Вы находитесь здесь: // Тайная дипломатия // Польша предаёт память своих зверски замученных соотечественников

Польша предаёт память своих зверски замученных соотечественников

iCAL2IG7T    Вопиющий цинизм и наглость польской внешней политики общеизвестны. Опираясь на поддержку Соединённых Штатов Америки, официальная Варшава пытается делать всевозможные гадости не только нашей стране, но даже своим соседям по Европейскому Союзу — Германии, Чехии и др. Однако то, что произошло совсем недавно, не лезет, можно сказать, ни какие рамки!

Польские чиновники показали всему миру, как они готовы манипулировать историей для достижения собственных целей. И не просто историей, а трагическим прошлым своего собственного народа!

Речь идёт о баталиях, которые развернулись вокруг резолюции, которую польский Сейм выпустил к юбилею трагедии, случившейся на Волыне в 1943 году. Эта резолюция обвиняет «Организацию украинских националистов» (ОУН) и «Украинскую повстанческую армию» (УПА) в «этнических чистках с признаками геноцида», устроенных на волынской земле. Вот что о той трагедии написал украинский журналист Ян Матушевсктй (ИА «Регнум»):

«В1943 году вооруженные бандформирования украинских националистов (УПА) начали осуществление плана по тотальному уничтожению польского, еврейского, русского, цыганского населения в Волынской области Украины. Апогеем этого бесчеловечного акта насилия (а, по сути, геноцида), стало 11-ое июля 1943 года, когда вооружённые до зубов отряды бандеровцев, с молчаливого согласия немецких оккупантов, одновременно атаковали около 150 сел, населённых преимущественно поляками. Резня сопровождалась чудовищными зверствами, уничтожению подвергалось всё население, включая женщин, детей, стариков. Остановить резню стало возможным только благодаря самоотверженным действиям советских партизан, польских сил самообороны и Армии Крайовой».

Матушевский далее пишет: казалось бы, действия польских парламентариев полностью логичны и созвучны национальным интересам Польши, однако сегодня выясняются весьма интересные и существенные моменты.

Не обидеть Бандеру

Во-первых, в польской прессе, оказывается, шли серьёзные дебаты о том, стоит ли вообще выпускать эту резолюцию — мол, этой может навредить отношениям с Украиной. А во-вторых, поляки признали действия бандеровцев только лишь этническими чистками с элементами геноцида. Хотя, то, что случилось на Волыни, по всем признакам как раз и является геноцидом чистой воды!

По этому Матушевский справедливо заметил:

«Нестыковки с принятием резолюции именно сейчас очевидны. Дабы не быть голословными, зададим всего несколько вопросов. Почему принятие данной резолюции не произошло в то время, когда у власти находился Виктор Ющенко, главной отличительной чертой которого стала реабилитация и героизация военных преступников в лице Степана Бандеры и Романа Шухевича — ни много, ни мало, основных виновников организации геноцида поляков в Волынской области? Почему в период „оранжевой власти“ польская полит-элита, лобызаясь на разных приемах со „щирым украинцем“ Ющенко, напрочь забывала о том, что именно благодаря ему варварские, антипольские рейды бандеровцев стали квалифицироваться со стороны украинских историков как „борьба за незалежность и самостийнисть Украины“? Почему уничтожение восьмидесяти тысяч поляков в Волыни названо казуистически „резнёй с элементами геноцида“, а „катынские события“, например, охарактеризованы однозначно „геноцидом со стороны советского правительства (читай русских) по отношению к полякам“? Почему в окончательном варианте резолюции о „Волынской резне“ даже вскользь не упоминается о колоссальной роли советских партизан, которые тысячами спасали поляков от рук озверевших бандитов из УПА?»

Мало того, в окончательный вариант резолюции не вошло обращение по поводу деяний нынешней украинской партии «Свобода», которая открыто причисляет себя к последователям ОУН и УПА. Между тем, в раннем проекте резолюции говорилось не только о преступлениях бандеровцев, но и о неприглядной активности «Свобода»:

«В последние годы мы наблюдаем небывалое развитие на Западной Украине культа Степана Бандеры и «Украинской повстанческой армии». При полном молчании власти в Киеве и Варшаве в украинских городах появляются памятники Степану Бандере и другим руководителям ОУН, их именами называют улицы и площади, проходят марши, которые прославляют «героизм» УПА, отрицают участие УПА в убийствах поляков… Обеспокоенность также вызывает растущая на украинской политической сцене роль партии «Свобода», которая прямо навязывает идеологию и традиции ОУН-УПА».

Однако эти слова так и не появились в окончательном тексте резолюции. Мало того, сегодня выясняется, что спикер Сената, верхней палаты польского парламента, маршалок Богдан Борусевич был лично категорически против принятия этого документа. Даже того смягчённого варианта, который в результате появился! А когда стало ясно, что резолюция всё же будет приниматься, он срочно помчался на Украину, где встретился с нацистами из «Свободы», которых просил «не принимать близко к сердцу текст резолюции»...

Главное — насолить Москве

Сегодня аналитики разных стран (даже в самой Польши)  много рассуждают о столь цинично-двойственном отношении польского руководства к собственной истории: мол, «плохие русские» в Катыни творили «геноцид», а вот «хорошие украинцы» — только этнические чистки. Да ещё при этом Варшава фактически извинилась перед потомками организаторов этих самых чисток за «неудобную резолюцию»?!

Впрочем, поляки  сами объяснили такое довольно подлое поведение своего высокого начальства. В частности, об этом красноречиво говорит одна публикация, появившаяся во влиятельной газете «Ржечь Посполита» как раз в канун принятия резолюции по Волыни. Думается, что её стоит привести полностью, ибо в этом материале циничная польская политика, что называется, говорит сама за себя:

«Можно ли использовать национальную трагедию в геополитической игре? Этика подсказывает, что ни в коем случае, а практика, что вполне.

Это касается в том числе темы истребления поляков в Волыни и Галиции в годы Второй мировой войны. Преступления можно (более или менее успешно) разыгрывать в политике: свои трагедии используют израильтяне, палестинцы, немцы и даже американцы, делая это без особых угрызений совести.

1.

На 11 июля приходится 70 годовщина массированной атаки „Украинской повстанческой армии“ на сто польских деревень на территории Волыни, а в польском Сейме уже лежит несколько проектов заявлений в память о жертвах этой трагедии. Благодаря многолетним научным изысканиям все главные политические силы и публицисты в Польше сходятся в общей оценке этих событий... В плане фактов очевидно, что УПА и поддерживающие её силы в рамках этнической чистки по приказу методично истребили десятки тысяч наших соотечественников в Галиции и Волыни только потому, что те были поляками.

Если в интерпретации событий особенных расхождений нет, встают вопросы, как решить это дело в политическом плане и как назвать произошедшее: геноцидом, преступлением, носящим черты геноцида, или просто убийством, а также — кто должен взять на себя ответственность за преступление и принести за него извинения. Но это уже не сфера оценки фактов, а сфера внешней политики, а, точнее, геополитики.

2.

Крайняя позиция, звучащая, например, в заявлениях некоторых региональных органов власти, сводится к тому, что на Западной Украине проводился геноцид, виновные в нем должны быть наказаны, а Польше следует требовать извинений и даже возмещения ущерба. Другой полюс — это утверждение, что в Галиции и на Волыни вспыхнула гражданская война, а в ходе неё — взаимная резня, жертвой которой пали в основном поляки. Такой подход был популярен в польском общественном дискурсе 90-х, а сейчас встречается все реже. Обе эти концепции неудобны с точки зрения международной политики. Первая перекрывает нам возможности воздействия на Украину и провоцирует взаимную враждебность с этой страной, а вторая отнимает у нас политические аргументы, которые мы могли бы использовать в подходящий для этого момент.

Чтобы повернуть эту тему в свою пользу, следует задать несколько основополагающих и вытекающих друг из друга вопросов. Первый: подходящий ли сейчас момент, чтобы говорить о преступлениях? Второй: если да, следует ли нам ожидать каких-либо конкретных шагов от украинского руководства? Третий: если да, должны ли это быть официальные извинения на государственном уровне? Четвёртый: следует ли использовать различия в подходе разных политических сил на Украине к УПА для того, чтобы подогреть внутреннее противостояние в этой стране?

3.

Современная геополитическая обстановка диктует следующие ответы. 1.Замалчивать тему преступления невозможно: о нем уже много говорилось, к тому же обойтись без воспоминаний о Волынской резне не позволит круглая годовщина этих событий. 2.Подключение к этой теме украинского руководства кажется неизбежным, но оно должно проходить на дружеской основе, без провоцирования конфликта. 3.Ожидать от Киева извинений было бы контрпродуктивно и вредно: современная Украина не является продолжательницей ОУН-УПА, а делает ставку на противоположную идеологии этих сил традицию. Нам следует лишь попросить украинские власти помочь достойно почтить память жертв. Призыв покарать виновных в преступлении не имеет смысла, поскольку они либо мертвы (их уничтожили советские органы безопасности), либо, если кому-то удалось выжить, находятся в эмиграции, а не на Украине. 4.Использовать тему преступлений 40-х годов для сталкивания между собой украинских политических сил категорически не следует. Традиции УПА если не чтят, то, по меньшей мере, принимают прозападные силы, то есть те, которые нам теоретически небезразличны, а борются с бандеровским мифом посткоммунисты из Донбасса и с юга страны.

4.

Мы сможем активно использовать волынскую тему только тогда, когда Украина станет стабильной, благополучной страной, вошедшей в западную сферу влияния. Сейчас подобные действия не имели бы смысла. Призывы принести извинения, покарать виновных, требования каких-то компенсаций, могут лишь ухудшить наши отношения с Киевом в тот момент, когда решается судьба соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Лет через двадцать это, возможно, станет уместным, но сейчас это не только бессмысленно, но и вредно с политической точки зрения».

Вот так — поскольку потомки бандеровцев сегодня изо всех сил борются с ненавистной Москвой, то им можно простить, что угодно, в том числе и память о своих зверски замученных соотечественниках. Как верно заметил по этому поводу сайт КМ РУ:

«Отношение Варшавы к «волынской резне» показывает, что, когда надо, у Польши на месте традиционного пафосного идеализма вдруг оказывается неожиданный прагматизм, причем чудовищно, запредельно циничный, замешанный на крови. Поляки, говорящие России: «не забудем, не простим» не только за Катынь, но и за якобы сбитый самолет Леха Качиньского, со сказочной простотой предают память десятков тысяч своих предков, чтобы просто не разозлить своего «стратегического партнёра» по антироссийскому альянсу».

В общем, вывод напрашивается сам собой — польским правителям глубоко наплевать и на расстрелянных офицеров Катыни, и на жертвы Волыни, которые им нужны лишь для грязных политических игр, и не более того. А раз так, то и России пора раз и навсегда закрыть любые дискуссии по катынской трагедии. Раз сами поляки не хотят честно и по настоящему чтить память своих предках, то нам это точно не нужно.

 

Олег Валентинов, специально для «Посольского приказа»

 

 

 

 

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика