Вы находитесь здесь: // Тайная дипломатия // За что на Западе так любят Ходорковского

За что на Западе так любят Ходорковского

i На свободу вышел бывший олигарх Михаил Ходорковский. Едва только президент Владимир Путин подписал его прошение о помиловании, как буквально через несколько часов Михаил Борисович оказался на свободе. Мало того, спустя несколько часов бывший олигарх оказался уже в Германии...

Сам Путин объяснил свой поступок тем, что Ходорковский, мол, уже отсидел приличный срок – десять лет. Кроме того, у него сильно болеет мать, и потому узнику вполне можно пойти навстречу, чтобы он имел возможность быть с ней рядом.

Впрочем понятно, что это всё в большей степени отговорки, и на самом деле здесь кроется большая политическая игра. Безусловно, немаловажную роль оказало желание Путина улучшить свой имидж за границей. Особенно с учётом предстоящей Зимней Олимпиады в Сочи и грядущего следом саммита «Большой Восьмёрки», который пройдёт в тех же местах. Каждый раз в канун такого рода международных мероприятий усиливается критика России со стороны Запада, который требует освобождения «политических заключённых», самым ярким из которых считался именно бывший олигарх Ходорковский. Теперь, с освобождением Михаила Борисовича, этого козыря у западников больше не будет.

Любопытно, но скорее всего за его освобождением стояли секретные переговоры с властями Германии. Не зря эти власти прислали за бывшим олигархом частный самолёт, который быстренько доставил Ходорковского за пределы России. Надо помнить, что Германия является важным стратегическим партнёром нашей страны в Европейском Союзе и даже своего рода нашим адвокатом на Западе, особенно в острые моменты российско-западных обострений. Скорее всего именно немцы посоветовали Путину освободить Ходорковского в качестве жеста доброй воли...

Русский бизнес

Любопытно, но до ареста и суда над Ходорковским западное общественное мнение его не сильно жаловало. Для большинства иностранных СМИ и политиков он был такой же «соловей-разбойник» периода первоначального накопления, как и любой другой российский олигарх — наглый, бесчестный, не стесняющийся в выборе средств при достижении цели. Впрочем, Ходорковский и сам особо не скрывал, что нажил свои капиталы, мягко говоря, нажил не совсем законным путём.

По его же собственным признаниям, свой бизнес он строил во время законодательной анархии начала 90-х годов. Мол, тогда следование «этим дурацким законам» было равносильно ликвидации любой коммерческой деятельности. Поэтому соблюдать их было просто «бессмысленно и даже вредно»! Не скрывал он и того, что стал олигархом вовсе не за счёт своих личных выдающихся заслуг, а исключительно по воле тогдашних сидельцев Кремля, решивших за определённую мзду раздать природные ресурсы страны в частные руки, под видом так называемых «залоговых аукционов» Как считает сам Ходорковский, результат получился в итоге неплохой: его официальный ежегодный доход исчислялся не менее чем в восемь миллиардов долларов.

В принципе, материалы уголовного дела в отношении Михаила Борисовича всё это только подтверждают...

Если кратко суммировать все статьи Уголовного кодекса, на основании которых судили руководителей нефтяной компании «ЮКОС», то получается, что всех их обвинили главным образом в мошенничестве и неуплате налогов. Этими нефтяными королями были разработаны весьма хитроумные финансовые схемы. К примеру, в конце 90-х годов в налоговые органы «ЮКОСом» были представлены документы, согласно которым компания якобы переплатила налоги на сумму более 407 миллионов рублей. Эти деньги тогда были возвращены «ЮКОСу» из госбюджета, а теперь выясняется, что претензии компании к государству были липовыми.

Тогда же, в конце 90-х, руководством компании в различных оффшорных (безналоговых) зонах были зарегистрированы четыре подставные фирмы, куда уходила практически вся выручка «ЮКОСа». И компания, получавшая гигантские нефтяные барыши, практически не платила государству налогов. А те налоги, которые всё-таки доставались государству, имели вид не реальных денег, а векселей, которые выпускала сама нефтяная фирма. Таким образом, государству был нанесён ущерб в 17 миллиардов рублей.

Также суд признал правоту следственных органов, посчитавших, что сами Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, как физические лица, не доплатили огромную сумму налогов и взносов в различные внебюджетные фонды – первый на сумму более чем в 54,5 миллиона рублей, а второй – на сумму более 7 миллионов…

Кроме того, вину обвиняемых усугубило дело сотрудника службы безопасности «ЮКОСа» Алексея Пичугина, правой руки ещё одного сподвижника Ходорковского – Леонида Невзлина, который находится сейчас в бегах в Израиле. Пичугин был признан организатором нескольких заказных убийств и покушений, за что и получил 20 лет лишения свободы. Да, суду не удалось установить прямую причастность самих нефтяных начальников к этим «мокрым делам». Но в глаза слишком уж бросается то обстоятельство, что жертвами Пичугина стали прежде всего те люди, которые в тот или иной момент чем-то мешали лично Ходорковскому или Невзлину.

Например, Пичугин дважды пытался ликвидировать бизнесмена Евгения Рыбина, который активно конкурировал с «ЮКОСом» на нефтяном рынке. После того как в Рыбина прямо на улице стреляли из автомата, он был вынужден бросить свой бизнес и уехать за границу. Кстати, израильский эмигрант Невзлин, помимо махровой уголовщины, подозревался ещё и в личной неуплате налогов на сумму более 27,4 миллиона рублей.

Вся экономическая подоплёка дела «ЮКОСа» была неоднократно подкреплена и решениями международных судов, которые в материалах российского следствия не усмотрели никакой политики...

Так почему же Запад вдруг поспешил сделать из олигарха «узника политической совести»?

Зашлись в истерике

Едва только Ходорковский оказался за решёткой, как на Западе сразу же поднялась волна настоящей истерии. Газеты запестрели заголовками: «Произвол!», «Кремлёвская юстиция», «Людоедский приговор», «Пародия на правосудие», «Возврат к временам Сталина» и т.д. Авторы всех этих публикаций считали, что шефов «ЮКОСа» осудили на самом деле не за экономические преступления, а за либеральные взгляды, за спонсорскую помощь, которую Ходорковский оказывал оппозиционным партиям и движениям, недовольных президентом Владимиром Путиным.

Особенно дело ЮКОСа вызвало негодование в англоязычной и израильской прессе. «Вашингтон пост»:

«Оглашение приговора стало высшей точкой процесса, затеянного исключительно затем, чтобы в жестоком, истинно советском стиле продемонстрировать превосходство государства над человеком, посмевшим воспротивиться высшей власти и не покориться её требованиям. Сам процесс над Ходорковским и атмосфера, окружавшая его, были в одинаковой степени пропитаны настоящим духом советского полицейского государства…».

А вот «Уолл-стрит Джорнел»:

«Это хладнокровное убийство российской системы правосудия, осуществлённого прокурорами по приказу самого крёстного отца Владимира Путина. Господин Путин не был «звездой» в этой картине, но он был главным продюсером».

«Иерусалим пост»:

«Ходорковского выбрали для предъявления ему обвинения только после того, как он стал политическим оппонентом Путина… Поскольку в России авторитаризм всегда шёл рука об руку с антисемитизмом, вся еврейская община России, а не только кучка еврейских олигархов, имеет повод для беспокойства».

Вершиной же всей этой истеричной кампании стали предложения двух американских конгрессменов, Тома Лантоса и Кристофера Кокса, предложивших исключить Россию из числа «Большой Восьмёрки». Американская печать в 2005 году широко цитировала одно высказывание Лантоса:

«Когда у власти был Борис Ельцин, а Россия при „большой семёрке“ наблюдателем, мы были уверены, что Россия будет двигаться по демократическому пути. Теперь же Конгрессу США ясно, что она движется в противоположном направлении»…

Надо сказать, что более объективную оценку делу «ЮКОСа» дали европейские эксперты. Немецкие издания, в частности, привели мнение известного экономиста Эрика Крауса, который сказал, что, по его наблюдениям, дело Ходорковского значительно улучшило инвестиционный климат в России:

«До ареста руководства „ЮКОСа“ российские компании платили по 9-10 процентов налогов при законном уровне в 30 процентов. Теперь же они публикуют в газетах рекламы, в которых хвастают тем, сколько они заплатили налогов».

А французский специалист по России, постоянный автор газеты «Фигаро», профессор Жан-Робер Равио напрочь отметает политическую подоплёку дела «ЮКОСа» и считает, что здесь речь идёт об обычной уголовщине:

«Кража государственного имущества, злоупотребление общественным имуществом, незаконное присвоение фондов, уклонение от уплаты налогов, незаконный вывод капиталов за границу, а также отмывание денег, взяточничество, покупка голосов депутатов, помощь организованной преступности в целях шантажа и вымогательства. Длинный список обычных методов русского неокапитализма… Разве плохо для тех, кто хочет поддержать демократию, что российское правосудие наконец-то покусилось на эпицентр царства безнаказанности и сговора, которым в глазах миллионов обворованных рядовых россиян считался „ЮКОС“?»

Наличка защиты

Явная предвзятость американцев в этой истории имеет весьма банальное объяснение – деньги и выверты большой политики.

Во-первых, ещё в канун своего ареста Ходорковский за несколько миллиардов долларов нанял для своей публичной защиты известную американскую пиар-компанию Global Options, где работают такие влиятельнейшие за океаном люди, как бывший директор ФБР Уильям Вебстер или бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси. Эти люди, имея выходы на крупнейшие электронные и печатные СМИ, являются авторитетными специалистами в сфере «промывания мозгов». Кстати, именно эта пиар-компания стоит за проведением агрессивной политики США на различных фронтах «информационной войны» – от бывшей Югославии до «цветных революций» на просторах СНГ.

Во-вторых, как отмечает тот же Жан-Робер Равио, буквально в канун своего ареста Михаил Ходорковский стал активным лоббистом американской нефтяной промышленности в России:

«То, что он был отстранён от управления, это явно противоречило нефтяным интересам и столь тесно связанным с ними политическим планам администрации Джорджа Буша. Разоблачение „авторитарного уклона“ в политике Кремля – это лишь прикрытие, под вопросом оказывается стремление администрации США наложить руку на стратегические ресурсы национальной экономики России».

Кстати, не так давно появилась информация о том, что олигарх в канун своего ареста путём довольно сложной комбинации пытался продать свою компанию. И продать именно американцам! Среди возможных покупателей «ЮКОСа», согласно расследованию британского журналиста Джона Лафлэнда, были люди из окружения президента Джорджа Буша – Ричард Чейни и Кондолиза Райс. Так что истерика «мировой общественности» по поводу «узника совести» Ходорковского, осуждённого на длительный тюремный срок, неудивительна. Ещё бы, ведь деловые люди из администрации президента США лишились лакомого куска российской «нефтянки»!

Отсюда становится понятным и то, по какой причине американцы простили Ходорковскому грехи времён ельцинской приватизации и возвели его в ранг «либеральных героев». Жан-Робер Равио отмечает:

«Его политическая активность в пользу либерализма, а также его проповеди в пользу „этики бизнеса“ и „прозрачности“ было ничем иным, как стратегией обретения респектабельности с целью понравиться официальной Америке. В обмен на это обращение в «американскую веру» и в обмен на несколько нефтяных авуаров всесильный Вашингтон не упустил возможности в нужный момент возвести в ранг «современного руководителя-гаранта реформ» этого бывшего комсомольского лидера, который стал эмблемой некоторых российских поклонников глобализма».

Разобрались по понятиям

Автор этих строк не является поклонником нашей весьма порочной системы правосудия. Тем более в деле «ЮКОСа», где есть противоречия, которые весьма метко подчеркнули некоторые немецкие издания. Они справедливо указали, что Ходорковского следовало бы судить прежде всего не за аферы с налогами, а за саму бандитскую приватизацию 90-х годов, когда и был за бесценок приобретён концерн ЮКОС. Издание «Хандесблатт» в этой связи писало:

«Если бы Кремль пошёл на это, то процесс превратился бы в процесс над эпохой Бориса Ельцина. На подобном процессе на скамье подсудимых рядом с теми, кто поживился на приватизации 90-х, оказались бы и государственные чиновники того времени...».

Очевидно, что дело Ходорковского возникло по тем же причинам, что в своё время и дела других олигархов – Гусинского и Березовского, решивших хапнуть политической власти. Как пишет британский эксперт по России Крис Уифер, при Ельцине между олигархами и государством была достигнута договорённость о том, что богатеи занимаются исключительно экономикой, а чиновники – властными полномочиями. За это олигархам отдали за бесценок самые лакомые куски государственной собственности. Нарушителей этой «конвенции» безжалостно карали. Что, в общем-то, понятно: раз вы решились играть с властью по понятиям, а затем нарушили эти понятия, нечего потом жаловаться на беззаконие и несправедливость.

Далее всех здесь пошёл именно Ходорковский. К началу 2003 года он, владелец крупнейшей нефтяной компании России, уже возомнил себя не только самым богатым человеком России, но и её правителем. Он начал открыто говорить о необходимости изменения Конституции, дабы превратить страну из президентской республики в парламентскую. Для этого он нагло подкупал самые различные фракции в Государственной Думе – от коммунистов до СПС, чуть ли лично формировал избирательные списки на выборы в Государственную Думу 2003 года. И государство ответило ему очень жёстко: благо, было к чему прицепиться. Близкий знакомый Ходорковского адвокат Александр Добровинский вспоминает по этому поводу: «Михаил Борисович был удивлён, что государство его не боится. Не боится силы его денег». Наверное, после своего ареста олигарх стал удивляться своей собственной самоуверенности и политической недальновидности…

Так что в деле «ЮКОСа» мы видим обычную историю эпохи первоначального накопления капитала, когда в смертельной схватке, без всяких правил и угрызений совести сцепились между собой два хищника – государственная власть и крупный бизнес. В общем, это была показательная «порка», на примере которой всем без исключения олигархам объяснили, как не надо себя вести. И они в своём абсолютном большинстве всё поняли и оценили так, как «нужно».

Нужно искать правду в России, а не на Западе

Как лично мне кажется, Путин сегодня решил освободить олигарха не только по причине улучшения российского имиджа за границей. Возможно, Ходорковский понял не только все свои политические ошибки 2003 года, но и много чего ещё. Так, во время своей отсидки он написал большую, скандальную статью под названием «Крах либерализма в России», где фактически покаялся перед страной за неправедно нажитые капиталы, обвинил во всех бедах страны российских либералов и призвал богачей поделиться с народом.

Итак, о чём же конкретно было написано в той скандальной статье?

Начинается она с того, что Ходорковский сетует на политический проигрыш либералов: «те, кому судьбой и историей было доверено стать хранителями либеральных ценностей в нашей стране, со своей задачей не справились». По мнению Ходорковского, «Яблоко» и СПС в своё время проиграли все выборы только потому, что либеральные партии и движения однажды, после Ельцина, были поставлены в один ряд с другими оппозиционными силами, без привычного кремлёвского административного ресурса и бюджетных денежных подачек. И сразу же выявилось настоящее влияние либеральных политиков в обществе. Этого влияния просто не оказалось! Народ полностью отказал им в доверии. И вполне заслуженно.

Как отмечает олигарх, русский либерализм потерпел поражение прежде всего по причине полного игнорирования национально-исторических особенностей развития России и жизненно важных интересов подавляющего большинства российского народа:

«Многие из либералов первого ельцинского призыва были людьми, искренне убеждёнными в исторической правоте либерализма… Но к своей революции либералы подошли излишне поверхностно, если не сказать, легкомысленно. Они думали об условиях жизни для 10 процентов россиян, готовых к решительным жизненным переменам в условиях отказа от государственного патернализма. А забыли про 90 процентов. Трагические же провалы своей политики прикрывали чаще всего обманом. Они обманули 90 процентов народа, щедро пообещав, что на ваучер можно будет купить две „Волги“. Да, предприимчивый финансовый игрок, имеющий доступ к закрытой информации и не лишённый способности эту информацию анализировать, мог сделать из приватизационного чека и 10 «Волг». Но обещали-то всем… Они не заставили себя задуматься о катастрофических последствиях обесценивания вкладов в Сбербанке. А ведь тогда было очень просто решить проблему вкладов – через государственные облигации, источником погашения которых мог бы стать налог на прирост капитала (или, например, пакеты акций лучших предприятий страны, переданных в частную собственность). Но властным либералам жаль было драгоценного времени, лень пошевелить мозговыми извилинами.

Никто в 90-е годы так и не занялся реформами образования, здравоохранения, жилищно-коммунальной сферы. Адресной поддержкой малоимущих и неимущих. Вопросами, от решения которых зависело и зависит огромное большинство наших сограждан. Социальная стабильность, социальный мир были российскими либералами проигнорированы. Они отделили себя от народа пропастью… К середине 90-х годов они слишком обросли „Мерседесами“, дачами, виллами, ночными клубами, золотыми кредитными картами. Стоическому бойцу либерализма, готовому ради торжества идеи погибнуть, пришла на смену расслабленная богема, даже не пытающаяся скрывать безразличия к российскому народу, безгласному «населению»… Они всегда говорили – не слушая возражений – что с российским народом можно поступать как угодно. Любую чушь, любую наглость, любую ложь он, этот народ, примет из рук начальства как манну небесную. Поэтому тезисы „нужна социальная политика“, „надо делиться“ и т.п. отбрасывались, отрицались, отвергались с усмешкой.

Что ж, час искупления пробил»...

Интересно отношение олигарха к крупному капиталу, частью которого являлся он сам. Ходорковский считает, что бизнесмены все прошедшие годы были рядом с либералами и всячески помогали тем совершать грубые ошибки. Например, олигарх вспоминает, что при желании крупные бизнесмены могли и не допустить дефолта августа 1998 года. Они якобы предлагали правительству «молодых реформаторов» провести постепенную, без истерик девальвацию рубля, до 10-12 рублей за доллар. Тогда никакого финансового обвала точно бы не случилось:

«Но мы, располагая в то время серьёзными рычагами влияния, не отстояли свою точку зрения и потому должны разделить моральную ответственность за дефолт с тогдашней властью, безответственной и некомпетентной».

Ходорковский, анализируя поведение коллег по цеху олигархов, приходит к выводу, что, в принципе, крупному капиталу вовсе не нужно гражданское и демократическое общество:

«Идеология бизнеса — делать деньги. А для денег либеральная среда вовсе не есть необходимость... Гражданское общество чаще мешает бизнесу, чем помогает. Потому что оно отстаивает права наёмных работников, защищает от бесцеремонного вмешательства в окружающую среду, ограничивает коррупцию. А всё это – уменьшает прибыли…Кроме того, бизнес всегда космополитичен – деньги не имеют отечества. Он располагается там, где выгодно, инвестирует ресурсы только туда, где прибыль максимальна. И для многих… предпринимателей, сделавших состояние в 90-е годы, Россия не родная страна, а всего лишь территория свободной охоты. Их основные и жизненные интересы связаны с Западом. Для меня же Россия — Родина. Я хочу жить, работать и умереть здесь».

Поэтому, подчёркивает олигарх, он решил порвать с бизнесом и сосредоточиться на политической деятельности, чтобы создать новое демократическое движение. Причём на совершенно иных принципах, чем прежде:

«Нужно искать правды в России, а не на Западе. Имидж в США и в Европе – это очень хорошо. Однако он никогда не заменит уважения со стороны сограждан… Надо перестать пренебрегать – тем паче демонстративно – интересами страны и народа. Эти интересы – наши интересы… Оставить в прошлом космополитическое восприятие мира. Постановить, что мы – люди земли, а не воздуха. Признать, что либеральный проект в России может состояться только в контексте национальных интересов. Что либерализм укоренится в стране лишь тогда, когда обретёт твёрдую, неразменную почву под ногами».

Ходорковский верит в президента?

Титулованные либеральные политики, с многими из которых Ходорковский находился в дружеских отношениях, поначалу отказывались верить, что статью написал сам олигарх. Они поспешили заявить, что кремлёвские политтехнологи якобы состряпали фальшивку с подписью Ходорковского. Однако адвокаты главы «ЮКОСа» опровергли эти заявления, заверив общественность, что статья Михаила Борисовича подлинная. Впрочем, настоящие, без политической окраски, друзья Ходорковского утверждают, что мысли, изложенные в статье, вынашивались им давно — он их просто оформил письменно, без всякого нажима властей. Это подтверждает и сам олигарх, распространивший заявление, что статью он писал сам и что толчком для её написания послужили результаты очередных выборов президента, на которых Владимир Путин одержал оглушительную победу.

Кстати, Ходорковский в тюрьме коренным образом пересмотрел своё отношение к главе государства. Он призвал либералов отказаться от бессмысленных попыток поставить под сомнение легитимность президента, независимо от того, нравится Путин кому-то или нет. По словам олигарха, президент – это сильный институт, гарантирующий целостность и стабильность страны. И не дай Бог для России, если этот институт рухнет…

В том письме олигарх подчеркнул, что свою деятельность на свободе он намерен начать отнюдь не с конфронтации с президентом. Для него главное — легализовать в глазах большинства россиян приватизацию 90-х годов. Для этого, считает Ходорковский, «надо заставить большой бизнес поделиться с народом – вероятно, согласившись с реформой налогообложения полезных ископаемых, с другими, возможно, не самыми приятными для крупных собственников, шагами… Легитимизация приватизации нужна не власти, которая всегда предпочтёт иметь зацепки для давления на нас. Это нужно нашим детям, которые будут жить в России – и ходить по улицам российских городов без глубоко эшелонированной охраны».

Думается, что Путин всё внимательно читал и анализировал: насколько все эти признания со стороны Михаила Борисовича были искренними. Не исключено, что президент однажды всё же поверил в раскаяние Ходорковского, что и стало одной из причин его сегодняшнего освобождения. Что ж посмотрим — насколько президент ошибся в этом раскаянии, или наоборот, оказался прав в своих ожиданиях. Это покажет самое ближайшее будущее.

Владимир Максимов, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика