Вы находитесь здесь: // Мировое хозяйство // Секреты китайского экономического чуда

Секреты китайского экономического чуда

 Эта страна, не смотря на мировой экономический кризис, сегодня занимает первое место в мире по темпам экономического роста, обогнав при этом США, Японию и другие ведущие страны. Более того, за последние пять лет темпы роста китайской экономики превысили мировые более чем на 8%!

По объёму ВВП страна стала второй после США экономикой мира. А к 2020 году, по расчётам специалистов, она вообще станет первой...

На их месте должны были быть мы

А ведь когда-то, лет тридцать назад, вторая экономика мира была в нашей стране — Советском Союзе. По объёмам производства мы отставали лишь от американцев. И на внешний рынок продавали не только нефть, газ или лес, но и трактора, легковые и грузовые автомобили, железнодорожные локомотивы, морские и речные суда, ледоколы, пассажирские самолёты, радиоэлектронное оборудование. Я не говорю уже о продукции ВПК, которая по многим позициям просто не знала себе конкуренции!

А вот Китай выглядел тогда не самым лучшим образом. Полуголодная, нищая страна, сжатая тисками военного коммунизма «великого кормчего» Мао Дзэдуна, имела слабую промышленность и отсталое сельское хозяйство. Это, можно сказать, был расширенный вариант сегодняшней Северной Кореи, где не наблюдалось и намёка на прогресс и где обобществлено было буквально всё — от промышленных предприятий до предметов домашнего обихода: дешёвый радиоприёмник советского производства или обычные наручные часы считались для китайцев неслыханной роскошью.

Примерно в одно и то же время — в конце 70-х — начале 80-ых годов — коммунистические лидеры Советского Союза и Китая пришли к выводу, что социализм начинает проигрывать капитализму по всем направлениям, особенно в экономике и в уровне жизни населения. Москва и Пекин поняли, что без внедрения элементов рынка их страны ждёт неминуемый упадок.

Только пути выхода из тупика мы избрали разные...

Как известно, наши правители, по советам сомнительных западных «экспертов», избрали самую лёгкую с их точки зрения дорогу — тотальная распродажа государственной собственности. Этот процесс весьма точно описал экономист Александр Добровольский:

«Власть сделала ставку на создание класса богатых собственников, которые должны были поддержать либеральные реформы и быть в них заинтересованными. По сути дела, власть предержащие раздали близким себе людям сотни тысяч важнейших государственных предприятий. Расчёт был на то, что рыночная экономика заставит новых владельцев выживать и превращать свои частные заводы и фабрики в конкурентоспособные производства.

Но практика показала, что внезапно разбогатевшие владельцы предпочли распродать свалившиеся на них с неба заводы и перевести деньги за границу. Предприятия оказались заброшенными...».

К этому следует прибавить ещё и горбачёвскую гласность, когда после многих лет всевозможных запретов было разрешено говорить всё что угодно. В том числе и проповедовать идеи разрушения государства, чем воспользовались либеральные экстремисты, которые в конце концов и развалили Советский Союз. Распад великой страны, единых когда-то хозяйственных связей, тут же сказался и на положении дел в экономике. Итог, по словам Добровольского, оказался весьма печальным:

«От прежней советской экономики остались одни руины. Закрылись или съёжились оставшиеся без государственных заказов верфи, аваиазаводы, конструкторские бюро и передовые выскотехнологичные НИИ; многие военные предприятия, переведённые на конверсионное производство, проданы иностранцам и ими же обанкрочены, чтобы не плодить конкурентов. Из статистики, по сути, ушли целые отрасли промышленности, такие как радиоэлектронная, например. За последние 20 лет можно с трудом вспомнить и по пальцам перечесть введённые в строй новые мосты, крупные заводы или электростанции, что в СССР было обычным делом.

Если что сегодня и работает в России, так это экспортный сектор — нефтяные и газовые скважины, трубопроводы и железнодорожный транспорт, по которому это добро вывозится за границу... Ежегодная утечка капитала оценивается сегодня в 25 — 35 миллиардов долларов (а по некоторым оценкам, до 50 миллиардов). Для сравнения можно вспомнить, что весь экспорт нефтепродуктов всеми нефтяными компаниями России в 2009 году составил 100 миллиардов долларов. То есть примерно четвёртая часть нефтяных доходов страны каждый год прячется за границей, помогая развитию других государств».

Сегодня ВВП нашей бывшей когда-то великой страны составляет едва ли половину от аналогичного показателя Китая. И это только согласно официальным сводкам.

Большой рывок

Китайские лидеры оказались куда мудрее. Прежде чем приступить к преобразованиям, они внимательно изучили опыт ряда стран, где идеи социализма успешно сочетались с рыночными отношениями (Югославия, Венгрия, Польша). И только после этого преемник Мао Дзэдуна на посту руководителя китайской коммунистической партии Дэн Сяопин на одном из пленумов ЦК КПК провозгласил:

«Рынок нельзя отождествлять только с капитализмом, а план — только с социализмом. Отказ от рынка обрекает страну на гарантированную отсталость».

Часть общественности Китая восприняла эти слова как призыв не только к экономическим, но и к политическим реформам. Раздались требования дать «свободу слова», «свободу собраний», обеспечить «многопартийность» и т.д. Однако китайские коммунисты видели, к чему такого рода «демократия» привела в социалистических странах Восточной Европы. И 4 июня 1989 года на пекинскую площадь Тянаньмэнь вошли танки, которые разгромили массовый митинг студентов-оппозиционеров. Погибли сотни человек, и «китайская перестройка» на этом закончилась.

Конечно, жертвы были большими. Но трагическая гибель этих людей, возможно, предотвратила гибель миллионов других, случись в Китае победа местных демократов. Мы-то сегодня знаем, чем обошёлся триумф наших либералов в 1991 году — распадом великой страны и десятками кровавых очагов непрекращающихся межнациональных конфликтов...

Но, укрепив свою политическую власть, китайские коммунисты не отказались от рыночных преобразований в экономике.

Была разрешена частная собственность. Но, в отличие от России, возникла она без тотальной приватизации государственных предприятий. Госсобственность была объявлена общенародной, поскольку создавалась трудами всего общества. А частникам разрешили создавать свои предприятия, что называется, с нуля: мол, если хочешь заниматься бизнесом, не зарься на государственное добро, а твори своё — государство тебе в этом поможет налоговыми льготами, субсидиями и т.д. Итог такой политики оказался впечатляющий. Вот что по этому поводу говорит известный российский китаевед, профессор Яков Бергер:

«Подавляющее большинство частных фирм в Китае XX века — мелкие или средние (крупных совсем немного). Ни одну из них не назовёшь особенно богатой, но именно благодаря массовости, поощряемой властью, они играют столь важную роль в китайском экономическом чуде.

С 1989 по 2003 год число таких «малых да удалых» выросло с 91 тысячи до трёх миллионов — в 33 раза; численность занятых на них работников выросла в 24 раза, а стоимость продукции — в 196 раз... На счету частного капитала больше 70% производства китайской пищи и китайской бумаги, больше 80% одежды, обуви, пластмассы, основная масса китайского экспорта игрушек, кустарных изделий, бытовой техники — всего чего угодно».

То есть, частнику отдали на откуп лёгкую промышленность, сферу услуг и немалую часть сельского хозяйства. И только в последние годы китайских частников осторожно стали допускать в тяжёлую промышленность и сферу коммунального обслуживания. Согласно принятому плану, в конечном результате государственными должны остаться менее трети крупных предприятий, включая лишь особо важные для национальной безопасности и жизнеобеспечения страны. Остальные должны акционироваться, причём с обязательным государственным пакетом акций.

Да и то, к этому процессу допустят лишь тех китайских бизнесменов, кто действительно научился что-то самостоятельно создавать (а не перепродавать готовую продукцию или «пилить» госсобственность с бюджетными средствами). Символично, что только в 2004 году в китайскую Конституцию было внесено понятие неприкосновенности частной собственности, но при обязательном условии, что она нажита легальным законным путём...

Здесь частника, в отличие от России, полностью легализовали не авансом, а лишь после того, как он доказал свою эффективность, полезность обществу и государству.

Модернизация настоящая, а не дутая

Особой гордостью китайской экономики является массовое привлечение иностранного капитала и ведущих зарубежных производств. С самого начала перед иностранцами было поставлено жёсткое условие — нам не нужны ваши готовые товары, нам нужны ваши идеи и производственные площадки.

Привлечённые дешёвой рабочей силой, завидной трудовой дисциплиной и аккуратностью китайских рабочих, иностранцы охотно стали строить здесь свои заводы и фабрики. Сперва это были текстильные и швейные производства, а потом — при помощи умелой государственной политики — постепенно началось вливание капитала в химическую промышленность, в машиностроение, электронику, телекоммуникации, информационные технологии. Сегодня в Китае действуют филиалы четырёхсот из пятисот крупнейших транснациональных корпораций. А отличительной чертой современного Китая стали высокотехнологичные отрасли экономики.

Таким образом, постепенно Китай превратился в мировую фабрику по производству всего и вся — только в одном 2009 году в китайскую промышленность было привлечено иностранных инвестиций почти на 90 миллиардов долларов. Это почти столько же, сколько за то же время зарабатывает вся наша «нефтянка».

Как пишет Яков Бергер:

«Установка на поощрение экспорта и сдерживание импорта обеспечивает Китаю большой внешний профицит. Это позволяет быстро наращивать валютные резервы. Китай стал самым крупным обладателем твёрдой валюты в мире — свыше 800 миллиардов долларов. Кроме того, страна теперь не только ввозит капитал и технологии, но и выво-зит их, ведь капиталовложения за рубежом обеспечивают экономику страны недостающим сырьём и энергией...».

Что любопытно, сегодня международные инвесторы, разочаровавшись в сомнительных финансовых спекуляциях на биржах, захотели подстраховаться на время «смуты» вложениями в реальное производство. Ну а где это производство находится как не на «мировой китайской фабрике»? Вот китайским производителям и потекли денежки рекой. А если учесть, что руководители Китая, в отличие от нашего министерства финансов, никогда не тратили бюджетные средства на сомнительные биржевые операции, а были нацелены исключительно на развитие национальной экономики, то получается, что Китай от кризиса... только выиграл! Вот почему, пока другие падали, эта страна лишь наращивала свои экономические темпы роста...

И ещё. Китайцы не говорят много красивых и пустых слов о «модернизации» или «инновации». Они этим реально занимаются, активно работая с зарубежными партнёрами. Если же им в чём-то отказывают или что-то от них скрывают... Ну что ж, тогда они стремятся брать нужное сами, используя активный промышленный шпионаж или копируя лучшие зарубежные образцы.

В результате Китай постепенно снизил военный импорт из России (долгие годы мы были основными поставщиками вооружения для китайской армии). Теперь китайцы сами производят скопированные с российских образцов стрелковое оружие, истребители, танки, зенитно-ракетные комплексы и даже космические корабли. У других стран они фактически украли автомобилестроение.

Трудно в это поверить, но ещё три десятка лет назад личных автомобилей в Китае не было вообще. А сегодня машины буквально заполонили китайские дороги. И всё больше из них — автомобили именно китайских марок. Очевидно, что их дизайн и технологии были скопированы с лучших автомобильных образцов Японии и Европы. Эти автомобили уже начали активно поставляться за рубеж, в том числе и в Россию, где отечественное автомобилестроение, как известно, находится на грани полного упадка. Специалисты ожидают, что через десяток лет доля Китая на международном автомобильном рынке составит более 30%...

Конечно, может, с точки зрения международного права и прочей законности такая копировальная модернизация носит сомнительный характер. Но китайские руководители прекрасно понимают, что им «на блюдечке с голубой каёмочкой» никто ничего не поднесёт.

Увы, наверное, только наши правители, безуспешно и беспомощно рекламируя прожекты типа Сколково, наивно полагают, что Запад в деле модернизации промышленности или в создании высоких технологий начнёт кому-то добровольно помогать. Держи карман шире! Будут они плодить себе конкурентов своими собственными руками!

Слово своё держат, да ещё как !

А чем же Китай сумел заинтересовать иностранных инвесторов? А прежде всего тем, что у власти находится... коммунистическая партия. Если эта авторитарная партия, правящая жёсткой рукой, дала гарантию безопасной и беспрепятственной работе инвестора в пределах Китая, иностранец уверен, что её указания будут чётко выполнены. И горе тому китайскому чиновнику, который начнёт самовольничать или посмеет вставлять бизнесу палки в колёса! Таких ослушников партия немедленно и сурово накажет.

Как известно, Китай решительно борется и с коррупцией по всем направлениям. Да, там, как и везде, воруют, но всё же не в таких масштабах, как в России, где коррупция превратилась уже в угрозу национальной безопасности и в настоящий тормоз экономического развития.

Согласно китайским законам правительственным чиновникам и партийным бонзам категорически запрещено принимать к себе на работу родственников, даже самых дальних. Кроме того, чиновники не имеют права работать (и даже касаться дел) в тех сферах, где члены их семей имеют коммерческий интерес. В противном случае их ждут длительные тюремные сроки и полная конфискация имущества. Для особо крупных казнокрадов в Китае применяется даже публичная казнь — чтобы другим неповадно было.

Вот почему, сравнивая китайских и российских чиновников, Александр Добровольский язвительно заметил:

«Сегодняшние китайские руководители не имеют огромных вкладов и крупной собственности за границей, поскольку это жёстко и показательно карается. В России же сегодня за крупные экономические преступления предлагается даже в тюрьму не сажать, поскольку это-де может «травмировать» души коррупционеров и казнокрадов. Дети и родственники китайских министров не обучаются за границей и не живут на Западе, поскольку это может превратить их в орудие шантажа и влияния на отцов и матерей, занимающих высокие посты в КНР.

В результате, принимаемые их отцами решения независимы и оказываются в интересах Китая, а не сомнительных зарубежных компаний и целых иностранных государств, продвигающих свой товар в ущерб отечественному производителю»...

Таким образом, становится понятной главная причина небывалых успехов коммунистического Китая и стагнации «либеральной» России. Всё дело в правящих элитах, в их целях и нравах. Если китайские «красные» руководители оказались настоящими патриотами своей Родины, то вожди нашей КПСС и их преемники думали лишь о своём собственном благополучии. Поэтому мы имеем то, что имеем.

Если наша элита не изменит своего отношения к собственной стране и собственному народу, то мы навсегда будем обречены на отставание. И не только от развитых стран мира, но и от идущего семимильными шагами Китая и ещё многих других стран, которые ещё не так давно презрительно именовались «третьим миром».

 

Игорь Невский, специально для «Посольского Приказа»

 

 

 

 

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика