Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // Нагорный Карабах: искры конфликта и пламя пожарища

Нагорный Карабах: искры конфликта и пламя пожарища

Недавно власти Азербайджана объявили персонами нон грата двух покорителей Вселенной — побывавшего на Луне американца Чарльза Дюка и первого швейцарского космонавта Клода Николье. «Наказаны» они были только за то, что участвовали в проходившей в столице Нагорного Карабаха Степанакерте научной конференции «Человек и космос».

Вот до чего в некоторых странах доходит «обида» за утраченные территории...

Сегодня Нагорно-Карабахская Республика, вопреки отказу международной общественности признать её независимость, активно восстанавливает свою экономику, сильно пострадавшую от войны 1991-94 годов. Усилиями местного бизнеса, предпринимателей Армении и армянской диаспоры появляются новые предприятия, охватывающие самые разные отрасли. Ценные породы горных лесов позволили создать деревообрабатывающую промышленность. Предприятия по добыче и обработке строительного камня поставляют конструкционные и отделочные материалы как на внутренний рынок, так и на экспорт. Развивается добыча золота и меди на Дрмбонском комбинате. Активно строятся новые ГЭС на горных реках: республика уже сейчас практически полностью покрывает свои потребности в электроэнергии, но потенциал её производства вдвое превышает нынешние объёмы.

Увеличивается и поток туристов: воплощается оригинальная концепция, включающая в себя не только богатые рекреационные ресурсы, но и формирование площадки для деловых встреч бизнес-элиты. Помимо вышеупомянутой конференции, Степанакерт уже не раз принимал участников и гостей экономического форума Bridge Artsakh...

Однако в этом материале хочется остановиться на таком малоизученном моменте истории, как непосредственный повод к началу Карабахского конфликта: согласно древней мудрости, пожар начинается с искры, а большая драка — с мелкой ссоры. О причинах конфронтации сказано немало — в её основе лежит размежевание границ между республиками в первые годы существования СССР, проведённое без учёта мнения населения, чего никоим образом нельзя было делать в Закавказье, всегда отличавшемся необычайной пестротой проживания самых различных народов.

Так, Нагорный Карабах, населённый преимущественно армянами, был включён в состав Азербайджанской ССР. Другой корень проблемы — неразрешимое противоречие между правом этноса на самоопределение и правом государства на целостность своей территории.

Без критической массы накопленных противоречий взрыв невозможен, однако без детонатора энергии наружу не выйти. Таким детонатором Карабахской проблемы стал конфликт, вызванный грубым вмешательством партийных органов в деятельность хозяйствующего субъекта, когда экономико-административное разбирательство окончилось выяснением межнациональных отношений...

Волки и овцы

Совхозом имени маршала Баграмяна, что в селе Чардахлы Шамхорского района Азербайджанской ССР «командовал» Сурен Егиян. Отставной офицер славился трудолюбием и стремлением к порядку, поэтому в 1985 году односельчане пригласили его возглавить пришедшее в упадок хозяйство. Новый руководитель совхоза оправдал доверие чардахлинцев, оказавшись толковым и предприимчивым управленцем. В первую же осень работникам совхоза вернули трёхлетний долг по натуроплате. Завели породистый скот и птицу. Урожаи зерновых достигли двадцати центнеров с гектара, что было невиданным рекордом для горной местности. Возводились новые корпуса фермы и овощехранилища, строились дороги и водопровод. В село начали возвращаться те, кто ранее уехал искать счастья на стороне.

Хозяйственность Егияна пришлась не по нраву первому секретарю Шамхорского райкома компартии Азербайджана Аджару Асадову (руководство органов власти, как правило, комплектовалось из представителей титульной нации республики): слишком строптивым оказался директор совхоза, не позволял чиновникам вмешиваться в производство. Например, в январе 1987 года на бюро райкома Асадов, ради выполнения плана по госпоставкам молока, приказал хозяйствам доить овец. Любой крестьянин скажет, что означает такое решение в разгар зимы, когда в стаде только появились ягнята — смертный приговор животноводству. Преступный приказ выполнили все, кроме Егияна. В результате, в хозяйствах района начался массовый падёж молодняка овец, а вот непослушный директор совхоза имени Баграмяна получил выговор за то, что сберёг свои стада...

Чашу терпения Асадова переполнило то, что Егиян посмел продать излишки соломы хозяйству из соседнего района в обход решения райкома, запрещавшего вывоз грубых кормов: план их заготовки в Шамхорском районе не был выполнен в результате бесцеремонного административного вмешательства в дела аграриев. 11 августа 1987 года Асадов нагрянул в Чардахлы и… приказал сжечь шестьдесят тонн ещё не вывезенной соломы. На следующий день Егияна сняли с работы, исключили из партии, а в прокуратуру ушла справка о крупных хищениях в хозяйстве, насчитывающая более полусотни пунктов. Так в один момент был разорён процветающий совхоз...

1 сентября 1987 года в Чардахлы опять явился Асадов, но уже в сопровождении не только всей «армии» районных чиновников, но также полусотни работников милиции и... двух пожарных машин. Однако чардахлинцы сцепили руки и встали кольцом у дверей клуба, не пуская начальство. Работники совхоза отказались подчиниться решению райкома о назначении нового директора. «Или Егиян, или никто!» — заявили они. В тот день в стычке с властями появились первые пострадавшие.

Известия о конфликте просочились за пределы Азербайджана. 18 октября 1987 года в Ереване прошёл многотысячный митинг в поддержку чардахлинцев. Но власть не захотела прислушиваться к голосу народа. В село выехал корреспондент газеты «Известия», однако, главный редактор, посчитав материал, написанный по результатам поездки, клеветническим не только отказался его публиковать, но и поспешил уволить автора. И только за неделю до нового, 1988 года в газете «Сельская жизнь» увидели первые строки о разгорающемся пожаре.

Вечером 1 декабря 1987 года Асадов в очередной раз приехал в Чардахлы. На этот раз его сопровождала уже сотня милиционеров. Провести назначение нового директора так и не удалось: чардахлинцы оказали сопротивление незваному гостю. В результате случившегося 15 человек было избито и арестовано. Столкновения между жителями села и представителями власти повторились и на следующий день, завершившись арестом уже тридцати человек. Как вспоминают участники событий, национальная неприязнь между сторонами конфликта к тому времени уже вышла на первое место, затмив собой все остальные причины.

Из искры возгорелось пламя

3 декабря поступила первая жалоба в Генеральную прокуратуру СССР. Но власть реагировала слишком медленно: только лишь 11 февраля 1988 года из Баку в Степанакерт выехала многочисленная группа представителей руководства республики. Закрывать глаза на происходящее было уже невозможно: к тому времени уже появились первые беженцы из зоны конфликта. Группу возглавил второй секретарь ЦК Компартии Азербайджана Василий Коновалов. В числе его ближайших помощников оказался уже известный нам товарищ Асадов, повышенный за служебное «усердие» в Шамхорском районе до уровня заведующего отделом административных органов в ЦК.

В ночь на 12 февраля 1988 года в Степанакерте проходит расширенное заседание бюро обкома партии с участием приехавших руководителей. Было принято решение осудить «националистические», «экстремистско-сепаратистские» процессы, набирающие силу в регионе, и утром того же дня провести партийно-хозяйственные активы в городе и во всех районных центрах Нагорного Карабаха.

Но заседание партхозактива в Степанакерте окончилось для бакинского руководства полным крахом. Первоначально собрание шло по заранее подготовленному сценарию: выступающие гневно осуждали «экстремистов-сепаратистов», заявляли о том, что Карабах останется неотъемлемой частью Азербайджанской ССР, пели дифирамбы в адрес нерушимого братства народов Советского Союза и пытались свести проблему к критике отдельных хозяйственных недостатков. Но через некоторое время на трибуну удалось прорваться тем, кто был недоволен линией проводимой тогдашним руководителем НКАО Борисом Кеворковым. В результате собрание вышло из-под контроля партийных руководителей, и члены президиума покинули зал. Известие о провале собрания быстро облетело Нагорный Карабах, и партийно-хозяйственные активы в остальных районах также прошли не по намеченному сценарию, а в Гадрутском районе дело окончилось стихийным митингом.

На следующий день, 13 февраля, в Степанакерте проходит первый митинг, на котором звучат требования о присоединении НКАО к Армении. Асадов безуспешно пытается помешать проведению акции, но горисполком даёт разрешение. К тому времени государственная власть уже утратила контроль над ситуацией, а руководство происходящим в Нагорном Карабахе взял на себя Совет директоров, в который вошли главы крупных предприятий области и отдельные активисты.

Оставалось девять дней до первых столкновений с человеческими жертвами в Аскеране и четырнадцать – до Сумгаитской резни. Руководство СССР продолжало занимать позицию страуса, и спохватилось только в последний день февраля, когда предпринимать что-либо было уже поздно... Как известно, результатом начавшейся межнациональной войны стали тысячи погибших армян и азербайджанцев, плюс дол сих пор не урегулированный статуса Нагорного Карабаха, что само по себе печально сказывается на всём Закавказье, имеющего устойчивый и малопривлекательный статус одной из горячих точек мира...

Александр Дмитриевский, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика