Вы находитесь здесь: // Оборонные рубежи // Россия выдержала испытание войной в Южной Осетии

Россия выдержала испытание войной в Южной Осетии

Это случилось четыре года назад, в августе 2008 года. Напряжённая ситуация вокруг Южной Осетии, на территорию которой претендовала Грузия, вылилась в полномасштабную войну. Грузинская сторона попыталась разом решить юго-осетинскую проблему, совершив вооружённое нападение. Однако её войска увязли в боях за столицу республики город Цхинвал. А скоро на помощь осетинам пришла российская армия, которая наголову разгромила грузинскую группировку...

Главным итогом войны стало признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии.

Нерешительное миротворчество

Несомненно, главная вина за случившееся лежит на правителях Грузии, решивших совершить хоть и кровавую, но зато «маленькую победоносную войну» — само грузинское вторжение сопровождалось чудовищными военными преступлениями. Однако немалая доля вины лежит и на российском руководстве.

Дело в том, что Россия могла предотвратить развитие подобного сценария, если бы в предшествующее время проявила больше воли в разрешении конфликта...

Сам конфликт возник на рубеже 80 — 90-х годов прошлого столетия, когда Грузия под радикальными националистическими лозунгами выходила из состава Советского Союза. В свою очередь две грузинские автономии — Абхазия и Южная Осетия — объявили о собственной независимости. Грузины попытались воспрепятствовать этому и направили в мятежные провинции свои войска. Однако обе военные карательные операции — осетинская в 1992 году и абхазская в 1993 году — закончились для Грузии полным провалом.

Хрупкий мир установился лишь после того, когда между враждующими сторонами стали российские войска, получившие мандат миротворческих сил ООН.

Согласно ооновскому положению о подобных вооружённых силах, эти войска должны не только разъединять врагов, но и всячески препятствовать возникновению нового вооружённого противостояния. А это подразумевает так называемое «понуждение к миру», то есть уничтожение всех, кто провоцирует развязывание новой войны.

Увы, наши миротворцы не выполнили этой важнейшей функции. Они вообще старались не вмешиваться в происходящее! Грузины, которые жаждали реванша, быстро поняли это.

Уже во второй половине 90-х годов провокации против наших миротворцев стали обычным явлением. Наши посты то и дело обстреливали «неизвестные лица», имевшие явное отношение к грузинским спецслужбам. Российские солдаты лишь изредка отвечали на огонь, при этом даже не пытались вести преследование нападавших.

Вопиющий случай произошёл в 2002 году, когда мимо наших миротворцев беспрепятственно прошла банда чеченского полевого командира Руслана Гелаева, которого грузины наняли для того, чтобы тот помог им покончить с независимостью Абхазии. Уже после разгрома Гелаева абхазские власти с возмущением заявили о том, что российские миротворцы уподобились «страусу, засунувшему голову в песок». То есть делали вид, что ничего не происходило и охраняли в зоне конфликта, по сути, лишь самих себя!

Справедливость этих обвинений стала ещё более очевидной, когда к власти в Грузии прорвался националист Михаил Саакашвили, который поклялся любой ценой вернуть отколовшиеся республики. Грузины нагло заняли Кодорское ущелье Абхазии, зону, которая должна была охраняться силами миротворцев — танки и бронетранспортёры Грузии спокойно прошли мимо российского поста ООН, словно того и не было вовсе. А в Южной Осетии и вовсе начал твориться настоящий «беспредел».

Грузины не только постепенно захватывали высоты, окружавшие Цхинвал, но и нападали на миротворцев. Наших военных регулярно избивали, у них отбирали оружие, солдат и офицеров под надуманными предлогами неоднократно задерживали грузинские полицейские. Словом, творилось то, чего никак не должно было твориться с военнослужащими такой великой страны, как Россия!

Наверное, если бы наши тогда ещё дали обнаглевшим грузинам достойный отпор вплоть до применения оружия — то наверняка бы грузинские стратеги сто раз подумали, прежде чем развязывать войну. Но трусливое поведение наших военных только распаляло их воинственные аппетиты.

Прямо на глазах миротворцев грузины стали подтягивать в зону конфликта не только полицейские силы, но и регулярную армию, с танками, артиллерией, авиацией, нисколько не обращая внимания на робкие протесты военных из ООН...

Одумались лишь после начала войны, когда грузинские вояки атаковали не только осетинские боевые позиции, но и миротворческие посты. Только тогда силами частей 58-й армии Северо-Кавказского военного округа началась операция «по понуждению к миру».

Да, слишком дорогой ценой обошлись — и России, и Южной Осетии — наши «миротворческие ошибки»!

Не обидеть бы дядю Сэма

Впрочем, больше всего виновато в таком положении дел было даже не военное, а наше высшее политическое руководство, без санкций которого невозможны никакие решительные внешнеполитические действия России. Кремль слишком долго сквозь пальцы смотрел на «шалости» грузинских военных, почему-то полагая, что Грузия никогда не осмелится впрямую напасть ни на граждан России, проживающих в Южной Осетии, ни на наших миротворцев. Видимо, миротворцам был дан негласный приказ «не поддаваться на провокации», что на деле означало прямое попустительство агрессору.

Такие методы миротворчества стали лишь одной из многих ошибок Кремля в грузинской политике. Другая не менее важная ошибка заключается в том, что мы долго не решались назвать настоящих инициаторов грузинских провокаций. А именно — Соединённые Штаты Америки, без благословения которых вряд ли бы когда Саакашвили решился на военную авантюру.

Да, потом устами наших дипломатов (прежде всего нашего посла в ООН Виталия Чуркина) американцы прямо указываются в качестве главных вдохновителей и покровителей Саакашвили. Но почему об этом российский МИД молчал раньше?

Конечно, что-то говорилось, но больше словами экспертов и журналистов. А вот наши официальные лица о негативной роли США на Кавказе вещали как-то неуверенно, многого вообще недоговаривали. Между тем американцы не стеснялись обвинять в «дестабилизации» обстановки в Грузии именно нас.

Нам давно с самых высоких трибун следовало чётко и ясно говорить о том, что режим Саакашвили находится на полном содержании США — ибо грузинские правители получают заработную плату прямо из Вашингтона. Надо было говорить и о том, что Америка полностью вооружила и оснастила грузинскую армию. И эта армия силами сотен американских советников явно готовилась не для обороны Грузии, а для агрессии. А как ещё можно расценить наличие почти 50-тысячной военной группировки в стране, где проживает чуть больше 4,5 миллиона человек и где на военные нужды тратится не менее 20 процентов бюджета страны? Для американцев целью такого военного безумного строительства являлось не только покорение Абхазии и Южной Осетии в пользу Грузии, но и вытеснение России из Закавказья.

Нам надо было громко, на всех международных уровнях бить тревогу, когда в в самый канун войны Тбилиси посетила государственный секретарь США Кондолиза Райс. Наверняка Кремлю уже тогда стало известно о том, что именно Райс спровоцировала грузин на военное вторжение в Южную Осетию. Говорят, она тогда посетовала грузинскому президенту на то, что неурегулированные территориальные конфликты Грузии сильно препятствуют её принятию в НАТО. И Саакашвили воспринял советы Райс как добро на войну...

Заставь мы тогда оправдываться Райс, вряд ли бы США позволили Саакашвили сорваться с поводка.

Волки и овцы

Впрочем, современное вооружение и боевая техника вряд ли бы спасли грузин от разгрома. Их подвёл традиционно низкий боевой дух. В этом плане очень любопытны признания самих грузин о собственном, отнюдь не воинственном менталитете, который якобы возник... «из-за вековой российско-советской оккупации»! Так, некий «историк» профессор Тенгиз Аблотия с горькой патетикой написал о советской Грузии следующие строки:

«Страна потеряла своё предназначение на карте мира, вся её функция свелась к тому, чтобы вкусно поесть, побольше выпить, произнести энное количество тостов за столом, не останавливать машину на красный свет, покупать советских чиновников бутылками вина... Народ едва окончательно не деградировал до уровня полужвачных животных».

Пусть рассуждения о «российских» причинах такой деградации останутся на совести профессора. Потому что «полужвачная» деградация Грузии началась гораздо раньше «российской оккупации», ещё в средние века, когда воинственные турки и персы развлекались тем, что тысячами угоняли безропотных грузин на невольничьи рынки, а их царей кастрировали как скот. Не появись в XVIII веке русских «оккупантов» в Закавказье, грузинской нации сегодня вообще бы не существовало. Кстати, Абхазия и Южная Осетия вошли в состав России самостоятельно и гораздо раньше Грузии.

Так что рабский менталитет сложился у грузин как-то сам по себе. Он точно ложится в одну восточную поговорку, которая гласит: сколько барана не наряжай в доспехи, львом он никогда не станет...

Наши власти абсолютно правильно поступили, когда отказались вести мирные переговоры с впавшим в панику официальным Тбилиси, и стали разговаривать не с «баранами», а с их американскими и европейскими «пастухами». Абсолютно правильно мы поступили и тогда, когда в одностороннем порядке признали независимость Абхазии и Южной Осетии.

Хотя давление на нас оказывалось ещё то!

Кризис как оружие массового поражения

Есть очень серьёзная версия, что именно из-за войны в Осетии наша страна оказалась втянутой в мировой экономический кризис. Ибо проблемы на нашем фондовом рынке начались аккурат сразу после окончания боевых действий — ни раньше, ни позже. Администрация президента США стала метать в адрес нашей страны «громы и молнии». Кульминацией этой антироссийской словесной вакханалии стали угрозы Кондолизы Райс наказать Россию — мол, Москва почувствует «гнев мирового сообщества» прежде всего на своей экономике.

Что означали эти зловещие предупреждения, стало ясно после того, когда словно по команде с российского рынка началось массовое бегство иностранных инвесторов. А если учесть, что они составляли не менее 70 % всех игроков на нашем фондовом рынке, то акции практически всех российских ведущих компаний стали стремительно обесцениваться. Пик падения пришёлся на начало октября 2008 года, когда на длительное время даже пришлось останавливать торги на главных биржевых площадках страны...

Провести такую операцию, которую видный российский учёный академик Игорь Панарин назвал информационной атакой, американцам помог сам характер существования биржевых отношений. Специалисты уже давно подметили, что практически все мировые биржи игнорируют реальную стоимость тех или иных ценных бумаг конкретных предприятий, заложенных в них богатств в виде природных ресурсов, человеческого труда, золота и т.д. Рынок прежде всего зависит от так называемых психологических ожиданий инвесторов, их доверия к банковской и иной финансовой системе.

Проще говоря, всё находится в руках международных игроков, которые просто спекулируют ценными бумагами, по своему усмотрению понижая или повышая котировки акций. Этими спекулянтами можно манипулировать, если иметь над ними контроль. А поскольку центр мировой биржевой торговли находится в США, то Вашингтону не составляет труда вызвать панику на биржах любого государства на нашей планете. Вот это, видимо, американцы и проделали с нашим фондовым рынком...

Примечательно, что панические настроения инвесторов буквально подогревались информационными наскоками ведущих западных СМИ, пишущих по экономическим вопросам. Публикации прямо указывали инвесторам на то, что за войну в Грузии Россия поплатится некими мощными санкциями со стороны Запада — якобы в результате санкций можно потерять все деньги, вложенные в российскую экономику. Любопытно, что газетные комментарии сопровождались различными довольно откровенными намёками России: мол, уйдёте из Грузии, дезавуируете признание независимости Абхазии и Южной Осетии — тогда инвесторы могут вернуться.

В России намёков не поняли, и тогда в ход пошла «тяжёлая артиллерия» в лице таких солидных изданий, как «Файненшл Таймс» или «Уолл-Стрит Джорнэл». Эти СМИ начали рисовать мрачный облик нашей страны, которая якобы уже стоит на грани настоящего хозяйственного апокалипсиса. Мол, у нас практически встали чуть ли не все предприятия, сельское хозяйство разоряется, а государство занялось национализацией частной собственности, прежде всего иностранной.

Понятно, что доверия к российским ценным бумагам такая грубая дезинформация, мягко говоря, не прибавляла...

Но ничего — мы вполне достойно выдержали начавшийся кризисный шторм, не уступив Западу ни по единому пункту своих интересов на Кавказе. И те же западные СМИ нехотя признали, что никаких реальных рычагов давления на Россию, кроме махинаций на финансовых рынках, у Запада нет. Как не было и желания у правителей США вмешиваться силовым путём в юго-осетинский конфликт. Об этом тогда же, в 2008 году, недвусмысленно заявил президент США Джордж Буш, несмотря на все истеричные призывы Саакашвили о военной помощи. Примерно о том же заявило и руководство военного блока НАТО.

Оно и понятно. У Запада и без Грузии хватало и хватает проблем — война в Афганистане, сложная ситуация на Ближнем Востоке, нескончаемый кризис в экономике. На таком неблагоприятном фоне вступать в прямую конфронтацию с Россией никому не хочется.

Лучше всего сложившееся положение обрисовали ведущие западные военные эксперты, прямо предложившие США пойти на уступки. Вот что сразу после событий в Южной Осетии сказал Джордж Фриман, бывший сотрудник ЦРУ, а ныне президент известного аналитического центра США «Стартфор», в интервью газете «Нью-Йорк Таймс»:

«Русские впервые после падения Советского Союза предприняли решительные военные действия и изменили ситуацию в свою пользу. Они сделали это в одностороннем порядке, и все страны, которые так долго искали прибежище на Западе, чтобы запугать Россию, должны подумать над тем, что только что произошло... А мы — США — попали в ситуацию, когда в глобальном масштабе не располагаем необходимыми средствами для каких-либо действий. Если это принять во внимание, то нам лучше заткнуться...».

То есть, когда мы захотим, то можем до конца отстаивать свои национальные интересы на международной арене. Было бы, как говорится, желание. В этом и состоит главный урок случившейся четыре года назад войны.

Игорь Невский, специально для «Посольского Приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика