Вы находитесь здесь: // Архивы не молчат // Александра Солженицына до сих пор обвиняют в сотрудничестве с КГБ

Александра Солженицына до сих пор обвиняют в сотрудничестве с КГБ

Àëåêñàíäð ÑîëæåíèöèíСпоры об этом идут уже не одно десятилетие. И что любопытно, к согласию в этом вопросе приходят даже вроде как непримиримые противники — многие либералы, коммунисты и даже... западные политики.

Для них известный русский писатель Александр Солженицын не просто литератор, а бывший стукач КГБ, не достойный никакого уважения! Правда, мотивация для такого обвинения у всех разная.

Либералы полагают, что Александр Исаеевич пошёл на сотрудничество с органами госбезопасности ещё в сталинских лагерях, в целях облегчить себе жизнь в неволе — якобы из-за его доносов многие лагерные зэка были расстреляны.

А вот коммунисты полагают, что Солженицын сотрудничал с органами и после лагерей, когда стал писателем — для того, чтобы чуть ли не по личному заданию Андропова искусственно плодить диссидентов, на борьбе с которыми сотрудники КГБ якобы зарабатывали себе награды и воинские звания.

Характерный пример — мнение старого коммуниста, отставного генерала КГБ Виталия Федорчука. В интервью украинскому изданию «Еженедельник 2000» он рассказал, каким образом при Андропове создавались диссиденты:

«История искусственного создания диссидентского движения – это отдельная тема...

Когда я был председателем КГБ Украины, председатель КГБ СССР Андропов требовал, чтобы мы ЕЖЕГОДНО в Украине сажали 10-15 человек. И мне стоило невероятных усилий, вплоть до конфиденциальных обращений к Брежневу, чтобы количество украинских диссидентов ежегодно ограничивалось двумя-тремя людьми. К тому же Андропов лично следил за ходом следствия по делам некоторых украинских диссидентов. Иногда задавал направление. Можете себе представить? А потом с помощью некоторых писателей во всём виноватым сделали КГБ Украины, Федорчука, которые якобы выслуживались перед Москвой...

А мутная история с Солженицыным? Подумайте: как сельский учитель, отсидевший в тюрьме, смог получить в распоряжение тайные архивы НКВД? Причём в его книгах многие документы банально фальсифицированы, размах репрессий многократно преувеличен. То, как лично Андропов руководил операцией по выезду Солженицына в США, – это отдельная история. Спрашивается – а зачем? Чтобы он там, в США, без малейших затруднений продолжал своими книгами разрушать Союз?

Так кто, если не Андропов, содействовал развалу Союза?!».

Оставим без комментариев все эти утверждения — у Федорчука с Андроповым были сильные разногласия, поэтому он после развала Советского Союза мог обвинить своего бывшего шефа в чём угодно. Главное, что слова Федорчука перекликаются уже с мнением западных политиков и политологов.

В 2000 году произошла встреча американских учёных-исследователей, занимающихся проблемами России. Когда известные советологи Генри Киссинджер, Збигнев Бжезинский, Ричард Пайпс и другие обсуждали положение нашей страны, один из участников встречи посетовал, что «властитель дум» российской интеллигенции писатель Александр Солженицын стал де «настощим русским шовинистом», поскольку очень резко критикует либералов-западников и особенно политику Соединённых Штатов, строящих «новый мировой порядок» по американскому образцу.

— И это его благодарность за то, что мы в свое время дали ему приют в штате Вермонт, — с горечью заключил выступающий.

Говорят, что Генри Киссинджер тогда высказал в адрес Солженицына следующее:

— Он всегда был по своим взглядам правее самих царей. И вообще, сейчас мне стала очевидна правота тех, кто еще двадцать лет назад говорил, что Солженицын – давний агент КГБ. А комедия с высылкой его из СССР – просто блестящая операция советских спецслужб.

В общем, этим Солженицын не угодил своей резко-антизападной позицией, которой стал придерживаться в последние годы своей жизни...

Честно признаюсь, у меня самого сложное отношение к творчеству Александра Исаевича. Считал и считаю, что его «Архипелаг ГУЛАГ» нанёс мощный удар по Советскому Союзу, особенно на международной арене. Однако по большому счёту бездоказательно обвинять его в каких-то связях со спецслужбами...

Попробуем разобраться в этом сами.

«Агент Ветров виновен в расстреле заключённых»

Первым о возможном сотрудничества автора «Архипелага ГУЛАГа» с КГБ заговорил швейцарский криминолог Франк Арнау. А началось всё после прочтения им второго тома «Архипелага». Арнау обратил внимание на тот отрывок из книги, где автор рассказывает, как его вербовали стукачом.

Случилось это в 1946 году, сразу после вынесения Солженицыну обвинительного приговора. Будущий писатель находился тогда в одном из подмосковных лагерей. Его вызвал особист и стал уговаривать «работать на органы». По словам Солженицына, он долго сопротивлялся и отказывался от такого сотрудничества. Тогда начальник особого отдела пригрозил ему высылкой в далёкие северные лагеря, откуда никто не возвращается живым. Солженицын тогда призадумался: «Страшно-то как: зима, вьюга да ехать в Заполярье. А я тут устроен, спать сухо, тепло и белье даже… Куда ехать, зачем ехать, если можно остаться?».

И он даёт согласие на вербовку. Ему присваивают агентурную кличку Ветров. Но, как отмечает писатель, работать на органы ему не пришлось, так как очень скоро его перевели в другой лагерь, в Казахстан.

Франк Арнау, много общавшийся с русскими эмигрантами, прошедшими сталинские лагеря, задался следующими вопросами. Неужели органы ГБ с переводом своего стукача в другой лагерь отказались дальше с ним работать? Ведь не в правилах спецслужб отказываться от незасветившегося агента. Не продолжил ли Солженицын агентурную работу уже на новом месте, о чем не решился рассказать на страницах «Архипелага»?

Чтобы всё это проверить, Арнау начал собственное расследование. В 1974 году он выехал в Советский Союз. Оттуда криминолог привез сенсационный документ. По его словам, документ ему передал некий русский в холле гостиницы «Россия», где останавливался швейцарец. Этот русский, говоривший на ломаном немецком языке, представился одним из тех, кто помогал Солженицыну писать «Архипелаг ГУЛАГ». К моменту встречи с Арнау он успел разочароваться в писателе и очень просил опубликовать «случайно попавший в его руки» документ, компрометирующий Солженицына.

Речь идёт о рукописном доносе агента Ветрова из казахстанского лагеря, датированном 20 января 1952 года. Агент доносит, что среди заключённых лагеря зреет восстание. И готовят его бывшие власовцы, бандеровцы и польские националисты, собранные вместе за колючей проволокой. По словам Ветрова, заключённые собираются перебить охрану и двинуться через казахскую степь к ближайшему аэродрому, чтобы захватить самолёт и улететь за границу.

Арнау, опубликовавший документ в газете «Нойе Цюрихер цайтунг», также добавил к нему и рассказ того русского, с которым он встречался в Москве. На самом деле, как пояснил русский, никакого восстания в том лагере не готовилось. Просто заключённые, измученные тяжёлыми условиями жизни, собирались попросить лагерную администрацию об облегчении участи. Для переговоров избрали делегацию. Ветров же, чтобы набить себе цену, в своем доносе всё изобразил как подготовку к мятежу. И поэтому, когда делегация направилась к зданию администрации, её расстреляли автоматчики.

Что самое интересное, почерк агента Ветрова якобы полностью совпадал с почерком автора «Одного дня Ивана Денисовича» и «Архипелага ГУЛАГа»...

Публикация Франка Арнау наделала много шума и вызвала множество откликов на Западе. Особенно в среде русских эмигрантов. Один из них, Михаил Якубович, сам бывший зэка, написал гневную статью, где, помимо всего прочего, попытался объяснить, почему Солженицын решился рассказать о том, что его вербовали:

«Покрытый на Западе славой неустрашимого борца против „варварского коммунизма“, сидя на мешке с золотом, Александр Солженицын всё-таки не знает покоя. Его, несомненно, обуревает страх, и „мальчики кровавые“ ему мерещатся – те самые мальчики, на которых он доносил. А вдруг КГБ выступит с разоблачениями и опубликует во всемирное сведение тайну Ветрова – каков будет удар для нравственной репутации «пророка» и лауреата? Так не лучше ли упредить, перехватить, подать полуразоблачения в своей версии и интерпретации? Его логика проста: да, я был секретным осведомителем, но в действительности я никаких доносов ни на кого не делал… Такова, на мой взгляд, психологическая причина саморазоблачения Солженицына».

Швейцарец Арнау обещал опубликовать целую книгу, разоблачавшую нобелевского лауреата. Но в сентябре 1976 года он умер, а рукопись его книги... бесследно исчезла. И скоро все разговоры о Солженицыне как гэбэшном стукаче на Западе сошли на нет.

Правда переплелась с вымыслом

Тема солженицынского прошлого вновь всплыла в конце 80-х годов, в эпоху советской перестройки. Связано это было с воспоминаниями Леонида Самутина, названными «Не сотвори кумира» — скорее всего Самутин и был тем самым таинственным русским, который навещал Франка Арнау в гостинице «Россия» в 1974 году.

Самутин был весьма примечательной личностью. Родился в 1915 году в крестьянской семье. В начале 30-х годов его родители были репрессированы. До войны успел поучиться в Казанском педагогическом институте. Затем был призван в армию. Летом 1941 года попал в плен, провел два года в лагере для военнопленных близ польского города Сувалки. Там же вступил в организованный немцами «Боевой союз русских националистов» и русскую бригаду СС «Дружина». Затем перевелся во власовскую «Русскую освободительную армию», став редактором газеты «На дальнем посту». После войны англичане выдали его советским властям. Был осуждён по 58-й статье и отбыл 10 лет в заключении. После освобождения поселился в Ленинграде, где обзавёлся семьей.

Как пишет сам Самутин, «лагеря не прибавили мне любви к Советской власти, и я искал единомышленников». Как-то ему попался на глаза рассказ «Один день Ивана Денисовича», и он принялся разыскивать автора. Так он познакомился с Солженицыным. Они подружились. Самутин активно помогал создавать «Архипелаг ГУЛАГ», сам написал несколько глав книги. Именно он хранил у себя на даче один из рукописных вариантов «Архипелага». В 1973 году рукопись была изъята КГБ.

Вот тогда-то Самутин, по его словам, и заподозрил что-то неладное. Ведь о том, где хранится рукопись, знали только он, Леонид Самутин, да сам автор «Архипелага». Уже позднее, когда Солженицын был выслан из страны, Самутин перебирал некоторые солженицынские документы, которые не нашли сотрудники КГБ, и наткнулся на одно весьма любопытное письмо, датированное июлем 1946 года. Это было обращение заключённого Солженицына к администрации того самого подмосковного лагеря, где писателя завербовали в стукачи. Вот отрывок письма, который привёл Самутин в своих воспоминаниях:

«Прошу смягчить наказание, наложенное на меня, и заменить мне отбывание срока в исправительно-трудовых лагерях с административной высылкой в любой, самый отдаленный район страны. Советскую власть я считал единственно правильной в мире… внешней политикой я восхищался, марксистско-ленинскую теорию признавал незыблемой, все основные принципы нашей внутренней политики (колхозный строй, индустриализация и т.д.) разделял… Советская власть – моя кровная власть и может рассчитывать на глубокую преданность на деле».

Вот с этого письма, считает Самутин, и началась работа Александра Исаевича на компетентные органы, давшие ему агентурный псевдоним Ветров. Самутин полагает, что работа с ГБ у Солженицына то прерывалась, то вновь возникала. КГБ же помог перебраться нобелевскому лауреату на Запад: в СССР книги писателя не пользовались особым спросом, их тираж падал, и Солженицын решил перебраться за рубеж. Для этого он пишет «Архипелаг», где, по словам Самутина, правда причудливо переплелась с настоящим вымыслом. Многие эпизоды книги, утверждает бывший власовец, были буквально взяты из нацистских агитационных брошюр времён Второй мировой войны. Когда книга была написана, КГБ разыграл целый спектакль с изъятием рукописи, что дало повод писателю поднять скандал на Западе и перебраться за границу.

Леонид Самутин предлагал опубликовать свои воспоминания многим нашим «толстым» журналам. Но, несмотря на перестройку и гласность, воспоминания не печатали. Лишь «Военно-исторический журнал» решился на отрывочные публикации в 1990 году.

После смерти Самутина его рукопись постигла та же судьба, что и книгу Франка Арнау, – она якобы пропала...

А был ли мальчик?

Сам Александр Солженицын реагировал на все обвинения в свой адрес спокойно. Когда в Швейцарии был опубликован документ, добытый Арнау, Солженицын объяснил, что видит в этом происки КГБ. Гэбэшники подделали его почерк и подбросили «липу» наивному швейцарцу, чтобы скомпрометировать его, писателя, перед лицом мировой общественности.

И действительно, вряд ли бы Арнау в 70-е годы мог без досмотра КГБ свободно ходить по Москве и встречаться с нужными людьми, да еще в холле гостиницы «Россия»!

Да и с Леонидом Самутиным всё тоже далеко неясно. Нельзя исключать того, что он сам сотрудничал с органами госбезопасности. К примеру, о неоднократных беседах с Самутиным рассказал в своих мемуарах бывший генерал КГБ Вячеслав Широнин. К тому же вдова Самутина поведала газете «Книжное обозрение», что книгу «Не сотвори кумира» бывший власовец писал именно с помощью сотрудников ГБ. Наверное, на сотрудничество с органами Самутина подтолкнуло решение Солженицына перебраться на Запад — ибо Самутин ненавидел Запад за то, что когда-то англичане выдали его Советам, и считал западных людей воплощением лицемерия.

Так что, скорее всего, слухи о стукаческом прошлом Солженицына родились именно на Лубянке. Если это так, то чекистская операция была проведена блестяще — как уже говорилось, до сих пор слухи и разговоры о «неблагополучном прошлом» писателя возникают с регулярной периодичностью.

Очевидно, что окончательно слухи могут развеяться или подтвердиться лишь тогда, когда ФСБ выступит по этому вопросу с чётким и недвусмысленным заявлением. Вот только когда это случится? И случится ли вообще?

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика