Вы находитесь здесь: // ГЕО в политике // Ливия после Муамара Каддафи — наглядный урок для Украины

Ливия после Муамара Каддафи — наглядный урок для Украины

i Революционные события на Украине совпали с очередной годовщиной практически аналогичных событий трёхлетней давности, случившихся в Северной Африке и больше известных под названием «арабская весна». Самые кровавые события той «весны», как известно, развернулись в Ливии, где с февраля по октябрь 2011 года повстанцы делали всё возможное, чтобы уничтожить существующий в стране режим генерала Каддафи. Ценой огромных людских и материальных потерь оппозиционным силам во главе с блоком западных стран сделать это удалось...

Что же принесла гражданская война простому народу Ливии и что сегодня происходит в стране?

Разруха, ты разруха...

Как известно, Муамар Каддафи, находившийся у власти в стране 42 года, был зверски убит в окрестностях города Сирт. Вместе с отцом был убит и его сын Муатасем, а также бывший глава министерства обороны Ливии. После гибели верховного правителя власть в стране перешла в руки Переходного национального совета (ПНС), целью которого стало установить новый порядок в государстве.

Однако, несмотря на деятельность совета и поддержку иностранных военных, в Ливии по-прежнему периодически вспыхивают вооружённые столкновения между различными силами (чаще всего конфликты случаются между сторонниками Каддафи и новыми властями, а также между отдельными племенами и различными политическими группировками). Полностью разрушена система социальной защиты населения — в этой некогда богатой стране, где у каждого была гарантированная медицинская помощь и бесплатное образование, сегодня уничтожено здравоохранение, в стране царят безработица и разруха. Урон от натовских бомбардировок оцениваются в $14 млрд., что в семь раз превышает аналогичные потери европейских стран от немецких бомбардировок в ходе Второй мировой войны в сопоставимых ценах.

Кроме этого, огромный ущерб нанесён экономике страны, на восстановление которой уйдут десятилетия. По данным исследования международной консалтинговой компании Geopolicity, только бюджетные потери Ливии составили около $14 млрд. Развалена нефтяная инфраструктура государства. Если до начала конфликта ежедневная добыча нефти составляла 1,6 млн баррелей в сутки, то к завершению конфликта добыча упала аж в восемь раз! По оценке министра финансов Ливии Абдельхафиза аз-Злитни, к концу 2011 года потери нефтяной отрасли страны составили до $50 млрд, в том числе $20 млрд от приостановки экспорта нефти. А ещё по итогам конфликта Ливия, по сути, превратилась в вечного должника тех стран, где проходили обучение и лечение повстанцы. Так, долг перед одной только Грецией в этом плане составил около €150 млн.

Кроме того, зарубежные банки, с началом революции, заморозили ливийские счета на сумму более чем на $150 млрд. По данным главного научного сотрудника Института востоковедения РАН, доктора исторических наук Анатолия Егорина, эти средства для самой Ливии фактически потеряны...

Новые ливийские власти всё время пытаются поднять уровень добычи нефти на довоенный уровень. Однако даже к началу 2013 года этот уровень составлял не более 1,4 млн. баррелей в сутки. Сложности в восстановлении нефтяной отрасли ещё связаны с постоянными вооружёнными столкновениями в Киренаике, основном нефтедобывающем регионе страны, и с отсутствием необходимых инвестиционных ресурсов.

До войны в стране работали многие крупнейшие нефтегазовые компании мира, в том числе итальянская ENI, австрийская OMV, испанская Repsol, французская Total и немецкая Wintershall. Многие из них сегодня возвращаются на ливийский рынок. Однако непрекращающиеся вооружённые конфликты и проблемы с безопасностью сводят все эти попытка на нет. Так, зачастую именно нефтяные объекты оказываются в центре борьбы за сферы влияния между различными политическими группами и племенами. Нынешние власти Ливии уже заявили, что вынуждены были увеличить численность вооружённых сотрудников для охраны нефтяных объектов с 4 тыс. человек в 2012 г. до 12 тыс. в 2013 г. Охранников набирают из бывших повстанцев, но они далеко не всегда честно служат своим нанимателям. Так, в конце июня минувшего года вооружённая группа таких вот охранников из числа бывших повстанцев атаковала штаб-квартиру в Триполи, которая принадлежала Силам по охране нефтяных объектов (Petroleum Facilities Guard)...

Следует также обратить внимание и на тот факт, что правительство страны резко отрицательно относится к сотрудничеству иностранных фирм с теми регионами, которые отказались признать власть Переходного национального совета. Так, министр нефтяной промышленности страны аль-Аруси официально заявил, что Ливия планирует подавать в суд на любые иностранные компании, которые будут покупать нефть из восточных портов страны, захваченных вооружёнными повстанцами, и прекратит всякое сотрудничество с такими фирмами в дальнейшем. «Рынок Ливии для них отныне закрыт. Мы предупреждаем все крупные и мелкие компании в мире, что не потерпим связей с вооружёнными группировками за спиной властей. Нефть, которой они торгуют, принадлежит ливийскому народу», — заявил он.

Напомним, что три нефтяных терминала на востоке Ливии блокированы с июля 2013 года. Это порты Рас-Лануф, Эс-Сидер и Эз-Зуетина, которые, по словам повстанцев, не возобновят работу до тех пор, пока востоку Ливии не будет предоставлена широкая автономия. Правительство в ответ на эти заявления сегодня готовится применить силу...

Все против всех

Из этого видно, что самая главная проблема страны заключается в том, что в результате революции произошёл фактический развал Ливии. Как по политическому, так и по географическому принципу.

Нынешнее правительство предпринимает отчаянные попытки восстановления ливийской государственности. В частности, в декабре 2013 года Генеральный национальный совет Ливии принял решение сделать шариат основой законодательства страны. Чиновники также объявили, что юридические правила, прописанные в Коране и хадисах (повествованиях о жизни пророка Мухаммада), лягут в основу функционирования всех государственных институтов и учреждений. Фактически это означает установление законодательной системы, принятой в большинстве исламских стран.

Однако среди разработчиков закона нет единства. Так, исламские радикалы стремятся максимально приблизить законодательство к первоисточникам шариата. В свою очередь представители либеральных групп считают, что законы должны быть отредактированы с учётом реалий современного мира. Такие споры сильно препятствуют формированию новых государственных институтов страны. К примеру, в Ливии до сих пор не принят проект новой конституции, в то время как в соседнем революционном Египте, основной закон государства был издавался уже два раза...

Но главным препятствием на пути к восстановлению страны является раздробленность государства на территории, подконтрольные отдельным кланам, которые всё больше стремятся к сепаратизму. Былой центральной власти, которая существовала при Каддафи, в Ливии сегодня не существует. В своё время именно этот человек сумел объединить под своим началом отдельные ливийские кланы и племена, которые отказались от взаимных претензий и смогли мирно сосуществовать в пределах одного государства. А ныне правящий Генеральный национальный совет не в состоянии контролировать даже 30% ливийской территории, на которой то и дело вспыхивают вооружённые конфликты между отдельными ливийскими племенами и группировками боевиков...

Что же ожидает страну в будущем? Безусловно, удержать раздробленные ливийские кланы в рамках одного государства сможет лишь сильная и авторитетная власть. Ни один выборный комитет с такой ролью не справится. Кто же может стать новым лидером страны?

Взоры многих аналитиков сегодня обращены к двум уцелевшим сыновьям Каддафи – Саади и Сеифу аль-Исламу (последний находится под стражей). Сеиф аль-Ислам сидит в тюрьме города Зинтан, власти которого вовсе не торопятся передавать его в руки официального Триполи. Игнорируются и требования отдать сына Каддафи под Международный трибунал. Это говорит о том, что Сеиф аль-Ислам по-прежнему имеет определённую силу и авторитет в некоторых ливийских кругах, которые не исключают его использования в своих политических целях.

Что же касается другого сына Каддафи — Саади — то тот не признаёт революцию и вовсю призывает народ к сопротивлению: до недавнего времени Саади скрывался в Нигере, однако сейчас появилась информация, что уцелевший сын Каддафи вернулся в Ливию. Именно в нём многие видят того лидера, который сумеет урегулировать обстановку в стране и удержать её от окончательного развала. Но вот присоединятся ли сильнейшие ливийские племена к такому лидеру?

Увы, велика вероятность, того, что успех ливийского диктатора его сыновьям повторить не удастся. Ибо интересы ливийских племён зачастую очень разные.

Так, две трети всех запасов ливийских углеводородных ресурсов находятся в Киренаике, не желающей больше «кормить» всю страну. В 2013 году в столице Киренаики было создано собственное правительство, целью которого является «разделение ресурсов лучшим образом и уничтожение централизованной системы, унаследованной властями в Триполи». Эта ситуация напоминает противостояние Каталонии в Испании, но ещё больше она похожа на сепаратистские настроения Иракского Курдистана.

Вслед за Киренаикой свою автономию провозгласила и область Феццана. Власти региона даже избрали собственного президента, на пост которого был назначен господин Нури аль-Куизи. Официальной причиной отделения от центра стала неспособность последнего решить первостепенные проблемы региона...

Режут направо и налево

Особую обеспокоенность вызывают и многочисленные факты нарушений прав человека в новой Ливии. Прежде всего речь идёт о преследовании бывших сторонников Каддафи. Да, часть офицеров и генералов диктатора перешла на службу революционных властей. А вот непокорных правительство «прессует» очень жёстко.

Согласно официальным данным, на октябрь 2013 года в Ливии насчитывалось восемь тысяч политических заключённых. Эти люди лишены правовой помощи и контактов с семьёй, ко многим из них применяют пытки. Так, в нынешнем январе стало известно о гибели героя ливийской антимонархической революции 1969 года, генерал-майора Хади Тахер Имбириш. По данным председателя ассоциации «За единую и демократическую Ливию» Фатимы Абу ан-Ниран, он скончался от пыток в тюрьме города Зинтана. По словам правозащитницы, «представители племени Варфалла (к которому принадлежал генерал) сообщили, что его смерть была насильственной... В ходе очередного допроса надзиратели забили Имбириша до смерти. На его теле видны следы многочисленных побоев и гематомы».

Стоит сказать, что далеко не все тюрьмы в стране находятся под контролем официального правительства. Значительная часть тюремных блоков контролируется группировками, которые появились в ходе вооружённой борьбы с режимом Каддафи. Согласно докладу Миссии ООН по Ливии и Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, заключённых в этих тюрьмах арестовывали по подозрению в поддержке бывшего режима, а также на основании их принадлежности к той или иной племенной или этнической группе. Некоторые из этих узников потом рассказывали, что их избивали кнутами, кабелями и металлическими прутьями, пытали электрическим током, подвешивали вверх ногами, прижигали части тела сигаретами, обливали горячей жидкостью и надолго лишали пищи.

По данным Миссии, с 2011 года в результате таких издевательств умерли 27 человек. Не случайно Управление Верховного комиссара ООН по правам человека призвало ливийские власти прекратить подобное обращение с заключенными. И хотя правительство страны приняло закон, запрещающий пытки, похищения и дискриминацию, в реальности с правами человека в лучшую сторону ничего не изменилось...

Ко всему этому стоит прибавить и разгул терроризма. Так, 12-го января 2014 неизвестные застрелили заместителя министра промышленности Ливии Хасана аль-Друи (Hassan Al-Droui). По данным службы безопасности страны, «заместитель министра промышленности, был убит неизвестными в его родном городе Сирт». Пока ни одна террористическая группировка не взяла на себя ответственность за убийство.

Но наибольший размах насилие приобрело в Бенгази — втором по величине городе страны. Практически ежедневно там совершаются атаки на сотрудников силовых структур, на представителей центральных властей страны, а также на иностранных дипломатов. Наиболее серьёзный инцидент произошёл 11-го сентября прошлого года, когда в результате атаки на диппредставительство США погиб посол Соединённых Штатов в Ливии Кристофер Стивенс и ещё трое американцев. Позднее террорист-смертник подорвал заминированный автомобиль рядом с территорией военной базы близ Бенгази — в результате, по разным данным, погибли от шести до семи военнослужащих, много людей получили ранения...

...Таким образом, становится очевидно, что новые власти не могут решить проблему с разоружением боевых революционных отрядов. Лишь их малая часть согласилась перейти под контроль официальных властей, большинство же боевиков подчиняются только своим полевым командирам, по-прежнему отстаивающим лишь собственные , сугубо корыстные интересы.

Впрочем, кандидат исторических наук Гумер Исаев справедливо отмечает, что «раскол прошел гораздо глубже — на уровне регионов и племён, которым договориться друг с другом оказалось куда сложнее. Спустя два года после гибели Джамахирии оказалось, что единого ливийского народа больше нет — есть разные племена, в разной степени недовольные положением дел, рассматривавшие дело борьбы с Каддафи в первую очередь как возможность изменить свое положение, увеличить доходы от нефтяных богатств, получить большую автономию и так далее».

По мнению Гумера Исаева, в Ливии уже сегодня повторяется сценарий произошедшего в Ираке. Так, Иракский Курдистан давно не подчиняется власти Багдада, но формально по-прежнему является частью Ирака. Между тем, иракские курды самостоятельно заключают договора на поставки нефти с другими странами, игнорируя при этом центр. Сейчас к тому же сценарию идёт и ливийская Киренаика.

В этой связи Исаев выдвигает интересную теорию, согласно которой в современных Ираке и Ливии «образовались новые формы государственности на Большом Ближнем Востоке, которые вполне соответствуют такой политологической категории как «failed state», т.е. «несостоявшееся государство». Атрибутами этой системы являются сведённая на нет роль центральной власти и лишь формальная приверженность региональных лидеров идее единства государства. Да, в созданной по такому принципу стране допускаются какие-нибудь общие институты власти, общее представительство в международных организациях и так далее, однако по поводу общего доступа к нефти и газу необходимо договариваться с региональными властями.

Понятно, что у такой разодранной страны нет и не может быть нормального будущего. Очевидно и то, что над уроками Ливии стоит задуматься и другим странам, которые увлеклись сомнительными идеями «арабской весны». Особенно Украине, сценарий развала которой всё более и более напоминает ливийский...

Юлия Чмеленко, специально для «Посольского приказа»

 

 

 

 

 

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика