Вы находитесь здесь: // Архивы не молчат // Англо-американские «кузены» доктора Геббельса

Англо-американские «кузены» доктора Геббельса

i Кризис на Украине, спровоцировавший обострение международных отношений, в очередной раз заставляет нас задуматься об информационной войне, которую против нас готовы вести западные державы. Некоторые из недалёких наших соотечественников полагают, что «информационная война» является неким замшелым пропагандистским штампом времён холодной войны. Неудивительно поэтому, что такие люди легче всего поддаются на уловки этой войны, вольно или невольно выступая на стороне незримых противников России. Чтобы воспрепятствовать этому процессу или, по крайней мере, понять некоторые из его принципов, имеет смысл обратиться к истории первых информационных спецопераций, которые впервые стали разрабатываться и осуществляться в годы Второй мировой войны...

Уже в 1940 году для всех специалистов стало очевидно, что в области пропаганды начавшаяся Вторая мировая война будет мало походить на Первую мировую войну. На этот раз военная пропаганда оказалась настолько грязным делом, что едва ли могла сравниться с методами, которые применялись во время «битвы народов» в 1914—1918 годах. И касалось это не только известного доктора Геббельса, главного пропагандиста нацистской Германии, но и западных, англо-американских союзников. Прежде всего Британии, имевшей, можно сказать, вековой опыт проведения разного рода информационно-психологических операций.

Циники и их циничные методы

Эллик Хоув, один из ключевых сотрудников британского отдела ведения психологической войны, в этой связи вспоминал:

«Вся британская пропаганда находилась под началом Управления политической разведки и пропаганды (ПВЕ), организации базировавшейся в лондонском Буш-хаусе, а также в сельском аббатстве Уобёрн. Эта пропаганда... нередко приводила в восторг такого немецкого мастера манипуляций, как доктора Пауля Йозеф Геббельса… Британская чёрная пропаганда без преувеличения была дьявольской и воистину изощрённой. В древних залах почтенных герцогов Бедфородов её организовывал Сефтон Делмер, который отважным образом выдавал для газетного концерна Бивербрука фантазии о гитлеровской Германии, что было одной из чёрных операций ПВЕ. Его команда была пёстрой, почти кучкой сброда. С одной стороны там была группа одаренных журналистов и учёных, которые изучали Германию и нацистских руководителей, их биографии и их психологию. С другой стороны Делмер собрал массу дезертиров, эмигрантов и военнопленных из Германии, Италии, славянских и балканских стран. Его пропагандисты использовали их бытовые и сугубо частные знания. Приток сведений из Германии, которыми располагал Делмер, основывался на новых газетах, журналах, радиопередачах, допросах военнопленных. Все это позволяло производить на свет целенаправленные слухи, которые назвали сибсами. Эти слухи, якобы происходившие из самой Германии или оккупированных территорий, распространялись посредством радиопередач и листовок. Они должны были подрывать мораль и вызвать конфликты».

Главным же дирижёром и организатором чёрных операций был лейборист Хью Дальтон, некоторое время являвшийся британским министром экономической войны. Именно его Черчилль поставил во главе только что созданного и весьма засекреченного Управления политической разведки и пропаганды. Томас Барман, человек близко знакомый с Дальтоном, рассказал о нём следующее:

«Хью Дальтон обычно прибывал время от времени в аббатство Уобёрн, что инспектировать подчиненные ему подразделения. Это был большой, шумный человек, который уже во время завтрака вел себя отвязано и распущено. Обычно он был одет что-то вроде толстого, белого пуловера, которые предпочитают хорошие вратари. Он спрашивал, кто бы хотел его сопровождать во время утренней прогулки в воскресенье. По мере этих вопросов добровольцев на прогулки наблюдалось всё меньше и меньше. Люди вздрагивали, когда слушали его голос, а он слушался почти повсюду… При выборе методов он был совершенно неразборчив. Многие из нас были возмущены его привычкой проявлять заботу о подчинённых из нашей команды, дабы те выкладывали, что замышляло их начальство… Его пометки, сделанные на бумагах красными чернилами, равно как и предложения в большинстве случаев были на редкость хамскими. Даже в министерстве иностранных дел о Дальтоне отзывались не слишком благожелательно. Его нередко называли «лекарем, который с одного конца Европы мог учуять на другом немецких предателей».

А вот признание бывшего социалиста Ричарда Кроссмана, в годы войны непосредственно отвечавшего за осуществление операций ПВЕ и считавшегося «блестящим спецом» в деле провокаций и мистификаций: «Мы обучали маленькую армию одарённых любителей самым грязным трюкам: от лжи, краж, подделки документов до изворотливых убийств. И всё это, конечно, под прикрытием того, что мы должны были сохранить демократию». При самоличном описании свершённых этой организацией «славных подвигов» Кроссман специально выделял чёрную пропаганду как «единственную военную сферу, где мы были бесспорными победителями»...

И всё же самым эффективным агентом ПВЕ был именно Сефтон Делмер. По словам Хоува, «он был сыном отца-англичанина и матери-австрийки, которая выросла в Германии периода правления кайзера Вильгельма II. Его кабинет в аббатстве Уобёрн был украшен табличкой „Евреи здесь нежелательны“, которая якобы была вывезена из нацистcкой Германии».

Некоторые британские политики вообще полагали, что Сефтон Делмер был не совсем нормальной личностью, и у него могли быть психические отклонения. Лидер Палаты общин сэр Стаффорд Криппс в свое время возмущённо бросил в лицо Делмеру: «Мне жаль, что вы принадлежите к этой отвратительной порнографической организации. На кого она ориентируется? На самых примитивных членов нацистской партии, от которых едва ли можно ожидать что-то хорошее». Делмер полностью проигнорировал эти слова, равно как и призыв лидера Палаты общин сосредоточить внимание на «хороших немцах», которые после падения нацистского режима должны были заняться восстановлением Германии.

Однако Делмеру на всё это было решительно наплевать, ибо пользовался поддержкой на самом верху; по словам одного свидетеля, ему был дан карт-бланш на враньё – он не должен был сдерживать свои фантазии, не должен был мучиться угрызениями совести. Сам Делмер вспоминал, что его даже поторапливали: «Продемонстрируй свой проект, как можно быстрее. Тебе выпал неповторимый шанс продемонстрировать свою изобретательность. Ты можешь выдавать всё, что захочешь. В твоём деле тебе никто не будет мешать».

И Делмер действительно явил себя во всей изощрённости!

«Наши цели — подрывные»

Сначала он подделал выпуск официальной нацистской газеты «Народной обозреватель», в которой сообщалось, что супруга улетевшего весной 1941 года в Англию Рудольфа Гесса направила их сына в психиатрическую лечебницу (за исключением указанной заметки выпуск газеты в целом был действительным). Сам Делмер отрицал, что когда-либо показывал эту подделку находившемуся в заключении Рудольфу Гессу. Однако не отрицал того факта, что предлагал воздействовать на Гесса наркотиками, чтобы выуживать из него нужные сведения или же вовсе пускать наркотический бред бывшего ближайшего сподвижника фюрера в эфир.

Вслед за поддельной статьей последовала другая. На этот раз она появилась в британской газете «Дейли телеграф». В ней рассказывалось о мнимом разговоре, который якобы состоялся в Берхтесгадене между Гитлером и Джоном Кьюдли, американском послом в Бельгии. В указанном выдуманном разговоре Гитлер отзывался о Рудольфе Гессе как «душевнобольном, чью болезнь унаследовал ему сын Рюдигер-Вольф» и опять же повторялась информация о принудительной госпитализации сына Гесса. Неудивительно, что находясь в британском плену, Рудольф Гесс предпринял, по меньшей мере, две попытки самоубийства.

В своих воспоминаниях, которые Делмер назвал «Чёрный бумеранг», этот мастер лживой пропаганды оправдывался тем, что якобы был возмущён и рассержен попыткой Гесса способствовать заключению мира между Англией и Третьим рейхом. Но едва ли можно верить словам этого человека, ибо он предельно чётко и ясно говорил своим сотрудникам об истинных целях их деятельности:

«Наши цели – подрывные. Мы должны распространять среди немцев тревожные слухи, которые будут способствовать раздорам, и в итоге склонят их к тому, чтобы перестать доверять своему правительству, перестать повиноваться властям. Это должно произойти не столько из политических соображений, сколько благодаря поощрению человеческих слабостей»...

Извращённые фантазии Делмера, сознательные выдумки и причудливые вымыслы должны были пробуждать жажду к сенсациям и скандалам, которые должны были базироваться на «надёжных» источниках. Использовался принцип полуправды — в реальный сюжет встраивалась сенсационная ложь.

Например, это коснулось такого заведения как немецкая организация «Источник жизни». Изначально созданное по инициативе Генриха Гиммлера это ведомство должно было оказывать помощь матерям-одиночкам. Однако в изложении Делмера дома «Источника жизни», раскиданные сначала по всей Германии, а затем и на оккупированных территориях, превращались в притоны и бордели, где якобы предавались разврату офицеры СС, тем самым разрушая «священную немецкую семью».

Целились не только в Германию, но и в Советский Союз

О фантазиях на тему СС и их служащих вообще стоит поговорить отдельно. Делмер всячески пытался изобразить эсэсовцев и их шефа Генриха Гиммлера как... «большевиков»?! Подобным уловками Делмер пытался «убить двух зайцев сразу»: вести антигитлеровскую и антисоветскую пропаганду.

«Служащие СС как потаённые большевики» с одной стороны должны были вызвать неприятие у самих немцев, а с другой — вызвать у британцев неприязнь к Советскому Союзу. Британские спецслужбы всеми силами пытались изобразить, будто бы главный палач Третьего рейха заключил тайное соглашение с Советским Союзом. Например, распространялись листовки якобы от имени неких «немецких подпольщиков-патриотов». В них говорилось:

«Гиммлер начал подготовку к великой измене. Он полагает, что пришло время продать нас Советам, он думает, что резервная армия не будет вступать в дело. Гиммлер верит в то, что полевые части не смогут противостоять ему, так как на Восточном фронте они сражаются против русских и местных большевиков. Когда Восточный фронт приблизится к Германии, то Гиммлер будут готов заключить соглашение с товарищами из Москвы. Настало время предотвратить измену Гиммлера. Мы — немецкие офицеры, те кто остановит это предательство».

На первый взгляд может показаться, что подобного рода выдумки едва ли могли воздействовать на общество: как немецкое, так и английское. Однако детали антигитлеровского заговора 1944 года (т.н. операция «Валькирия») указывают, что в нём использовался именно мотив «заговорщиков из СС, которые решили устранить Гитлера». А это заставляет выдвинуть следующие серьёзные предположения.

Во-первых, консервативный заговор 1944 года мог контролироваться из Лондона, поддержавшего заговорщиков соответствующей пропагандой. Во-вторых, он носил явно «антирусский» характер, так как с большой долей вероятности можно утверждать, что в случае успешных действий заговорщики непременно заключили бы мир с западными державами, при этом продолжив войну против СССР. Гибель же Гитлера в данном случае списали бы на «действия эсэсовских заговорщиков, которые намеревались заключить союз с Москвой». Таким образом нелепица с «большевистскими эсэсовцами» обретала свой неявный, потаённый, но глубокий смысл...

Надо сказать, что от британского союзника старались не отставать и Соединённые Штаты Америки, которые хоть и запоздало объявили войну нацистской Германии, тем не менее оказались талантливым учеником, не уступающих своему британскому учителю ни в чём. В ноябре 1944 года в американских частях экспедиционных сил, находившихся под командованием Эйзенхауэра, были распространены специальные директивы. Они были подготовлены американским подразделением психологического ведения войны (United States Psychological Warfare). В этих документах были установлены такие методы ведения психологической войны, чья актуальность отнюдь не угасла со временем. Пережив нацистскую Германию на многие десятилетия, эти методы фактически дожили до сегодняшнего дня. Вот лишь некоторые из этих положений:

«Отличительной чертой чёрной пропаганды является то, что решительным образом надо предпринимать всё возможное, чтобы скрыть источники её распространения. «Чёрное» — это не просто грязное, потаенное, порнографическое или неофициальное – хотя все перечисленные определения к нему могут быть отнесены в полной мере. «Чёрное» означает, что немецкая душа должна быть окутана обманом, рафинированными выдумками, цель которых состоит в том, чтобы используя специфичность формулировок взывать к эгоистичным, неправильным, индивидуалистическим сторонам человека. Второй отличительной чертой чёрной пропаганды является то, что распространяется негласно; по этой причине официально можно дистанцироваться от неё…

Чёрная пропаганда может включать в себя элементы сенсационности. Если в распоряжении имеются необходимые сведения, оглашение которых технически возможно в самый психологически благоприятный момент, то чёрная пропаганда может принимать формы радиопрограмм, листовок, специально запущенных слухов или единственной, но сенсационной радиопередачи, главная цель которой состоит в том, что ввести противника в заблуждение. Запутывать и запугивать должно не только само общение, но также допущение того, что оно, по-видимому, почерпнуто из надежного источника.

Обману и мерам предосторожности, в условиях которых проводится операция, должно уделяться первостепенное значение. Успешная, смелая и значительная чёрная операция принципиальным образом отличается от всех ранее предпринимаемых. Она подразумевается, что союзники и противники вводятся в заблуждение в равной степени. Обман должен стать частью официальной пропаганды, он должен появляться на станицах союзнических газеты, при этом союзники не должны догадываться, что их одурачили… Любые немецкие опровержения должны полностью игнорироваться, а заметные личности должны оставаться в тени… Надо успешно распространять поддельные документы и подрывные листовки, авторство которых должно приписываться Германии. Их содержание должно быть воспринято прессой союзников и нейтральных стран. Эти документы должны активно цитироваться… Пропагандистские агентства активно сотрудничают с Управлением стратегических служб (ОСС) и Управлением специальных операций (СОЕ), с которыми вырабатывают общие планы действий, координируют свою работу»...

Вовремя замести следы

Большое значение западники придавали сокрытию следов, методов и принципов ведения психологической войны. Уже после мая 1945 года как американцы, так и британцы в этом плане не брезговали прибегать не только к аморальным уловкам, но и к откровенно преступным действиям.

Эллик Хоув в этой связи вспоминал:

«То, что касалось региональных структуры и прочих секций, то документы хранились в личных досье. Если бумаг становилось слишком много, что их просто уничтожали, не получая на это разрешения начальства… Сразу же после окончания войны Управление политической разведки и пропаганды (ПВЕ) было решено ликвидировать настолько срочно, насколько это было под силам служащим… ПВЕ приняло на работу девушку-архивиста, которая толком даже не была ознакомлена с работой управления. Но она давала указания: надо уничтожить документ или сохранить его. В итоге библиотека министерства иностранных дел получила материал, которым можно было доверху наполнить тридцать кабинетов. Тем не менее, по моему мнению, общее количество реально существовавших документов было в десятки раз больше. Как и следовало ожидать, в тоже самое время ПРО [Public Record Office, Лондонский государственный архив] не получил ни одного дела с материалами, которые могли характеризоваться как „щекотливые“».

Причина уничтожения некоторых из досье крылась в том, что они носили откровенно скандальный и циничный характер. Тот же самый Хоув отмечал:

«Я не получал никаких указаний относительно начала уничтожения бумаг. В частности, речь шла о сотнях образцов чёрной печатной продукции, включая два действительно порнографических объекта. Прежде чем я уехал в Германию, я и мой секретарь набивали мешки служебными делами. Под моим же контролем эти мешки трамбовались. Мое подразделение оставило совсем немного документальных доказательств»...

Впрочем, как бы ни старались западные специалисты по чёрной пропаганде, но весь мир сегодня знает, что Третий рейх пал вовсе не в силу внутренней сумятицы, а под мощными ударами Красной Армии. И конец войне на континенте положил вовсе не британский лжец, обуреваемый извращённым фантазиям, а русский солдат, обагривший своей кровью просторы Европы. Поэтому всем нам, живущим в XXI веке потомкам этих великих русских солдат, важно никогда не забывать, что отнюдь не все сведения, приходящие из-за рубежа, являются правдивыми, особенно когда эти сведения распространяют «голоса» противника, со ссылкой на «подлинные источники информации». И мы всегда должны помнить слова стремившегося натравить Германию на Россию Сефтона Делтона:

«Никогда нельзя лгать случайно или по небрежности, но делать это надо, будучи принципиальными. Если мы начнем хвастаться вещами, которые делали, то кто знает, что тогда может произойти: поэтому лучше молчать. Пропаганда – это то самое, о чем лучше держать рот на замке…».

Андрей Васильченко, кандидат исторических наук, писатель-историк, специально для «Посольского приказа»


Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(): Failed opening '/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png' for inclusion (include_path='.:/usr/local/lib/php') in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38
test
Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика