Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // В Латвии у власти по-прежнему находятся фашисты?

В Латвии у власти по-прежнему находятся фашисты?

 В Прибалтике снова воюют с памятниками советской эпохи. Так, министр обороны Латвии Артис Пабрикс высказал идею сноса монумента солдатам-освободителям Риги. Об этом латвийский политик заявил в интервью латвийской газете NRA. Чем же этот монумент, воздвигнутый в память советских воинов, павших в годы Великой Отечественной войны, так не нравится министру? По его словам, более всего его раздражает ежегодное паломничество людей к памятнику в День Победы. В частности, Пабрикс сказал:

«Девятое мая — в том виде, в каком это мероприятие проходит в Риге и Латвии — задевает также и меня. Целью большинства участников этого мероприятия вовсе не является желание отдать дань памяти жертвам Второй мировой войны, а удержать нас в той геополитической сфере, которая прекратила свое существование 20 лет назад... Памятники делятся на две группы. Первая — те памятники, под которыми кто-то похоронен, а вторая — политические символы. Памятник Освободителям — политический символ. И этот памятник не представляет наше государство. Он для нас не важен с моральной точки зрения. Я не хочу, чтобы этот памятник использовался для противостояния с нашим государством...».

В общем, министр видит в монументе вовсе не мемориал павших героев, а прежде всего символ советской эпохи, от которого следует срочно избавиться...

Эти варварские планы нельзя назвать неожиданным. К этому правители Латвии, да и прочих прибалтийских республик, шли давно и упорно, ещё со времён развала Советского Союза, когда к власти в Прибалтике пришли местные националисты. В 2007 году эстонские власти, не смотря на протесты общественности, убрали из центра Таллина советский монумент «Бронзовый солдат». А теперь по этим же стопам намерены пойти и латышские националисты, чьи мысли так «красочно» озвучил министр обороны.

Эти деятели считают любой памятник советской эпохи символом «оккупации» России. Мол, «оккупация» якобы стала возможной благодаря «преступному пакту» Молотова-Риббентропа, поделившего Восточную Европу между Советским Союзом и Германией. По убеждению националистов, эта «оккупация» принесла балтийским народам неисчислимые страдания, разрушение привычного уклада жизни и местной экономики. Поэтому, считают прибалтийские правители, любая акция «возмездия» против всего советского оправдана со всех точек зрения.

Интересно, как эти аргументы вписываются в реальные факты?

Советизацию Прибалтики оправдал Черчилль

Когда в 1939 году между Германией и СССР был подписан договор о ненападении, к нему был приложен секретный протокол о разграничении сфер влияния. В принципе, это вполне нормальный документ, широко применяемый в дипломатической практике.

Такими вещами занимаются не только тоталитарные политические режимы, но и самые либеральные страны. К примеру, в 2006 году в западные СМИ просочилась следующая информация — США и Британия тайком договорились о том, что отныне захваченный ими Ирак будет поделён на две сферы влияния — на юге страны будут хозяйничать британцы, а на севере — американцы. И пока никому в голову не пришло называть этот секретный протокол «зловещим пактом Буша-Блэра»...

Впрочем, если захват Ирака выглядит сомнительным предприятием с точки зрения международного права, то договор, подписанный советским и германским министрами иностранных дел Вячеславом Молотовым и Иоахимом фон Риббентропом, с нашей стороны был вполне оправдан.

Во-первых, в свою сферу влияния мы включили земли, которые принадлежали России на протяжении веков. Они отпали от нас во время революции и гражданской войны. Поэтому их присоединение было ни чем иным, как восстановлением исторической справедливости.

Во-вторых, советские правители понимали, что договор с Германией носит временный характер. Правивший Германией Гитлер никогда не скрывал своих агрессивных планов по отношению к СССР. И в наших интересах было как можно далее на запад перенести свою границу. В этом плане Прибалтика занимала особое положение. От неё до жизненно важных центров Советского Союза было, что называется, рукой подать. Например, от Эстонии до Ленинграда с военной точки зрения расстояние исчислялось одним суточным танковым переходом.

Такое обстоятельство учитывалось не только нами, но и немцами, которые разными способами принудили прибалтийских правителей подписать с Германией соглашения о тесном сотрудничестве в военной сфере.

Особенно далеко в этом плане пошли правители Эстонии. Фактически вся эстонская армия была отдана под начало германских офицеров и генералов. На территории страны была организована резидентура немецкой военной разведки — Абвера, которая вела активную шпионскую работу против войск Ленинградского военного округа и Балтийского Военно-Морского Флота.

А в июне 1939 года Эстонию посетил начальник Генерального штаба сухопутных войск Германской империи Франц Гальдер. Он добился от эстонцев согласия на то, что в случае начала войны с Советским Союзом немецкие войска будут свободно допущены на территорию этой страны. Кроме того, эстонцы выразили готовность помочь немцам в минировании Финского залива против советских военных кораблей. В те дни британская газета «Ньюс Ревю» справедливо отмечала: «Нацисты рассматривают Эстонию и Латвию как государства, которые политически и экономически уже в их руках».

Могла ли Москва спокойно наблюдать за созданием антисоветского военного плацдарма в Прибалтике? Конечно, нет. И как только у Гитлера возникли большие трудности на западно-европейском направлении его политики, мы тут же вынудили Германию в августе 1939 года подписать договор, по которому Прибалтика отходила к СССР...

Нас тогда поняли многие, в том числе и британцы с американцами, которые сегодня лицемерно возмущаются «сталинской оккупацией» стран Балтии. Так, в одном из докладов британского МИДа за 1945 год отмечалось, что «новые границы СССР, как они сложились к 1940 году, на всём своём протяжении на западе представляют собой не результат притязаний, а исторически обусловленную стратегическую и географическую черту». Эти слова почти совпадают с мнением тогдашнего помощника американского президента Рузвельта Гарри Гопкинса, который в беседе со своим шефом заявил, что русские имеют полное право владеть Прибалтикой.

А вот слова легендарного британского премьера Уинстона Черчилля:

«В пользу Советов можно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, с тем, чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи. В умах русских калёным железом запечатлелась катастрофа 1914 года, когда они бросились в наступление на немцев, ещё не закончив мобилизации. А в 1939 году их границы были ещё восточнее, чем во время Первой мировой войны... Если их политика по присоединению Прибалтики и была холодно расчётливой, то она также была в высшей мере реалистичной».

Такая реалистичная политика привела к тому, что войну с Германией в июне 1941 года мы начали на 500-600 километров западнее прежних наших границ. Тем самым было существенно выиграно время для подготовки обороны Москвы, Ленинграда и других центров страны, где и наступил коренной перелом войны в нашу пользу.

Разжирели на «оккупации»

А теперь стоит поговорить о мифах «страшных последствий советской оккупации». Для этого надо сравнить Прибалтику до присоединения к Советскому Союзу и после.

Как пишет один современный историк, в 20-30-е годы Прибалтика представляла собой некое подобие латиноамериканских банановых республик. Вся власть в этих крошечных государствах была сосредоточена в руках 100-200 богатейших семей, которые могли в свою пользу менять любые законы — согласно некоторым из таких «законов», рабочие не имели никаких прав перед работодателями, им запрещалось объединяться в профсоюзы.

Во главе государства сидели диктаторы — в Эстонии Константин Пятс, в Литве Антанас Сметона, в Латвии Карлис Ульманис, коих их же соотечественники звали «маленькими фюрерами». С Гитлера они копировали не только манеру поведения, но и методы управления — все оппозиционные партии находились под запретом, вовсю свирепствовала политическая полиция, загонявшая в концлагеря людей, недовольных режимом. Плюс ко всему население Прибалтики было плохо образовано, медицинское обслуживание считалось одним из самых худших в Европе.

Вот почему советская власть здесь установилась почти безболезненно: коррумпированный режим настолько надоел прибалтам, что, как только под давлением Москвы летом 1940 года разрешили свободные выборы, население дружно проголосовало за оппозицию, возглавляемую коммунистами. Новые правительства тут же обратились к Сталину с просьбой о вступлении в СССР.

В общем, «советская оккупация» Прибалтики произошла по доброй воле её же народов...

А вообще оккупация с точки зрения классической политологии должна отвечать следующим главным условиям: дискриминация по национальному признаку со стороны оккупантов; запрет доступа к образованию нации оккупированной; создание для неё невыносимых условий существования; изъятие всех доходов в пользу оккупантов.

Можно ли такие условия примерять к Прибалтике советских лет? Да ни один человек, находящийся в здравом уме, не ответит положительно!

Советская власть в Прибалтике создала целую сеть высших учебных заведений, где давалось образование мирового уровня. Причём преподавание там велось главным образом на местных языках, местными же были укомплектованы и преподавательские кадры. На латышском, литовском или эстонском языках велось не только преподавание, но и всё официальное делопроизводство.

«Оккупанты» построили в Прибалтике самые современные предприятия и производства, создали одну из лучших в Советском Союзе городскую инфраструктуру: спортивные сооружения, телебашни, железнодорожные вокзалы, аэропорты, отели, шоссейные трассы.

А об уровне жизни и говорить нечего! Прибалты обеспечивались товарами и продуктами питания намного лучше, чем чисто российские регионы. Каждая семья, кроме того, имела дома, квартиры и автомобили...

В общем, по мнению серьёзных экономистов, все национальные и материальные богатства, имеющиеся сегодня у стран Балтии, были созданы исключительно во время «оккупации».

«Я клянусь тебе, Адольф Гитлер...»

Думаю, что всё это очевидно не только историкам, но и тем деятелям, которые сегодня пытаются бороться с советским прошлым. Нет, они воюют с этим прошлым вовсе не по причине «оккупации». Просто им хочется отвлечь внимание мировой общественности от неприглядной истории прибалтийского национализма времён Второй мировой войны. Эта история у многих людей сегодня вызывает всё больше и больше вопросов...

Сразу после захвата прибалтийских республик в 1941 году из местных националистов немцы стали создавать отряды политической полиции, которые затем вошли в состав германских структур безопасности СД. На местных эсэсовцев была возложена вся «черновая работа» по организации массовых расстрелов нежелательных для фашистской Германии элементов.

И надо сказать, что прибалтийские полицаи взялись за порученную им «работу» очень рьяно. Уже в начале 1942 года шеф служб СС и СД в Прибалтике Фридрих Йекельн с удовлетворением доносил в Берлин, что отныне вся Эстония силами эстонских зондеркоманд стала зоной «юден фрай», то есть очищенной от еврейского народа — были истреблены десятки тысяч ни в чём не повинных людей.

А с начала 1943 года прибалтийских карателей немцы стали сводить в легионы СС. Нынешние прибалтийские историки рассказывают сказочку о том, что эстонцы и латыши в рядах этих дивизий боролись «за свободу и независимость своих стран». Но вот текст присяги, которую по торжественному ритуалу приносили все новобранцы ваффен-СС:

«Я клянусь тебе, о, Адольф Гитлер, как фюреру и канцлеру Немецкого рейха в верности и бесстрашии. Я клянусь тебе и тем, кто стоит надо мной, кого бы ты ни назначил: послушание вплоть до смерти! И поможет мне Бог».

И где тут, спрашивается, Латвия с Эстонией?

Надо сказать, что многие будущие легионеры балтийских дивизий СС «боевую закалку» проходили на северо-западе России, где командование вермахта на оккупированных территориях переложило на них всю грязную карательную работу. Вот что об этом говорит доктор исторических наук, профессор Новгородского университета Борис Ковалёв:

«Задачу по очищению этой территории от «нежелательного национального элемента» офицеры вермахта возложили на карательные отряды, находящиеся при военных комендантах. Все они были сформированы из жителей Эстонии и Латвии: Руководство Третьего рейха обещало включить новгородские и псковские земли в состав «Великой Эстонии» и «Великой Латвии». Это служило одним из предлогов использования карателей из Прибалтики против мирного населения. Эстонцам и латышам, «вставшим на борьбу с большевизмом», были обещаны значительные земельные владения на северо-западе России».

В 1942—1944 гг. на территории Ленинградской, Новгородской, Псковской и Витебской областей действовало несколько крупных латышских полицейских формирований, они участвовали в карательных операциях «Болотная лихорадка» и «Зимнее волшебство». Только в результате «Зимнего волшебства» на территории Псковской и Витебской областей было зверски убито и заживо сожжено более 15 тысяч человек.

Один из участников событий В. Балтиньш опубликовал в 1956 году в эмигрантском журнале «Часовой» свои воспоминания:

«Когда немецкие части ушли, им на смену пришли части латышского СС. И сразу же начался страшный беспричинный террор. Жители были вынуждены по ночам разбегаться по лесам и скрываться в них, как дикие звери. Латышские эсэсовцы говорили, показывая на сотни трупов: «Мы их убили, чтобы уничтожить как можно больше русских».

Псковские крестьяне рассказывали после войны, что немцы перед своим уходом из сел предупреждали селян, чтобы они уходили из деревень, поскольку «скоро придут латыши и сожгут всех». Одно из мест массового уничтожения мирного населения и пленных красноармейцев находилось возле деревни Жестяная Горка Батецкого района Новгородской области. Там орудовала многонациональная эйнзацкоманда палачей из полиции и ваффен-СС, где превалировали латыши и прибалтийские немцы.

«Было установлено более сорока конкретных фактов расстрела мирных граждан в Жестяной Горке, - говорит профессор Ковалёв. — Трупы расстрелянных складывали по порядку в заранее приготовленные ямы, засыпали тонким слоем снега, а потом вновь расстреливали и хоронили в тех же ямах. Жертвы привозились из Новгородского, Оредежского, Батецкого, Лужского и Гатчинского районов».

А вот свидетельство жительницы села Жестяная Горка Александры Николаевой:

«В начале 1942 года, зимой, в деревню Жестяная Горка прибыла команда карателей СС. Эта команда на протяжении 1942—1943 годов почти ежедневно занималась расстрелами советских граждан. После допросов каратели выводили арестованных из деревни и примерно в 400-500 метрах от деревни расстреливали. Во время допросов в деревне были слышны крики и стоны избиваемых. Зимой 1942 года я каталась на лыжах за деревней Жестяная Горка и была очевидцем, как каратели вели к месту казни двух девушек. Одна из них была блондинка, другая — брюнетка с коротко постриженными волосами. Одежда на них была изорвана. Подведя этих девушек на место казни, каратели закололи их кинжалами».

Таких свидетельств собрано множество. Установлены и имена большинства палачей. Два имени хорошо известны. Это Янис Цирулис, 1910 года рождения, уроженец города Валка. Перед войной он был офицером латвийской армии, летом 1941-го оказался в карательных полицейских частях. «Отличившись» в Жестяной Горке, в 1944 году получил под командование батальон 15-й дивизии ваффен-СС. В конце войны сдался в плен американцам и обосновался в ФРГ, где стал активистом латышской эмиграции, возглавляя организацию «Даугавас ванаги».

Второе имя — Альфонс Удровскис, 1918 года рождения, уроженец Алуксненского района. Оказался в карательных полицейских частях, зверствовал в Жестяной Горке и похвалялся своими зверствами перед знакомыми. Оказался в английском плену, был выпущен на свободу и в 1950-е гг. перебрался в Канаду, в город Торонто, где работал в отделе технического контроля компании General Motors. Канадские власти не выдали Удровскиса СССР, хотя доказательства его вины были неоспоримыми...

В Эстонии немцы сформировали одну дивизию СС, а в Латвии целых две! Кроме того, были ещё созданы отдельные гренадёрские эсэсовские полки и добровольческая бригада СС. И это, не считая многочисленных вспомогательных подразделений полиции и вермахта, где служили исключительно уроженцы Прибалтики.

Учитывая, что население обеих республик насчитывало едва ли несколько миллионов человек, то получается, по самым скромным подсчётам, что Гитлеру по разным причинам служило практически всё здешнее взрослое мужское население! Таким образом, Латвия и Эстонию смело можно привлекать к ответственности за преступления фашизма наравне с германскими гитлеровцами!

Вот такого поворота дел больше всего и боятся нынешние правители Прибалтики, которые считают себя правопреемниками не только диктаторов 30-х годов, но и нацистских «борцов за независимость» эпохи войны. Поэтому они и кричат очень громко о «советской оккупации». Ведь в любой дискуссии нет лучшей тактики, чем грубое провокационное нападение, подкрепляемое ещё и такими варварскими шагами, как надругательство над могилами и памятниками павших.

 

Игорь Невский, специально для «Посольского Приказа».

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика