Вы находитесь здесь: // Свежие новости // Египет спасет только появление «нового Насера»

Египет спасет только появление «нового Насера»

 Египет, этот признанный лидер всего арабского мира во времена президента Гамаля Абделя Насера, ныне окончательно попал в зависимость от нефтяных магнатов Залива – Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Каир получит от Эр-Рияда и Абу-Даби помощь в размере 8 миллиардов долларов, пишет «Независимая газета». Саудовская Аравия даст 5 миллиардов долларов (пятая часть – безвозмездно, 2 миллиарда долларов – кредит, еще на 2 миллиарда долларов Каир получит энергоносители). Вклад Арабских Эмиратов – 3 миллиарда долларов, из которых миллиард – это грант и 2 миллиарда – беспроцентный кредит. Взамен Эр-Рияд и Абу-Даби рассчитывают на расширение своего влияния на ослабленный революциями Египет, отмечает издание.

Оценивая общую сумму (8 миллиардов долларов) этой помощи, известный эксперт «Эль Мюрид» написал в своем блоге: «Учитывая, что месячная потребность Египта во внешнем финансировании составляет примерно миллиард долларов, речь идет как раз о том, чтобы дотянуть страну до выборов». «Вполне логичное решение, – отмечает эксперт, – которое держит египетские власти на крючке: вы сначала проведите выборы, и если они нас устроят, мы решим, помогать ли вам дальше».

«Настоящее не понять без прошлого, – поясняет «Эль Мюрид». – Современная история Египта – это, безусловно, Насер. Именно он заложил современный Египет, фактически проволок его весьма беспощадно через очень серьезную индустриализацию, которая востребовала современное образование, создала социальные лифты, обеспечила продовольственную независимость и невероятный всплеск рождаемости. С 25 миллионов до сегодняшних 80 просто невозможно пройти без коренного улучшения жизни всех слоев населения, без образования, здравоохранения, изменения культурных кодов.

При этом Насер прошел и через стадию экспериментов. Наиболее значимый и наиболее провальный – попытка реализации панарабской идеи, которой переболели все светские арабские режимы. Главным его итогом стало возникновение весьма жесткой национальной идеи, обособления Египта, и на этом пути он стремительно и по праву заработал звание лидера арабского мира. Чем не все были довольны.

Связь Египта с СССР в период жизни Насера носила не столько идеологический характер (хотя традиционный восточный патернализм был, конечно, ближе к социалистической идее), сколько прагматично-расчетливый. Насер прекрасно понимал, что США в качестве партнера потребуют совсем иную плату и иную цену.

Его преемник Садат обрушил Египет, втравив его вначале в войну с Израилем, которую египетская армия с треском проиграла. Я слышал личные мнения наших специалистов, что далеко не всегда действия египетских военных можно было объяснить бестолковостью и дуростью. Поражение дало повод Садату расплеваться с СССР и практически с ходу заключить Кэмп-Девидские соглашения, которые фактически переключили Египет на США как гаранта этих соглашений. Поражение же позволило Садату провести чистку в армии, одновременно превратив ее в то, чем она является теперь. Армия владеет чуть ли не третью самой доходной частью экономики, армия начала становиться единственным социальным лифтом и фактически единственной кузницей кадров египетской номенклатуры. В ситуации демографического бума это немедленно закрутило круги положительных обратных связей обратно. Реархаизация экономики, с учетом того, что теперь она должна была кормить в разы увеличившееся население, привела в первую очередь к проседанию передового сельского хозяйства, его стагнации, а затем – и деградации. Египет прочно стал импортером продовольствия. Страна, которая неспособна обеспечить свою продовольственную безопасность, не может считаться серьезным военным противником…

Социальная несправедливость вкупе с архаизацией экономики и демографическим бумом стала смертным приговором для самого Садата, но Хосни Мубарак, следующий президент Египта, ничего не стал менять из уже сделанного предшественником. Привязка Египта к США стала практически абсолютной, Мубарак просто заткнул тряпками те щели, которые образовались в государственной конструкции, перекошенной Садатом, но и только. «Братья-мусульмане» из секты богословов-мечтателей-интеллигентов получили практически бесконечную паству и принялись за дело…

У Египта не было в сложившейся ситуации никакого иного будущего. Засуха 2010 года в России стала лишь пусковым механизмом, который уже через пару месяцев окончательно обрушил обстановку в Египте. Она могла случиться в 2008, в 2012 году, или вместо нее могло случиться что-то еще. Вариантов у страны уже не было: у нее сгнили все опоры...

Армия сегодня делает то, что должна делать, если хочет вернуть добрые пасторальные времена Хосни Мубарака. Проблема в том, что ей уже не удастся это сделать. Электорат «Братьев-мусульман» никуда не делся, он стал жить еще хуже (как и все египтяне), и никаких иных шансов у него, кроме как продолжать бесконечную революцию, нет, даже методом проб и ошибок. Учитывая, что среди исламистов не оказалось никого, равного в управленческих талантах даже Анвару Садату, экспериментировать лидеры ихванов будут очень долго, с весьма невнятной перспективой. Но мубараковская номенклатура не может предложить своему народу даже этого.

Сказанное никак не означает, что ихваны чем-то лучше. Это тот самый вариант, когда «оба хуже». Спасение Египта – в реиндустриализации, которая неизбежно вновь востребует и образование, и здравоохранение, и смену управленческой парадигмы, но вот как раз на эту тему исламисты не имеют никаких мыслей – ни здравых, ни дурацких. В условиях Египта лечить его введением шариата... Даже Навальный выглядит по сравнению с этой идеей гигантом мысли.

Уже поэтому шансов нет ни у современной номенклатуры Египта, которая не представляет, как можно жить иначе, чем в колонии на должностях капо и вертухаев, ни у исламистов, рецепт которых на наши деньги выглядит как возврат к временам Ярослава Мудрого. «Как там было на самом деле – не знает никто, но предки ведь не могли ошибаться!» О том, как прокормить население, десятикратно превышающее предельное население для технологий седой древности, исламисты особо не задумываются. Даже нет: они и не собираются задумываться. Мурси решил проблему изящно – арендовал площади в Судане под пшеницу, чем создал еще одну причину для беспощадной войны с южным соседом.

Так называемая светская оппозиция – это, по сути, те, кто не нужен ни исламистам, ни номенклатуре. И они это прекрасно понимают. Оттого они и оппозиция – как тем, так и другим. Только, в отличие от ихванов и фелюлей, они вообще ничего из себя не представляют, оттого их пользуют все, кто может...

Из сказанного следует только одно: в Египте ничего не закончилось, но ничего и не может начаться. Все имеющиеся силы бесперспективны для вывода страны из приближающейся катастрофы. Военная диктатура, утилизация излишков населения через войну или голод – это паллиатив. Сократить его хотя бы наполовину не удастся никому. Похоже, что, при всем моем скептическом отношении к роли личности, здесь есть только один выход – в возникновении в Египте нового Насера, способного поставить реальные и действенные практические задачи перед страной и решить их. Хотя, как по мне, прилет марсиан выглядит более реальным», – резюмирует «Эль Мюрид».

Тем временем новые египетские власти, сместившие президента Мухаммеда Мурси, выдвинули инициативу всеобщего примирения в священный для мусульман месяц Рамадан. И. о. президента Египта Адли Мансур назвал ее «Один Египет», пишет в своем «ЖЖ» эксперт Сергей Филатов.

Согласно опубликованному во вторник канцелярией главы государства коммюнике, всем политическим силам АРЕ предлагается собраться в первую неделю Рамадана, чтобы «остановить кровопролитие, преодолеть раскол и вернуть египтянам и родине дух согласия». В подтверждение благих намерений советник временного президента по СМИ Ахмед аль-Муслимани сообщил, что министерские посты в новом правительстве предложены и «Братьям-мусульманам». Эту же возможность не исключает и назначенный 9 июля новым премьером страны Хазем аль-Баблауи. Правда, спикер «Братьев-мусульман» Мухаммед Судан тут же сообщил, что представители этого движения не войдут в состав нового правительства Египта.

Новые власти обнародовали и «временную Конституцию» страны – Конституционную декларацию, которая действует только в течение переходного периода (до выборов). При этом она тут же вызвала неприятие многих политических сил и движений страны, которые назвали этот документ «попыткой узурпации власти» и «шагом к новой диктатуре». Согласно документу, в связи с отсутствием в стране действующих законодательных органов власти временный президент Мансур наделил себя законодательной инициативой, получив право издавать законы после консультаций с правительством.

Объявлено, что парламентские выборы в Египте пройдут в феврале будущего года. За ними последуют президентские выборы. При этом 60 дней отводится на изменение Конституции 2012 года специальной комиссией, которая должна быть сформирована в ближайшие две недели. Как только будет завершена работа над новым Основным законом, он будет вынесен на референдум, который должен быть проведен в течение месяца. В течение 15 дней после принятия новой Конституции должна быть объявлена дата выборов в парламент, при этом избирательный процесс ограничен временными рамками в один-два месяца. О дате проведения президентских выборов будет объявлено в течение недели после начала работы парламента.

«С выборами вроде бы пока все понятно: в феврале проводим парламентские, затем определяемся с датой президентских, – комментирует «Эль Мюрид». – Опять же логика решения вполне нормальная: до начала избирательной кампании нужно успокоить страну, уменьшить страсти и попытаться договориться и согласовать дележку портфелей со всеми значимыми политическими силами, причем «Братьев-мусульман» вполне очевидно постараются оставить за бортом.

Именно поэтому хорошие отношения с Саудовской Аравией становятся для египетской элиты определяющими, – отмечает эксперт. – Подконтрольные ей салафиты являются второй после ихванов политической силой страны. Договоренности с ними позволят диктовать «Братьям-мусульманам» условия с позиции силы. Не удастся договориться – придется как-то решать проблемы уже с «Братьями». Главным вопросом в таких условиях становится: а нужна ли Саудовской Аравии стабилизация Египта? Если да – салафиты пойдут на договоренности. Нет – упрутся.

Пока можно сказать, – резюмирует эксперт, – что у Египта появилась очень слабая, но какая-то определенность. Ничего хорошего еще не просматривается, но, во всяком случае, в выборе между ужасным концом и ужасом без конца египетские власти точно намерены исключить второе. А с остальным разбираться по мере поступления».

Тем временем российские парламентарии внимательно изучили итоги очередной смены власти в Египте и наотрез отказались считать их проявлением народной воли. Как заявил глава думского комитета по международным делам Алексей Пушков, «демократией в Египте и не пахнет», а смена власти в Каире «не основывается на результатах легитимных выборов» и «отдает манипуляцией, в которой заинтересованы внешние силы». Его коллега по нижней палате парламента Вячеслав Никонов, сообщает «Коммерсант», заявил, что никакой демократии в Египте построить и не удастся, и следующий глава этого государства будет таким же выходцем из рядов несистемной оппозиции, каким был свергнутый Мурси. России, впрочем, видимо, остается довольствоваться ролью стороннего наблюдателя, поскольку она так и не вернула себе утраченные ранее позиции в Ближневосточном регионе, хотя запрос на ее участие, безусловно, есть.

 

КМ РУ

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика