Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Поддерживать российский бизнес власть будет за наш с вами счёт

Поддерживать российский бизнес власть будет за наш с вами счёт

10842116_b7d0595393f1503e6f659d3d091a4130_800О том, что в нашей стране следует поддерживать бизнес, сегодня не говорит разве что только очень ленивый. Особенно об этом любит рассуждать наша высшая власть. К примеру, о необходимости такой поддержки говорили на недавно прошедшем Санкт-Петербургском экономическом форуме.

А бизнес-омбудсмен России (то есть, отвечающий за права бизнесменов) Борис Титов сегодня стал очень частым посетителем Кремля — он ходатайствует за тех предпринимателей, которые по тем или иным причинам преследуются сегодня правоохранительными органами. И на жалобы Титова следует реакция — так, президент Владимир Путин недавно поручил главам силовых ведомств внимательно ознакомится со всеми жалобами бизнес-омбудсмена...

Экономика тут ни при чём?

Всё это конечно очень здорово — особенно сейчас, когда экономика в силу ряда причин нуждается в подъёме, в том числе и за счёт частного сектора. Однако возникает закономерный вопрос — а за счёт кого и чего будут спасать российский бизнес? Ладно бы за счёт взвешенной экономической и кредитной политики, за счёт мощных инвестиций в производственный сектор, за счёт разного рода инноваций... Но последние события заставляют думать совсем о других, не очень хороших вещах.

Я имею в виду последний рост цен на бензин и на другие виды топлива. Вот уже не первый месяц мы лицезреем этот небывалый рост ( почти на рубль только в последние две недели). Все эти повышения нам объясняют только с точки зрения чистой экономики.

Главной причиной кремлёвские экономиста называют сегодня рост различных видов акцизов и налогов на все виды топлива. Мол, доля этих сборов составляет порядка 60% от прибыли за каждый проданный вид бензины или соляры. Поэтому нефтяной бизнес просто вынужден идти на повышение стоимости своего товара, чтобы иметь хоть какую-то прибыль. Плюс инфляция, которая якобы просто заставляет бизнес повышать цены.

Федеральное правительство, судя по всему, уже согласилось с этим доводом и собирается снизить размеры акцизов. Однако... Только ли дело в одних налогах?

Ведь столь большие государственные сборы на топливо имеются чуть ли не во всех странах, добывающих и перерабатывающих нефть. Оно и понятно — ведь природные эти богатства должны работать не только на карман нефтяных олигархов, но и пополнять бюджет страны. Между тем, в этих странах из-за высоких акцизов почему-то и олигархи не разоряются, и бюджет в порядке, и цены на бензин часто куда ниже чем в России.

Что же касается инфляции... Разве правительству не известно, что рост стоимости на топливо у нас всегда опережал ту официальную инфляцию, какая есть в стране? И это происходит у нас из года в год. Вот что, к примеру, я сам писал о ситуации на нижегородском рынке нефтепродуктов, где практически безраздельно властвует корпорация «ЛУКОЙЛ», ещё в 2006 году, со ссылкой на официальные документы УФАС:

«После «прихода» нефтяной компании «ЛУКОЙЛ» в Нижегородскую область цены на нефтепродукты на рынках всех уровней, а также цены на сырьё, поступающее на Кстовский НПЗ, существенным образом превышают темпы инфляции.

Так, в 2002 году инфляция составила 15,1 %, а цена на лукойловский 92 бензин взлетела на 27%; в 2003 году инфляция составила 12%, а бензин подорожал на 20%; в 2004 году инфляция составила 11,7%, а бензин вырос в цене на 26,8%. И только в 2005 году уровень инфляции хоть немного, но приблизился к росту розничных цен на топливо — 10,9% к 12,7%... Такое поведение хозяйствующих субъектов группы лиц, контролируемые компанией «ЛУКОЙЛ» не является адекватным объективно существующим реалиям российской экономики»…

С тех прошло более десяти лет назад, но ситуация с тех пор мало чем изменилась. И не только в Нижегородской области, но и по всей России. Так, по данным издания «РИА Новости», у нас в стране вообще рост цен на топливо почти в десять раз опережает инфляцию! Вот одни из примеров последнего времени:

«Опережающий рост цен на бензин наблюдается уже четвертую неделю подряд. За апрель топливо подорожало на 1,4% — втрое больше общего индекса потребительских цен (0,4%)...».

При этом нефтяные корпорации, которые очень громко кричат о якобы понесённых ими «убытках», почему-то не очень спешат избавляться от так называемых непрофильных активов, которые к производству нефти и нефтепродуктов имеют самое отделённое отношение (зато это очень хороший источник для личных доходов глав корпораций и приближенных к ним людей). Вот что ещё три года назад писал аналитик нефтяного рынка Олег Семёнов:

«Практически каждая нефтяная компания считает своим долгом иметь при себе какую-нибудь денежно-кредитную организацию..., вроде банков.

Проще всего оказалось найти банк, который принадлежит Сургутнефтегазу. Его создатели не стали мудрить с замысловатыми и пафосными названиями, а дали ему простое и понятное имя, исключающее даже малейшие сомнения относительно его принадлежности — Сургутнефтегазбанк. Он был создан на базе тюменского филиала Промстройбанка СССР в октябре 1990-го. По данным сайта Банки.ру, 97,76% банка принадлежит ОАО «Сургутнефтегазу», а оставшиеся проценты — миноритаритарным акционерам...

Головной офис находится в Сургуте. У него три филиала, пару десятков допофисов и собственная сеть банкоматов, около половины которых также расположены в Сургуте. Сургутнефтегазбанк выполняет роль расчётного центра нефтяной компании, но работает и с другими частными клиентами, выдает кредиты, принимает вклады, предоставляет сейфовые ячейки и т.д.

Другая нефтяная компания — «Роснефть» — контролирует Всероссийский банк развития регионов. Ей принадлежит немногим менее 85% этой кредитной организации... Приоритетным направлением деятельности ВБРР является кредитование и обслуживание счетов корпоративных клиентов, в том числе предприятий группы своего основного акционера, а также их партнёров и подрядчиков. Но банк развивает и розничное направление, а также работает на фондовом рынке... На его основе была создана банковская группа, в которую вошел Дальневосточный банк. Сейчас ВБРР является головной кредитной организацией банковской группы, в которую также входят ООО «ЕвроТрейд» и ООО «РН-Драгмет»...

Ещё одним непрофильным финансовым активом нефтяников стали пенсионные фонды. Пенсионные деньги — это большой инвестиционный пул «длинных» финансовых ресурсов, которые можно вкладывать в долгосрочные инвестиционные проекты. К середине 2013 года совокупный объём пенсионных накоплений негосударственных пенсионных фондов превысил 887 млрд рублей. И пятерку лидеров компаний по объему пенсионных накоплений возглавил лукойловский НПФ «ЛУКОЙЛ-Гарант».

Российские нефтяные компании — гигантские предприятия. Где сотрудники весьма неплохо зарабатывают. И они вполне способны сформировать довольно крупные пенсионные фонды. Так что далеко не один «ЛУКОЙЛ» выстраивает свой «пенсионный бизнес».

У Сургутнефтегаза свой пенсионный фонд появился в 1995 году, а в апреле 2004 года ему была выдана бессрочная лицензия и сейчас это один из крупнейших негосударственных фондов как по размеру имущества для обеспечения уставной деятельности, так и по размеру сформированных пенсионных резервов.

Роснефть создала НПФ «Нефтегарант» позже — в 2000 году. Как говорится на сайте нефтяной компании, все основные предприятия ОАО «НК «Роснефть» заключили с этим пенсионным фондом договоры о негосударственном пенсионном обеспечении работников. Клиентами Фонда по разным программам являются уже более 370 предприятий и более 106 тысяч человек. Роснефти принадлежит 99,5%, а оставшиеся 0,5% — ООО «Страховая компания «Нефтеполис».

У компании Татнефть тоже есть свой фонд — Национальный негосударственный пенсионный фонд. Он был создан в 1997 году по инициативе компании и банка Зенит. Первоначальной задачей было создание механизма поддержки работников «Татнефть», выходящих на пенсию. В 2014 году акционерами фонда – помимо Татнефти и Зенита — стали ПАО «Органический синтез», ПАО «Нижнекамскнефтехим», ИФК «Солид» и АО «Управляющая компания «Татэнерго». По данным сайта, активы фонда превысили 23 млрд рублей, а пенсионные резервы – 10,5 млрд. ...

Ещё один непрофильный финансовый вид бизнеса — страхование — сохранили не все нефтяники. Среди тех, кто решил подержать еще его в своем портфеле — Сургутнефтегаз. Также, как и в случае с банком, он не стал выдумывать какое-то оригинальное название, а создал ООО «Страховое общество «Сургутнефтегаз». По итогам прошлого года компания заняла 34 место на российском страховом рынке по объёму страховой премии. Она занимается страхованием имущества юрлиц, автострахованием и добровольным медицинским страхованием. Эти три направления её работы занимают наиболее существенные доли страховом портфеле. У компании 17 филиалов, три отделения и два центра продаж в России...

В отличие от северян, компания «Татнефть» подошла к выбору названия для своей страховой компании гораздо менее консервативно и дала ей красивое женское имя Чулпан. Учреждена эта компания была в далёком 1993 году. В настоящий момент председателем совета директоров АО СК «Чулпан», по данным сайта, является заместитель генерального директора ОАО «Татнефть» по экономике Владимир Лавущенко. Акционерами, помимо Татнефти, значатся акционерный банк «Девон-Кредит», ЗАО «Татех», ОАО «Татойлгаз» и физические лица. Впервые в число 50-ти крупнейших российских страховщиков «Чулпан» вошла ещё 12 лет назад, а сегодня занимает прочные позиции среди крупнейших страховых компаний России...».

Вы слышали о том, что олигархи поспешили избавиться от всего этого имущества, чтобы хотя бы покрыть издержки своих основных нефтяных структур? Я лично — нет. А это значит, что дела у нефтяников не так плохи, как они нам рисуют.

То есть, объективные рыночные причины для сегодняшнего топливного роста просто отсутствуют! Отсюда можно сделать вывод о том, что причина последнего роста цен на бензин лежит вовсе не только в одной только экономике, но и в других плоскостях нашей жизни, мало имеющих отношение к нормальным хозяйственным отношениям.

Их наглость не знает предела

Например, разве можно считать нормальной ситуацию, когда рынок розничной торговли бензином России фактически, ещё с 90-ых годов, негласно поделен между крупными нефтяными корпорациями? К примеру, этом регионе (вроде Нижегородской области) властвует «ЛУКОЙЛ», в этом хозяйничает «Татнефть», а здесь большинство розничных и оптовых поставок на АЗС контролирует «Сибнефть»... Это не только создаёт нездоровую атмосферу тотального монополизма, убивающего всякую конкуренцию, но и создаёт почву для тайного сговора нефтяных олигархов по тому же поднятию цен на топливо.

Вы думаете такого сговора нет? Но почему же тогда у нас из год в год каждую весну по всей России закрываются на непонятное «ремонтное обслуживание» очень многие нефтеперерабатывающие заводы, и закрываются именно так — одновременно? Как результат — искусственный дефицит топлива на рынке, буквально толкающий цены вверх! И этот год — тоже не исключение.

А очень странные заявления некоторых представителей нефтяного бизнеса? Напомню, что нынешнему росту топлива предшествовало заявление одного из нефтяных олигархов, который в самом начале года публично спрогнозировал росте цен на автомобильное топливо на 10-15% — из-за очередного повышения акцизов. А уже в марте глава правления Совета по товарным рынкам Илья Мороз не исключил, что в течение ближайших трёх месяцев цены на российских АЗС повысятся... на пять рублей?!

Специалисты верно расценили все эти слова как ультиматум руководству страны — не снизите налоговую нагрузку, мы вам покажем! И к этому ультиматуму, судя по начавшему росту цен, фактически присоединились практически все нефтяные корпорации...

И если раньше руководство страны хоть как-то одёргивало этих наглецов, даже заставляя их снизить расценки, то сегодня мы видим совсем иную картину — правительство пошло на явные уступки. Вот какое наблюдение сделал известный российский экономист, профессор Игорь Катасонов, когда анализировал причины того, почему наши нефтяные компании очень активно гонят свою продукцию за границу в ущерб внутреннему рынку (это, кстати, тоже одна из причин резкого роста топливных цен), а Кремль почему-то не препятствует этому:

«Значительную часть нефти и газа, добываемых в России, мы гоним за границу. Соответственно, углеводородов для внутреннего потребления остаётся не так много. В отдельные моменты возникает даже определенный дефицит. И тогда нам говорят: мол, меняется спрос и предложение, и эти изменения стимулируют рост цен на бензин и дизтопливо.

Но как ни объясняй, в большинстве нефтедобывающих стран существует — писанный или неписанный — принцип приоритета внутренних потребностей перед внешними рынками. А вот в России, к сожалению, ситуация диаметрально противоположная: приоритетное значение для власти имеют именно внешние рынки.

Эта ситуация четко проявилась в ходе Петербургского международного экономического форума. На нем президент Владимир Путин заявил, что Россия не заинтересована в бесконечном росте цен на энергоносители и на нефть. Тем самым, я считаю, глава государства дал понять, что поддерживает идею ликвидации экспортных пошлин на вывоз углеводородов из России. С моей точки зрения, это очень серьёзный фактор, который будет только способствовать дальнейшему росту цен на бензин на российском рынке» (выделено мной — В.А.)...

… О чём это может говорить? Скорее о том, что все свои проблемы государство хочет решать исключительно за наш с вами счёт. По слухам, скоро поднимут налоги для предприятий — это чтобы пополнить федеральный бюджет. А в качестве компенсации бизнесу дали добро выгребать деньги из кармана граждан любым способом, как это мы можем наблюдать на примере нынешнего бензинового повышения...

Увы!

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика