Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // Турция: стремление усидеть на двух стульях сразу

Турция: стремление усидеть на двух стульях сразу

1364207785_a87e117bf42afb835fdbf7ad725 Ситуация на Ближнем Востоке, где продолжается война в Сирии и разрастается террористическое «Исламское государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ), становится всё более и более непредсказуемой. А для ряда стран региона — просто опасной, в том числе и для Турции, которая до не давнего времени считалась самым стабильным и устойчивым ближневосточным государственным образованием...

На верность Западу

Как известно, Турция активно поддерживала стремление США и Запада свергнуть режим президента Башара Асада, вплоть до планов нанесения военного удар по Сирии. Впрочем, эта инициатива была блокирована Россией и Китаем в Совете Безопасности ООН, а позднее — программой по ликвидации химического оружия Сирии и началом женевского мирного процесса по сирийскому урегулированию. А потом появилось «Исламское государства Ирака и Леванта»...

И снова Анкара поначалу выступила единым фронтом с Западом, обещая поддержать операции против ИГИЛ всеми возможными политическими или военными методами. Об этом, в частности, заявлял в Нью-Йорке президент Турции Реджеп Эрдоган.

«Мы позитивно оцениваем проведённые операции. Они должны быть продолжены без пауз. Наша поддержка операций против ИГИЛ может быть военной или политической», — сказал президент. Эрдоган добавил, что у него будет возможность обсудить этот вопрос с президентом США Бараком Обамой: «Турция сделает всё, что в её силах для борьбы с ИГИЛ, основываясь на том опыте, который у неё накоплен. Предпринимая любые шаги в регионе, нужно рассматривать Сирию и Ирак как единое целое. Барак Обама сделал такой шаг, и это был правильный подход».

В общем-то, такая «преданность» западной политике со стороны Турции имеет свою логику: Турция присоединилась к тактике усмирения вышедших из-под контроля радикальных исламистов, которых ещё недавно — с целью свержения Башара Асада — она вместе с Западом вооружала и снабжала сама. По словам директора Института востоковедения, Национальной академии наук Армении, профессора Рубена Сафрастяна:

«В случае ИГИЛ мы имеем дело с явлением уже ставшим закономерностью в международных отношениях, когда организации такого рода, получая поддержку от определённых центров силы, на каком-то этапе своей эволюции направляют их против их же интересов. Стремление ИГИЛ захватить значительную часть Ирака явно не исходит из интересов сил, поддерживавших ИГИЛ на протяжении стольких лет. В первую очередь Саудовской Аравии, США и Турции. И на этом этапе ИГИЛ полностью вышла из под их контроля».

Однако очень скоро позиция Турции в вопросе ИГИЛ резко поменялась.

И прежде всего потому, что турок очень обеспокоил так называемый курдский вопрос и даже... возможность примирения Запада с президентом Асадом.

Анкара отступает назад

Курдский вопрос является «ахилесовой пятой» турецкого государства. Турецкие, сирийские, иракские, иранские курды — это один большой народ, разделённый множеством границ, которые курды не признают. И существование практически независимого курдского государства в Ираке и автономной области в Сирии сильно тревожит Анкару, которая справедливо опасается роста сепаратистских настроений внутри самой Турции. «Рабочая партия Курдистана» (РПК), которая представляет интересы турецких курдов, объявлена Анкарой террористической организацией.

Между тем, именно курды — прежде всего их воинские отряды «пешмерга» — оказались той практически единственной реальной силой, которая встала на пути продвижения ИГИЛ. Потому сегодня им оказывается всяческая поддержка со стороны Запада.

В конце октября американская авиация сбросила помощь курдским ополченцам, которые отважно защищают от боевиков «Исламского государства» стратегически важный приграничный город Кобани, находящийся на территории Сирии. Западная военная помощь ограничивается пока стрелковым оружием, боеприпасами и миномётами, однако со временем она может охватить и тяжёлое вооружение. Особое беспокойство Турции вызвал тот факт, что на стороне курдских отрядов «пешмерга» стали сражаться бойцы уже упомянутой «Рабочей партии Курдистана». Турция опасается, что оружие, поставляемое отрядам «пешмерга», может попасть в руки бойцов РПК.

Кроме того, Запад сегодня не исключает возможности договориться и с Асадом — чтобы использовать сирийских военных против ИГИЛ.

А ещё с жёсткими выпадами в адрес Турции недавно выступило правительство Ирана, заявившее:

«Вмешательство Анкары в сирийские внутренние дела, к сожалению, привели к продлению войны и большому количеству смертей невинных сирийских граждан. Кризис в Сирии мог закончиться три года назад, если бы турецкие чиновники перестали требовать смены режима и поддержки террористических групп в Сирии».

Таким образом, Тегеран и Вашингтон фактически выразили общую заинтересованность в защите региона от угрозы со стороны ИГИЛ. В то же время с критикой на турецкую политику обрушился и Египет. Официальный Каир заявил о прекращении действий всех экономических соглашений с Турцией, которые были заключены, когда у власти находился исламист Мохамед Мурси...

В общем, Турция оказалась в очень сложном положении! С одной стороны, требуется усмирить ИГИЛ, а с другой — не дать усилиться курдам. Поэтому Турция резко сменила риторику по отношению к проблеме ИГИЛ — она фактически отказалась поддерживать курдов, чем вызвала большое недовольство в США.

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу заявил, что он «удивлён и шокирован критикой Западом той стратегии, что избрала его страна в борьбе с боевиками «Исламского государства Ирака и Леванта» в Сирии». Он подчеркнул, что «считает неправильным со стороны Турции посылать наземные войска в сирийский Кобани, если западные правительства не готовы сделать того же». Давутоглу также констатировал, что «Турция в полном объёме подключится к военной операции лишь после того, как международная коалиция включит в свою стратегию военные меры по борьбе с силами президента Башара Асада», и призвал США и их западных союзников «подготовить и вооружить отряды Сирийской свободной армии (ССА), поскольку нам нужно, чтобы на место ИГИЛ не пришли войска сирийского режима или террористы из «Рабочей партии Курдистана»».

А министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу выразился ещё откровенней: «военизированная группировка сирийских курдов партия «Демократический союз» (PYD) является террористической организацией, как и Исламское государство Ирака и Леванта».

Именно тем, что неправильно поддерживать и вооружать одну террористическую группу, чтобы противостоять другой, правительство Турции объясняет смену своего курса. По словам главы турецкого МИДа, группировки PYD и ИГИЛ борются только за то, чтобы захватить чужую землю и построить здесь собственные государства. «Мы не будем поставлять оружие террористам», — сказал Чавушоглу, намекая на курдских ополченцев, защищающих Кобани (надо сказать, что такими высказываниям он не только подлил масла в уже назревающий скандал между Анкарой и Вашингтоном, но также явно усугубил взаимоотношения турецкого правительства и курдов страны).

Критикуя двойные стандарты Запада, Чавушоглу также задал вопрос: почему никто не был обеспокоен падением иракского Мосула, когда на него напали ИГИЛ, или судьбой других сирийских городов, таких как Чобанбей, подвергшихся нападению ИГИЛ? Министр считает, что «каждый оценивает ситуацию на основе собственных интересов, без какой-либо последовательности».

Своих министров однозначно поддержал и президент Турции Реджеп Эрдоган, заявивший...

По мнению председателя Совета Федеральной национально-культурной автономии курдов РФ и член Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям Фархата Патиева, Турция отказалась от вооруженной борьбы против ИГИЛ поскольку она — так же, как и ИГИЛ — заинтересована в том, чтобы Кобани пал. Ибо город для курдского народа является символом борьбы за свои права и свободы! Именно с Кобани началось восстание курдов в Сирии. «И ИГИЛ, покушаясь на курдский народ, стремится уничтожить символ. Мы знаем отношение турецкого государства к событиям в Сирии и нежелание турецких властей признавать курдское самоуправление на территории Сирии» — отмечает эксперт...

Впрочем, есть мнение, что несмотря на сложные взаимоотношения с курдами, Турции совсем не выгоден захват курдских земель боевиками ИГИЛ. Дело в том, что Турция очевидно заинтересована в распаде Ирака. Ибо Анкара понимает, что рано или поздно, но курды приобретут свою государственность. И в этих условиях туркам конечно же не хочется, чтобы это новое государство располагалось на их территории — пусть лучше это будет территория Ирака. Тем более, отношения Турции с иракскими курдами установились хорошие — не так давно было подписано долгосрочное соглашение об импорте нефти, добывающейся в Иракском Курдистане, через территорию турецкого государства.

Возможно, именно по этим причинам Турция первоначально способствовала усилению ИГИЛ как силы разваливающей Ирак. Однако, когда эта сила обрела неконтролируемый характер, Анкаре сразу же вспомнила о курдских военных подразделениях, вполне способных охладить пыл исламистских боевиков и которых, впрочем, она также не спешит слишком усиливать (так сказать, для баланса сил).

Если это так, то Анакара ведёт явно самоубийственную политику. И вот почему...

Ситуация в Турции накаляется с каждым днём

Наступление ИГИЛ вызвало огромный поток беженцев из Сирии. В частности, сотрудник ООН Руперт Колвилл сообщил, что только за одну неделю, боевики ИГИЛ захватили, по меньшей мере, 105 курдских деревень в районе сирийского города Айн-эль-Араб (Кобани). «Мы получили очень тревожные сообщения о целенаправленных убийствах гражданского населения, включая женщин и детей, похищениях сотен людей и широкомасштабных мародёрстве и разрушении инфраструктуры и частной собственности,  — добавил Колвилл. — Те, кто убежал из захваченных районов, сообщают также об острой нехватке воды, поскольку главные источники контролируются ИГИЛ».

Сегодня гуманитарные организации, работающие на турецко-сирийской границе, готовятся к тому, что поток курдов, бегущих из Кобани, может достичь 400 000 человек. Управление ООН по делам беженцев уже начало в срочном порядке по воздуху переправлять помощь для 200 000 вынужденных переселенцев. Пресс-секретарь Управления ООН по делам беженцев Мелисса Флеминг отметила, что "большинство беженцев — женщины, дети и старики. Они все страшно напуганы и измождены. Мы предоставили им уже десятки тысяч предметов первой необходимости»...

С одной стороны, правительство Турции всячески приветствует оказание международной помощи в ситуации, когда в стране уже находятся более 1,3 млн. сирийских беженцев. А вот с другой — противоречивая позиция турецкого правительства в отношении ИГИЛ кардинальным образом отразилась и на настроениях курдов страны, которые рассматривают бездействие государства в отношении помощи Кобани, как молчаливое уничтожение его курдского населения. Действительно, город расположен так, что ему нельзя передать тяжёлое вооружение и гуманитарную помощь без захода на турецкую территорию. Турция же такого разрешения коалиции западных сил, воюющих против ИГИЛ, пока не дала. Между тем, турецкие курды — это большая сила на востоке страны, и они не простят властям, если город и население Кобани погибнет. Бездействие Турции означает смерть города и рост массовых народных волнений, вплоть до самых мрачных сценариев.

Кстати, стремление «усидеть на двух стульях сразу» уже обернулась для Анкары рядом выступлений. Так, Турция оказалась в эпицентре протестных акций курдов, которые выступают против политики властей — за два дня акций на востоке Турции погибли 22 человека, ранено больше 360 и столько же задержано. Сожжены администрации, банки, офисы правящей партии, турецкие школы и магазины, введён комендантский час, улицы патрулируют танки, жандармерия и специальные военные отряды.

Такого роста напряжённости в стране не наблюдалось с начала 1990-х годов, когда шла кровопролитная партизанская война в турецком Курдистане. Год назад тогда ещё премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган, казалось, нашёл общий язык с курдами, де факто признав их самостоятельность в обмен на поддержку на выборах — тогда своим поступком он вызвал резкую волну критики со стороны самих турок. А сейчас, из-за осады ИГИЛ города Кобани в Сирии, доверие курдов к турецким властям вновь оказалось разрушенным.

Таким образом, вместо вынашиваемого Анкарой «долгосрочного западного стратегического плана по Сирии» она сегодня получила единый курдский фронт, охватывающий территории трёх стран — Ирака, Сирии и, фактически, самой Турции. И чем всё это может закончиться для Анкары, однозначно не скажет никто...

P.S. Сегодня многие аналитики задаются следующим закономерным вопросом — почему курды не могут справиться с ИГИЛ самостоятельно? По мнению политолога Дмитрия Доброва, здесь кроются три основные причины:

— Раскол внутри курдских политических движений Ирака. Отряды «пешмерга» подчиняются двум политическим силам: «Демократической партии Курдистана» (ДПК) Масуда Барзани и второй по значению курдской партии — «Патриотического союза» Курдистана (ПСК) Джаляла Талабани. Противоречия между двумя движениями существенно ослабляют их боеспособность. Кроме того, в первые дни наступления ИГИЛ ещё не было налажено тесное сотрудничество с курдскими движениями в сопредельных государствах, такими как главная курдская партия Сирии «Демократический союз» и «Рабочая партия Курдистана»: а именно им подчиняются наиболее боеспособные курдские формирования за пределами Ирака.

— Формированиям «пешмерга» не хватает современного вооружения, артиллерии и бронетехники, а также авиации, есть проблема логистического управления войсками.

— Неспособность оборонять линию фронта, растянувшуюся в результате июньского наступления ИГИЛ на сотни километров, в то время как костяк курдской армии оценивается всего лишь в 30 тысяч человек. «Пешмерга» не привыкли вести бой в городах и на равнинах, лишь в горах они способны развернуть эффективную партизанскую войну, и там вместе с местными ополченцами их силы могут достичь уже 130 тысяч человек...

Таким образом, очевидно, что курдам в деле успешного противостоянии силам ИГИЛ очень нужна помощь союзников из числа соседних государств. Но как раз этому Турция всячески мешает.

Юлия Чмеленко, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика