Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Первая мировая война — плохо выученный урок

Первая мировая война — плохо выученный урок

i Наша страна отметила 100-летие с начала Первой мировой войны. Двойственное чувство оставляет этот юбилей. С одной стороны, отрадно, что власти вспомнили о сотнях тысяч наших солдат, павших на полях сражений. А вот с другой, торжественные мероприятия сильно напомнили мне другой юбилей, который не менее пышно отмечался в прошлом году — 400-летие царского дома Романовых. Как и тогда устраивались торжественные приёмы, конференции, «исторические чтения», а по телевидению прошла целая череда документальных фильмов, посвящённых, тогда династии, а сегодня — Первой мировой войне.

Примечательно, что за очень редким исключением на всех этих мероприятиях не было сделано ни единого критического анализа жизни императорской России и никто даже не попытался ответить на главный вопрос – почему же эта Россия рухнула в результате революции? Почему Первая мировая война в конечном итоге привела к военному поражению? Ведь это поражение явно не было лишь «заслугой» одних только большевиков, которых некоторые и не очень умные историки оптом зачислили в «немецкие агенты».

Увы, как и в прошлом году вижу лишь одни восхваления романовской династии, сахарно-елейное восхищение её явными и мнимыми успехами, да неуёмные похвалы генералитету царской армии, который якобы воевал куда лучше (?!) чем советские генералы в годы Великой Отечественной войны.

В результате лично у меня сложилось стойкое ощущение, что наша власть не просто восхищена царской Россией, но и готова подражать ей буквально во всём, даже в самых худших примерах и традициях. А это значит, что власть не пытается извлечь уроки из тех событий, что само по себе очень опасно — ибо не выученный исторический урок всегда грозит повториться вновь.

Война как мать родна

Смею утверждать, что генералитет царской армии в своей основной массе был преступно бездарен, что и привело к крайне неудачному ведению боевых действий...

В 1906 году, сразу после окончания русско-японской войны, в России появилась брошюра, которая тогда наделала много шума среди российских военных. Её автором был непосредственный участник войны, генерал-майор царского Генерального штаба Евгений Иванович Мартынов, который внимательно проанализировал итоги нашего военного поражения и пришёл к самым неутешительным выводам.

Мартынов не понимал, почему виновники неготовности России к войне так и не понесли заслуженного наказания. Мало того, некоторые из них вместо кары получали даже... высокие воинские награды! Так, царский наместник на Дальнем Востоке адмирал Алексеев в канун войны самодовольно уверял всех и вся, что наш Тихоокеанский флот готов отразить любую японскую агрессию со стороны моря. Однако когда началась война, флот России на Тихом океане почти в полном составе пошёл на дно. Как пишет возмущённый Мартынов:

«Виновник всего этого во всяком другом государстве был бы предан суду; у нас, как известно, он получил высшую награду – Георгия на шею».

И такой пример, указывает Мартынов, в ту войну был далеко не единичный. Вот как за провалы на полях сражений был «наказан» другой высокопоставленный военный чин:

«Было здесь одно «светило» нашей Академии Генерального штаба, оказавшееся совершенно бездарным трусом. В конце концов его никто не захотел держать на фронте дальше, и он возвратился в Петербург, где тотчас же был произведён в генералы и начал насаждать свою бездарность и пошлость»...

Жизнь буквально подтверждала горькие выводы генерала Мартынова. В феврале 1908 года состоялся военный суд над генералом Анатолием Стесселем, который в русско-японскую войну без каких-либо серьёзных оснований предательски сдал японцам крепость Порт-Артур. Наказание поначалу вроде бы было справедливым – Стесселя приговорили к расстрелу. Но потом расстрел заменили на 10-летнее заключение в крепости. Возмущению тогдашней русской общественности не было предела! Один из лидеров «Союза русского народа» Владимир Пуришкевич даже написал едкую эпиграмму:

Я слышал – Стессель Анатоль

Посажен за измену в крепость.

Какая, говорю, нелепость:

Он сдаст и эту, ma parole!

«Сдать» свою тюрьму Стессель не успел – отбыв чуть больше года в заключении, в мае 1909 года он был освобождён по личному повелению императора Николая Второго. Хоть на службу генерал-предатель и не вернулся, но зато ему была возвращена генеральская пенсия, которая позволила Стесселю весьма благополучно и в полном достатке дожить до конца своих дней...

Военные историки сегодня сходятся в том, что такого рода поблажки сыграли весьма пагубную и роковую роль в настроениях армии – солдатам и офицерам как бы давалось понять, что высший командный состав за свои провальные дела никакой ответственности не несёт. Уголовное дело против генералов и адмиралов, несмотря на реки пролитой из-за их бездарности солдатской крови, скорее всего просто замнут. А возможно, этих виновников даже наградят!

Все эти негативные тенденции сохранились уже в годы Первой мировой войны, когда за многочисленные поражения русской армии никто из высших чинов к должной ответственности так и не был привлечён. Характерным примером может послужить судьба будущего основателя белого движения генерала Лавра Корнилова.

В 1915 году сей генерал бездарно командовал вверенной ему дивизией. В результате дивизия была наголову разгромлена, а сам Корнилов попал в плен. Из плена вскоре ему удалось бежать. Да, его можно было бы отметить за личное мужество, но заодно и строго спросить с него за разгром дивизии, чьё поражение, кстати, нанесло непоправимый ущерб всему нашему Юго-Западному фронту. Но вместо этого Корнилов почему-то был обласкан царскими начальниками, о гибели дивизии все благополучно забыли, а сам генерал получил очередной Георгиевский крест и повышение по должности.

Как пишет Мартынов, такая генеральская безнаказанность не только порождала недоверие солдатских масс к высшему руководству, но и провоцировала революционные настроения среди военных. Что и проявилось в полной мере в 1917 году.

Воры при законе

Предостаточно было в царское время и коррупционных скандалов, аналогичных нынешнему делу «Оборонсервиса». Я не буду приводить примеры воровства военных чиновников средней руки. Остановлюсь сразу на членах царской фамилии Романовых, эдакой «питерской группировки» того времени, по-настоящему вершившей судьбы страны.

Взять, например, дядю последнего царя Николая Второго, великого князя Николая Николаевича. Будучи главнокомандующим русской армией в русско-турецкой войне 1877—1878 годов, этот тип занимался тем, что сейчас именуют откатами. За хорошую мзду великий князь назначал поставщиков, которые доставляли необходимые армии товары. При этом его не смущало то обстоятельство, что часто расценки за поставки были сильно завышены. Однажды это привело к скандалу, последовало судебное разбирательство... Увы, когда на суде всплыла фамилия Николая Николаевича, дело замяли.

Точно так же замяли и дело другого великого князя, Сергея Михайловича, генерал-инспектора артиллерии. За взятку, полученную от французов, он приказал закупать для армии пушки французской фирмы Шнейдера. Качество этих орудий, по отзывам специалистов, было безобразное. Однако подручные князя ловко маскировали брак поддельной документацией. И только начавшаяся Первая мировая война выявила роковой цинизм этой аферы – страна вступила в войну, совершено не имея отлаженной и самостоятельной военной промышленности.

Но всех Романовых «превзошёл» великий князь Алексей Алексеевич, который присваивал казённые деньги, выделявшиеся на нужды русского флота и Красного Креста. Один современник писал по этому поводу:

«В карманах «честного» Алексея Алексеевича уместились несколько броненосцев и пара миллионов Красного Креста. Причём он весьма остроумно преподнёс своей любовнице-балерине чудесный красный крест из рубинов. И она надела его в тот самый день, когда стало известно о недочёте на флоте в два миллиона рублей».

В России многие требовали суда над этим ворюгой голубых кровей. Но царь Николай Второй ограничился лишь... увольнением великого князя!

Впрочем, от Романовых не отставали и другие высшие чиновники. По воспоминаниям начальника Главного артиллерийского управления царской армии А.А. Маниковского, в годы Первой мировой войны на снабжении армии делали деньги все кому не лень.

К примеру, председатель тогдашней Государственной Думы Родзянко, который изо всех сил разыгрывал из себя пламенного русского патриота, взял для своих предприятий подряд для изготовления деревянных лож и прикладов для винтовок. Маниковский пишет, что его непосредственный начальник, помощник военного министра генерал Беляев, приказал ему «накинуть» за каждый изготовленный приклад по одному рублю сверх существовавшей установленной цены на том основании, что, мол, «Родзянко нужно задобрить».

В итоге задобрили... на десятки миллионов рублей казённых средств!

Последний император

Вообще, по свидетельству Маниковского, в те годы в России «под флагом спасения Отечества был организован самый настоящий крестовый поход на казённый сундук». Кстати, Маниковский прямо назвал главного виновника всех этих бед – государя-императора. Он пишет, что однажды лично доложил царю о тех неслыханных барышах, которые военные поставщики имели от грабежа бюджета. Однако Николай Второй велел Маниковскому не мешать этим людям, поскольку-де «всё-таки не нужно раздражать общественное мнение». Вот так, указывает начальник Главного артиллерийского управления, «государь считал мнение спекулянтов мнением общественности»?!

А возьмите отношение царя к нашим пленным! Да, и во время Первой мировой, и во время Великой Отечественной войны положение наших пленных в немецком плену было просто ужасным – собственные правительства не оказывали им почти никакой помощи. Но если Сталина ещё можно хоть как-то оправдать – германские нацисты отказывались идти на контакт с советским правительством по любому вопросу, то царя, который имел широкую возможность воздействовать на Германию через Красный Крест и другие международные организации, понять сложно.

По словам военного историка Максима Оськина:

«Русским военнопленным практически не оказывалась помощь со стороны русского правительства. Права русских пленных в Германии защищал посол нейтральной Испании, который часто обращался в международные организации с просьбами о помощи русским пленным, так как русские власти не заботились об этом».

А знаете почему такой помощи не оказывалось? Потому что царь Николай Второй весной 1915 года решил, что хлеб из России, направляемый нашим пленным, якобы будет использоваться для пополнения продовольствия германских войск. Откуда у царя были такие сведения, наверное, знал только он один...

Весьма убийственную характеристику последнему русскому царю дал генерал-майор Мартынов:

«Для каждого было ясно, что во главе 180-миллионного народа стоит жалкий государь... Этой коронованной тенью управляла совершенно не знавшая Россию, страдавшая религиозным умопомешательством императрица, а из-за неё выглядывала роковая для династии фигура «божьего человека» Распутина, через которого обделывали свои дела не только разные сановники, но и финансовые дельцы. Все представления более дальновидных приближённых о необходимости хоть сколько-нибудь упорядочить правительственный режим не имели успеха».

Говоря проще, страной руководил совершенно безвольный и бесхарактерный человек, который буквально бежал от решения самых злободневных и насущных проблем России. Отсюда и бардак в управлении страной, и тотальная коррупция на всех государственных уровнях, и безнаказанность жуликов всех мастей. И это не только мнение одного Мартынова, но и практически всех живших тогда людей!

В частности, вот о чём свидетельствует жандармский подполковник Кублицкий-Пиотух, который в канун Февральской революции был командирован департаментом полиции на Юго-Западный фронт – для выяснения настроений среди военных чинов:

«Настроение всех военных кругов, офицерских и солдатских, ярко оппозиционное не только в отношении к правительству, но, в особенности, в отношении императора и императрицы... В течение месяца, пока длилась моя поездка, я ни среди военных, ни в населении не слышал ни разу положительных отзывов в пользу правительства и его политики. Об императоре военные отзывались с полным пренебрежением...».

Клин сошёлся на евреях

Считается, что чудовищная практика коллективного обвинения целых народов в предательстве и их поголовного выселения родилась только во Вторую мировую войну, когда американцы загнали всех своих соотечественников японского происхождения в концлагеря, а сталинский режим выселил в Сибирь целый ряд народностей Кавказа.

Однако первый подобный опыт был применён царским руководством, а точнее — командующим русской армией Великим князем Николаем Николаевичем, который почему-то решил, что на врага тайно работает многочисленная еврейская община, проживавшая на землях Западной Белоруссии и Украины. В конце ноября 1914 года князь издал секретный приказ, разрешавший военным брать еврейских заложников из числа местных жителей – если кто-нибудь из еврейской общины данного населённого пункта будет замечен в шпионаже и предательстве, заложники должны поплатиться жизнью. И таких людей действительно вешали без суда и следствия!

Граф Павел Игнатьев, работавший в контрразведке Юго-Западного фронта, вспоминал впоследствии, что его контора была буквально забита доносами на евреев. По его словам, в каждом еврее видели шпиона, хотя 90% доносов были совершенно нелепыми и бесполезными.

А в марте 1915 года – после тяжёлого поражения и начавшегося отхода русских войск – был отдан приказ о массовой и поголовной депортации еврейского населения из зоны боевых действий. И если при Сталине государство не только занималось депортацией, но ещё и обустраивало переселенцев на новом месте жительства, то в данном случае сотни тысяч людей просто изгонялись из своих домов, фактически на произвол судьбы.

Как верно заметил известный историк русской эмиграции Георгий Катков: «Массовые депортации стали наиболее трагическим следствием военной кампании 1915 года... Практика «выжженной земли» на большой территории, проводившаяся Ставкой во время отступления наших войск, привела к определённой дезорганизации жизни России!».

Это, кстати, понимали и некоторые деятели царского правительства, которые в своих записках на имя государя-императора подчёркивали, что «вся эта еврейская масса до крайности озлоблена и приходит в районы нового водворения революционно настроенной». Однако царь ничего не сделал для предотвращения этих безобразий. Поэтому не удивительно, что многие из озлобленных еврейских переселенцев потом с головой кинулись в революцию, став одной из опор большевистского режима.

По меткому замечанию Максима Оськина, «вот откуда взялись многочисленные «евреи-комиссары», по определению белогвардейцев, в ходе революции и Гражданской войны... В Центральную Россию они были насильственно доставлены русскими военными властями в период Первой мировой войны».

Шпионы там, шпионы здесь

Как видим, еврейский вопрос стал следствием шпиономании, которая, словно вирус, поразила Российскую империю. И касалась она не только еврейского населения, но и многочисленных российских немцев, которые часто были вынуждены менять свои фамилии на русские, чтобы избежать разного рода преследований и подозрений. Дело дошло до того, что «патриотам» показалось подозрительным даже название столицы Российской империи – Санкт-Петербург! И столицу срочно переименовали в Петроград.

Вообще, шпиономания времён Первой мировой войны порой напоминала настоящую массовую паранойю, которая усиленно поддерживалась руководством страны. И она не идёт ни в какое сравнение даже с поисками явных и мнимых вражеских агентов в годы Великой Отечественной войны, когда ситуация на фронте порой была куда трагичнее, чем во время Первой мировой!

Впрочем, это и не удивительно – потому что ссылками на якобы многочисленных немецких шпионов царскому режиму легче всего было объяснить и явные провалы контрразведывательной работы империи, и поражения русских армий, и собственную беспомощность.

Поначалу шпионов искали среди национальных меньшинств, потом быстро переключились на военного министра Владимира Сухомлинова, который якобы «не подготовил» армию к войне. Для чего было сфабриковано (что доказано всеми ведущими историками) знаменитое дело полковника Сергея Мясоедова, который служил чуть ли не посредником между немцами и «министром-предателем». В результате полковника повесили, а министра с позором отправили в отставку.

Дальше – больше. Под подозрение, в конце концов, попала... царская семья! Либеральная пресса просто однажды вспомнили, что императрица – немка по национальности. Кстати, либералам до революции принадлежали почти все ведущие печатные издания. И именно там (а вовсе не в малочисленных большевистских газетах) развернулась настоящая травля царской семьи, которую обвиняли во всех смертных грехах – от сожительства царицы с Гришкой Распутиным до того же шпионажа в пользу Германии.

Пик травли пришёлся на конец 1916 года. Царской фамилии стали активно приписывать намерение заключить сепаратный мир с немцами. В это поверил даже генералитет русской армии, который вступил в сговор с либеральными политиками с целью свержения монархии, что и произошло в феврале 1917 года...

Однако, как показала история, это не спасло Россию от военного поражения – запущенный либералами революционный каток остановить было уже невозможно, он в конце концов похоронил под собой всю страну.

Мундир английский, погон российский

И ещё о не менее важном. До Первой мировой войны наша страна попала в сильную зависимость от иностранного капитала – в отдельных отраслях эта зависимость достигала просто чудовищных размеров, до 40-60%. Это стало одной из причин отсутствия в царской России нормальной, самодостаточной военной промышленности. Вот цитата из статьи историка И. Маевского «К вопросу о зависимости России в период Первой мировой войны»:

«Царская Россия не имела сколько-нибудь развитой военной промышленности, изготовляющей предметы вооружения: ружья, патроны, пушки, снаряды, порох, самолеты, военные суда, бронемашины. К началу войны русская военная промышленность имела считанное количество специализированных военных предприятий, изготовлявших соответствующие виды вооружения. По признанию военного министра царского правительства генерала Поливанова, России недоставало «тех видов промышленности, которые изготовляют предметы государственной обороны, и более всего тех отраслей, которые изготовляют предметы артиллерийского снабжения...

Такие средства, как зенитные орудия, которыми были вооружены французская, английская и немецкая армии, вовсе не изготовлялись на отечественных военных заводах. Не производились в России перед войной и авиационные моторы, бомбомёты и миномёты. Станковых пулемётов в России производилось меньше, чем в Германии, в 13 раз, чем в Англии – почти в 14 раз, чем во Франции – в 5 раз... Промышленность России не обеспечивала царскую армию и необходимым количеством винтовок. Недостающую часть винтовок приходилось закупать на рынках союзных и нейтральных стран».

Такое положение дел было очень выгодно иностранным хозяевам российской экономики, так как русские были вынуждены не только закупать у них нужные виды оружия, но и ещё брать денежные займы на такие закупки. По данным Маевского, к началу 1917 года уже более половины всей российской экономики находилось под иностранным западным влиянием. При Временном правительстве ситуация ещё более ухудшилась. По словам Маевского:

«Временное правительство продолжало учреждать новые акционерные общества с преобладающим участием иностранного капитала. Оно разрабатывало проект сдачи в концессию иностранному капиталу части государственных рудников России, горных предприятий, концессий по разработке нефтяных месторождений на Сахалине, золотых приисков на Алтае, медных залежей на Кавказе и т. д.».

К счастью, все эти планы экономического закабаления России рухнули после Октябрьской революции. А если бы большевики не удержались? Хочу напомнить, что белые не только признавали царские долги и внешние обязательства Керенского, но и ещё, в ходе борьбы с красными, понаделали множество своих долгов. Например, адмирал Колчак закупал оружие и боеприпасы для своей армии под гарантии всего золотого запаса бывшей Российской империи, который находился в его руках.

Боюсь, что в случае его победы Россия превратилась бы в банальную полуколонию Англии и Франции, все доходы которой уходили бы на погашение всех имевшихся внешних займов. Какие там великие стройки первых пятилеток, какие там знаменитые образцы советского оружия, вроде танка Т-34, ставшего настоящим символом нашей Победы в годы Великой Отечественной войны, какие там полёты в космос! Все эти советские достижения, которыми гордимся и сегодня, в условиях белой полуколонии, боюсь, были бы просто невозможными.

Интересно, помнят ли об этом в Кремле, когда сегодня столь не критично любуются императорской Россией?

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика