Вы находитесь здесь: // Мировое хозяйство // России и Европа — кто больше пострадает от обмена санкциями?

России и Европа — кто больше пострадает от обмена санкциями?

iПока отношения России и Запада по украинскому вопросу остаются в рамках натянутой дипломатии, за этой ширмой благопристойности разворачивается самая настоящая торгово-экономическая война. Обменявшись предупредительными залпами в виде санкций против отдельных лиц и предприятий, противники пустили в ход тяжелую артиллерию. Запад ограничил для России доступ к технологиям и деньгам, Россия в ответ перекрыла пути европейским продуктам на наши прилавки.

На сегодняшний момент санкции затронули уже практически все важнейшие сферы жизни. Россия и Запад подсчитывают убытки с обеих сторон и гадают, кто же дрогнет первым.

При этом информация о возможных последствиях санкций для нас крайне противоречивая. Официальные СМИ полны бодрых уверений, что нас ждут новый рывок в развитии и взлёт отечественного производителя. Неофициально эти самые производители говорят о том, что для такой кардинальной перестройки потребуется много времени и денег. А потому пережить санкции безболезненно не удастся...

Так какова же ситуация на самом деле?

Промышленность и инфраструктура

Первым делом санкции коснулись военно-промышленного комплекса и сотрудничества в области освоения космоса, которое было приостановлено. В «чёрный список» попали корпорация «Алмаз-Антей», концерн «Калашников», НПО «Ижмаш», НПО «Базальт», «Уралвагонзавод», КБ приборостроения и многие другие. Им прекращены поставки оборудования, технологий, выдача долгосрочных кредитов, а их активы за рубежом будут заморожены.

И хотя вице-премьер России Дмитрий Рогозин, который курирует сферу ОПК, без устали заявляет, что наша зависимость от импорта в «оборонке» не слишком велика, а в перспективе и вовсе сведётся на нет, сложности здесь всё же могут возникнуть. Ведь ещё с советских времен многие оборонные предприятия сотрудничают с украинскими заводами. И хотя, по официальным оценкам, уже через два с половиной года Россия может избавиться от этой зависимости, вложения для этого потребуются немалые.

Например, для переноса производства с Украины, а также для перехода на использование отечественных компонентов «Роскосмосу» необходимо 33 млрд рублей. Где их брать, пока не ясно.

После оборонки под аналогичные санкции попали и другие важнейшие секторы экономики: энергетика, транспорт, инфраструктура, добыча нефти, газа и минералов.

Последствия этого удара стали заметны сразу. Например, в одночасье прекратил работу первый российский лоукостер (авиаперевозчик с максимально низкими ценами) «Добролёт». Как выяснилось, авиакомпания была полностью зависима от европейских партнёров: «Добролёт» собирался арендовать «Боинги» в Ирландии, обслуживать их у немецкой «Люфтганза» да ещё страховал авиариски у европейских страховщиков. Когда выяснилось, что «Добролёт» собирается наладить регулярные авиарейсы в Крым, он тут же впал в немилость у заграничных партнёров.

Не в лучшем положении оказались и наши нефтяные и газовые гиганты. Разведка и разработка новых месторождений требует серьёзных вложений и первоклассного оборудования. Всё это наши компании привыкли брать на Западе. Теперь же, когда в Россию запрещены поставки любого оборудования, связанного с глубоководным бурением, освоением Арктики или добычей сланцевой нефти и газа, двигаться вперёд нашим компаниям будет довольно сложно. Но ещё сложнее им будет без западных кредитов.

Это безрадостное предположение уже подтвердил главный российский нефтяной гигант — компания «Роснефть», которая отправилась к государству с протянутой рукой. Компании, чтобы расплатиться по долгам и поддержать существующие проекты, для чего срочно требуется... 1,5 трлн рублей. Это половина всего российского Фонда национального благосостояния, то есть всей нашей заначки на «чёрный день»!

Несколько в лучшем положении оказались «Лукойл» и «Газпром». Ещё до введения санкций компания «Газпром-нефть» начала добычу «чёрного золота» на северном Приразломном месторождении. Ледостойкую платформу для этих целей построил северодвинский завод «Севмаш». А танкер для погрузки нефти, добытой в Арктике, сделан на питерских «Адмиралтейских верфях». Кроме того, ряд российских предприятий специально для «Газпрома» строил плавучие буровые установки, так что импортные ему пока не нужны.

Наконец, компания начала осваивать Киринское газовое месторождение на шельфе Сахалина. Всё необходимое оборудование для этого «Газпром» успел получить из-за границы до введения санкций.

Именно поэтому многие аналитики считают, что с энергетическими санкциями Запад опоздал на несколько лет. И даже международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s (S&P) заявило на днях, что санкции не окажут серьёзного влияния на российский топливно-энергетический комплекс...

Тем не менее, негативные последствия всё же ощущаются. «Лукойл» и «Газпром» потихоньку сокращают свои инвестиционные программы, а газовый монополист также вынужден пересматривать цены по долгосрочным контрактам, чтобы не потерять клиентов.

Впрочем, нехватка денег сейчас будет ощущаться во всех отраслях. Потому что по финансовому сектору санкции ударили куда весомее.

Финансы

Денежные потоки в России перекрылись с двух сторон. Сначала возможности взять в долг за рубежом лишились попавшие под санкции предприятия. Максимум, на что они могут рассчитывать — это небольшой займ на срок не более чем 90 дней. Понятно, что за три месяца невозможно реализовать ни один масштабный проект, ради чего обычно и берутся кредиты.

Под такие же «карательные меры» вскоре попали и российские банки с государственным капиталом от 50 процентов и выше. Это «Сбербанк», «ВТБ», «Внешэкономбанк», «Газпромбанк», «Россельхозбанк» и «Банк Москвы». Кредиты или инвестиции сроком более чем на 90 дней им тоже не светят.

Тут-то и напомнило о себе слабое звено нашей экономики. За прошедшие годы она прочно подсела на «денежные инъекции» с Запада: там можно получить кредит под смехотворные 1-4 процента, в то время как у нас брать придётся минимум под 20. Некоторые банки вообще весь свой бизнес выстроили на том, что брали дешёвые деньги за границей, а затем «перепродавали» их согражданам.

Что происходит, когда наши банки лишаются подпитки с Запада, мы уже наблюдали во время кризиса 2008—2009 года. Экономисты называют это «дефицит ликвидности», на практике же это означает то, что в банках попросту нет денег. Они не могут кредитовать ни население, ни предприятия, и экономика начинает скатываться вниз.

Примерно тот же эффект Запад рассчитывает получить и сейчас. Западные СМИ трубят, что экономика РФ перестала расти и вот-вот обвалится в пропасть.

«США регулярно упоминают об оттоке капитала как о главном достижении в русле введения санкций. Это вынудит компании просить о государственном финансировании, что создаст дополнительную нагрузку на госбюджет», — пишет The Financial Times.

И этот расчёт, к сожалению, оправдал себя. Так, «Газпромбанк», «Внешэкономбанк» и «Россельхозбанк» уже обратились к государству за помощью. Общая сумма средств, необходимая для их спасения — 86 млрд долларов. Проблема ещё и в том, что именно эти банки раздают кредиты под самые низкие проценты. И, соответственно, кредитуют важнейшие предприятия страны.

Даже чиновники российского министерства финансов и министерства экономического развития признают, что сложности есть и готовятся к ещё большим неприятностям. По прогнозам главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, отток капитала в этом году может составить 85-90 млрд долларов. Хотя ещё в апреле эта цифра составляла всего 4,6 млрд...

Наконец, немало шума наделало и заявление заместителя председателя Европарламента Рышарда Чарнецкого о том, что рубль должен перестать быть конвертируемой валютой. Это означает, что он будет изъят из международного финансового оборота. Правда, это предложение пока не получило никакой поддержки даже в ЕС, поскольку неизвестно, кому это решение принесёт больше неприятностей — ведь Европа продолжает закупать у нас энергоносители. И ответной мерой России может быть продажа нефти и газа только за рубли, что станет серьёзной головной болью для западных клиентов.

Хотя Россия уже использует сложившуюся ситуацию по-своему. Президент Владимир Путин дал поручение создать собственную национальную платёжную систему — конкурентов Visa и Mastercard. Аналогичные системы уже успешно функционируют в Японии и Китае. В перспективе же, как считает экономист Михаил Делягин, Россия может покуситься на монополию системы денежных переводов SWIFT, в чем её поддержат многие страны, поскольку эту снизит контроль американцев над мировыми финансами.

Наконец, сокращение денежных вливаний с Запада — это повод задуматься о доступности кредитов для отечественного бизнеса. Этот вопрос назревал давно, и может быть сейчас, когда ситуация приближается к критической, наконец-то найдутся пути его решения.

Сельское хозяйство

Это оказалась именно та отрасль, где Россия смогла дать отпор с наименьшим ущербом для себя. Напомним, с 7 августа в Россию запрещён ввоз продовольствия из США, ЕС, Норвегии, Канады и Австралии. В чёрный список попала молочная продукция, мясо и мясное сырье, овощи, фрукты, рыба и морепродукты.

Удар действительно получился ощутимым. Россия — это крупнейший рынок сбыта европейского продовольствия. Внутри самой Европы все гайки давно закручены: для каждой страны установлены квоты сколько именно и какой продукции она может предложить соседям. Остальное — либо ешьте сами, либо продавайте на рынках вне Евросоюза. Российский рынок в этом плане был самым привлекательным. Потери Европы в связи с продуктовыми санкциями, по самым скромным подсчётам, оцениваются в 9-12 млрд евро! В целом же, Запад может не досчитаться 30 млрд евро!

Для Евросоюза, который только начал выбираться из рецессии, это очень серьезный удар. Особенно для плетущегося в отстающих юга, который в основном живёт за счет сельского хозяйства и туризма.

В Греции, Испании, Италии и даже Франции уже начались фермерские бунты. Предложения властей продавать фрукты и овощи в родной стране по низким ценам они гневно отвергают: фермеры говорят, что им проще сжечь свою продукцию, чем отдавать её ниже себестоимости. Вместе с продукцией некоторые сжигают и флаги Евросоюза...

Впрочем, и для России эти меры пройдут не безболезненно. Доля «запрещённых продуктов» на наших прилавках составляет от 25% до 40%, в зависимости от типа товаров. Мы закупаем 50% сыров, 30% свинины, 60% говядины и т.п.

Частично эти потери помогут восполнить наши дружественные партнёры по БРИКС — Китай, Индия, Бразилия, а также другие страны Латинской Америки и бывшего СНГ.

Так, Бразилия уже дала команду 90 предприятиям немедленно начать поставки в Россию говядины, свинины и курятины. Чили станет поставщиком рыбы и морской продукции, а также мяса, овощей, фруктов и «молочки». Аналогичные поставки планируется наладить и из Уругвая. Местные сельхозпроизводители готовы привозить в Россию яблоки, груши, цитрусовые, говядину, свинину, баранину, сливочное масло, сыры и овощи. Планируется вернуть на российские рынки молочную продукцию из Турции. Нарастить поставки молочной продукции, круп, мясных и кондитерских изделий готова и Белоруссия.

В общем, возможно, что когда Евросоюз очнётся от горячки этих «голодных игр», наши рынки уже будут под завязку забиты продуктами из других стран. Плюс, лишившись конкурентов, весьма благоприятные условия для развития получат отечественные производители.

И, тем не менее, переход к продуктовой независимости может быть нелёгким. Самое предсказуемое последствие — это рост цен. Например, на волне продуктовых санкций, стоимость сёмги в чилийских хозяйствах уже подскочила на 20 процентов! К этому прибавятся ещё и транспортные расходы, которые для Латинской Америки будут гораздо выше, чем для Европы. А вот качество этой продукции у экспертов вызывает сомнения. К тому же, нашим новым торговым партнерам нужно время, чтобы наладить производство необходимого количества продовольствия.

Зато цены полезли вверх уже сейчас. Причём, не только на импортные, но и на отечественные продукты. В первые же дни после объявления санкций некоторые российские заводы увеличили отпускные цены на 10-15%. Пик подорожаний, по прогнозам аналитиков, придётся на конец осени, когда, во-первых, старые импортные запасы закончатся, а, во-вторых, в России пройдет самая урожайная пора. Фрукты могут подорожать на 30-50 процентов, овощи — на 15-20.

В отличие от повышения цен, которое мы ощутили сразу, обещанный расцвет отечественного производителя может произойти нескоро. Даже по официальным оценкам министра сельского хозяйства Николая Фёдорова, на полное импортозамещение потребуется порядка 3-4 лет и около 137 млрд рублей.

Кроме того, придётся восстанавливать то, что все эти годы тщательно разрушалось — мелкую и рыночную торговлю. Ведь попасть в торговые сети для небольших фермерских хозяйств просто нереально — ритейлеры работают с оптовыми поставщиками. Сёла опутаны сетью перекупщиков, которые диктуют свои условия и взвинчивают цены. Чтобы мелкие хозяйства могли сбывать свою продукцию, нужно вернуть сельскохозяйственные ярмарки, небольшие рынки у дома, торговлю с лотков, киоски и минимаркеты. А строить — не ломать. На возрождение торговли опять-таки нужно время, деньги и немалые усилия.

… В общем, по всему видно, что время нас ждет непростое. Экономика России и так не неслась вперёд стремительным галопом, а санкции лишь усугубят ситуацию. Рост инфляции, сокращение инвестиций, спад производства, скорее всего, неминуемы. Вопрос лишь в том, каких масштабов они достигнут.

Впрочем, нелегко придётся и Европе. Россия для неё — основной торговый партнёр. Причём, это касается не только сельского хозяйства, но и сферы финансов, и промышленности.

Как считает известный экономист, помощник президента Сергей Глазьев (кстати, сам он тоже находится под санкциями), Европа от этого противостояния может потерять до 1 трлн евро! Наибольший ущерб будет нанесён Германии — около 200 млрд, также серьёзно пострадают Прибалтика и Украина, ради которой всё и затевалось.

Зато лучше всех устроились США! Подталкивая своих европейских союзников к противостоянию, сами они, находясь за океаном, практически ничем не рискуют. Общий объем импорта из США в Россию в разы меньше, чем из ЕС, а под запретом оказались всего 4 процента американской продукции. Получается, США просто разгребают жар чужими руками. При этом сейчас они угрожают России новыми санкциями, которые могут привести к ещё большей изоляции нашей страны от западного мира.

Впрочем, положение «волка-одиночки» действительно может пойти России на пользу, сделав её экономику более самостоятельной. Сейчас у нас как никогда велики стимулы для развития собственных технологий и производства. И если европейское благополучие в какой-то степени зиждется, в том числе и на огромном российском рынке, то почему бы нам самим не использовать это преимущество? Вот только хватит ли у нашей элиты на это воли и ресурсов, особенно на фоне непростой политической ситуации, пока ещё вопрос открытый...

Лариса Авдеева, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика