшие «Комсомолку» в «тупой коммунистической пропаганде», в работе на КГБ и в преднамеренной дискредитации «известного на Западе» учёного-биолога Ивана Башкирова. Журнал даже опубликовал «правильную» биографию биолога, где, понятно, не было ни слова о работе на нацистских оккупантов:

«БАШКИРОВ Иван Сергеевич. Литературный критик, публицист. В 1918–1922 работал бухгалтером. Окончил биологический факультет Казанского университета. Директор Казанского зоопарка, затем заместитель директора по научной части. Работал в Кавказском государственном заповеднике в Майкопе, заведовал секцией Крымского заповедника. Способствовал разведению зубров. Автор множества научных статей. Во время Второй мировой войны был в Крыму взят в плен, в 1944 отправлен на работы в Германию. После 1945 был в лагере для перемещённых лиц в Менхегофе. В 1947 уехал в Марокко. Работал научным сотрудником Института защиты растений при управлении агрикультуры и лесов. Выпустил книгу «Le moines steppique au Maroc» («Степные монахи в Марокко») (Рабат, 1953). В 1952 вернулся в Европу. Был заместителем председателя Берлинского комитета помощи беженцам. Работает в Институте изучения СССР при Народно-трудовом союзе (НТС)...».

Ловко, да? Вроде верная биография, без изъянов, а с другой стороны — взят немцами в плен, отправлен на работы в Германию... И ни слова про работу в Крымском заповеднике при оккупантах!

Через некоторое энтээсовский журнал продолжил тему и опубликовал уже за подписью самого Башкирова заметку о «зверствах советских партизан в Крыму». Он лживо перевернул всё с ног на голову, приписав партизанам преступления, которые совершили немецкие каратели и их прихвостни — уничтожение крымских деревень и убийства мирных граждан. Словом, наглость Башкирова просто не знала пределов! Впрочем, ему тогда только и оставалось, что плеваться строну своей бывшей Родины. Из числа вербовщиков НТС, по всей видимости, его пришлось исключить и исключить навсегда — провал есть провал, и в ЦРУ наверняка были очень недовольны всем этим происшествием, а особенно — той громкой оглаской которая в итоге получилась...

Но в наше время и в нашей собственной стране у Башкирова вдруг обнаружились стойкие защитники в лице учёной из Татарстана госпожи Камалиева! Может, она ничего не знает о его предательской деятельности? Нет, судя по её панегирику, всё она прекрасно знает. Мало того, в своей статье она облила грязью тот самый газетный материал об изменнике Башкирове, который выходил в 50-ые годы. Причём, облила почти теми же словами и теми же аргументами, что и когда-то энтээсовский «Посев» — никого Башкиров якобы не выдавал, немецким спецслужбам не служил, а «Комсомолка» писала по заданию КГБ.

Я, конечно, понимаю, что Камалиева, по всей видимости, является страстной поклонницей Башкирова-учёного. Но разве можно закрывать глаза и на то, что сей научный работник в годы страшного испытания Отечества пошёл по низкой колее измены?! От него ведь даже фактически отрёкся его учитель, знаменитый советский учёный-биолог профессор Иван Иванович Пузанов, имевший в отличии от Башкирова, очень твёрдую гражданскую позицию. И это тоже, наверное, о чём-то, да говорит.

Кстати, недавно в Крыму был опубликован большой очерк, посвящённый светлой памяти профессора Пузанова — «Профессия — любовь к Крыму». Есть там несколько строк и про двух его учеников, сотрудниках Крымского заповедника:

«Немцы вошли в заповедник 6-го ноября 1941 года по Романовской дороге, быстро и внезапно. Сотрудник заповедника Буковский решил вывести наших солдат из окружения. Удалось. Но возвращаясь обратно — наткнулся на врагов. В неравном бою отстреливался, а затем подорвал себя гранатой. А вот другой работник заповедника, Башкиров, будучи в партизанском отряде, сдался румынам, продал своих, выдал и румынского офицера, сотрудничавшего с партизанами».

Вот так — предателя Башкирова крымские жители проклинают и многие годы после войны. И лично я их прекрасно понимаю — никакие научные достижения, увы, не сотрут из его биографии позорного предательского клейма!

А вот как объяснить позицию Камалиевой? Наверное только тем, что и здесь мы имеем место с последствиями всё той же антисоветской пропаганды...

... Мне бы очень не хотелось, чтобы данные строки кем-то воспринимались как призыв к физическому преследованию людей, коверкающих нашу историю. Упаси Боже! Ибо сама советская практика показывает, что подобные запреты ни к чему хорошему не ведут, а в определённые моменты люди даже становятся весьма восприимчивыми к антигосударственной пропаганде, как то случилось в годы перестройки — запретный плод в условиях распада СССР оказался весьма и весьма «сладок».

Но, тем не менее, здоровый иммунитет к антисоветскому ревизионизму нам очень нужен! Тут может оказаться востребованным опыт других стран. Так, в Израиле или в США мало кто решается поставить под сомнение Холокост. Массовое истребление еврейского народа в годы войны там считается непреложным историческим фактом, не подлежащим никакому обсуждению. Да, формально вы можете сомневаться в Холокосте и даже высказываться по этому поводу. Но после этого следует быть готовым к тому, что с вами перестанут общаться, вам запретят занимать любую государственную должность, а уж тем более, вас никогда не допустят к преподаванию в школах или в ВУЗах.

Вот бы и нам так — официально, юридически закрепить понятие Великой Отечественной войны, которая с нашей стороны, несомненно, носила справедливый, освободительный характер. И всё! Какие-то иные трактовки наше государство обсуждать ни с кем не должно — ни на дипломатическом, ни на научном, ни на каком-либо ином уровне. Если господа ревизионисты, правозащитники или кинематографисты пожелают продемонстрировать свой «особый» взгляд на нашу историю, что-то сказать по данному поводу то, пожалуйста, пусть это делают. Но вне какой-либо поддержке со стороны государства, вне государственных изданий или издательств, а уж тем более, вне любого учебного заведения России...

Если мы хотим сохранить будущее России, свою национальную историческую память, воспитывать наших детей нормальными, искренне любящими свою Родину патриотами нам рано или поздно придётся пойти по пути отторжения тех, кто извращает наше прошлое. Никакого иного пути для сбережения страны нам просто не дано!

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика