Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Почему в 2014 году на Украину не вошли российские войска

Почему в 2014 году на Украину не вошли российские войска

9A8C3D5D-999D-4D0D-8ED2-A51A32AD9AFA_w1200_r1_sВ эти весенние дни апреля-мая исполняется четыре года с того момента, когда отряд российского полевого командира Игоря Стрелкова вошёл в городок Славянск на восставшем против Киева Донбассе. В ответ власти Украины объявили о начале проведения так называемой «антитеррористической операции» (АТО). С тех пор война в этом регионе, хоть и приобрела позиционный характер, но всё равно не прекращается. И когда она завершится, не скажет сегодня никто...

Не прекращаются и споры об этой войне — как на Украине, так и в России. У нас главным образом дискутируют по вопросу — надо ли было вводить российские войска на Донбасс в 2014 году или нет?

Тон в этой дискуссии задаёт главным образом Игорь Стрелков (Гиркин), который перешёл в оппозицию российской власти. Он и его сторонники утверждают, что Стрелкову в канун похода на Славянск якобы обещали, что как только он закрепится в этом городе, Россия начнёт немедленный ввод своих войск. Вот что, к примеру, писал по этому поводу один из апологетов Стрелкова политолог Егор Холмогоров:

«Когда люди Игоря Стрелкова заходили в Славянск, равно как и митинговали в Луганске и Одессе, то идеология (и установка) была чёткой – продержаться до того момента, когда Россия введёт миротворческие силы. Не дать перебить русских раньше, чем придёт День R... По всей видимости, Донбассу обещали следующее – продержитесь немного, и в нужный момент российская армия в качестве гаранта защиты русского населения вам поможет».

Мало того, убеждён Холмогоров, помощью наших войск можно вообще было занять территорию всей Украины и свергнуть Евромайдан! Ну а то, что всё это повлекло бы жёсткие западные санкции... По словам Стрелкова, их всё равно бы ввели — с российскими ли войсками или без них. Потому что после захвата Крыма Запад и без Донбасса начал противостояние в нами. Зато, говорят сторонники Стрелкова, на Украине был бы сейчас мир, а сама страна находилась бы в зоне нашего влияния. А так сегодня получилась ситуация, что Кремль фактически предал Донбасс, позволив Украине развязать на нём войну, и фактически его «слил»...

Я с этими доводами категорически не согласен. Прежде всего Стрелков, при всём моём к нему личном большом уважении, так и не представил сколько-нибудь убедительных доказательств того, что ему кто-то из верхов что-то обещал. Тем более во многих своих интервью он говорил, что эпопея со Славянском была сугубо его личной инициативой — мол, хотел поставить Россию перед фактом вооружённого восстания, после чего наша страна была бы вынуждена ввести войска на восток Украины. Так что Стрелков по факту скорее всего ни с кем свои действия в Москве не координировал, и потому предъявлять какие-либо претензии к Кремлю он сегодня в общем-то не в праве.

Я же со своей стороны попробую реконструировать те события не с точки зрения чьих-либо хотелок, а по тем реалиям, которые были на тот момент.

Донбасс — не Крым

Главная реалия заключалась в том, что никакой предварительной работы по тщательной и кропотливой работе с населением Украины по обеспечению своих интересов Россия, увы, не проводила. Я сам об этом писал неоднократно, а недавно всё это нашло подтверждение в книге политологов Сергей Заворотного и Алексея Бердникова «Янукович сдал, Госдеп принял. Как Россия потеряла Украину». Книга в общем-то мне понравилась, хотя авторы всячески пытаются обелить бывшего украинского премьера Николая Азарова в противовес трусу и предателю Януковичу (думаю, что Азаров в случившимся на Украине виноват ничуть не меньше). Впрочем, это в данном случае это не столь важно. Важно то, что авторы подтвердили — никакой нормально работы Россия на Украине не проводила!

Вся «работа» велась по принципу — никуда они от нас не денутся. А наша украинская политика вертелась главным образом вокруг газовой трубы и цен на газ — и на этом фактически всё! Неприятно об этом говорить, но отчасти приходится признать правоту оппозиционного либерального журналиста Михаила Зыгаря, который в своей книги «Вся кремлёвская рать» говорит о том, что никакого серьёзной стратегической и планомерной политики наша власть во внешнем мире не проводила и не проводит, всё решается буквально на ходу и в пожарном порядке, когда с проблемой приходится сталкиваться буквально нос к носу. Увы, Украина не стала счастливым исключением... Кроме разве что Крыма, да и то потому, что этот полуостров на фоне общей ситуации на Украине всегда находился в особом положении.

Во-первых, здесь проживает главным образом русское население (свыше 80%), которое с момента распада Советского Союза всегда боролось за выход из Украины. Эта борьба с разной степени интенсивности продолжалась все годы украинской независимости. Во-вторых, чрезвычайно важно и геополитическое положение Крыма, как важнейшего инструмента контроля над всей акваторией Чёрного моря.

Впервые о том, что Крым придётся забирать у Украины, я услышал ещё летом 1999 года, буквально сразу после подписания российско-украинского договора о дружбе и о признании границ. Президент Ельцин тогда начал подумывать о том, что рано или поздно нашему Черноморскому флоту из Севастополя придётся уходить. И он приказал командованию ВМФ подыскать другую главную флотскую базу, причём на территории России.

Наиболее подходящим смотрелся Новороссийск с его глубокой Цемесской бухтой. Однако специальная комиссия, внимательно обследовав это место пришла к неутешительным выводам: а) Новороссийск — мощный промышленный порт (именно сюда выходит нефтяная труба для международных морских перевозок, через которую качается нефть со всего Северного Кавказа), а размещение флота фактически убивает эту важнейшую для экономики функцию порта; б) здесь дуют сильнейшие ветра, которые делают непригодными Цемесскую бухту для размещения малых судов; в) здесь нет удобных мест для размещения подводных лодок и морской авиации; г) базу придётся создавать на южной оконечности бухты, где размещены многочисленные детские оздоровительные санатории, вроде Кабардинки, а их ликвидация вызовет массовое недовольство как в Краснодарском крае, так и по всей стране... Были ещё аргументы, которые позволили комиссия сделать однозначный вывод — флот нужно любой ценой оставить в Крыму, в Севастополе. Если понадобиться, то и силой!

Вот об этом в 99-ом году мне в сугубо частном разговоре и поведал один из экспертов комиссии, с которым довелось повстречаться в стенах Государственной Думы. И насколько я понял, Кремль прислушался к этим аргументам уже тогда...

Разные варианты аннексии поначалу только Севастополя, а потом и всего Крыма всерьёз начали разрабатываться Россией, по моим расчётам, примерно с 2006 года, когда Украина под давлением США приступила к попыткам выдавить наш флот под любым предлогом. Мало того, американцы не скрывали, что сами собираются разместиться в Крыму.

Эти планы в начале 2000-ых были озвучены бывшим командующим Черноморским флотом адмиралом Эдуардом Балтиным. Он предъявил миру секретные западные документы, согласно которым Чёрное море планировалось превратить во внутреннее натовское «озеро» со всеми вытекающими отсюда последствиями – созданием новых американских военных баз, вытеснением России из черноморского бассейна и т.д. Словом, намечалось преобразование Крыма в мощный натовский авианосец! Кремль никак не мог этого допустить — были разработаны различные варианты силового захвата полуострова, один из которых и сработал успешно в марте 2014-го...

А вот ситуация с Донбассом была несколько иной. Вся работа с этим русскоязычными регионом Украины изначально была отдана Кремлём в руки Партии регионов, эдакого украинского аналога нашей «Единой России». И эта работа регионалами была буквально провалена! В основном по причине банальной коррупции — деньги, выделенные из российского бюджета на работу с русскими организациями Украины, фактически разворовывались как самими регионалами, так и связанными с ними российскими чиновниками. То есть, ничего серьёзного для защиты интересов России, в рамках единой Украины, здесь так и не было создано — в отличии от сторонников украинизации и покровительствующих им западных структур. Об этом мне в 2015 году откровенно поведал один из организаторов Русской Весны на Донбассе Павел Губарев:

— Честно скажу, действовали украинизаторы небезуспешно. Им прежде всего удалось подмять под себя местную люмпен-интеллигенцию, которая не желала быть оторванной от государственной кормушки — преподавателей ВУЗов, разного творческих работников. Не все, конечно, поддались на такое предательство, но очень многие — во всяком случае, большинство СМИ Донбасса в период Евромайдана однозначно поддерживали путчистов. В годы учёбы на историческом факультете Донецкого государственного университета мне пришлось вести серьёзные дебаты с поклонниками украинского национализма — как с преподавателями, так и со студентами. Были среди моих оппонентов выходцы из Западной Украины, но были и русские вроде бы люди! Мне порой было очень смешно — человек с чисто русской фамилией и абсолютно не знающий укро-мову, вдруг начинает вещать как оголтелый бандеровец, да ещё требуя запрета русского языка на официальном уровне! Ну не абсурд ли?!

Павел подчёркивает, что украинизации русского Юго-Востока всячески содействовали западные неправительственные организации, которых на Украине всегда было очень много. И работали они куда эффективней, чем российские структуры, призванные оказывать поддержку зарубежным соотечественникам! Как сказал сам Павел:

— Знаете, чем работа Запада отличалась от работы России? Западники действовали с размахом, охватывали не только элиту, но самые разные слои населения. Они сами искали активных людей, помогали им грантами, вывозили их в США и в Европу. Конечно, не все получатели западных грантов были националистами — Запад активно работал и с экологами, и с защитниками прав животных, с правозащитниками, и т.д. Но все они в результате стали проводниками западного влияния, согласными на отрыв Украины от России. К моменту Евромайдана западными НКО было охвачено не менее 150 тысяч человек!

Что же касается России, то мне до сих пор непонятно, куда делись деньги, которые выделялись на работу с соотечественниками. Подозреваю, что их просто разворовали. До «потребителя» доходили лишь жалкие крохи. Да и получить эти копейки было непросто — российские «специалисты по соотечественникам», в отличии от западников, ведь сами к народу не пойдут, за ними ещё побегать надо, поунижаться перед ними... Поэтому те копейки, которые всё же доходили до «потребителя», доставались непонятно кому — когда началась Русская Весна, то ни один из этих получателей так себя и не проявил...

В общем, к моменту переворота 14-го года практически никакого российского властного влияния на Донбассе просто не было. В Крыму кое-что было, а вот в Донецке — ровным счётом ничего!

Фактор русской неожиданности

Ситуацию, по словам Губарева, фактически спасли русские общественные организации из России, которые, кстати, от самого российского государства не получали ни копейки денег. Это «Русское национальное единство», национал-большевики Эдуарда Лимонова, евразийцы Александра Дугина...

— Их печатные издания, включая газету «Завтра» Александра Проханова, оказали на меня и на моих товарищей-единомышленников огромное влияние! — подчеркнул Губарев. — Именно под влиянием этих идей о единстве Русского мира я и мои товарищи подняли народное восстание весной 2014 года...

Народное восстание  оказалось абсолютно неожиданным фактически для всех крупных геополитических игроков. Вот какими мыслями поделился со мной  по этому поводу писатель Захар Прилепин:

— Знаете, порой так бывает, что некие глобальные планы, разработанные лучшими государственными умами той или иной страны, вдруг начинают разрушаться при вмешательстве неучтённого и явно недооценённого фактора. Таком фактором на Донбассе и стал Павел Губарев. Видимо, у Госдепа США и Кремля были свои наработки по той ситуации, какая развивалась на Украине, со всеми расчётами и выкладками. Но эти планы разом пришли в негодность из-за появления двух человек — народного губернатора Павла Губарева, поднявший Донецк на восстание и Игоря Стрелкова, захватившего Славянск, после чего стало ясно, что Украине так просто Донбасс голыми руками не взять...

Думаю, что это действительно было именно так. Ведь США, проведя государственный переворот в Киеве в феврале 2014 года, явно рассчитывали на то, что остальные украинские регионы смирятся с этим путчем. Так оно поначалу действительно и было. Собравшиеся в Харькове губернаторы Юго-Востока и депутаты правившей ещё тогда Партии регионов поначалу выразили протест против событий в Киеве. Но уже на следующий день, явно не желая сдавать свои властные полномочия, уже пошли на попятную — дружно бросились договариваться с Киевской хунтой, сливая тем самым начавшийся народный протест Юго-Востока. Наверное, ещё бы день-два и хунта установила бы полный контроль над всей Украиной... К счастью этого не произошло — хунта встретила жёсткий и вооружённый отпор.

Впрочем, и здесь пришлось столкнуться с очень неприятными сюрпризами. Я так понял, что Игорь Стрелков в своё время был близок к так называемому православному олигарху Константину Малофееву, который в свою очередь поддерживал дружеские связи с директором «Российского Института Стратегических Исследований» (РИСИ), бывшим генералом Службы внешней разведки Леонидом Решетниковым.

По некоторым данным, РИСИ, наряду с другими недалёкими кремлёвскими аналитиками, также внёс свою «лепту» и неверную оценку ситуацию на Украине. Ведь по убеждению генерала-монархиста Решетникова там сплошь и рядом живут православные русскоговорящие люди, которые только якобы и мечтали о воссоединении с Россией и Русским миром. И достаточно приложить только небольшого усилия, чтобы вся юго-восточная Украина встала под знамёна Москвы.

Во всяком случае так, очевидно, думал другой «идейный монархист» Игорь Стрелков, когда вёл своих людей весной 2014 года захватывать Славянск. По свидетельству очевидцев, Решетников именовал Стрелкова чуть ли не своим личным другом. Не исключено поэтому, что Игорь Иванович, в канун своего похода на Донбасс, как раз пользовался украинскими рекомендациями РИСИ. Как вспоминает экс-руководитель МГБ Донецкой народной республики Андрей Пинчук, Стрелков в начале похода уверял всех и вся, ему достаточно только захватить Славянск, как тут же поднимется весь украинский Юго-Восток.

Однако вместо общенародного восстания получилась масштабная карательная акция ВСУ и националистических батальонов, при очевидной пассивности большей части населения. А сами ВСУ более чем наполовину оказались состоящими вовсе не из западенских бандеровцев, а именно из русскоязычных украинцев и даже чисто русских людей. Можно представить степень разочарования Стрелкова при столкновении с реальностью!

Ещё точно не вечер

В общем, Стрелков уехал в Россию, а сложившуюся трагическую ситуацию с залитым кровью Донбассом пришлось уже расхлёбывать Кремлю, который оказался перед двумя выходами из создавшегося положения — либо бросить Донбасс на произвол судьбы, либо оказать всю возможную в тот момент помощь.

Вот как ситуацию описал в своей книге уже упоминавшийся Андрей Пинчук:

«Ах, как жарким летом 2014-го мы ждали ввода российских войск! Каждый день строился на лихорадочном ожидании месседжа о нём. Нам тогда казалось, что для этого были все условия и предпосылки. И засыпая, и просыпаясь в ожидании авиаудара, под звуки одиночных выстрелов, очередей, минометных и артиллерийских разрывов, мы ждали. Очень ждали!

Чем меньше оставалось надежды на ввод, тем более беспросветным становилось восприятие действительности. Только те, кто был там с конца июня по середину августа 2014 года, могут понять это состояние. Смесь безнадёги и отчаянной готовности драться напоследок. Постоянная давящая неопределённость. Много сейчас спекуляций на тему «сдачи Донбасса». Эта риторика разных людей. И откровенных конъюнктурных подонков, и чистых наивных патриотов. Я и сам часто ловлю себя на мысли о том, что всё могло бы быть по-другому. Могло…

В такие моменты я вспоминаю разговор с одним из государственных мужей, который разъяснял мне позицию власти.

— Андрей! Твое образование позволяет тебе мыслить системно, да и жизненный опыт соответствующий! На вещи нужно глядеть шире. Вот смотри…

Мой собеседник берёт лист бумаги, карандаш и делит бумагу на две части. Сверху над одной пишет «за», с другой стороны пишет «против». Выглядит это примерно так.

За:

Наличие подконтрольного легитимного президента Украины.

Общий бардак в Украине. Слабость и нерешительность вооруженных сил.

Пророссийские настроения в ряде областей.

Признаки формирующихся структур противодействия хунте.

Яркий патриотический настрой российского общества, воодушевлённого Олимпиадой и Крымом.

Устойчивые финансовые позиции России.

Против:

Вот тут сложнее и интереснее…

Мой собеседник на несколько секунд задумывается, затягивается изящной бриаровой трубкой, откидывается в кресле и продолжает:

— Потому что ни одна из позиций «за» не является доминирующим фактором принятия реальных политических решений! И вот почему…

Карандаш скользит по второй половине листа бумаги. Короткие пометки сановник комментирует голосом.

— Первое. Янукович достал всех. Дикий уровень коррупции, глупости, предательства, властного снобизма с большим налетом уркаганства был уже нетерпим никому. Ты же знаешь, что восточные районы одинаково ненавидели и Майдан, и Януковича с его олигархами! Даже Майдан, который его сверг, он умудрился создать сам, когда в начале событий был на другой стороне. Более того, даже после бегства Януковича значительная часть протестующих была просто не готова встать под его знамена, а произойди это, такая конструкция быстро бы развалилась. Явно быстрее, чем мы достигли бы поставленных задач. Сам Янек был неспособен это знамя взять. И даже быть при знамени. До истерики, до животного визга не готов. Как образ, его можно было бы смоделировать, но лишь при совпадении более значимых факторов. Максимум, что из него удалось выжать, это письмо от 4-го марта, где он просил Путина использовать войска в Украине для наведения порядка, хотя по конституции Украины вопросы допуска иностранных войск находились в исключительной компетенции Верховной Рады. Но мы положительный заряд этого письма постарались отстрелять в ходе воссоединения Крыма. Дальше с этим персонажем просто пустота.

Второе. Официальный вход на Украину означал ее фактическую аннексию. Дальше проблема становилась в первую очередь экономической по прозаическим причинам. Экономика нынешней Украины абсолютно убыточна. В этом смысле она похожа на российскую начала девяностых, когда Россия судорожно вымаливала у Запада кредиты, но только хуже. Ни одной ежемесячной социальной выплаты в незалежной невозможно провести на внутренних ресурсах без кредитов МВФ и других организаций. Российский кредит в 15 миллиардов, три из которого мы дали накануне бегства Януковича, был попыткой снизить зависимость Украины от Запада, естественно, за счет повышения зависимости от России.

После ввода войск финансирование Украины Западом автоматически бы прекращалось. Это значит, что его должна была начать обеспечивать Россия. При параллельном введении в отношении нас санкций и перекрытии финансовых резервов Россия оказывалась неспособной к этому уже на второй, максимум на третий месяц. Реакция не получающих пенсий, зарплат, подогретых привычкой менять власть украинцев очевидна. Плюс к этому ещё через полтора-два месяца митинги пенсионеров и бюджетников, у которых начались бы задержки выплат, были бы и у нас. Бюджет России даже с резервным фондом неспособен обеспечить одновременно и Россию, и Украину в условиях внешней изоляции.

Третье. Нынешние санкции Запада против России не являются максимальными. Ведь это же такая форма войны через современную осаду. Когда речь идет об отдельных финансовых или персональных мерах, многие забывают, что есть более неочевидные, но не менее проблемные вещи.

Вот тебе простой пример. Все производство современной России построено либо на старом советском станковом оборудовании, которое не способно выпускать конкурентоспособную продукцию, либо на новых станках, закупленных на Западе. Проблема в том, что все эти станки своей неотъемлемой частью имеют так называемое ЧПУ — числовое программное управление. Для обеспечения деятельности станки в онлайн-режиме по интернету, спутнику или кабелям соединены с зарубежным производителем, который обеспечивает их функционирование и техобслуживание. Введение санкций в эти сферы остановило бы весь сектор реального производства. Аналогичная ситуация пронизывает практически все стратегические отрасли нашей жизни.

Вопрос о том, почему такая ситуация произошла, кто в этом виноват, имеет долгую историю ответов и не влияет на сложившееся положение. Сейчас государство, с разной степенью эффективности пытается ситуацию как-то исправить. Но до оптимизма пока далеко.

Четвёртое. Андрей, ты же сам украинец! Мой собеседник отвлекается от листа.

— Тебе прекрасно известен менталитет населения Украины. У тебя не может быть иллюзий относительно текущей пророссийскости восточных районов или их сверхактивности. На фоне движений определённого количества активистов основная масса просто выжидала и была не готова как-то особенно вмешиваться. Пример Одессы для тебя должен быть очевидным. И это при том, что весь националистический, прозападный, антироссийский сегмент украинского общества уже был отмобилизован, предельно активен и на фоне антироссийской деятельности СМИ и олигархов значительно влиял на остальных. Максимум, чего мы могли бы добиться, это полноценной гражданской войны, но уже не только в Донбассе, а по всей Украине, с поддержкой одной из сторон.

Но это даже не Вьетнам или Афганистан. Здесь всё намного трагичнее и проблемнее. В первую очередь для нас. Мы действительно могли бы армией дойти до Киева. Очень большой армией. Не потому, что пришлось бы много воевать. А потому, что в каждом крупном городе и районе пришлось бы оставлять свои комендатуры, опорные точки и полицейские подразделения с задачами противодиверсионной борьбы в отношении потренировавшихся на Майдане националистов и радикалов. А это уже классическая аннексия!

Пятое. Настроение нашей элиты и национальные интересы. Мы в новейшей истории никогда не хотели новых территориальных экспансий. Да и зачем? Крым был абсолютно вынужденным. На уровне ощущений он всегда был российским. Плюс был целый набор рациональных расчетов и предпосылок...

Зачем нам новые территории? Мы и так самая большая страна в мире. Стать ещё больше? Это в первую очередь диктует новые проблемы и ответственность, а уж потом новые возможности. Вместо этого нам нужна экономическая экспансия, которая может обеспечить реальную интеграцию. Вместе с ней культурная и прочие.

В этом смысле нам не нужна Украина в составе России. Что это принципиально меняет, кроме необходимости московскому центру думать о прокорме Украины? Тут никакой геополитики нет. Украина нам нужна в составе Таможенного союза и хорошо интегрированного Евразийского пространства. Пример Евросоюза в этом смысле показателен. Глобальная политическая экспансия возможна лишь при наличии пассионарной сверхидеи, которой сейчас нет.

Сверхидеи вообще не придумываются натужно. Их рождает время через своих пророков. Теперь смотри дальше.

Мой собеседник подходит к большому винтажному шкафу «Martis-прованс», что-то перебирает и достает толстую кожаную папку с серебряным замком, представляющую собой фактически большую коробку для документов.

— Полистай.

Я открываю папку. Её содержимое посвящено Украине. Точнее, как раз тому, о чем говорим. Перспективам фактической аннексии. Несколько верхних бумаг имеют специфический характер и соответствующие грифы. После обзорного документа о российской собственности в Украине идёт большой блок анализа длительных социсследований. Одна часть социологии посвящена России, другая — Украине. В прилагаемой справке даны пояснения по поводу трех разных структур, через которые социология проводилась. Авторитетно.

Я просматриваю несколько графиков предпочтений и ожиданий населения. Украина. Разбивка по областям, выделены стратегически важные с краткими характеристиками. Далее настроения по возможному вводу российских войск, готовность к сопротивлению, степень активности-пассивности. Выборки по активности радикалов. Реакция на Януковича и лидеров Майдана. Срез активности по национальным, социальным и возрастным стратам, готовность к партизанской борьбе. Анализ форм и методов сопротивления. Выделены исследования по «новороссийским» областям.

Перелистываю, читаю российский сегмент. Отношение населения к украинской тематике, осведомленность о ней. Восприятие возможного ввода войск. Реакция на возможные потери. Критические цифры потерь для резкого изменения общественного мнения и соотношение с предполагаемыми (одно из приложений так и называется «Что будет, когда в Россию пойдут гробы»). Анализ рейтинга власти при таком развитии ситуации. М-да-а…

— Понимаешь, в чем дело, — говорит мой собеседник, грузно устраиваясь в роскошном кресле, больше похожем на трон. — Нам всем хочется побыть волюнтаристами и постмодернистами. Это ведь очень завораживает — сделать, как хочешь, и пусть мир подстраивается под тебя. Это здорово и амбициозно. Только вот мир как-то не особенно подстраивается. Ярким примером является твой Гиркин.

— Да он не мой! Скорее ваш!

— Ладно, ладно. Наш Гиркин. Он ведь что сделал? Полез туда, куда не велели, не вовремя полез. Но мы даже на некоторое время подстроились. Только вот все остальные не подстроились. Потому что оказалось, что мы, конечно, самая большая страна в мире. Однако этого мало. Допустим, на втором месте после нас по размерам идет Канада, а на пятом — Бразилия. Но хоть кто-то в мире слушает Бразилию? Нет. Нужно еще много чего для этого. Мы только идём в этом направлении. Преодолевая огромное внешнее и, самое главное, внутреннее сопротивление. А против нас оказался почти весь мир.

— Как весь? А Китай, Индия?

— Ну, перестань. Мы же не лозунгами на ток-шоу говорим. Весь мир — это весь мир, а не его рабочие руки. И вот когда Гиркин ломанулся в ваш Славянск, он ведь что твердил? Что Украина слабая, армии нет, а русскоязычные повсеместно поддерживают. Мол, внутренних предпосылок и условий достаточно. Что немного решительных людей из России станут хребтом всего юго-востока, который перемелет киевскую хунту. И что? Облом. Армия вдруг ни с того, ни с сего оказалась, а значительная часть русскоязычных восточных районов встали под ружье Киева. И тогда Гиркин запричитал к России: «Спасайте люди добрые!». — Собеседник усмехается и затягивается трубкой. — Ты себя кем объявил? Ополчением? Ты туда пришел под вопли о достаточных внутренних ресурсах? Консолидируй их! Умело выстраивай внутренний потенциал. Тебе ведь дали шанс! Но в трудной ситуации, там, где у талантливого полководца мог бы оказаться целый набор нестандартных выходов и решений, у этого осталось нытье и отступление. Оригинальные меры! Вот его окружение, да и сам он стал сравнивать себя с Кутузовым. Мол, Кутузов тоже сдал Москву. Да. Сдал. Но Кутузов велик не потому, что сдал Москву, а потому, что потом победил Наполеона. Мы ведь, когда он сбежал из Славянска, дали ему время что-то исправить. Но потом поняли, что он собрался бежать еще дальше!

Плюс к этому ополчение — это ведь такая штука, которая всегда состоит из местных. На то оно и ополчение. Но этот ваш стал требовать уже вмешательства всей России.

Причём тут тогда Россия, раз ты лидер местного ополчения? Тебе кто доверил за Россию решать?! Ведь он просто отскочил поближе к России, когда у него не получилось, и объявил это большой военной хитростью! Чего ж ты, допустим, к Харькову не отскакивал? А куда отскакивать России, если у неё не получится в Украине?! За нами люди, жители страны, которые вряд ли готовы принять все последствия этого вмешательства!

Мой визави нервно отбрасывает трубку в прозрачную керамическую пепельницу.

Я не со всем сказанным согласен, но пока слушаю.

— Ты читай дальше.

Листаю. Идут справки по украинским СМИ, кто чем владеет, кто, что и как освещает. Анализ влияния СМИ на общественное мнение. Следом обзор международной обстановки, расчеты и схемы союзнических отношений, расстановка антироссийских сил, перспективы внутренней мобилизации пророссийских. Блин, неужели такие слабые перспективы?! Далее расчёты финансистов и экономистов по реакции экономики на ввод войск…

— Ты знаешь, кто больше всего возражал по поводу ввода?

Собеседник опять усаживается в свое шикарное кресло.

— Военные! И у них были для этого аргументы!

Я выслушиваю суть этих аргументов… Тяжеловато...».

Извините за столь длинную цитату, но её стоило привести. Потому что из неё становится понятно, почему Россия в 2014 году не могла пойти на прямой ввод своих войск на украинскую территорию. Прежде всего потому,  что к этому была абсолютно НЕ ГОТОВА — ни в военном, ни в политическом, ни в каком ином смысле! Мне, как глубоко русскому человеку, самому это очень не приятно осознавать, но ведь от ПРАВДЫ, пусть и такой горькой, никуда не денешься. И её следует принять любому здравомыслящему человеку...

… Так что в тех сложных условиях лета 2014 года, когда народным республикам Донбасса помогли боевой техникой и добровольцами, Россия действительно сделала всё, что могла! И сегодня, на мой взгляд, надо больше думать не о том, что было бы, если бы мы начали полномасштабное вторжение на Украину, а о том, как более не допустить ситуации у наших соседей, аналогичной украинскому майдану. А ещё всячески отстаивать интересы героического Донбасса — вплоть до признания его государственной независимости с перспективой присоединения к России. Вот это и будет достойным и вполне логичным шагом по отстаиванию интересов Русского мира — и не только на бывшем украинском Юго-Востоке...

Вадим Андрюхин, главный редактор


Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(): Failed opening '/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png' for inclusion (include_path='.:/usr/local/lib/php') in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38
test
Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика