Вы находитесь здесь: // Мировое хозяйство // В чём секрет бразильского экономического чуда

В чём секрет бразильского экономического чуда

iCACE8UN9  Для многих из нас Бразилия – это страна, которая производит на экспорт только две вещи: кофе и слезливые сериалы. Между тем, этот стереотип уже сильно устарел. За последнее время родина мыльных опер сделала такой рывок, что многим развитым странам даже и не снился. По итогам прошлого года Бразилия вышла на шестое место в мире по объему ВВП, вытеснив с этой строчки Великобританию. Так в чем же секрет бразильского экономического чуда? И как оно может помочь России?

Страна-вооБразилия

Экономическое положение Бразилии долгое время было незавидным. До начала 20 века эта латиноамериканская страна действительно жила за счет продажи на экспорт сырья и продуктов питания. Сначала это были сахар, табак, хлопок и каучук. Потом основным экспортным товаром стал кофе. Однако кризис 30-ых годов XX века, когда цены на сельхозпродукцию и минеральные удобрения, которыми торговала Бразилия, упали, заставили страну серьезно перестроиться. В Бразилии начала активно развиваться промышленность. Если раньше необходимые бразильцам товары поставляли из-за рубежа, то теперь была сделана ставка на собственное производство.

Любопытно, что незадолго до Второй мировой войны в Бразилию эмигрировал Стефан Цвейг. Он был настолько впечатлен потенциалом и мощью этой страны, что в конце жизни, в 1942 году он даже опубликовал книгу «Бразилия – страна будущего». Книга была встречена насмешками: дескать, если Бразилия и есть страна будущего, то таковой она и останется. И лишь спустя многие годы стало понятно, что имел в виду писатель...

После Второй мировой войны в стране были введены налоговые пошлины на импортные товары и ограничения на их закупку. Всё это защитило местных производителей от иностранных конкурентов.

Промышленность развивалась как никогда активно. В Бразилии появились собственные обрабатывающие производства. Государство охотно помогало частникам, решившимся на открытие небольших предприятий, а также само строило металлургические заводы и электростанции, занималось добычей нефти и железной руды. В становлении бразильской промышленности активно участвовал и иностранный капитал. Зарубежные компании, которые хотели прорваться на бразильский рынок, вынуждены были открывать здесь свои производства. Они выпускали телевизоры, радиоприемники, холодильники, автомобили, лекарства.

Шли десятилетия, в стране один за другим менялись президенты. В 1964 году, как считается, не без участия США, в Бразилии произошёл военный переворот. Однако, что бы не происходило в бразильской политике, её экономика стабильно шла вверх. Правда, на жизни большей части граждан это никак не отражалось — экономический рост во многом достигался за счет низких зарплат, а также иностранных инвестиций и займов.

У бурного экономического роста вскоре обнаружилась и обратная сторона. Развитие страны требовало всё новых и новых вложений, правительство активно привлекало их из-за рубежа. Кроме того, бразильская энергетика явно не поспевала за остальными отраслями. В стране всё время стоял вопрос энергодефицита. Так что бурно развивавшаяся экономика Бразилии по прежнему зависла от двух вещей: иностранного капитала и импортных энергоресурсов. Это её и подкосило.

В 1973—1974 годах мировые цены на нефть выросли в четыре раза. Для Бразилии это стало мощнейшим ударом. Страна, хоть и не обделенная нефтью, использовала далеко не все свои ресурсы и месторождения, и потому очень зависела от внешних поставок. И это четырехкратное подорожание стало для бразильской экономики катастрофой.

Чтобы смягчить удар и не допустить экономического провала, правительство стало занимать еще больше денег за рубежом. И, в конце концов, страна погрязла в долгах. В 1982 году Мексика отказалась от уплаты внешнего долга, и мировые финансисты отказали в доверии всем латиноамериканским странам. Бразильское правительство вело мучительные переговоры с международным валютным фондом об отсрочке долга.

Экономический рост пришлось притормозить. Всё это отразилось на благосостоянии людей, многие из которых так и остались за чертой бедности. Страну раздирали политические и экономические противоречия, обострилась борьба за власть, левые настроения набирали популярность. Правительство хваталось за различные реформы, но не смогло довести до конца и половины.

Начало 90-ых годов Бразилия, как и Россия, встречала в состоянии глубочайшего кризиса. Как же ей удалось его преодолеть?

Нет, это не Рио-Де-Жанейро

В 1989 году Бразилия обрушила свою валюту и приостановила выплаты по значительной части иностранных долгов. Инфляция за этот год составила 1765%! В этом же году бразильский народ впервые за долгие годы принял участие в выборах президента. До этого, с переворота 1964 года, президента Бразилии избирал парламент. В основном все последующие правители страны были высшими офицерами. На выборах победил представитель правых сил Фернанду Коллор ди Меллу.

Однако с первых же шагов его правительство настроило против себя бразильцев. Чтобы остановить инфляцию и сократить дефицит бюджета, местные чиновники попытались заморозить 70% банковских вкладов. В итоге и предприниматели и рабочие начали готовиться к забастовкам. Тогда правительство решило, что лучший способ пополнить бюджет и привлечь инвестиции — это начать приватизацию госкомпаний. Однако как только на аукцион был выставлен крупнейший металлургический завод Латинской Америки «Узиминас», вспыхнули акции протеста. В ответ правительство тогдашнего президента Коллора только закручивало гайки. Чтобы расплатиться с долгами, чиновники вводили всё новые и новые налоги и поборы, пытались организовать массовые общественные работы, вызывая этим всё более сокрушительные и масштабные манифестации.

Спад производства, сокращение национального дохода, бешеная инфляция, перевалившая за 2000% — таковы были печальные итоги недолгого правления Коллора. В конце концов, он был обвинен в коррупции и парламент объявил импичмент президенту, избранному всенародно впервые за долгие годы.

Бразильская лихорадка продолжалась почти целое десятилетие. Коллора сменил также представитель правых сил Кардозу, который продолжил курс на приватизацию госкомпаний. На продажу был выставлен крупнейший железорудный рудник «Валли-ди-Риу-Досе». Вырученные деньги отправлялись на компенсацию дефицита бюджета. Национальные компании, в том числе нефтяные, лишились всяких преимуществ перед иностранными. Всё это опять вызывало бурное народно недовольство.

Масла в огонь подливало и ситуация на территории Амазонии, которые охраналясьь государством как природные заповедники и места для аборигенов. Однако президентским декретом было разрешено освоение части этих земель. Лесозаготовители. горянки, фермеры начали активно осваивать эти территории. На деньги американских, европейских и азиатских банков на заповедных землях прокладывались автомобильные и железные дороги, нефте и газопроводы. На берегах Амазонки начали строить гидроэлектростанции — самая доступная энергия для страны, имеющей на своей земле столь мощный водный ресурс как Амазонка. На новых землях начали разводить экспортные культуры, в частности, соевые бобы. Это хоть и способствовало подъему экономики, но не вызывало понимания у коренного населения.

В Бразилии появилась новая валюта — реал, инфляцию которого благодаря столь масштабным мерам удалось сдержать. Однако политика правительства .всё равно не находила поддержки у народа, качество жизни которого по-прежнему оставалось на предельно низком уровне. Около 40 процентов населения жили за чертой бедности. Спасение экономики происходило во многом в ущерб интересам государственных компаний и мелких предпринимателей, в то время как в самых выгодных отраслях хозяйничали межнациональные корпорации. Вдобавок в 1998 году экономический кризис Всё это привело к тому, что правые окончательно сдали позиции. И в 2002 году победу на выборах одержал давний лидер оппозиции Лулу да Силва. Профсоюзный лидер и убежденный социалист, он развернул экономику в сторону людей. И это привело к неожиданным результатам.

Чем богаты, тем и рады

Как и для России, 2000-ые годы стали Бразилия времен роста и относительного спокойствия. Хронологически у нас вообще множество пересечений с далёкой и самой большой латиноамериканской страной. Примерно в одно и тоже время проходила у нас индустриализация. Также, почти одновременно, в 90-ых годах прошлого века, наших странах началось болезненное переустройство, как в политике так и в экономике. И также начало нового тысячелетия стало для обеих стран временем подъема.

Разница в том, что нынешнее благополучие России в основном зиждется на высоких ценах на нефть. Как только снизится спрос на чёрное золото, экономика нашей страны затрещит по швам, обнаруживая множество слабых мест.

Бразильская экономика перестроилась более фундаментально. Во главу угла были поставлены борьба с инфляцией и расслоением общества. Если прежнее правительство активно сокращало социальные расходы, то Лулу да Силва, напротив, их увеличил. Его правительство разработало уникальный проект «Семейный пакет», благодаря которому беднейшие семьи стали получать от правительства небольшие ежемесячные выплаты, при условии, что их дети посещают школы и им делают необходимые прививки.

Кроме того, Лулу де Силва сделал ставку на предпринимателей. Они получили лёгкий доступ к кредитам и снижение налогов. В Бразилии, славившейся рекордными показателями расслоением населения, начал зарождаться средний класс. В общей сложности более 30 миллионов жителей за прошедшие десять улучшили свои жизненные условия. А социальное неравенство в стране достигло исторического минимума. Доходы беднейших бразильцев за несколько лет увеличились на 50 процентов, а доходы местной бизнес-элиты — всего на 12%. В общей сложности уровень бедности с 1994 по 2010 год упал на 67,3%. Эксперты уже подсчитали, что что такими темпами через 30 лет Бразилия по уровню жизни догонит США.

Развитие предпринимательства и рост доходов привели к развитию промышленности и сферы услуг. Бразильцы стали больше покупать. Причем, многие вполне доступные нам вещи, они позволили себе впервые: стиральные машины. холодильники, билеты на самолёт. Правда, большая часть этих покупок всё равно делается в кредит. Почти четверть своих доходов среднестатистический бразилец тратит на оплату займов и процентов. А среди среднего класса эта цифра и того больше — до 50 процентов заработков они тратят на возвращение долгов. При этом ставки по кредитам превышают 30 процентов!

Как бы то ни было, уровень жизни в стране за последнее десятилетие ощутимо вырос. Бразилия раньше многих других развитых стран сделала ставку на внутренний рынок. Если он развит и на нем есть стабильный спрос, то мировые финансовые штормы на стране отражаются не так ощутимо. Именно это и помогло Бразилии одной из первых оправиться от кризиса 2008—2009 годов.

Ощутимых успехов Бразилия добилась и во всех отраслях экономики. Госдолг страны упал почти наполовину с 60% ВВП (в 2002 году) до 36%. Также в два раза снизился и дефицит бюджета. За несколько лет Бразилия укрепила свои валютные резервы, добилась твердого курса национальной валюты, снизила ставки в банках.

В Бразилии по-прежнему серьезно занимаются привлечением инвесторов. Местный промышленный центр Сан-Паулу даже в шутку называют «третьим крупнейшим немецким индустриальным городом» после Франкфурта-на-Майне и Дюссельдорфа — настолько активное участие здесь принимает немецкий капитал. Также в Сан-Паулу живёт рекордное число японцев, покинувших родную страну. Работать и открывать здесь свои предприятия им выгодно. Активно вкладывались в экономику Бразилии США, Канада, Франция. Они участвуют в горной добыче самого главного сырьевого экспортного товара Бразилии — железной руды. При поддержке иностранного капитала поднималось местное машиностроение (на долю которого сейчас приходится 30% всего промышленного производства страны). Благодаря инвесторам здесь развито автомобилестроение. В Бразилии представлены такие автогиганты как Volkswagen, Fiat, Chevrolet, Ford, Peugeot Nissan. Иностранный капитал участвует в станкостроении, судостроении, авиастроении. Местный же капитал занимается менее наукоемкими отраслями, легкой промышленностью и сельским хозяйством.

Бразилии удалось избавиться от нефтяной зависимости. Страна освоила технологии глубоководного бурения, разведки и эксплуатации на океанском шельфе, что позволило свести к минимуму энергодефицит в стране.

На экспорт транспортное оборудование, среднемагистральные самолеты, грузовики и автобусы, биоэтанол, продовольствие — сахар, мясо, масло, соки, кофе, сою. Причем, это продукты, произведенные уже по высоким технологиям. На фоне постоянного подорожания продовольствия эксперты предрекают, что в XXI веке это будет один из самых перспективных рынков. И Бразилия уже хорошо себя на нем зарекомендовала.

Однако, несмотря на все усилия. у Бразилли остаются и серьезные проблемы. Во-первых. это неразвитая инфраструктура, слабая транспортная инфраструктура — в Бразилии только 10% дорого имеют твердое покрытие. И это при том, что автомобильный транспорт является здесь самым востребованным. Что интересно, 90 процентов бразильских автомобилей использует в качестве топлива этиловый спирт.

Сеть железных дорог, авиация и судоходство по-прежнему требуют серьёзных вложений. Беспокоит аналитиков и сохраняющаяся зависимость ведущих отраслей бразильской промышленности от иностранного капитала.

Качеству жизни населения тоже есть куда расти. Высшее образование по-прежнему остается недоступным для большинства жителей, требует реформ и система здравоохранения. Кроме того, у экспертов вызывают опасения колоссальные долги, которые наделали едва оправившиеся после кризиса жители страны. Уже растет число невозвратов по кредитам. А если потребительские способности бразильцев ослабнут, то это серьезно ударит по экономике страны в целом. Да и расслоение населения по-прежнему остается внушительным.

Впрочем, нынешний президент Бразилии Дилма Руссефф поддерживает социальную политику своего предшественника. У этой политики простой принцип: благополучие страны зависит не от благополучия элиты, а от благополучия населения.

И как бы ни сложилась судьба этого государства дальше, эксперты полагают, точка невозврата уже пройдена. За 10 лет ВВП Бразилии вырос в пять раз! Ожидается, что в 2013г. темпы роста Бразилии и России почти сравняются— 3,5% и 3,7% соответственно. В рамках БРИК у России и Бразилии неплохие перспективы сотрудничества: в первую очередь, в области высоких технологий, энергетики и авиастроения. И если Бразилия и Россия извлекут из этого максимум, то дальнейший обоюдный рост им будет обеспечен...

 

Лариса Авдеева, специально для «Посольского приказа»

 

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика