Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // Возвращение из украинского ада... Надолго ли ?

Возвращение из украинского ада... Надолго ли ?

image233 узников украинских тюрем вернулись в Донбасс, а 74 украинских военнопленных отбыли на нэньку. Так 27 декабря минувшего года прошел самый масштабный обмен между донецкими независимыми республиками и Украиной.

После двухлетнего застоя это был обмен, усеченный и извращённый в очередной раз украинской стороной. В первую очередь, потому, что вместо 306 человек, как это было зафиксировано в соответствующем решении контактной группе в Минске, Украина освободила лишь 233 узников, томившихся в застенках укро-нацистской хунты.

Кстати, многим из них документы так и не отдали. Расчёт прост: после пересечения линии фронта, бывших заключённых украинская власть объявляет в розыск и на них заводят новое уголовное дело. Наглой выходкой стало возвращение в тюрьмы уже оправданных судом и прибывших в Святогорск на обмен граждан России! Наверное, для успеха дальнейшего торга...

О ТЕХ, КОГО ОБМЕНЯЛИ

«Боевик НВФ (т.н. незаконного вооруженного формирования - Л.Г.). Принимал участие в боевых действиях на территории Луганской области в 2014 году в составе бандформирования «Заря». Осужден на 10 лет. В декабре 2017 обменян на граждан Украины, которые находились в местах лишения свободы в оккупированных районах Донбасса».

Это донос на «сепаратиста» и «ватника», защитника Донбасса одесского добровольца Юрия Ивановича Кошляка, размещённый на одиозном укронацистском сайте «Миротворец».

— Три года укры не хотели меня отдавать, но все-таки отдали, спасибо нашим переговорщикам в Минске, — сказал он автору этих строк. — Почему не хотели? — не имею представления. Я с ноября 2014-го в списках, а отдали только сейчас. Из Одессы я звонил в Донецк, а мне говорят: Юра списки подаём, а тебя укры вычеркивают. По какой причине — не знаем.

Это о нём карманные укроСМИ с удивлением писали, что Кошляк, «несмотря на помилование президентом, может снова пойти в ополчение воевать». Забегая вперед, скажу, что так оно и случилось.

Что пришлось пройти узникам украинских тюрем – и в страшном сне не приснится! Мрази и садисты, получающие удовольствие, от людских страданий, избивали их, пытали, имитировали расстрел, обещали покалечить, убить, изнасиловать родственников...

Луганскому ополченцу Михаилу Федорову изуверы накидывали на голову мокрое полотенце и пропускали ток. «Это даже не дикая боль, - признался он журналистам, — это ощущение смерти». У него останавливалось сердце, которое запускали прямым уколом, и через некоторое время начинали снова…

В то время, когда оболваненные украинские «воины света» ехали в Донбасс, чтоб получить земельный надел, шахту-копанку и несколько рабов, нацисты-вертухаи налаживали использование рабского труда, как говорится, не отходя от кассы. Запустив, например, литейную мастерскую, где работали заключённые.

Настоящим изгоем среди работавших там по 17 часов зеков, стал донецкий металлург-ополченец. На опасном производстве он был фактически голый и босой, постоянно терпел издёвки и побои. В один прекрасный момент его пришел «спасти» сбушник, предложивший включить его в обменный список за «маленькую услугу» — теракт на донецком металлургическом заводе. Но вербовка провалилась. А на обмен наш земляк всё-таки попал...

Братья-близнецы Дмитрий и Ярослав Лужецкие в Донбассе не только не воевали, но и никогда там не были. Тем не менее, Тернопольский суд приговорил их к 15 и 14 годам лишения свободы только за поддержку и помощь Донбассу. И хотя апелляция адвокатов была удовлетворена, и дело направлено на дополнительное расследование, из тюрьмы их не выпустили. Всё тот же суд бесконечно продлевал им содержание под стражей, а потом в течение двух лет иезуитски обещали обмен, который всё время откладывался.

В общей сложности Лужецкие провели в застенках 3,5 года! Ожидание обмена для них было сродни пытке, потому что одного из братьев – Ярослава, как и Юрия Кошляка, и других заключённых, украинская сторона все время вычёркивала из списков. Но теперь оба они на свободе...

За попытку добиться правды в деле расследования гибели собственного сына, депутат Лиманского райсовета подполковник в отставке Александр Кушнарёв был брошен за решетку по сфабрикованному обвинению. Мотив понятен: преступникам не нужны ни свидетели, ни правдоискатели. Ведь 2-го мая 2014 года в Одесском Доме профсоюзов во время массового показательного сожжения людей украинскими нацистами Геннадий Кушнарёв ценой собственной жизни спас многих «куликовцев» от гибели. Теперь его отец, Александр Кушнарев, на свободе, на Донбассе. А те, кто знал его сына, уверены, что наступит день, когда в родной Одессе Геннадия во всеуслышание назовут героем.

УГОВОРЫ

Пока в Минске шли тяжелейшие переговоры, на Украине тоже готовились к «обмену», вернее его срыву: уговаривали пленных, обещая условно-досрочное освобождение (УДО), обрабатывали родственников. Били в самое слабое место – семью и родной дом, которые остались на подконтрольной Киеву территории. Тех, кто действительно хотел обмена – идейных, по-настоящему военнопленных или политзаключённых, запихивали подальше в тюрьмы или открывали новые уголовные дела.

«Эта работа не прекращалась до самого обмена, — говорит вчерашний узник Владислав Чубур (позывной Ямщик). — Даже на турбазе в Святогорске, куда свозили людей для обмена, в двух корпусах существовали «хаты», т.е. номера, где сидели сбушники и обрабатывали колеблющихся. Особенно это касалось тех, кто уже получил УДО или условные сроки – им обещали, что за ними останется этот статус только, если они не покинут территорию Украины».

Но, как мы понимаем, украинские суды настоящим ополченцам условные сроки не давали, значит, это всё заложники из мирного населения, которых отлавливают для дальнейшей торговли с республиками.

«Как это ни парадоксально, - говорит Чубур, — в подобных уговорах принимал участие сотрудник Красного Креста. Но я убеждён, что поддавшиеся уговорам сильно рискуют – им впаяют новый срок «по вновь отрывшимся обстоятельствам» или откроют новое дело… В Черкасском СИЗО СБУ, где я сидел, был военнопленный, о котором власти почти год не уведомляли даже Красный Крест, чем грубо нарушали все международные договорённости и конвенции на этот счет. Мои родители тоже не были поставлены в известность. И это лишь малая толика нарушений. Я никогда не скрывал, что воевал за Республику, но это стало основанием для того, чтоб попытаться засудить меня по беспределу».

ЗАЛОЖНИКИ. О ТЕХ, КТО ОСТАЕТСЯ В ЗАСТЕНКАХ

«Охота на ведьм» на Украине стал укронацистским видом спорта. Хватают не только за участие в ополчении – за родство с ополченцами, за мысли, высказанные в соцсетях, за журналисткую деятельность, за участие в «Антимайдане» и принадлежность к левым партиям и движениям. «Только против членов Компартии Украины возбуждено более 400 уголовных дел, отдельные из них годами незаконно содержатся в заключении», — сказал, выступая на конференции в Милане лидер левых сил Петр Симоненко.

Позорное судилище с нелепыми обвинениями устроили над 67-летней Аллой Александровской, главой харьковских коммунистов, народным депутатом Украины четырёх созывов, почетным гражданином г. Харькова. Тюрьму, где она пребывала с 2016 года, ей заменили на домашний арест.

Три года назад по доносу в Запорожье СБУ арестовала мать секретаря КПУ города Борисполь Ольга Клименко. Её подвергли пыткам и издевательствам и бросили в застенки, где она томится до сих пор.

Ни общественное положение, ни пол, ни возраст не останавливают нацистских изуверов, пытающихся сломить людей, уничтожить память, толкнуть на путь предательства и низвести до уровня животных, а то и просто уничтожить, как расходный материал в политических играх!

В тюрьму брошены журналисты Василий Муравицкий, Дмитрий Василец и Евгений Тимонин. Мучают в Харьковском СИЗО-27 83-летнего харьковчанина, уважаемого человека Мехти Феофанова, обвиняя его в государственной измене, — сообщает в соцсети бывший харьковский политзаключенный Спартак Головачёв.

Вряд ли выживу в этих условиях, — передает из 96-й колонии, что в Ровенской области, «медовый дедушка», которому «справедливый» украинский суд впаяли 15 лет за «терроризм». По сомнительной версии, положенной в основу обвинения, житель села Николаевка Станично-Луганского района, пенсионер Николай Рубан принёс на блок-пост банку с медом, в которой якобы сработало взрывное устройство, убившее одного и ранившее двух солдат. А ведь почти три года назад украинский журнал «Вести. Репортёр», приводил совсем другую версию, изложенную бойцом ВСУ. На самом деле «солдаты выпили и начали играть: вытащил чеку из гранаты — успей выкрутить запал. Не успели. Пришлось придумать деда и мёд»...

Из мест неволи идут сигналы SOS от тех, кто не попал в обменные списки «всех на всех». Искалеченных палачами, с обострившимися хроническими и вновь приобретёнными болезнями, их добивает тюрьма. Как «медового дедушку», которого угораздило ехать на велосипеде за пенсией мимо блок-поста, где в тот злосчастный день скучающие «воины света» устроили игрища с боевой гранатой.

Эти люди ждут очередного этапа обмена, который должен состояться 18-го февраля 2018 года. Списки составлены и согласованы с Киевом, говорят официальные лица ЛДНР. Но что придумает на этот раз киевская власть остается только гадать.

Ну, а тем, кому все-таки посчастливилось вырваться из тюрьмы, предстоит долгий процесс реабилитации. И это касается не только восстановления здоровья. Как показывает практика, кто-то из воинов вернётся на передовую, а ставшие заложниками мирные граждане – в свои дома. Но таких мало, потому что зачастую дома и семьи находятся не в границах ЛДНР. Кто-то поедет в Россию, которая за время войны приняла уже более двух миллионов беженцев, половины которых — из Донбасса.

ДЕПОРТАЦИИ

И здесь уместно поднять еще одну злободневную проблему, которую с тревогой, болью и возмущением обсуждали участники «круглого стола», прошедшего недавно в Москве по инициативе и при участии ряда общественных организаций. Посвящённый проблемам беженцев, защитников Донбасса и политэмигрантов, вынужденных покинуть Украину в результате продолжающихся уже в течение почти четырех лет военных действий, он принял обращение к властным структурам и общественности России.

«Несмотря на заявления руководства РФ о предоставлении режима максимальной поддержки украинским гражданам, покинувшим страну в результате военных действий и политических преследований, — сказано в обращении, — ситуация с правами беженцев, защитников Донбасса и политэмигрантов ухудшается. Политический кризис и вооруженный конфликт приводит к увеличению потока людей, для которых возвращение на Украину равносильно гибели, политическому преследованию или пыткам.

Однако, несмотря на такую ситуацию, миграционные службы РФ требуют депортации десятков и сотен бывших ополченцев, беженцев и политэмигрантов, отказываясь признать очевидный факт продолжения военных действий и репрессий на Украине…

Ещё более тяжелая ситуация складывается с защитниками Донбасса, которые попали в Россию после ранения или обмена. Многие из них имеют просроченные документы или же вообще утраченные во время военных действий. То, что им отказывают в предоставлении временного убежища, делает их невольными нарушителями российских законов, выталкивая их в нелегалы. Как нарушителей миграционного законодательства, их приговаривают к депортации на Украину, где они объявлены сепаратистами и пособниками российских оккупантов, и где им угрожает срок заключения до 15 лет.

Десятки бывших ополченцев содержатся в центрах содержания иностранных граждан, ожидая депортации на Украину. Одним из таких является Николай Трегуб, ополченец из Донбасса, который не смог получить защиты как беженец, и приговорён к принудительной депортации в январе 2018 года.

Руководство России и республик Донбасса долгие месяцы и годы ведут работу по обмену военнопленными, а решения российских судов возвращают бывших ополченцев в тюрьмы СБУ. Украинские власти также используют Конвенцию о правовой поддержке стран СНГ, принятую в 1993 году, и требуют выдачи ополченцев и активистов «Антимайдана», приписывая им уголовные преступления, а российская прокуратура по этим запросам арестовывает и готовит этих людей к экстрадиции.

Все эти проблемы невозможно решить в порядке исключения или в «ручном режиме». Необходимо принять системные решения, которые позволили бы не допускать подобного. К таким решениям можно было бы отнести создание государственного ведомства по вопросам миграции из Украины и миграции русских соотечественников. Такое ведомство имело бы задачей прием и адаптацию беженцев и соотечественников, а не создание непреодолимых барьеров на пути к их адаптации в России.

Мы считаем, что необходимо приостановить действие Конвенции о правовой поддержке стран СНГ, поскольку Украина, объявившая Россию агрессором, оккупантом и врагом, не может претендовать на объективность и непредвзятость в рассмотрении дел по экстрадиции.

Мы просим провести миграционную амнистию для всех беженцев, ополченцев и политэмигрантов, которые невольно нарушили миграционные законы, превысив сроки пребывания в России, не имея возможности покинуть её.

Мы обращаемся с просьбой прекратить практику абсолютно необоснованных отказов в предоставлении и продлении временного убежища для беженцев с Донбасса и политэмигрантов, поскольку ничего не изменилось в обстановке противостояния на Юго-Востоке Украины, а ситуация с преследованиями инакомыслящих, что подтверждают доклады ООН и ОБСЕ, лишь ухудшилась.

Мы считаем, что социальная поддержка и гуманность по отношению к политэмигрантам, беженцам и защитникам Донбасса является единственно возможным действием по консолидации России в условиях глобального противостояния».

Сложившееся положение, уверена Председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Ларисы Шеслер совсем не «означает, что сторонников Русского мира нужно выкинуть, как ненужное тряпье, ветошь после протирки сияющих витрин Крыма». Это непозволительно. И похоже, что после многочисленных обращений возглавляемой ею организации, равно как и ее коллег из сопредельных общественных объединений, лед тронулся.

«На недавней встрече с руководством миграционного управления МВД, — сообщает она, — было решено создать постоянный канал связи для предотвращения непредвиденных ситуаций по депортации и экстрадиции наших товарищей – ополченцев, политэмигрантов и беженцев».
И сразу же по итогам встречи пришло несколько новостей от беженцев, которым ещё недавно миграционная служба на местах упорно отказывала в предоставлении статуса, предписывала покинуть Россию, а теперь сообщила о положительном ответе на их просьбы. В частности, семье беженцев из Стаханова Сополевых в Воронежской области отменили срочную депортацию и дали квоту на РВП. Но это пока только относительно гражданского населения. Что до ополченцев, то пока подвижек нет. Есть только надежда и отчаянные обращения о помощи защитников Донбасса, их родных и близких через общественные организации к руководству России.

18-го февраля предстоит новый этап обмена пленными. Будем надеяться, что они, оказавшиеся на передней линии фронта борьбы за Россию, не останутся для нее безродными пасынками...

Людмила Гордеева, специально для «Посольского приказа»

P.S. Когда готовился материал, из Донбасса пришло сообщение о том, что Украина снова пытается сорвать намеченный на 18-ое февраля очередной обмен пленными. Об этом заявили руководитель рабочей группы по обмену военнопленными ЛНР Ольга Кобцева и омбудсман ДНР Дарья Морозова. Суть в том, что, как и прежде, вместо запрашиваемых республиками пленных ополченцев и политзаключённых, томящихся в тюрьмах «нэзалэжной», украинская сторона присылает списки «новозадержанных, которых ещё даже не подтвердили». По словам Морозовой, республики остаются «приверженцами шестого пункта Минских соглашений — «всех установленных на всех установленных», потому, что всё равно мы «всех на всех» не можем сделать, каждый день идут новые задержания».

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика