Вы находитесь здесь: // Архивы не молчат // Отец лидера «оранжевой революции» Украины тайно сотрудничал с нацистами

Отец лидера «оранжевой революции» Украины тайно сотрудничал с нацистами

yushenkoНесколько лет назад о вышла скандальная книга израильского автора Юрия Вильнера «Андрей Ющенко — персонаж и легенда». В ней рассказывалось о биографии отца бывшего президента Украины Виктора Ющенко. Сопоставив некоторые факты, автор пришёл к выводу, что президентский папа во время войны... работал на немцев. А потом постарался скрыть своё предательство.

Неудивительно, что эта книга оказалась в центре внимания не только украинской, но и российской общественности.

Тёмная личность и тёмная биография

Отец экс-президента Украины, учитель Андрей Ющенко, в возрасте двадцати лет в 1939 году был призван в Красную армию и в самом начале войны попал в плен. По официальным данным, из плена он был освобождён американцами в мае 1945 года. Его передали советским властям, которые после проверок вернули Ющенко на родину.

Вроде бы обычная биография солдата, имевшего несчастье оказаться в плену. Однако с этой биографией с самого начала стало твориться что-то непонятное. Андрей Ющенко почему-то всякий раз по-разному заполнял анкеты о своей жизни в военное время.

Один раз он написал, что его действительно из концлагеря «Бухенвальд» освободили американцы, а в другой раз указал, что сам бежал из плена за несколько месяцев до освобождения. А в одной из своих анкет он заявил, что вообще находился в плену с января 1942-го по июнь 1944 года. То есть зачем-то постарался скрыть полгода своего пленения в начале войны (взят в плен в июле 1941-го) и почти год в конце...

С чем же была связана такая путаница в биографических данных?

Историк Юрий Вильнер уверен, что Ющенко сознательно пытался запутать следы, поскольку в плену активно сотрудничал с немцами. Скорее всего немцы завербовали его в качестве тайного агента лагерной охраны, доносившего гестапо о настроениях, витавших среди узников концлагерей. Юрий Вильнер по этому поводу отмечает:

«Неоспоримым фактом является то, что он всегда лгал о реальных событиях своей военной жизни... Особые усилия Андрей Ющенко прилагал к тому, чтобы скрыть своё пребывание в плену в начале и в конце войны. В его послевоенной автобиографии не указаны некоторые лагеря, в частности Шталаг- 4 (Б) и „лагерь 318“, где он провёл в общей сложности около двух лет. Можно предположить, что Ющенко пытался не указывать именно те лагеря, бывшие узники и персонал которых могли опознать его как предателя».

Впрочем, имеются и другие косвенные улики предательства отца будущего главы украинского государства.

Стоит обратить внимание на то, что Ющенко, вернувшись в 1945 году домой, на Советскую Украину, принялся часто менять своё место жительства — работал на одном месте не более чем по полгода. В конце 40-х годов он объездил, наверное, всю Украину, пока окончательно не осел в Сумской области, где у него и родился сын Виктор — будущий глава украинского государства.

Ющенко будто чего-то опасался, и этот страх гнал его с места на место. И опасения его действительно были не напрасны — как выяснил историк Юрий Вильнер, в это время им начали активно интересоваться органы государственной безопасности.

Следы старательно замёл

Интерес к военнопленному Андрею Ющенко со стороны органов НКВД возник ещё в 1945 году, когда американцы передали Ющенко нашим властям. И проверку он проходил не где-нибудь, а в специальном фильтрационном лагере НКВД СССР. В такие лагеря направляли не всех наших бывших военнопленных, а именно тех из них, в отношении которых имелись серьёзные подозрения сотрудничества с фашистами — бывших карателей, полицаев, бургомистров, палачей из эсэсовских зондеркоманд, тех же агентов гестапо.

Надо полагать, что органам тогда не удалось собрать достаточных улик против Ющенко. В этой связи Юрий Вильнер справедливо указывает:

«Следует отметить, что выявить предателей, которые открыто служили в тех или иных воинских формированиях фашистской Германии было проще, чем разоблачить агентов немецкой разведки и контрразведки. Каратели ходили в немецкой форме, открыто получали от оккупантов жалование, расписывались в ведомостях, их имена сохранились в списках личного состава тех структур, где они служили врагу. Иное дело секретная агентура. Например, агенты, которые внедрялись в среду военнопленных, сами по документам проходили как военнопленные. Их специально обучали методам конспирации. Об их реальной деятельности знал узкий круг осведомлённых лиц, в переписке они фигурировали под кодовыми кличками и псевдонимами. Списки агентуры, как правило, не дублировались и в случае угрозы уничтожались в первую очередь».

Изобличение таких предателей требовало большого труда и профессионализма со стороны сотрудников госбезопасности, немалого терпения и даже обычного везения. И не всегда эти усилия приводили к успеху.

Андрею Ющенко в этом плане повезло, и он благополучно отбыл домой. Но, видимо, подозрения полностью не были сняты. Его, уже на родной земле, регулярно стали вызывать на различные собеседования с просьбой ещё и ещё раз написать свою автобиографию. Вот тут-то он и запаниковал, начал путаться в своих показаниях, переезжать с места на место. Возможно, в конце концов Ющенко разоблачили бы. Однако в дело вмешался «счастливый случай».

Юрий Вильнер выяснил, что приятелем Ющенко по школьным временам был высокопоставленный украинский чекист Борис Шульженко (впоследствии, в 60-70-е годы, этот человек занимал пост заместителя председателя КГБ Украины). Андрей вполне мог пожаловаться ему на «произвол органов». Шульженко, видимо, пошёл навстречу своему школьному другу и закрыл дело в отношении Ющенко. Тем более что прямых улик по-прежнему не было...

Так, неразоблачённый агент гестапо благополучно прожил ещё немало лет, нередко проявляя подозрительные склонности. Как вспоминает один из сыновей Ющенко: «В нашей семье ежедневно пили хороший кофе, к которому папа пристрастился ещё в плену». Интересное признание... Остаётся только догадываться, за какие «заслуги» немцы поили советского пленного хорошим кофе, в то время как его лагерные товарищи миллионами умирали от голода и холода.

Позняк метаться

Увы, на бывших советских просторах Виктор Ющенко далеко не единственный политический лидер, у кого родители имеют сомнительную биографию времён Великой Отечественной войны.

Возьмите современных правителей Прибалтийских республик. Почти все они — дети эмигрантов, которые бежали от Советской армии вместе с немцами в 1944 году. Понятно, что им было от чего бежать — слишком уж тесно они сотрудничали с фашистами.

Кто-то, как папа нынешнего президента Эстонии, во время войны призывал эстонскую молодёжь вступать в легионы СС. А кто-то, вроде родителей некоторых руководителей Литвы, вместе с немцами «окончательно решал» еврейский вопрос, без пощады вырезая сотни тысяч людей...

С этой точки зрения очень интересен вдохновитель и идеолог белорусской оппозиции Зенон Станиславович Позняк. В конце 80-х годов этот никому не известный тогда фотограф возглавил националистический белорусский Народный фронт. С 1991 по 1994 год Народный фронт в Минске фактически был у власти и проводил ярую антироссийскую политику. Этот националистический шабаш прервался лишь после прихода к власти в Белоруссии Александра Лукашенко, который разогнал как сам «Народный Фронт», так и его фашиствующих лидеров.

Зенон Позняк бежал из Белоруссии в США, но он по-прежнему является влиятельной фигурой в белорусской оппозиции — именно через него сейчас идут деньги на «раскачивание» режима Лукашенко с целью свершения, по примеру Украины, прозападной «оранжевой революции». Позняк очень надеется вернуться в Белоруссии к власти.

За все эти годы его националистические настроения нисколько не уменьшились. Наоборот, русофобия Позняка приобрела черты чуть ли не патологии — в своих публикациях он то грозит отобрать у русских такие «исконно белорусские земли», как Смоленск, Брянск, Орёл и Новгород, а то и призывает западное сообщество физически уничтожить Россию как «источник всех бед на Земле»...

Но вот однажды белорусские журналисты заинтересовались истоками такой оголтелой русофобии Позняка. Результаты их расследования оказались потрясающими!

Оказывается, его дедушка, Ян Позняк, ещё до войны являлся членом национал-социалистической партии Белоруссии. Была такая профашистская группировка эмигрантов-националистов, окопавшихся в 30-е годы в гитлеровском Берлине. Ян Позняк числился там главным редактором партийной газеты «Белорусское утро», где печатались статейки о расовой неполноценности русских, которые-де варварски покорили «белорусов-арийцев», о необходимости уничтожать «жидов-коммунистов», о скором создании «под эгидой фюрера Германского рейха» Великой Беларуси, с включением почти всех западных областей России... Любопытно, что эти мысли затем, спустя почти 50 лет, почти слово в слово повторил внук Яна Позняка.

Дедушка Зенона Позняка явился на родную землю в обозе германской армии, напавшей на Советский Союз в июне 1941 года. Что потом случилось с ним дальше, доподлинно неизвестно. По одним данным, его застрелили сами немцы, а по другим — Яна Позняка уже после войны изловили сотрудники НКВД и без лишних разговоров за многолетнюю антисоветскую деятельность поставили к стенке.

Впрочем, неизвестной осталась и судьба отца лидера Народного фронта. Зенон Позняк в анкетах советских времён писал, что его отец, Станислав, погиб на фронте в декабре 1944 года. Вот только на чьей стороне он воевал?

Сам Зенон родился в апреле 1944 года, то есть во время немецкой оккупации Белоруссии. Значит, его отец в это время также находился на оккупированной территории? И, как сын активного национал-социалиста, явно пребывал не в составе партизанских отрядов, а среди предателей-полицаев. Или в карательном подразделении "Штурмовая бригада СС «Беларусь», где собралось много поборников белорусской националистической идеи.

Видимо, в рядах этих отщепенцев Станислава Позняка в конце концов и нашла советская пуля...

... Когда историка Юрия Вильнера спросили, зачем он, собственно, начал исследовать биографии Ющенко-старшего, он сказал следующее:

«Виктор Ющенко с самого начала своей публичной политической карьеры декларировал особый взгляд на историю Второй мировой войны, не скрывал своих симпатий к националистическим формированиям ОУН-УПА, сотрудничавших с немцами и не делал особой разницы между советскими солдатами и гитлеровцами. Некоторые его оппоненты расценили „ревизионизм“ Ющенко как следствие особого воспитания, полученного им в семье, и потому особое внимание привлекает фигура отца Ющенко — Андрея, о котором известно, что он провёл в плену большую часть войны».

Антироссийская настроенность во многом объясняет не только поведение украинского президента, но и других не менее воинственных политиков на просторах бывшего Советского Союза.

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика