Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Теракт в Петербурге — такое мы уже проходили

Теракт в Петербурге — такое мы уже проходили

1355802154_1342524691_souz_copyТеррористический акт, случившийся в метро Санкт-Петербурга, унёс жизни 14 человек, ещё десятки оказались покалеченными. Правоохранительные органы уже назвали имя подозреваемого в теракте — это 22-летний уроженец киргизского города Ош Акбаржон Джалилов, который несколько лет жил в России...

На первый взгляд это хоть и страшный, но всё же банальный теракт, устроенный радикальным исламистом, который взорвал людей вместе с собой. Такие акты мы видели уже не раз — и у нас в стране, и за рубежом.

Но вот что смущает лично меня.

Прошло уже несколько дней , но ни одна из известных экстремистских группировок так и не взяла на себя ответственность за случившееся — ни запрещённый в России ИГИЛ, ни прочие аналогичные структуры, которые обычно всегда берут на себя организацию кровопролития спустя как минимум несколько часов. Но сегодня все они глухо молчат! Во всяком случае пока...

Путина объявили «убийцей»

Кроме того, похоже, что наши правоохранители ни чего не нашли и при обыске квартиры террориста. Только на личной страничке в соцсети есть упоминание о неравнодушии Джалилова к исламу. И на этом всё: ни переписки с вербовщиками, ни обширных цитат из Корана. Похоже, нет даже посмертного обращения, какое всегда после себя оставляют идущие на смерть шахиды! И это сразу наводит на мысли о том, что реальные исламские экстремисты не имеют к теракту прямого отношения.

Зато бросается в глаза реакция так называемого мирового сообщества и нашей либеральной оппозиции! Тут всё словно под копирку и единым хором. Причём, поначалу выступают наши либералы, а затем их «точку зрения» начинают активно поддерживать уже западники...

Так, некоторые британские СМИ разместили у себя твит оппозиционера Дмитрия Гудкова: «После взрывов в питерском метро линия поведения власти в отношении любых массовых акций предопределена. Думаю, в других отношениях тоже». Это прямой намёк на причастность российский спецслужб к теракту — мол, чтобы отвлечь внимание российского общества от митингов оппозиции, выступающих против коррупции.

А апофеозом всей это антироссийской пропаганды стал телеканал ВВС. Там кадры с места трагедии в Петербурге сопровождались беседой с приглашённым «экспертом», некой Луизы Менш — она также немедленно связала теракт с митингами либеральной оппозиции, прошедшими 26-го марта. При делалась ссылка на некие «либеральные СМИ», по словам которых «случившееся может быть попыткой властей отвлечь внимание от выступлений против коррупции».

И вот какой общий вывод сделала этот «эксперт»:

«Путин не испытывает абсолютно никаких угрызений совести, убивая русских в своих целях»...

Этой даме вторил и Си Джей Верлеман, обозреватель The Middle East Eye. «Это в стиле Путина — устроить подобный теракт в Санкт-Петербурге. Падающая популярность, растущая оппозиция. Он убийца!» — написал он в своём Twitter...

В общем, данные намёки были дружно подхвачены многими другими западными СМИ — и сегодня версия о причастности российских спецслужб там одна из самых популярных. Поэтому все слова сочувствия, которые нам выразили лидеры западных стран, не должны нас обнадёживать — ведь это лишь дежурные, мало что значащие на деле фразы, принятые в таких случаях. А вот своё реальное отношение к нам Запад выражает именно через своих штатных пропагандисты из тамошних масс-медиа...

Всё это мне сильно напомнило то, что уже было в России. А именно — конец 90-ых, начало 2000-ых годов, когда шла напряжённая борьба с чеченским терроризмом. Когда в Москве осенью 1999 года при помощи гексогена были взорваны два жилых многоэтажных дома, наши либералы тут же заговорили о том, что это дело рук вовсе не террористов, а ФСБ — чтобы был повод развязать войну в Чечне и закрутить гайки в политической жизни России с целью установления в стране «кровавого путинского режима».

Беглый олигарх Борис Березовский даже профинансировал тогда издание книжки, которая так и называлась «ФСБ взрывает Россию». Версия, изложенная в ней, оказалась настолько популярной, что её до сих пор исповедуют как многие наши либералы, так и западные политологи...

От «Норд-Оста» до Беслана

После этого любой теракт в России долго рассматривался именно под углом данной точки зрения, нанося нашей стране большой информационный урон. Теракт на Дубровке, во время мюзикла «Норд-ост»? Так это вовсе не чеченские повстанцы сотворили, а сумасшедший боевик Мовсар Бараев, который якобы был многолетним «агентом ФСБ». Наши либеральные СМИ тогда много писали о том, что якобы до теракта Бараев вёл какие-то «секретные переговоры» с тогдашним главой президентской администрации России Александром Волошиным. А по мятежной Чечне будущий террорист даже открыто разъезжал на «Волге», у которой был специальный служебный пропуск, выданный чуть ли не ФСБ. Приводились также слова неких «очевидцев», утверждавших : «Бараев был неуловим, потому что его никто не ловил».

Всё это активно подхватывалось и муссировалось на Западе, где делался вывод о том, что трагедию организовал сами российские спецслужбы, дабы под видом «террористической угрозы» урезать демократию в России...

Ещё более грязная информационная игра развернулась после трагедии Беслана, где от рук боевиков погибли десятки российских школьников.

Сразу после этого теракта в британской газете The Gardian появилась интересная публикация аналитика Джона Лафлэнда под названием «Американские друзья чеченских террористов». Написана она была под впечатлением реакции западных СМИ на события в Беслане: в своём абсолютном большинстве эти СМИ (как и сегодня по поводу трагедии в питерском метро) обвинили вовсе не чеченских боевиков, а… российские власти?!

Вот что отмечал Лафлэнд в своей публикации:

«В средствах массовой информации усиленно подогревается мнение, что президент Путин некоторым образом является главным виновником страшных событий в Северной Осетии... На западных корреспондентов радио и телевидения в Беслане даже оказывалось давление, чтобы те в эфире заявляли о том, что местное население обвиняет в своих несчастьях столько же Москву, сколько и террористов. Появилось множество редакционных статей, в которых нас призывали понять… „подспудные причины“ чеченского терроризма (в их числе обыкновенно называют российский авторитаризм), тогда как широко распространённое использование слова „повстанцы“ применительно к тем, кто стрелял в детей, показывает поразительную снисходительность к их жестокости»…

Помню, как за подтверждением о «причастности российских спецслужб» западные журналисты бегали к «эмиру» Шамилю Басаеву, настоящему организатору бойни в Беслане. И тот, нагло улыбаясь, подтверждал им — да, это вовсе не борцы за свободу Ичкерии устроили, а «платные агенты Путина». При этом западников нисколько не смущало то обстоятельство, что поначалу Басаев взял на себя ответственность за теракт, заявив, что налёт на осетинскую школу обошёлся ему «всего лишь» в 9 тысяч долларов. Правда потом он быстро «скорреректировал» свою позицию и начал говорить то, что от него хотел услышать «свободный западный мир»...

В общем, нашей стране пришлось приложить немало усилий, чтобы убедить мировое сообщество в обратном. Да и то, до конца сложившееся западное «общественное мнение» в этом вопросе так переломить и не удалось — там до сих пор многие верят в кровавые провокации наших спецслужб эпохи чеченских войн.

Думаю, что и сегодня мы присутствуем при похожем дьявольском сценарии. Некая заинтересованная иностранная разведка, под видом радикальной исламистской ячейки завербовала проживающего в Петербурге молодого человека из Киргизии — не исключено, что общение шло не через интернет, а напрямую.

И однажды Акбаржона Джалилова убедили совершить теракт под знаменем джихада. Возможно, сам он и не собирался самоподрываться — он должен был оставить самодельную взрывчатку на станции метро «Площадь восстания», а потом просто уехать ближайшим поездом. Однако на деле могло оказаться так, что оставленная на станции взрывчатка была просто камуфляжем, а вот настоящая мина находилась в сумке террориста. Сам он мог и не подозревать о её наличии, так как сумку ему могли вручить перед самым походом в метро — мол, потом, после закладки на станции, просто отвезёшь эту сумку в некое другое место. И как только Джалилов сел в поезд метро, взрывчатку привели в действие через радиоуправляемое устройство. Вот так и получился «шахид-смертник», непонятно с кем связанный, и что само по себе даёт повод для самого широкого толкования случившегося...

И опять же в этой связи припоминается трагедия Беслана.  Было установлено, что в канун теракта Шамиль Басаев получил денежный транш в несколько миллионов долларов. Причём, по некоторым данным, поступили деньги вовсе не от арабских спонсоров терроризма, а по цепочке Лондон — Киев — Тбилиси — Панкисское ущелье. То есть по схеме, по которой уже не раз шло финансирования чеченских боевиков со стороны западных покровителей.

Кроме того, уже через час после захвата школы в Беслане возле места трагедии появилась съёмочная группа грузинского телеканала «Рустави-2». О факте захвата заложников ещё не успели узнать ни российские, ни иностранные СМИ, а грузины уже вышли в эфир с нападками на российские власти, которые якобы не контролируют ситуацию в Северо-Кавказском регионе. Складывалось ощущение, что журналисты «Рустави-2» с чьей-то подачи заранее знали о предстоящей трагедии...

И что самое главное, события в Беслане дали повод некоторым американским политически деятелям деятелям для беспрецедентного давления на Москву. Вот что писал по этому поводу уже упоминавшийся Джон Лафлэнд:

«США сравнивают чеченский кризис с другими модными для Запада мусульманскими движениями – Боснией и Косово – намекая на то, что только международное вмешательство на Кавказе может стабилизировать там обстановку… Хотя Белый дом выступил с осуждением захвата заложников в Беслане, его официальной точкой зрения остаётся то, что чеченский конфликт должен решаться политическими методами. Как заявил политик Чарлз Фэрбэнкс, сейчас будет возрастать давление США на русских, с тем чтобы достичь политического, а не военного решения – иными словами, пойти на переговоры с террористами, то есть проводить политику, которую Соединённые Штаты решительно отвергают в любом другом случае».

Таким образом, с помощью трагедии Беслана нам давали понять следующее. Вы, русские, уже не можете контролировать не только Чечню, но и весь кавказский регион. Это грозит большой нестабильностью, угрожающей интересам всего цивилизованного человечества. Поэтому в чеченский конфликт требуется международное вмешательство по югославскому образцу, с привлечением вооружённых сил ООН и НАТО... Из всего стало понятным, КТО ИМЕННО являлся настоящим идеологом и исполнителем бойни в Беслане!

Очевидно, что нечто подобное мы наблюдаем и сегодня. И если тема Акбаржона Джалилова о «причастности к российским спецслужбам» с различными интерпретациями и выводами получит на Западе своё дальнейшее развитие, то тогда моя версия о теракте, как об одном из способов ведения антироссийской информационной войны, найдёт под собой лишнее подтверждение...

На хохле шапка горит?

И ещё. Сегодня видно, как сильно после теракта в Петербурге занервничала Украина. К примеру, сразу после трагедии известный украинский пропагандист Дмытро Тымчук в интервью изданию «Апостроф» выдвинул версию, что взрыв в метро россияне якобы могут «повесить» на украинскую диверсионно-разведывательную группу. Об этом же нервно заговорили и некоторые другие украинские журналисты и аналитики. А издание «Украинская правда» написала следующее: СБУ Украины ещё до теракта якобы предупреждала о том, что российские спецслужбы могут устроить у себя в стране кровавую провокцию, чтобы потом всё свалить на Украину и начать «вооружённую агрессию».

Ну, про «вооружённую агрессию» говорить ничего не будем — этот продолжающийся из года в год укро-бред уже просто не интересно комментировать. А вот само это заявление про теракт и вся нервозность украинского эксперт-сообщества (при отсутствии вроде как веских поводов для неё) заставляют прийти к определённым выводам.

Возможно, в качестве одного из террористических вариантов западники действительно рассматривали Украину и её спецслужбы. К примеру, украинские диверсанты устраивают в нашей стране теракт, следом идёт жёсткая реакция России — пусть и не с военным вторжением, но с обязательным уничтожением всей военно-разведывательной структуры Украины. Ну а поскольку заранее было подготовлено заявление СБУ о грядущей «российской провокации», то уже после диверсии и российского ответа вполне можно начать такую же антироссийскую информационную кампанию, какую мы наблюдаем сегодня, а возможно — ещё более жёсткие варианты давления...

Наверное, на украинский вариант Запад не пошёл по многим причинам.

Во-первых, недавно задержанные украинские диверсанты, которые убили начальника Управления Народной Милиции Луганской Народной Республики полковника Олега Анащенко, сообщили на допросе в госбезопасностьи Луганска: «украинские спецслужбы готовят террористические акты на территории России и в крупных российских городах». А это уже утечка информации, после которой любые операции спецслужб обычно сворачиваются.

Во-вторых, свою роль явно сыграла природной тупость и болтливость украинской элиты, которая точно бы где-то да прокололась. Вот и сегодня украинцы не в меру разболтались, хотя и формального повода нет, да и за язык никто не тянет. А что было бы, если бы украинский вариант был всё же осуществлён?! В общем, решили не рисковать, сосредоточившись на «террористе-одиночке»...

... Впрочем, украинский след в трагедии питерского метро всё же полностью исключать нельзя. Возможно, сама работа по вербовке Акбаржона Джалилова проходила при участии СБУ. Тем более Украина уже давно и тесно связана с различными исламистскими группировками. Как пишет по этому поводу Владимир Дружинин, автор известной статьи «Украинский национализм и исламский терроризм – карты из одной колоды»:

«В своё время британская The Gardian сообщила о беглых чеченских боевиках, влившихся в ряды группировки ВСУ на Донбассе. Среди них были участники террористических вылазок времён первой и второй чеченских кампаний, а также боевики из Сирии, где исламисты учинили настоящий геноцид христиан.

На данный момент речь идёт о двух чеченских подразделениях на стороне ВСУ – батальоне им. Джохара Дудаева и батальоне им. Шейха Мансура. Первый возглавлял беглый боевик Иса Мунаев. Долгое время он скрывался в Дании от российского правосудия, затем приехал на Донбасс и был убит под Дебальцево.

Второй батальон возглавляет и поныне Муслим Чеберлоевский, который не скрывает перед иностранными журналистами ни своего лица, ни своей причастности к группировкам, совершившим теракты в московском „Норд-Осте“ и Беслане. Муслим Чеберлоевский признал, что надеется привлечь на Украину как можно больше боевиков ИГИЛ чеченской национальности для участия в войне на Донбассе.

Недавно американский портал The Daily Beast подтвердил присутствие боевиков-исламистов (с опытом боёв в Сирии) в рядах украинского воинства в зоне т.н. АТО. А дружеская беседа с мнимым Семёном Семенченко чеченского террориста Ахмеда Закаева, заботливо укрываемого Великобританией от прокуратуры РФ, лишний раз подтвердила факт „дружбы по интересам“ между украинскими националистами и исламскими террористами».

В общем, российскому следствию сегодня есть где и чего «копать». И это следствие должно прямо и чётко назвать не только имена исполнителей и непосредственных организаторов теракта, но и главных заказчиков. А наше руководство должно озаботиться о серьёзном наказании этих упырей. Увы, во время чеченских войн этого явно сделано не было — ограничились лишь уничтожением самих террористов. Поэтому от такой безнаказанности мы сегодня и получили то, что получили — против нас снова задействовали террор в качестве метода информационной войны...

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика