Вы находитесь здесь: // Говорят зарубежные СМИ //

Обозревателям ведущих американских СМИ, хоть они и старались, не удалось преуменьшить значение саммитов БРИКС и ШОС, прошедших в Уфе на прошлой неделе.

7 июля The Wall Street Journal нейтрально сообщила о том, что накануне саммита страны БРИКС создали Новый банк развития (НРБ), который к концу года начнет финансировать проекты Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР.

Автор статьи постарался все же «поддеть» Россию, отметив, что она «расхваливает укрепление своих связей с развивающимися экономиками, в частности, с Китаем, в связи с охлаждением связей с Западом из-за аннексии Москвой Крыма и за её поддержку сепаратистов на восточной Украине. Но Китай при этом действует осторожно. Ожидаемого финансирования подписанных с Россией энергетических проектов, включая нефтепровод в Китай и завода сжиженного природного газа в Арктике, так и не произошло».

На следующий день газета постаралась доказать, что «Страны БРИКС вредят торговле друг друга» (The Wall Street Journal, 8.07), использовав исследование лондонского Центра изучения экономической политики (Centre for Economic Policy Research). «С одной стороны, страны БРИКС стремятся укрепить торговлю между собой с помощью более щедрых кредитных линий для экспортеров и тому подобное, — пишет автор доклада, Саймон Ивнетт (Simon Evenett), — С другой стороны, страны БРИКС — причина трети случаев нанесения вреда коммерческим интересам друг друга».

Исследование, кстати, обнаружило не только минусы и проблемы во взаимоотношениях БРИКС: «большая доля политических мер G-7 являются дискриминационными, но протекционизм БРИКС затрагивает более широкий ассортимент продукции. Китай был наиболее распространенной жертвой: 2153 ограничений со стороны иностранных государств больно задевают его коммерческие интересы».

В то же время никуда не делся протекционизм со стороны более богатых стран, — указано в докладе. Так, из 2733 экономических ограничений, нанесших ущерб той или иной стране БРИКС, пятая часть происходила от страны — члена G7 либо от Австралии.

Там отмечено, кстати, что «БРИКС обеспечивает увеличение доли реформ по всему миру с целью снизить препятствия для иностранных фирм и инвесторов».

Главное, на что не захотел обратить внимание The Wall Street Journal, так это на безусловный рост влияния этой группы стран в мире, иначе — зачем вообще было серьезной организации проводить подобное исследование.

Фред Уэйр (Fred Weir) в Christian Science Monitor (8.07) отметил, что «Российские саммиты вернули Путину главную роль», т.к. он «будет греться в лучах славы на саммитах лидеров стран БРИКС и ШОС. Это станет демонстрацией того, что Россия не подчинилась и не оказалась в изоляции в результате западных санкций и общественного осуждения в связи с ее политикой на Украине».

«Однако, по словам специалистов, движущей силой в основе обеих организаций является развивающееся российско-китайское партнерство. Россия пытается создать на территории бывшего Советского Союза Евразийский экономический союз, а Китай расширяет проект „Экономический пояс Шелкового пути“, предусматривающий инвестиции в этих регионах и развитие инфраструктуры», — отметил Уэйр.

Китай и Россия на пороге масштабного сотрудничества

Весьма взвешенный материал — «БРИКС — концерт незападных держав?» — опубликовала в день открытия саммита Синтия Робертс (Cynthia Roberts) в журнале The National Interest (8.07): «Теперь БРИКС усилится благодаря своим собственным институтам, которые должны действовать параллельно порядку под руководством США, учрежденному в 1944 году в Бреттон-Вудсе». Она также отметила ведущую роль Китая в БРИКС, но показала и его жесткую связку с Россией.

Слова Владимира Путина о том, что «Россия и Китай вместе преодолеют все проблемы» цитировали многие издания, а The Washington Times (8.07) вынесла их в заголовок статьи.

Рейд Стэндиш (Reid Standish) в журнале Foreign Policy (10.07) в связи с саммитами в Уфе посвятил статью целиком российско-китайскому сотрудничеству: «В последнее десятилетие Пекин и Москва были не столько партнерами, сколько конкурентами. Но, судя по всему, отношения между ними меняются, поскольку российский и китайский лидеры намереваются объединить региональные проекты своих стран — Евразийский экономический союз и „Экономический пояс Великого шелкового пути“».

Индия и Пакистан вступают в ШОС, а Путин критикует США за Афганистан

Не очень активно и несколько ревностно СМИ комментировали участие в саммитах Индии и Пакистана. «Путин открыл ежегодный саммит Шанхайской организации сотрудничества в пятницу, объявив о принятии Индии и Пакистана в качестве членов. Он заявил, что Белоруссия получила статус наблюдателя, который уже имеют Афганистан, Иран и Монголия, — рассказал телеканал Fox News (10.07), подчеркнув при этом, — Россия рассматривает организацию как противовес западным альянсам».

Факт, что «премьер-министры имеющих ядерное оружие соперников Пакистана и Индии согласились на редкую встречу в пятницу, чтобы обсудить сотрудничество по ликвидации терроризма в Южной Азии», — отметила The Washington Times, (10.07).

The New York Times (10.07), в свою очередь, сообщила о речи Владимира Путина на саммите ШОС, в которой он «выступил с резкой критикой возглавляемых Америкой военных усилий в Афганистане, рассказав собравшимся региональным лидерам, что десятилетие западной военной интервенции не смогло улучшить безопасность в стране». Газета акцентировала внимание на следующих словах президента РФ: «Ситуация усугубляется растущей активностью так называемого исламского государства, террористической организации, стремящейся расширить свое влияние».

Исламистская угроза для России

По мнению Фреда Уэйра из Christian Science Monitor (10.07), «Кремль все больше беспокоится в связи с подъемом исламистов в соседних слабых авторитарных странах вдоль своих южных рубежей». Он считает, что « Угроза захвата исламистами одного из трех наиболее слабых постсоветских авторитарных государств — Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана, граничащих с Афганистаном, давно беспокоит Москву».

Автор приводит мнение независимого российского военного эксперта Александра Гольца (Alexander Golts): «Даже до появления „Исламского государства“ было понятно, что в Афганистане побеждает радикальный ислам. Никто в Москве больше не верит, что США предотвратят такое развитие событий, и России придется разбираться с последствиями самостоятельно».

«Российское руководство понимает, что этот регион, особенно Узбекистан с его многочисленным и нищим населением, представляет собой плодородную почву для роста исламизма. Волнения неизбежны, — говорит Гольц. — К сожалению, до сих пор Москва реагировала только военными средствами».

Тему продолжила Карун Демирчян (Karoun Demirjian) в репортаже из Таджикистана (The Washington Post, 12.07), откуда бедные люди теперь едут не на заработки в Россию, но прямиком — или опять же через Россию — на службу «Исламскому государству». Автор видит причину этого в новом российском миграционном законе, «требующем от иностранных рабочих, прибывающих из стран, не входящих в таможенный союз ЕАЭС, сдавать экзамены по русскому языку, истории и основам законодательства, получать дорогостоящие патенты и платить непосильные ежемесячные налоги, чтобы сохранить за собой работу, которую они выполняли годами».

Беднякам остается либо ждать, когда Таджикистан вступит в Таможенный союз (это снимет барьеры для получения официального разрешения на работу), либо искать встречи с вербовщиками ИГИЛ.

Россия — серьезная угроза для США

В прошлую среду конгрессмен-республиканец от штата Алабама Майк Роджерс заявил о том, что Россия становится новой стратегической ядерной угрозой для США. Он посетовал, что «в отличие от Германии и Японии, которые превратились из врагов в друзей после Второй мировой войны, Россия не последовала по их пути» (The Washington Times, 9.07). Но это не вызвало большого резонанса в СМИ.

Зато шквал публикаций случился на следующий день — после того, как американский генерал Джозеф Данфорд (Joseph Dunford), выдвинутый на пост председателя Комитета начальников штабов вооруженных сил США, на слушаниях в Конгрессе заявил, что «Россия представляет наибольшую угрозу для нашей национальной безопасности».

В список потенциальных врагов Америки попали и Китай, и КНДР, и группировка «Исламское государство», но Россия была на первом месте. Об этом поведали ведущие СМИ: CNN (10.07), The New York Times (10.07), Chicago Tribune (10.07) и многие другие.

Российское вето на резолюцию по Сребренице рассердило США и союзников

Так оценила ситуацию Карен де Янг (Karen DeYoung) в The Washington Post (9.07). «В среду Россия наложила вето на резолюцию Совета безопасности ООН, предложенную к 20-й годовщине убийства 8000 мужчин и мальчиков из числа боснийских мусульман в Сребренице и признающую эту резню актом геноцида», — указала она.

При этом журналистка отметила: «Представитель России в ООН Виталий Чуркин назвал резолюцию „конфронтационной и политически мотивированной“. По его словам, предложившие ее державы — то есть, в частности, США и Британия — пытаются возложить вину за многочисленные зверства, совершенные в 1990-х годах в ходе балканского конфликта, исключительно на одну сторону».

В итоге, признала де Янг, — «Это голосование дало повод к очередному конфликту между Россией и Америкой, которую поддерживают ее европейские союзники».

Ведущие СМИ (NPR, 9.07, The New York Times, 9.07 и другие) также дали негативную оценку позиции РФ по этому вопросу.

Закрытие российского разума

Так подала читателям The Wall Street Journal (10.07) обращение Совета Федерации в Генпрокуратуру, МИД России и Минюст, в котором просит рассмотреть «патриотический стоп-лист» иностранных и международных НКО для возможного включения их в список нежелательных организаций. «Первый список якобы нежелательных иностранных организаций включает несколько американских: Freedom House, Национальный фонд поддержки демократии, Фонд Макартуров, Фонд «Открытое общество», Международный республиканский институт и Национальный демократический институт по международным делам» — негодовала газета.

«Двенадцать организаций внесены в «патриотический стоп-лист», в том числе основанный Соросом фонд «Открытое общество», призванный содействовать «ярким и толерантным демократиям, правительства которых несут ответственность перед своими гражданами»», сообщил телеканал CNBC, 8.07.

Негативные комментарии сопровождали и самороспуск фонда «Династия», причем журналисты не утруждали себя пересказом читателям всех перипетий и дискуссий в российских СМИ, связанных с этим фондом (The New York Times, 12.07).

«Недоверие и неприязнь к Западу растет в России в то время, как чиновники и государственные СМИ утверждают, что другие страны стремятся заставить президента Владимира Путина отойти от власти и не дают России восстановить себя в качестве мировой державы», — писала San Francisco Chronicle (8.07).

Однако Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky) в статье «Как только вы подумали о Путине, он уже победил» (Bloomberg, 9.07), рассказывая о дискуссии среди американских экспертов по поводу того, — силен Путин или слаб, — и сам рассуждая на эту тему, отметил в итоге: «Западу необходимо найти в России людей, способных управлять страной после Путина. Вероятно, они не принадлежат к дискредитировавшей себя оппозиции, и говорить с ними будет трудно. Но с ними следует установить контакт и найти точки соприкосновения».

Переосмысление России

О том, что можно и что нельзя писать о России в США, — весьма показателна статья-беседа Дэна Ковалика (Dan Kovalik) в онлайн-издании Huffington Post (7.07) со Стивеном Коэном (Stephen Cohen) — специалистом по истории СССР, почетным профессором Нью-Йоркского и Принстонского университетов, где на протяжении многих лет он преподавал курс истории советской России.

Там, в частности, указано: «Несмотря на его внушительный послужной список и глубокие познания в истории России, вы редко встретите публикации Коэна в ведущих печатных СМИ. И не потому, что он не хочет печататься, просто его взгляды и точки зрения подобных ему людей просто игнорируют и не пропускают в прессу, которая — как и почти все политики США — решила выставлять россиян и Путина в невыгодном свете, абсурдно сравнивая Путина с таким тираном, как Гитлер».

В материале есть много любопытных моментов. Вот один из них: «как напоминает нам Коэн... „Путинский Кремль — не бывший членом НАТО — сделал больше, чем любая страна НАТО, чтобы помочь Америке в наземной войне, а значит, и спасти жизни американцев в Афганистане“. Правда, объясняет Коэн, Буш весьма странным образом отплатил Путину: во-первых, он в одностороннем порядке вышел из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО), на котором была основана система национальной безопасности России. И, во-вторых, начал вторую волну расширения НАТО к границам России».

Иносми ру

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика