Вы находитесь здесь: // Национальный вопрос // Почему Франция голосовала за Мари Ле Пен

Почему Франция голосовала за Мари Ле Пен

images Мы уже писали о выборах в Европарламент, прошедших в конце мая. Как известно, во Франции убедительную победу (25 процентов) одержал «Национальный фронт» во главе с Мари Ле Пен, и уже в понедельник 26-го мая все государственные СМИ единым рупором возглашали: «Франция в шоке!», «Политическое землятрясение», «Политическая катастрофа».

Всю первую поствыборную неделю политические эмоции в стране буквально зашкаливали, и только позднее Франция начала более трезво анализировать происшедшее. Каким образом? Об этом с французскими избирателями, в том числе тех, кто отдал свой голос «Национальному фронту», поговорила живущая во Франции российская журналистка Ирина Преснякова. Вот её небольшой репортаж на эту тему...

«За» и «против»

Моя первая респондентка, Клодин П., этническая француженка, служащая, как раз из тех, кто горячо поддерживает «Национальный фронт» и, особенно, Мари Ле Пен, чей авторитет во Франции стремительно набирает обороты.

Дело в том, что при голосовании в Европарламент избиратели получили предвыборные анкеты с полным поимённым списком всех кандидатов от каждой партии, и вычёркивая оттуда, например, имя всего лишь одного депутата от партии, избиратель автоматически объявлял «вотум недоверия» всей партийной команде, а потому... Здесь как раз убедительно победил авторитет Мари Ле Пен. Именно её личность обеспечил «Национальному фронту» столь убедительную победу...

Итак, первое интервью.

— Клодин, почему Вы голосовали за «Национальный фронт», у которого, по мнению французских политиков и журналистов – крайне «правая», «экстремистская», «националистская» и «антидемократическая» репутация? Вы против демократии?

К.П.  — Я против того «борделя», который творится сейчас во франции. Еще лет 15-20 назад никому в голову не приходило бояться гулять по вечерам, а сейчас...Только в очень маленьких городках и деревнях более-менее спокойно. А большие города, где полно эмигрантов – скопище порока и беспорядков! Как женщина и мать, я «против» повседневного криминала и грязи, против нетрадиционных браков, а как француженку меня возмущает огромное бремя налогов, которое мы вынуждены брать на себя для оказания помощи тем же эмигрантам и бедным странам. Франция работает для других, и это спонсорство вместе с лояльностью к непорядку меня бесит.

— Все беды от эмигрантов?

К.П. — Нет, конечно, но эмиграция в том виде, как она есть сейчас, стала угрожать нашим национальным интересам. Я поддерживаю «Национальный фронт» в вопросах бесконтрольной эмиграции и социальной помощи.

— А в отношении Евросоюза?

К.П. — Аналогично, то есть я против того, что Франция и Германия спонсируют более бедные страны. Мне нравится возможность свободно пересекать границы, иметь единую валюту, но мне не нравиться платить, в отличие от бедных стран, огромные налоги на их содержание. Я считаю, что все страны Еврозоны должны находиться в едином правовом пространстве, особенно в вопросах налогообложения, и «жить по средствам». Я солидарна с «Национальным фронтом» в том, что Франция не должна быть дойной коровой для остальных. То есть, я не против объединённой Европы и эмигрантов во Франции в целом, но я возмущена той политикой, которую проводит наше правительство внутри страны и политики Евросоюза, когда евроинтеграция вредит национальной экономике и интересам.

Фермерская позиция

Стефан Б., этнический француз, владелец ферм и полей, сторонник «НФ».

— Почему?

Стефан Б. — Потому что я работаю с утра до ночи и без выходных, выращиваю продукцию высшего качества, но чтобы мне не обанкротиться, я не могу опускать цены ниже, но в связи с кризисом люди выбирают насквозь искусственные, но более дешёвые польские и испанские фермерские продукты. А что остаётся французским фермерам? Поднимать цену и всё равно вести бизнес на грани разорения. Мы могли бы накормить и Францию, и Европу по приемлемым ценам, если бы моё правительство и Евросоюз поддерживало национальных производителей, а не бедняков из Еврозоны. Общеевропейские интересы за счёт национальных интересов?! Я «против» этого и потому — «за» «НФ».

Неожиданность в стиле «Милитари»

Мой следующий собеседник, Бруно К., этнический мароканец, военный в отставке, участник боевых действий в Югославии.

— Ваше отношение к «Национальному фронту» и Мари Ле Пен?

Бруно К. — Спокойное. Я не сторонник этой партии, но некоторые их идеи поддерживаю. Безусловно, мне не нравится расистская риторика Мари Ле Пен в отношении эмигрантов, особенно выходцев из Северной Африки, но я признаю, что в целом эмиграционная политика Франции и социалистов в частности разорительна для бюджета. Я считаю, что Франция, должна отвечать за своё колониальное прошлое: за эксплуатацию чужих недр и за войны, и потому речи быть не может о каких-либо выдворениях из страны, особенно тех, кто уже в ней живёт и интегрировался. Но поток эмигрантов нужно сузить. И не только — его необходимо «фильтровать», как минимум, в вопросах криминального прошлого. Я считаю, что если гражданин имел проблемы с законом на своей родине, он тем более будет плевать на права и обязанности чужого и чуждого ему государства. Исключение, по-моему, должно быть сделано для политических беженцев и то при условии, что есть реальная опасность для их свободы и жизни. Принимать всех просто «несогласных с режимом» Франция не должна и в этом смысле, да, идеи «Национального фронта» не лишены здравого смысла.

— Евросоюз — зло или благо?

Бруно К. — Он нуждается в переменах. Мы не можем и не должны выполнять какие-то общеевропейские планы, если они противоречат нашим национальным интересам. Налоговая политика Евросоюза, когда более благополучные страны постоянно помогают «пришельцам» с Востока – зло. Отправка французских солдат на защиту интересов тех же США, как это было в Ираке и Ливии – безусловно против национальных интересов. Хотя сам Евросоюз — как противовес тем же США и России – благо. Мы слишком маленькие против этих двух игроков мировой политики, чтобы противостоять им в одиночку. То есть для меня, как бывшего военного, объединение Европы разумно перед лицом стран-гигантов. И НАТО в этом смысле явно недостаточно. Но мы должны быть более независимыми от Америки, которая всегда имеет свой интерес и таскает каштаны из пламени чужими руками...

«Ум с сердцем не в ладу»

Итак, анализируя итоги выборов в Европарламент во Франции, аналитики признали, что процент сторонников Мари Ле Пен и её партии мог бы быть ещё выше, если бы не противоречия между «умом и сердцем» почти каждого француза. То есть, с одной стороны, французы буквально «разрывались» между приверженностью главным идеям Французской революции и Конституции («Свобода! Равенство! Братство!»), неприятием ксенофобии и фашизма, а с другой стороны — здоровым рационализмом и национальным прагматизмом.

Отчётливее всего этот психологический «раздрай» виден на примере французских бизнесменов среднего звена и интеллигенции, каковыми стали мои следующие собеседники, двое друзей, один из которых — бизнесмен, голосовавший на президентских выборах за «правых», а другой — преподаватель лицея, бывший сторонник Франсуа Олланда. На мой вопрос об отношении к «НФ» и лично Мари Ле Пен, оба ответили аналогичной фразой «Землетрясение в политике и ужас», т.е. резко отрицательно. На выборах в Европарламент бизнесмен проголосовал за «зелёных» (экологическую партию), а преподаватель – за центристов.

— Отчего так, особенно «зелёные»?

— Потому что у остальных – лишь риторика и популистские лозунги. Социалисты уже спускают Францию в унитаз, «правые» противоречат тому, что говорили пять лет назад, то есть и те, и другие лишь болтают и зарабатывают очки. «Зелёные» хотя бы конкретно заботятся о природе, а «центристы»... они не причинят большего вреда, чем иные. Так жить, как сейчас – нельзя.

— Кому?

— Всем! Бизнес во Франции – паралитик и инвалид, задушенный налогами. Те, кто ещё не вывели капиталы за рубеж, лишены перспектив и оплачивают социальную помощь для эмигрантов и бедных стран Евросоюза. Все французы оплачивают. Покупая хлеб, мы только половину платим за себя и нашим булочникам, половину – в казну Европы, на нужды более бедных стран.

— Так и Мари Ле Пен об этом же говорит...

— Говорить и критиковать – всегда легче, чем делать. Как можно прервать евроинтеграцию, когда экономики ведущих стран так тесно переплетены? Вот что нужно кардинально менять – эмиграционную, налоговую и социальную политику. Ввести единые законы для всей Еврозоны, осуществлять контроль над эмиграцией и социальной помощью: не давать право на жительство лицам «с криминальными пятнами», всякого рода радикалам и экстремистам, а эмигрантов — обязывать искать работу, а не жить на социальное пособие.

— Фактически устами «НФ»... Так почему же отрицание?

— Потому что «Франция – для французов» очень напоминает «Германию для немцев» времён Гитлера, потому что это – фашизм, а отец Мари, Жан Ле Пен, французский нацист. Хотя если дальше так пойдет, если нынешнее правительство не предпримет решительных шагов в политике, на будущих выборах в президенты Мари имеет реальные шансы и тогда... Францию ждет катастрофа: попрание демократических ценностей, тоталитаризм и ксенофобия. Мы скатимся в Германию 30-х годов прошлого века, в Третий Рейх...

«Украина — это ваша проблема»

Любопытно, но в отношении президента России Владимира Путина и проблемы Украины все мои респонденты выступили единым фронтом. На вопрос относительно российского президента французы выражают мнение, сформированное национальными СМИ, особенно телепередачами, где ВВП – ежедневный «гость» с репутацией вселенского злодея и непременный персонаж французской программы «Куклы», где компанию ему часто составляют Башар Ассад и Жерар Депардье. Таким образом, отношение к Путину пока отрицательное, но «с пониманием» его роли в мировой политике. А вот касательно Украины и её вступления в Евросоюз французы меня повеселили и озадачили. На мою реплику, что скоро вас можно поздравить с интеграцией в ваше европейское сообщество Украины, все, как один сказали:

— Ну уж нет! Это – ваша проблема, оставьте её себе. Категорически «НЕТ Украине в Евросоюзе»!

Впрочем, пока это – единодушное мнение обычных французов, которые рады, что та вырвалась от «злой России». Но вот «старой и доброй» Европе от неё – одна головная боль...

Итоги

Я согласна с мнением тех французских аналитиков, которые охарактеризовали победу «Национального фронта» на выборах в Европарламент, прежде всего как «протестное голосование». Вызывает уважение смелость и честность самой Мари Ле Пен, так ответившей на поздравления с победой на выборах (из интервью на канале F1 от 26 мая):

«Выборы доказали, что Жители Европы – в отчаянии, И только слепой не видит это. Голосование и итоги выборов – это протест, прежде всего, против той политики, которую проводят сегодня все европейские правительства».

Реплика была явно адресована Франсуа Олланду, который уже вечером того же дня в пятиминутном обращении к нации «президент Франции ответил всем так:

«Как президент страны, я гарантирую, что останусь верен своей предвыборной программе: и внутренняя политика правительства и курс Франции на углубление и расширение евроинтеграции останутся без изменений!»

В общем, нужных выводов Олланд, похоже, не сделал. А это чревато для государства не очень приятными последствиями. Ведь французы – не россияне, долго терпеть не будут. А потому, как мне кажется, Франция сегодня находится на пороге больших и даже, возможно, революционных перемен — чего бы там не думал её сегодняшний слепо-глухой руководитель...

Материал для сайта любезно предоставлен редакцией газеты «Новое дело»

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика