Вы находитесь здесь: // ГЕО в политике // Цензура в Интернете — правда и мифы

Цензура в Интернете — правда и мифы

originalИнтернет прочно вошёл в жизнь не только современного человека, но и целых государственных образований, которые стремятся контролировать виртуальное пространство. И прежде всего потому, что Интернет стал важным элементом информационной войны. Значимость этой войны сегодня отмечают аналитики самых разных стран мира. Интересно высказывание по этому поводу бывшего министра обороны США Дональда Рамсфельда от 17 февраля 2006 года:

«В современных войнах самые критические баталии проходят не в горах Афганистана или на улицах Ирака, но в студиях новостей в таких местах, как Нью-Йорк, Лондон, Каир и т.п.».

А по мнению одного израильского журналиста, «успех горячей войны определяется поражением противника в информационной войне. Даже победу в горячей войне можно превратить в поражение в последующей информационной. Можно перевернуть вверх ногами всю историю, убедить всех, что чёрное — это белое. В информационной войне возможно всё!».

Сегодня разные страны имеют неодинаковые возможности по созданию нужного себе информационного потока в интернет-пространстве. Поэтому многие из них вынуждены защищаться от враждебных информационных выпадов через контрольную фильтрацию страниц Интернета...

Интернет-контроль или запрещение материалов, публикуемых в нём, имеет ту же юридическую основу, что и цензура печати. Основное же её отличие заключается в том, что национальные границы Сети размыты: жители страны, в которой та или иная информация запрещена, без проблем могут найти её на web-сайтах, расположенных на серверах, зарегистрированных в других странах.

Однако в ряде государств информация фильтруется очень жёстко или вообще не пропускается через любые поисковые системы. Данная позиция в западных интернет-источниках формулируется примерно так:

«Наиболее сильно фильтруют Интернет в странах с низкой степенью развития демократии, где опасаются доступа своих граждан к независимым СМИ. В этих странах не только обманывают граждан, но и мешают развитию свободных СМИ, ограничивают свободный обмен мнениями, ущемляют права человека и т.п.».

Насколько же данная формулировка соответствует действительности? Давайте разберём этот вопрос на примере конкретных стран.

Интернет-цензура в Китае

Контроль над Сетью в КНР осуществляется на национальном уровне — по данным американской газеты The New York Times, работу системы фильтрации информации обеспечивают более 30 тыс. человек.

Основная система интернет-фильтрации в Китае именуется «Золотой щит». Её разработка началась в 1998 году, а официальный запуск состоялся в 2003-м. Стоимость её создания составила около $700 млн. Задачей «Золотого щита» является блокирование доступа пользователей из материкового Китая к некоторым интернет-ресурсам, расположенным на серверах за пределами страны.

«Золотой щит» сочетает в себе практически все возможные на сегодняшний день технические методы фильтрации, используя их выборочно по отношению к тем или иным ресурсам. Это повышает гибкость и точность интернет-цензуры: одни ресурсы могут блокироваться полностью, а другие лишь частично. Анализ пакетов и блокировка VPN и TOR-соединений, в свою очередь, усложняют обход государственных фильтров для рядовых пользователей.

Список запрещённых ресурсов формируется непосредственно в Пекине, в него входят сайты политической направленности и ведущие мировые социальные сервисы, неподконтрольные пекинским властям. Под запрет также попадает контент, относящийся к правам человека, проблеме независимости Тайваня и Тибета, а также некоторые новостные службы, например BBC.

На начало прошлого года было известно о примерно 2600 сайтах, доступ к которым заблокирован при помощи системы «Золотой щит» — среди этих сайтов (по версии сервиса статистики Alexa) 45 ресурсов входят в список тысячи самых посещаемых в мире интернет-сайтов. Так, в списке заблокированных находятся Facebook.com, Youtube.com, Twitter.com, Blogspot.com, Blogger.com, Vimeo.com, Nytimes.com, WordPress.com, а также крупнейшие порнографические ресурсы Сети.

Даже такой ресурс, как Википедия, в Китае запрещён: китайское правительство ввело этот запрет под предлогом «борьбы с пропагандой насилия в средствах массовой информации». Между тем, по данным самой Википедии, сегодня в КНР отбывают тюремное заключение 62 кибердиссидента — за постинг запрещённой информации.

Российские социальные сети «Вконтакте» и «Одноклассники» доступны китайским пользователям, но лишь потому, что местные жители ими практически не пользуются...

Впрочем, отсутствие мировых социальных сетей и ресурсов в Китае восполнено альтернативными версиями. Так, в Китае существуют практически полные аналоги сервисов Google (Baidu), Facebook (RenRen), Twitter (Sina Weibo), YouTube (Tudou, YouKu), Wikipedia (Baike). Аналогами коммерческих сервисов Amazon и eBay являются порталы Dangdang и Taobao. Масштабы использования данных сервисов колоссальны — так, сервисом микроблогов Sina Weibo регулярно пользуются примерно 300 млн. человек, что превышает аналогичный показатель всего мирового Twitter.

Отметим, что ключевой компонент в китайской стратегии фильтрации – это самоцензура. Многие компании подписали «Публичное поручительство самоцензуры и профессиональной этики» (“Public Pledge of Self-Regulation and Professional Ethics”). Поэтому местные провайдеры сами фильтруют или удаляют контент, который вызывает подозрение...

Крайне интересны выводы сделала группа исследователей под руководством Гэри Кинга, директора Гарвардского института квантитативных социальных наук. Их мониторинг китайских социальных сетей показал, что, вопреки ожиданиям, цензура в Китае не занимается глушением критики властей.

«Китайские социальные сети полны критики властей, порой весьма и весьма острой, — отмечает профессор Кинг. – Открыто критикуют там правительство, политику и начальников всех ступеней, вплоть до самого высшего. Трудно сказать, насколько цензуру это интересует. Цензура редко вмешивается в такого рода дискуссии. Наоборот, из интернета власти черпают не только информацию о настроениях людей, но, зачастую, и факты коррупции и нарушения субординации».

Сама цензура очень много говорит намерениях китайских властей. Когда аналитики наблюдают её повышенную активность – это верный знак, того что определённые темы волнуют правительство. Показателен прошлогодний пример с известным художником Ай Вэйвэй. Цензура почти не занималась им, и вдруг 29-го марта в китайских социальных сетях стали блокировать информацию, с ним связанную. Пять дней спустя стало известно, что Ай Вейвея арестовали...

Китайская цензура так же не пресекает диссидентских разговоров. Её главная цель – пресечение коллективных действий для любых несанкционированных целей. Она стремится перекрыть любую активность в Сети, когда люди хотят собраться вместе по любой причине – по причине критики правительства, поддержки правительства или никак не связанной с правительством. Даже попытки собрать 200 человек просто «на шашлыки» цензура заблокирует.

Таким образом, главная задача китайской интернет-цензуры — это не вовсе блокирование доступа китайских пользователей к политической информации, размещённой на зарубежных сайтах, а создание условий для государственного контроля над ключевыми участниками китайского интернет-рынка. Именно поэтому блокировке подвергаются, прежде всего, глобальные социальные сервисы, предназначенные для обмена информацией между людьми, а отнюдь не политические ресурсы...

В заключении отметим, что наряду с интернет-цензурой в КНР применяется новая система доменных имен (DNS), которая поддерживает имена на китайском языке. В результате будет создан национальный Интернет, доступный только населению страны.

Интернет-цензура в Иране

На сегодняшний день в Иране действует достаточно жёсткий отсев информации. Государственные органы и религиозные институты контролируют её содержание и распространение, в том числе печатной и музыкальной продукции, произведений изобразительного искусства, передач радио и телевидения.

Блокировать доступ к социальным сетям иранские власти начали в 2009 году, когда в стране после очередных президентских выборов начались массовые волнения — оппозиционеры использовали социальные сети, чтобы организовать акции протеста. Использовались компьютеры, расположенные за пределами страны, через которые граждане Ирана при помощи специальных программ заходили в эти самые социальные сети. Однако правительство постепенно выработало методы, позволяющие блокировать большинство таких соединений...

С 2004 года в Иране также действует «Закон о наказании за преступления в области Интернета». Ответственность за мониторинг контента возлагается на интернет-провайдеров, контент-провайдеров и провайдеров хостинга. Фильтруются прежде всего политический контент, сайты гомосексуалистов, сайты, отстаивающие женские права, и блоги. Известны случаи, когда блоггеров осуждали на реальные тюремное заключение.

Большую роль в интернет-ограничениях играет верховный правитель страны – аятолла. Так, в 2014 году аятолла Али Хаменеи запретил переписку в интернете между незнакомыми друг с другом мужчинами и женщинами, издав особый религиозный указ — фетву. «Учитывая аморальность, которая зачастую с этим связана, переписка не разрешается», — гласит заявление Хаменеи.

Соответствующий религиозный закон был принят спустя несколько дней после того, как иранские власти заблокировали популярное приложение WeChat, которое позволяло обладателям смартфонов получать доступ к социальным сетям...

Интернет-цензура на родине современной демократии

Однако не стоит смеяться над иранскими цензорами, поскольку даже им трудно сравниться с блюстителями интернет-порядка в США, сверх меры озабоченных политкорректностью (это — своеобразный культ меньшинств в современной Америке). В американских университетах, например, студентов обучают избегать словосочетаний «чёрная магия», «чёрный юмор», «белая магия», «белый флаг перемирия». Это может обидеть чернокожее население и способствовать укреплению стереотипа о том, что чёрный — значит плохой, а белый — только хороший. Американским режиссёрам рекомендуется включать в состав актёров хотя бы одного афроамериканца (желательно положительный персонаж), представителя сексуальных меньшинств и сильного персонажа женского пола.

Все эти «рекомендации» распространяются и на виртуальное пространство. Прямого запрета вроде бы нет, однако мало кто осмеливается не прислушиваться к «рекомендациям», исходящих от правительства. Поэтому почти все публикации, не поддерживающие официальную точку зрения правящей президентской администрации на самые серьёзные вопросы внутренней и внешней политики, просто не доходят до широкой аудитории!

Наиболее беспощадной цензуре подвергаются политические вопросы. Так, в 2001 году в США были фактически запрещены любые репортажи и публикации о том, что Буш-младший сфальсифицировал результаты выборов и не является законным президентом. Тогда же в США запретили критиковать войну в Афганистане и во Вьетнаме. Например, следуя за указаниями Кондолизы Райс, президент CNN Уолтер Исааксон призвал своих журналистов давать более «уравновешенную информацию»:

«Не нужно слишком концентрироваться на жертвах и бедствиях Афганистана… по мере того как мы получаем новости с афганской земли, контролируемой талибами, мы должны удвоить наши усилия, чтобы не казалось, что мы передаём информацию в выгодном им свете и для их пользы. Мы должны говорить о том, как талибы используют мирных жителей в качестве щита или как они защищают террористов, убивших 5000 невинных людей».

Тоже было и во время войны в Ираке, когда в интернете шло одностороннее освещение событий и прославление американского патриотизма. Интернет-цензура практически не пропускала сообщения о неприятных реалиях, вроде так называемого «сопутствующего ущерба» — иракских гражданских потерь или неспособности американских военных обеспечить охрану библиотек и музеев.

По инициативе Буша, — в целях «защиты граждан от террористической угрозы» — полиции и правительству стали предоставляться весьма и весьма широкие полномочия по надзору за американцами.

Скандал по этому поводу разразился в 2013 году, усилиями бывшего секретного агента Эдварда Сноудена. Стало известно, что в рамках тайной операции «Призма» Американское агентство безопасности (АНБ) негласно следит буквально за каждым американцем. А интернет-провайдеры и телефонные операторы регулярно передают информацию спецслужбам. Спецслужбы также получили право просматривать библиотечные формуляры, чтобы узнать, не читают ли американцы чего-нибудь противозаконного...

Сегодня информацию, не соответствующую официальной линии Белого дома, пытаются вытеснить и из социальных сетей — Facebook и LinkedIn. Согласно заявлению представителей Facebook, чтобы снизить процент «сомнительных» ссылок и публикаций в социальной сети, её пользователям предоставляется возможность «мягкой» цензуры читаемой ими информации. На практике это выражается в том, что пользователи смогут помечать те или иные публикации как «сомнительные», что само по себе является предупреждением о том, что данная публикация содержит «ложную информацию».

Что же касается LinkedIn, то, как отмечает американская журналистка Джанет Пелан, в скором времени каждый пользователь данной сети может быть обвинён другими пользователями в неком «неподобающем поведении», что автоматически его здесь делает настоящим изгоем...

Главная особенность американской цензуры — то, что она добровольная! Американцы успешно цензурируют себя сами, чтобы избежать ещё более жесткой государственной цензуры, которая успешно прикрывается маской патриотизма. Так, именно заботой о национальной безопасности чаще всего объясняется искажение и умалчивание правды о «войне против террора». Неудивительно поэтому, что 80% американцев твёрдо уверены в том, что получают из своих интернет-источников достоверную информацию.

Между тем, во Всемирном рейтинге свободы прессы, который ежегодно составляет некоммерческая организация «Репортёры без границ», США в 2013 году заняли позорное 46 место, опустившись сразу на десять пунктов.

Ещё немного, и цензуру в США вполне можно будет сравнивать с иранской!

Интернет-цензура в России

Информация об этом довольна закрыта. Тем не менее, задуматься об интернет-цензуре в России в первую очередь заставляют публичные Сети в московском метро и в Государственной библиотеке, блокирующие вход на некоторые «сомнительные» сайты, в числе которых числится и популярный российский сайт «Вконтакте». Из-за ограничений на российском интернет-пространстве бастовала и Википедия, выступившая против Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, в Интернете».

Интересен доклад правозащитной организации «Агора», озаглавленный «Россия как глобальная угроза свободному Интернету». В исследовании утверждается, что в течение последних нескольких лет российский Интернет развивался крайне бурно – и из-за увеличения количества пользователей, и по причине повышения активности некоторых политизированных интернет-ресурсов.

Всё это было воспринято властью, по мнению аналитиков «Агоры», негативно, так как Интернет на данный момент является наиболее сложно-контролируемой частью информационного пространства. Именно поэтому 2012 год, говорится в исследовании, ознаменовался санкциями против влиятельных ведущих и блогеров — опасаясь преследования, Россию покинули карельский блогер Максим Ефимов, критиковавший Русскую Православную Церковь, журналисты Дженни Курпен и Михаил Маглов. Преследованию подверглись также Алексей Навальный, блогер «drugoi» Рустем Адагамов, и многие другие участники оппозиционного лагеря. В докладе «Агоры» упоминаются кибератаки на сайты таких СМИ, как «Новая газета», телеканал «Дождь» и радиостанция «Эхо Москвы». «Последовательный саботаж расследования подобных преступлений прошлых лет со стороны государственных органов приводит ко всё новым и новым ddos-атакам и взломам почты», – сообщается в документе.

Таким образом, попытки российских властей ввести цензуру в интернет-пространстве, что называется, налицо. Однако, по мнению большинства экспертов, они пока не слишком успешны. Так, издатель онлайн-газеты «Частный корреспондент» и президент Ассоциации интернет-издателей Иван Засурский считает, что даже, если интернет-контроль и будет введён, то он «работать не будет и будет очень контрпродуктивен для властей».

Прислушаются ли к этой рекомендации сами российские власти, покажет время.

А пока констатируем, что борьба за контроль в виртуальном пространстве идёт по всему миру, и борьба эта очень напряжённая. А с учётом начала новой холодной войны между Западом и Россией это противостояние будет только нарастать, втягивая в свою орбиту всё новые и новые государства. А любая война никогда не предусматривает нормальной свободы слова. Поэтому очевидно, что такой свободы в интернет-пространстве будет с каждым годом всё меньше и меньше. Увы!

Юлия Чмеленко, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика