Вы находитесь здесь: // ГЕО в политике // Кто, как и почему предавал Каддафи

Кто, как и почему предавал Каддафи

16e58e3b75f3c9b3d28259f97036a6f6_view_article Буквально на днях суд в столице Ливии Триполи вынес смертный приговор Сейфу аль-Исламу, сыну диктатора Муаммара Каддафи — за «жестокое подавление народного восстания» 2011 года. Это событие поневоле заставляет вспомнить печальную судьбу как самого диктатора, так и всей его страны...

С момента вооружённого переворота в Ливии, приведшего к падению режима Муаммара Каддафи, прошло четыре года. За это время Ливия из стабильно развивающегося и независимого государства превратилась в страну с практически разрушенной экономикой, в настоящее поле боя враждующих кланов и террористических группировок. Сам Муаммар Каддафи был казнён в нарушении всех международных конвенций, говорящих о недопущении расправ над пленёнными командирами, что подтверждается результатами расследования международной правозащитной организации Human Rights Watch.

Сегодня много спорят о причинах падения Каддафи. И можно смело утверждать, что главной причиной его краха стала вовсе не внутренняя слабость Ливийского государства, не какие-либо социальные или экономические проблемы, а банальное предательство. И это предательство носило, можно сказать, тотальный характер, охватывая буквально всё, что окружало диктатора — от членов его семьи до самых «преданных» генералов и западных внешних союзников...

Семейные распри

Как известно, у Муаммара Каддафи было восемь родных детей, один из которых, Мухаммад, от первого брака. Детьми от второго брака являются: Саиф аль-Ислам, Саади, Мутасим Билал, Ганнибал, Сейф аль-Араб, Хамис и дочь Айша. Немалую роль в доме Каддафи играли и приёмные дети – Муса Ибрагим и Муса Куса.

Надо сказать, что в этой среде царило лишь видимое семейное единство — спокойствие нарушал пресловутый денежный вопрос. Практически все дети Каддафи и его фавориты имели доходы от National Oil Company («Национальной нефтяной компании») и её филиалов. То, что значительная часть доходов от продажи нефти (95% экспорта) оказывалась на личных счетах членов клана Каддафи, ныне подтверждают и многие эксперты по арабским странам. Кроме того, важными дополнительными средствами семейного бюджета стали прибыли двух крупных инвестиционных фондов: Lybian investment authority (Lia) и Lybian arab foreign investment company (Lafic). По данным одного итальянского издания, перед революцией члены семьи владели совокупным капиталом в 70 млрд долларов...

Но ещё в 2009 году стало известно о разгоревшейся междоусобной войне между восемью законными отпрысками Каддафи — за долю в управлении отцовскими капиталами. В частности, одно из «сражений» между братьями велось за контроль над местным производством Coca-Cola. В этой баталии участвовали Саиф, который контролировал ливийские СМИ, Мохаммед, старший брат, и Саад, футболист-неудачник. Позднее, во время революции, один из них – Саиф, храня обиду за то, что не в в его пользу был разрешён финансовый спор, фактически присоединился к сторонникам оппозиции. Мало того, получив от отца указание отправиться на восток для борьбы с протестующими, Саиф, прибыв в Бенгази, отказался воевать против повстанцев и сложил свои генеральские полномочия.

Отказался от лидера Джамахирии и другой ближайший соратник Каддафи, глава ливийского МИД Муса Куса. По прибытии в Лондон в апреле 2011 года Куса заявил, что не желает больше представлять режим Каддафи на международной арене. По некоторым данным, он также был обижен за «несправедливое», по его мнению, распределение семейных доходов...

В ходе войны были убиты двое сыновей Муаммара Каддафи — Мутасим Билал и Хамис. Саиф аль-Ислам попал в плен и, как уже говорилось, теперь приговорён к смертной казни. Прошения его адвокатов о проведении процесса не в Ливии, а в Гааге, не принесли результатов. По мнению самого Сейфа, этот суд превратится в обычный фарс. «Я не боюсь умереть, однако если вы казните меня после такого суда, вы должны просто назвать это убийством и удовлетвориться этим», — сказал в своём последнем слове Сайф аль-Ислам, находясь в тюрьме города Зинтан на западе Ливии.

Четверо оставшихся детей Каддафи – Мухаммад, Саади, Ганнибал и Айша — ныне скрываются от ливийских властей. Мухаммад, старший сын, 29-го августа 2011 года вместе с членами своей семьи бежал в Алжир. Нашёл убежище в Алжире и Ганнибал Каддафи. Саади Каддафи удалось скрыться в Нигерии. Все они сегодня тщательно отмалчиваются, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания.

Наиболее мужественно ведёт себя дочь диктатора — Айша Каддафи. Являясь бывшим послом доброй воли ООН, она не перестаёт подавать в суд на незаконные бомбардировки страны и убийства близких. Так, она сегодня судится с НАТО за ракетно-бомбовый удар по зданию в резиденции Каддафи, где погибли её брат, Саиф аль-Араб Каддафи, и малолетняя дочь. Она утверждает, что это нападение противоречило всем нормам ведения войны, ибо удар нанесли по гражданскому зданию. не имевшего никакого военного значения. Айша также продолжает призывать ливийцев к восстанию против нового правительства и добивается реабилитации отца перед лицом мирового сообщества — с целью заставить Международный уголовный суд расследовать гибель Муаммара Каддафи.

Таким образом, всем семейным спорам в клане Каддафи конец положила революция. Увы, эти споры фактически вылились в предательство, имевшее для семьи самые роковые последствия.

Пятая колонна в армии генералов

Когда в ливийском восстании при помощи НАТО произошел переломный момент, нашлись предатели и среди ближайших генералов Каддафи. К примеру, в самый неподходящий момент в отставку ушёл двоюродный брат Каддафи — генерал Ахмед Каддаф ад-Дам, который считался одним из наиболее влиятельных советников Муаммара и занимался его внешними связями.

Свой уход Ахмед объяснил «несогласием» силовой попытки подавить народное сопротивление. Но на самом деле своим подлым поступком предатель фактически обеспечивал себе реабилитацию со стороны ЕС — ибо ещё в феврале 2011 года Евросоюз включил ад-Дама в список высокопоставленных ливийцев, в отношении которых (за разного рода коррупционные махинации) действовали визовые ограничения, и чьи финансовые активы в Европе были заморожены. Чтобы эти ограничения с него были сняты, генерал пошёл на прямую измену. На Западе это оценили, и в 2014 году Общий суд Евросоюза снял с Ахмеда Каддафа ад-Дама все санкции. Таким образом, этот человек умудрился после революции сохранить все свои награбленные при диктаторе миллионы, вовремя переметнувшись на сторону победителя...

Говоря о многочисленных предателях ливийского лидера следует упомянуть и другого родственника Каддафи — генерала Мохаммед Барран Эшкала В свое время генерал командовал элитной бригадой Омар аль Мегариеф (Megarief). Данное соединение должно было защищать и охранять ворота Триполи. Однако этот изменник за очень крупную взятку 21-го августа 2011 года фактически открыл для повстанцев дорогу в город, что ускорило падение Триполи. Впрочем, это не помогло генералу — впоследствии его убили бойцы повстанческой «Ливийской Освободительной Армии»: ему отрезали голову...

Волки в овечьей шкуре

В своё время Каддафи вёл очень ловкую внешнеполитическую игру, балансируя между США и Советским Союзом, склоняясь то в одну, то в другую сторону и извлекая из этих противоречий нужную для себя выгоду. Эту же политику он пытался проводить и позднее, когда закончилась холодная война.

И поначалу казалось, что и здесь диктатор окажется в выигрыше...

В 2006 году США официально перестали называть Каддафи террористом и даже исключили Ливию из списка государств, «спонсоров терроризма», который ежегодно составляется Госдепом США. Это решение, по мнению Кондолизы Райс (в то время госсекретаря США в администрации Джорджа Буша-младшего) якобы открыло «новую эру в американо-ливийских отношениях». По её словам, потепление отношений между Вашингтоном и Триполи явилось «признанием сохранения Ливией приверженности осуждению терроризма, а также её великолепного сотрудничества с Соединёнными Штатами и другими членами международного сообщества, налаженного в ответ на глобальные угрозы цивилизованному миру после событий 11-го сентября 2001 года».

Это американское признание стало самым настоящим сигналом для всего Запада! Европа принялась вовсю продавать Каддафи оружие. Англичане даже согласились обучать ливийских курсантов в британской военной академии. По данным английской газеты Guardian, со времени снятия эмбарго на поставку оружия в Ливию в 2004 году Европейский союз одобрил сделки общей стоимостью 834 млн. евро. В одном только 2009 году европейцы продали Ливии вооружений на сумму 343 млн. евро!

Особенно тесные связи были налажены с Италией. Именно Италия в течении многих лет была, по мнению Каддафи, его «ближайшим другом» на международной арене. Итальянские бизнесмены занимали привилегированное положение на перспективном североафриканском рынке. В 2004 году Италия построила подводный газопровод Green stream, по которому и сегодня ливийский газ направляется на европейский рынок.

А 30-го августа 2008 года в Бенгази Муаммар Каддафи и итальянский премьер Сильвио Берлускони подписали историческое соглашение о развитии политических и экономических отношений – Договор о дружбе, партнёрстве и сотрудничестве между Ливией и Италией. По данным итальянской газеты La Repubblica, в этом договоре насчитывалось 22 статьи, затрагивающие различные области самых тесных взаимных контактов.

Так, Италия обязалась выделить Ливии крупные инвестиции в обмен на привилегированный доступ к ливийским запасам полезных ископаемых, в первую очередь нефти и газа. Статья № 20 Договора была посвящена военному сотрудничеству двух стран. Стороны намеревались обмениваться «экспертами, инструкторами, техниками, военной информацией и проводить совместные манёвры». И вообще, Италия и Ливия планировали трудиться над «реализацией сильного и масштабного промышленного партнёрства в области обороны».

После подписания этого договора Италия вошла в тройку крупнейших инвесторов в ливийскую экономику. В свою очередь, Ливия стала активно вкладывать свои капиталы в итальянскую экономику. Например, в октябре 2008 года Триполи выкупил крупный пакет акций банка UniCredit – второго по величине банка Италии – на сумму в 500 млн. евро. В общей сложности Ливия приобрела 5% акций, став вторым крупнейшим акционером банка. Также десятки миллионов евро были вложены Каддафи в покупку акций итальянского нефтяного гиганта ENI.

Яркой иллюстрацией к «дружеским» отношениям Сильвио Берлускони и лидера Джамахирии стало событие на саммите Лиги арабских государств 1-го апреля 2010 года, когда Берлускони принародно поцеловал руку Муаммара Каддафи!

Однако все эти реверансы, как и экономические соглашения, вовсе не помешали премьер-министру Италии предоставить свои военные базы, расположенные на Сицилии и на на севере страны, для проведения военных операций НАТО против Ливии, когда там вспыхнула гражданская война. Берлускони даже заявил, что «в случае необходимости Италия готова будет принять участие в военных акциях собственными силами и средствами».

Это предательство буквально потрясло Муаммара Каддафи! В одной из своих последних речей ливийский лидер сказал следующее:

«Я хочу спросить Берлускони: Сильвио, где наша дружба, о которой ты так много говорил? Где итальянский парламент, который тоже много говорил о дружбе? Где вы все?!» .

Однако ответа он так и не дождался...

Не меньшим ударом для него стало предательство Франции. Известно, что в своё время предвыборная компания президента Французской республики Николя Саркози была полностью профинансирована ливийскими средствами. Так, интернет-издание Mediapart обнародовало документ от 2006 года, в котором говорится, что глава ливийской разведки Муса Куса санкционирует перевод через посредников 50 млн евро на предвыборную кампанию Саркози. Эти же данные подтверждал и белорусский лидер Александр Лукашенко, утверждавший, что Саркози взял у Каддафи на кампанию 100 млн долларов.

С избранием Николя Саркози в мае 2007 года президентом франко-ливийские отношения только пошли в гору. Уже летом 2007 года, то есть практически сразу после избрания Саркози, Ливия заключила с Францией контракт на покупку противотанковых ракет и оборудования для радиосвязи на сумму 300 млн. евро.

В июле 2007 года Франция и Ливия также подписали Меморандум о сотрудничестве в сфере мирного использования атомных технологий. Каддафи также договорился о покупке Ливией современных французских вооружений на сумму 4,5 млрд. евро! В их число входили: 14 истребителей Dassault Rafale, 10 боевых вертолётов Eurocopter Tiger, 15 транспортных вертолётов Eurocopter EC 725 Caracal (Cougar), 10 лёгких вертолетов Eurocopter AS 550 Fennec, два корвета проекта Gowind, восемь сторожевых катеров, 13 колёсных боевых бронированных машин ERC90 Sagaie, 25 лёгких бронированных машин VBL, 60 колёсных бронетранспортеров VAB, а также управляемые ракеты MICA класса «воздух-воздух» (в том числе в виде ЗРК), 155-миллиметровые самоходные гаубицы CAESAR...

Но когда в Ливии началась революция Франция, как и весь остальной западный мир, стала для Каддафи смертельным врагом. Мало того, именно Франция организовала ту самую операцию по поимке Каддафи, которая закончилась страшной гибелью лидера Джамахирии — именно французские спецслужбы навели повстанцев на автомобильный кортеж убегавшего диктатора.

Говорят, что Каддафи сам подписал себе смертный приговор, когда в отчаянии от натовских бомбардировок открыто пригрозил раскрыть подробности своих отношений с Николя Саркози, в том числе и о тех самых выборных миллионах. И французский президент поспешил заткнуть ему рот.

Кстати, французам сильно помогла Сирия. Сирийский лидер Башар Асад передал французским спецслужбам номер спутникового телефона полковника, по которому его впоследствии удалось выследить. Об этом сегодня говорит бывший высокопоставленный сотрудник ливийской разведки Рами аль-Убейди.

«В обмен на это Асад получил со стороны французов обещание предоставить ему время и ослабить политическое давление на его режим, что потом и произошло», – сказал аль-Убейди. И это не смотря на то, что Ливия и Сирия много лет тесно сотрудничали между собой, особенно на почве противостояния с Израилем! А одно время — в 1980 году — даже рассматривался вопрос о слиянии обеих стран в единой государство. Однако вместо объединения, в конце концов, случилось предательство...

Сам себе вырыл могилу

Одно время наши политологи в предательстве Каддафи обвиняли и Россию. Мол, нашим надо было занять более твёрдую позицию в ливийском вопросе, вплоть до открытой поддержке диктатора. Однако, на мой взгляд, это неправильная оценка.

Дело в том, что Каддафи после холодной войны резко охладел к сотрудничеству с нашей страной и фактически повернулся лицом к Западу. Мало того, он вёл свою, крайне невыгодную России, игру на рынке мировых ресурсов. Известно, что диктатор начал реализацию крупных инвестиционных проектов, например, строительство заводов по сжижению газа для поставок в Южную Европу. Что само по себе стало вызовом для нашего Газпрома. Кроме того, Москва уже была одним из инициаторов развития перспективного направления по разработке сжиженного природного газа (СПГ) и создания «газовой ОПЕК». Нас поддержали Катар и Иран, но вот Ливия на предварительных переговорах заняла очень двусмысленную позицию, которая фактически соврала намечавшиеся договорённости.

В общем, энергетические планы Каддафи явно мешали соответствующим российским проектам. Отсюда и наше бездействие в ливийском вопросе, когда там началась революция...

... А Каддафи пал жертвой своей собственной политики. Он фактически развратил большими деньгами своих родственников, которые погрязли в коррупции и в грязных интригах. А от них и до предательство оказалось очень недалеко.

Во внешнем же мире диктатор пытался сохранить так называемую многовекторность, то есть — ловкую ориентацию на самые разные центры влияния. Но после холодной войны такой центр остался один — это Запад. И Западу для диалога с кем-либо уже не нужны были посредники, Западу требовались лишь покорные и полностью подконтрольные ему лидеры.

Увы, Каддафи этого так и не понял. По меткому замечанию украинского политолога Ростислава Ищенко «он в последние десятилетия жизни и правления пытался играть на всех досках (то есть он не был лоялен США, но и Москве не был другом)... До Каддафи дошло слишком поздно, — политика „многовекторности“ завершилась, надо принимать чью-то сторону. В данном случае — США или России... Но оказалось, что он не нужен ни тем, ни этим».

И надо сказать, что Запад очень ловко окрутил диктатора. Поначалу приманил к себе через различные выгодные договорённости и контакты, а потом, когда в Ливии началось восстание, попросту ликвидировал пытавшегося играть в самостоятельность лидера. И тот ничего не мог уже поделать — международная изоляция, в которую Каддафи сам себя загнал, оказалась непробиваемой.

Это очень достойный и впечатляющий урок для политиков третьих стран мира, которые пытаются вести на международной арене слишком хитрые игры с разными центрами силы. Как мы убедились, такие игры ничем хорошим для них не заканчиваются...

Юлия Чмеленко, специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика