Вы находитесь здесь: // Мировое хозяйство // Чем грозит России сланцевая революция?

Чем грозит России сланцевая революция?

iCA5YT284 Словосочетание «сланцевая революция» в последнее время всё чаще звучит с экранов телевизоров и со страниц газет. Причём, исключительно в угрожающем для России контексте. Дескать, новая технология добычи газа и нефти из сланцев, активно развиваемая сейчас на Западе, настолько выгодна и эффективна, что скоро российские природные богатства будут никому не нужны. И эпоха сырьевого благоденствия для нашей страны якобы скоро закончится.

Однако многие эксперты считают, что все эти прогнозы сильно преувеличены. А за раскруткой «сланцевой революции» стоит чей-то серьёзный экономический и политический интерес. Так насколько же она опасна для России на самом деле?

Сектор газа

Прежде, чем понять суть этого явления, нужно разобраться, что же такое «сланцы». Это вид горных пород, отличительная особенность которых – слоистая структура. Предположительно, изначально это была глина, которая в процессе изменения земной коры опустилась вниз, к ней добавились органические останки животных и растений, потом это всё подверглось воздействию высоких температур и давления. В результате получилась довольно плотная порода, которая легко расщепляется на отдельные пластины.

Где-то в её толщах можно обнаружить нефть и газ. Правда, для этого придётся приложить немало усилий. Если в привычных месторождениях природные богатства как будто зажаты горными породами в своеобразной «ловушке», где они доступны для выкачивания, то в сланцах нефть и газ рассредоточены и как бы «гуляют» между пластами. Поэтому долгое время добывать их оттуда не представлялось возможным.

Однако новые технологии, появившиеся лет 15-20 назад, в корне изменили ситуацию. Это так называемые «горизонтальной бурение» и «гидроразрыв пласта». Суть технологии в следующем: сначала прорубается вертикальная скважина, а потом, в толще земной коры на глубине около двух-трёх километров, от неё отводят горизонтальные тоннели, куда запускается вода с химикатами и песком. Происходит взрыв, вода разбивает породы и обеспечивает приток к скважине искомого ресурса: газа или нефти. Потом это добро выкачивается, очищается и поступает на продажу...

Такая технология бурения была изобретена в Соединенных Штатах Америки, которые сильно обеспокоены своей зависимостью от чужих природных ресурсов. И результаты не заставили себя ждать: если верить западной статистике, США добывают нефти уже куда больше, чем потребляют сами, а по уровню добычи газа вышли на первое место в мире, опередив Россию. Они полностью отказались от поставок сжиженного газа из Катара и Египта.

Развитие добывающей из сланцев помогло оживить и американскую экономику: появились новые рабочие места и дешёвые энергоресурсы. Уже сейчас количество электростанций, работающих на природном газе сравнялось с количеством угольных. Всего же к 2015 году планируется построить 258 газовых электростанций...

Такие результаты впечатлили и весь остальной мир. Многие европейские страны заявили о готовности осваивать сланцевые месторождения. В основном это месторождения газовые. Именно поэтому термин «сланцевая революция» больше относится к добыче газа, чем к нефти. Месторождения сланцевого газа были обнаружены в Польше, Германии, Франции, Чехии, Болгарии. Не обделена этим богатством и противоположная часть материка — так, перспективы добычи сланцевого газа серьёзно рассматривает для себя Китай.

Сторонники сланцевого бума ликовали — первые разведданные показали, что занявшись этой технологией, человечество может обеспечить себя газом на 250 лет!

К тому же у сланцевого газа обнаружилось ещё одно серьёзное преимущество: если при добыче обычного природного газа масса времени и сил уходит на его транспортировку, то месторождения сланцевого газа расположены гораздо ближе к потребителям — можно сказать, буквально под ногами...

Впрочем, когда казалось, что «сланцевая революция» действительно вот-вот начнёт победное шествие по миру, начали всплывать неожиданные обстоятельства, которые могут в корне изменить дело.

Пошли пузырями

Чем больше энергетики и учёные изучали свойства «сланцевых ископаемых», тем больше появлялось вопросов о целесообразности их дальнейшей добычи.

Так, теплотворная способность сланцевого газа оказалась в среднем на 20 процентов ниже, чем у обычного природного газа. И у того, и у другого вида топлива основное вещество одинаковое – это метан. Но только в природном газе его количество колеблется от 94 до 99%, а в сланцевом может опускаться до 74%. Слабые теплотворные свойства ощутят и рядовые потребители — чайник на таком газу будет закипать почти в два раза дольше. Кроме того, как говорят специалисты, такой газ почти не пригоден для использования в привычной топливной аппаратуре. А если для «сланца» нужно создавать новое оборудование, то его конкурентоспособность резко снижается.

Ещё больше вопросов вызывают сами методы добычи. Тут уже тревогу забили экологи. Нефть добывается из горючих сланцев: сначала получают смолу, а потом её разжижают. Все эти процессы сопровождаются большим выбросом углекислого газа в атмосферу, что приводит к увеличению парникового эффекта. Так, именно из-за этого, в 2004 году стараниями «Гринписа» был закрыт австралийский проект по производству нефти из сланцев.

Не лучше обстоят дела и с добычей газа нетрадиционным способом. Вода, которую используют для того, чтобы «выбить газ» из сланцевых укрытий, содержит излишнее количество солей и сдобрена опасными химикатами типа бензола и толуола. Вдобавок, в процессе она ещё и обогащается метаном. Вся эта сомнительная смесь через грунтовые воды может попасть в близлежащие водоёмы и, в конце концов, в водопроводы жилых построек. Например, в Европе основные сланцевые месторождения как раз расположены в местах густой сельскохозяйственной застройки. Есть опасения, что вместе с питьевой водой и водой для полива местные жители будут получать бензол, радиоактивные металлы, мышьяк, плюс ещё сам метан, безопасные концентрации которого для человека так и не установлены.

Также есть предположения, что разработка сланцевых месторождений может провоцировать землетрясения. И они небезосновательны. По сути, «гидроразрыв пласта» — это тоже маленькое землетрясение. Совпадение это или нет, но после того, как в некоторых американских штатах началась добыча ископаемых из сланцевых пород, их стало периодически «потряхивать». Например, количество землетрясений увеличилось в штате Огайо, сильно тряхнуло Оклахому, произошло землетрясение в Новой Англии.

Поэтому газовики и экологи уже лет пять ведут между собой ожесточённую борьбу из-за сланцев. А европейские государства то открывают, то закрывают связанные с этим проекты...

Но главная проблема сланцевого газа — это его себестоимость. В США на 2012 год она составляла не менее 150 долларов за тысячу кубометров — это втрое больше, чем себестоимость традиционного российского газа. Чтобы в США развивалась эта система, власти разработали систему государственной поддержки, и ввели множество экологических послаблений для газовых и нефтяных компаний. Во многом, сланцевый бум объясняется именно этим, а вовсе не его исключительной выгодой.

К тому же, сланцевые скважины часто обманывают ожидания. Обычно объёмы полученного сырья оказываются в три раза меньше заявленного. Уже через год эти объёмы снижаются ещё на 40 (!) процентов. В США подсчитали, что сланцевого газа им хватит на 100 лет. Потом власти снизили прогноз до 60 лет. Однако, по мнению некоторых геологов, в реальности запасов хватит лишь лет на 10-15...

И ещё о «прибыльности» этого промысла. Из-за развития сланцевой добычи цена на этот газ в 2012 году снизилась до 70 долларов за 1 кубометр. В связи с этим второй по величине производитель газа Cheasapeake Energy Corp заявил о сокращении производства на 8%, капитальных вложений в бурение — на 70%, а также о продаже активов на 12 млрд долларов. Ещё несколько американских компаний также объявили о снижении инвестиций и добычи сланцевого газа из-за падения цен. А компания BHB Billiton, заплатившая 20 млрд долларов за доступ к американским сланцам, вместо прибыли пока насчитала только 5 млрд убытков.

При этом все газовые компании повязаны долговыми обязательствами — бурение сланцев требует огромных вложений. Чтобы их окупить, они добывают всё больше и больше, но это сопровождается снижением цен и делает добычу невыгодной. Получается замкнутый круг. В результате, на 2013 год в Америке на осталось уже ни одного прибыльного сланцевого месторождения.

Экономисты даже придумали специальный термин для сланцевого промысла — «газовые пузыри», то есть активы, за которыми ровным счётом ничего не стоит (по аналогии с теми самыми «ипотечными пузырями», которые спровоцировали мировой финансовый кризис в 2008 году). Вот и сейчас некоторые эксперты предрекают, что «газовые пузыри» вот-вот лопнут и спровоцируют банкротство многих компаний...

Но почему же тогда разговоры о торжестве «сланцевой революции» идут по нарастающей?

Дали по газам

«Сланцевая революция» выгодна многим. И в первую очередь Соединённым Штатам Америки. И с экономической, и с политической точки зрения. Там «сланцевый бум» стал уже своеобразным национальным проектом.

Ведь нефть и газ — это не только экономический, но и политический ресурс. Претензии США на мировое господство сильно ограничивает их зависимость от энергетического сырья. Но собственные месторождения и в США, и в Европе давно разведаны и в значительной степени опустошены. А «сланцевый бум» даёт возможность эту независимость хотя бы продемонстрировать. Потрясая знаменем «сланцевой революции», можно уже не прислушиваться к странам ОПЕК, и не подкармливать недружественные страны нефтедолларами. А сланцевый газ может подорвать монополию российского «Газпрома» как главного европейского поставщика газа. И на этой волне с Россией тоже можно особенно не миндальничать. Не случайно Европа начала развивать сланцевые проекты не без давления США. Американцы пообещали европейцам и поставки собственного газа, и помощь в разработке сланцевых месторождений. Разумеется, не без выгоды для себя.

Многие эксперты полагают, что США уже сняли все сливки со «сланцевой революции» и теперь начали её экспорт за границу. В Европе всего 50 вышек, которые можно использовать на подобных скважинах. А в США их — порядка 20 тысяч. И значительная часть из них стоит без дела. Так что если американцам удастся протолкнуть сланцевые идеи в Европе, то на одних только вышках им удастся неплохо заработать. Не удивительно, что когда в Болгарии наложили мораторий на добычу сланцевого газа, опасаясь испортить экологию в самом земледельческом районе, туда тут же примчались госсекретарь Хилари Клинтон и специальный посланник США по вопросам энергетики в Евразии Ричард Морнингстар...

Однако все эти усилия американцев пока не приносят особых плодов. Взвесив все экономические, энергетические и экологические аспекты, Франция и Болгария недавно всё-таки запретили разработку сланцевых месторождений из-за боязни нанести непоправимый вред окружающей среде. В Европе «зелёное лобби» вообще гораздо сильнее, чем в США. Под его влиянием Германия также перестала выдавать лицензии на бурение сланцев. Аналогично собирается поступить и Чехия, которая хочет запретить даже разведку месторождений. В Великобритании хоть и не отказались от этой идеи, но уже заявляют. что разработка сланцев вряд ли достигнет тех же масштабов, что и в США.

И скорее всего, причина здесь даже не в излишней озабоченности европейцев по поводу экологии, но и в чисто прагматичных расчётах. Во-первых, по мнению ведущего специалиста энергетического департамента Института энергетики и финансов РАН Николая Иванова, само бурение при отсутствии наработанных технологий и собственных буровых установок для европейцев обойдется в 4 раза дороже, чем для американцев. Во-вторых, в Европе нет достаточного количества водных ресурсов, необходимых для гидроразрыва пласта. В-третьих, невозможно спрогнозировать итоговый результат всех этих усилий — в каких-то месторождениях газа хватит на десятилетие, в каких-то — всего на пару лет. И тогда газовики точно будут работать себе в убыток...

Пока идеям «сланцевой революции» верны только Польша и Украина. Первая уже удостоилась славы будущей «газовой житницы Европы» (она и сама изо всех сил стремится превратиться в таковую). Однако, похоже, ресурсы для этого всё же недостаточны. Энергетическая компания ExxsonMobil, проводившая предварительную разведку, пришла к выводу. что добычу сланцевого газа в Европе можно будет начать только лет через пять, и то не в Польше, а скорее всего, в Германии. Что же касается Польши, то запасы газа здесь могут оказаться в 3-6 раз меньше ожидаемых — 2 трлн кубометров.

А амбиции Украины, связаны с тем, что ей давно надоели энергетические войны с «Газпромом». Ещё в 2010 году Украина выдала лицензии на разведку сланцевого газа для ExxsonMobil и Shell. Но это тут же вызвало протесты экологов и общественности, и пока дело не сдвинулось с мёртвой точки.

Тем не менее, «сланцевая революция» всё-таки отразилась на позициях «Газпрома». Например, была заморожена разработка Штокмановского месторождения, откуда предполагалось поставлять газ на американский континент. Сказалось на положении компании и общее снижение мировых газовых цен. А алюминиевый олигарх Олег Дерипаска драматично предрекает, что спокойно нам осталось существовать на газовом рынке лишь 3-4 ближайшие года. К тому же, многие европейские соседи пытаются сбить стоимость газпромовской продукции, намекая на «сланцевую альтернативу».

И всё же в «Газпроме» пока хранят олимпийское спокойствие и называют «сланцевую революцию» не боле чем «пиар-проектом». Не исключено, что это как раз тот редкий случай, когда наша газовая монополия действительно права.

 

Лариса Авдеева, специально для «Посольского приказа»

 

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика