Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Комсомол как школа российских олигархов и бандеровских нацистов

Комсомол как школа российских олигархов и бандеровских нацистов

farion_399_320Очевидно, что вся постсоветская элита вышла родом из комсомола, очередная годовщина которого отмечалась 29 октября. И относится практически ко всем бывшим республикам Советского Союза, включая и нынешнюю, неспокойную Украину...

Порой забавно слышать призывы вождей Евромайдана о так называемой люстрации (очищении) чиновных рядов от тех, кто работал не только с бывшим президентом Януковичем, но и был «замаран» советским прошлым – то есть занимал ответственные посты в коммунистической номенклатуре, включая комсомол.

Ведь эти обвинения напрямую можно отнести к самим вождям Евромайдана! Практически все они когда-то были активными коммунистами или комсомольцами, которые сразу после распада Советского Союза разом перекрасились в ярых украинских националистов.

Не предали, а предвидели

Вот Александр Турчинов, нынешний спикер Верховной Рады. По словам очевидцев, Саша буквально с детства готовился стать примерным коммунистическим чиновником. В школе был активным октябрёнком, пионером, комсомольским активистом. Зная, что у настоящего коммуниста должна быть рабочая биография, после окончания школы Турчинов поступил на работу вальцовщиком на комбинат «Криворожсталь».

В 1986 году комсомольский вожак и «лидер рабочей молодёжи» молодой коммунист Александр Турчинов, окончив технологический факультет Днепропетровского металлургического института, избирается секретарём одного из днепропетровских райкомов комсомола. В 1987—1990 годах Турчинов, полностью перешедший на комсомольскую работу, занял пост заведующего отделом агитации и пропаганды Днепропетровского обкома ВЛКСМ. С партийным билетом он расстался только после развала Советского Союза.

Любопытно, что под эгидой обкома комсомола и личным кураторством Турчинова в Днепропетровске в 1989 году был создан молодёжный коммерческий центр «Терминал», должность директора которого заняла комсомолка Юлия Тимошенко.

Эта выпускница экономического факультета Днепропетровского государственного университета сама пыталась пойти по карьерной комсомольской линии. Однако её кипучей натуре претили нудные комсомольские заседания и поручения. На помощь ей пришла начавшаяся в стране перестройка.

В 1988 году Тимошенко вместе с мужем открыли кооперативный видеосалон, где начинали зарабатывать на тяге молодёжи к запретным ранее западным боевикам, фильмам ужасов и порнографии. А чтобы на салон не наезжали бандиты, предприимчивая Юля сошлась с секретарём обкома Сашей Турчиновым, ставшим «крышей» бизнеса семейной пары Тимошенко.

А в 1989 году они вместе ещё и учредили тот самый центр «Терминал», где начали прокручивать комсомольские деньги. Впрочем ничего особенного в этом не было – по такой же схеме и через такие же «молодёжные центры» при райкомах и обкомах комсомольский бизнес начинал развиваться по всей стране (к примеру, на аналогичных схемах заработал свои первые деньги секретарь Фрунзенского райкома комсомола Москвы Михаил Ходорковский).

С тех пор Тимошенко и Турчинов всегда были вместе, пройдя путь на самые вершины украинской власти. Разошлись они только во время последних выборов в Верховную Раду (хотя, возможно, это только очередная хитрая игра, затеянная бывшими комсомольскими работниками)...

Но самое потрясающее заключается в том, что к комсомолу были причастны и известные украинские нацисты! Так, лидер профашистской партии «Свобода» Олег Тягнибок являлся сначала комсомольским секретарём в одной из школ города Львова, а потом – воинской части, когда проходил срочную службу в рядах Советской Армии. Это тот самый человек, который возглавил движение по сносу памятников Ленину на Украине.

Ещё более впечатляющей выглядит карьера его соратницы по партии Ирины Фарион, отличающейся настоящими людоедскими взглядами по отношению не просто к России, но и ко всему русскому. Эта нынешняя русофобка и поклонница Адольфа Гитлера, будучи студенткой, в стенах Львовского государственного университета возглавляла... комсомольский «клуб дружбы народов»(?!). В апреле 1987 года из активных комсомолок перешла в разряд кандидатов в члены КПСС и получила парткарточку № 08932425, а через год, 15 апреля 1988 года, была принята в члены КПСС.

Как утверждает бывший преподаватель Львовского университета Геннадий Атаманчук, Ирина Фарион в вузе даже была членом партбюро факультета (единственная студентка на факультете, которая была членом КПСС) и вышла из партии в 1991 году лишь после провала августовского путча ГКЧП. Теперь она терроризирует жителей Украины, которые разговаривают по-русски и слушают русские песни...

Таким образом, перед нами типичные оборотни, которые ради политической карьеры готовы менять прежние политические убеждения на противоположные. Увы, для советского комсомола это стало вполне закономерным явлением...

Обратите внимание, как во многих бывших советских республиках отмечается этот в общем-то неформальный праздник, включая и нашу Россию. Какой елейный восторг! Страницы газет заполонили материалы о выдающейся роли ВЛКСМ. О том, как эта организация работала с молодёжью, организовывала её досуг и повседневную жизнь, как нам сегодня не хватает такой же молодёжной политики.

Всё вроде бы правильно, если бы не одно существенное обстоятельство...

Эти восторги изливают главным образом нынешние капиталисты и высокопоставленные чиновники, вспоминающие свою советскую юность. Неужели они так ностальгируют по своему прошлому? Сомнительно. Нередко от этих же самых людей можно услышать весьма резкие оценки всего советского периода. Причём такие, какие порой не услышишь от бывших диссидентов! Яркий пример – главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев.

Уж как только его издание не измывалось над советской эпохой! Газета даже печатала мемуары придворного художника Ильи Глазунова, который только что помоями не обливал советское время. Но как только речь заходит о комсомоле, тон издания и главного редактора обычно сразу же меняется. Оказывается, это был чуть ли не луч света в тёмном «коммунистическом царстве».

Откуда же такая любовь к организации, олицетворявшей, как тогда говорили, «боевой авангард советской молодёжи»?

Подозреваю, что дело отнюдь не в молодёжной политике того времени, как нам пытаются это преподнести. Скорее, разгадка заключается в том, что именно комсомол позволил всем этим «ностальгирующим» господам стать хозяевами в нынешней буржуазной жизни.

Комсомол не просто должность...

Оговорюсь сразу. Я не собираюсь критиковать всю историю комсомола. Были здесь и по-настоящему славные страницы, когда члены Коммунистического союза молодёжи действительно были авангардом молодого поколения Страны Советов. Гражданская война, эпоха первых пятилеток, лихолетье Великой Отечественной, восстановление разрушенного войной хозяйства, героическое освоение целины и труднодоступных районов Сибири и Дальнего Востока – это на самом деле славные страницы истории ВЛКСМ, заслуженно получившего на свои знамёна шесть высших советских орденов.

Однако лично я застал уже совсем иной комсомол. Вот что про этот другой комсомол весьма образно и правдиво сказал известный политолог Леонид Бызов:

«Советский комсомол за своё существование проделал огромный путь, во многом с разворотом на 180 градусов.

Я вступил школьником в комсомол в самом конце 60-х. В этой фазе развития он уже был мало похож на тот героический образ боевого отряда борцов за новую жизнь, о котором мы читали в книгах «Как закалялась сталь» и «Молодая гвардия» да что-то слышали от родителей. Комсомол превращался в мои времена в классическую школу советского цинизма, когда говорилось одно, писалось другое, а думалось третье…

Моё поколение, наверное, стало первым в стране полностью равнодушным к идеям коммунизма, беззаветного труда во имя светлого будущего. Для большинства рядовых членов ВЛКСМ «почётное право» носить под сердцем комсомольский билет было неизбежной обязаловкой (типа поездок на картошку), совершенно необходимой, чтобы хоть чего-то добиться в этой жизни. Ну а комсомольскую карьеру делали в основном карьеристы».

К моменту лично моего вступления в эту организацию – весна 1982 года – ситуация была ещё хуже. Да, среди актива мне ещё попадались идеалисты, жившие духом прошлого и стремившиеся быть во всём примером для своих рядовых комсомольцев. Но в основном в этом активе уже преобладали совсем иные люди. Именно карьеристы, причём в самом худшем смысле этого слова – ради служебной карьеры и связанными с этим благами жизни они были готовы пойти даже на прямое предательство идеалов коммунизма...

Сложно сказать, когда именно это началось. Мне кажется, что после 20-го съезда КПСС, когда Никита Хрущёв предал анафеме Сталина. Последствия этого антисталинского доклада имели для страны катастрофические последствия!

Люди, свято верившие в победу коммунизма и ради этого терпевшие все невзгоды сталинского времени, вдруг почувствовали себя обманутыми. Это чувство только усилилось, когда Никита Сергеевич освободил партийно-комсомольскую номенклатуру от всякого рода уголовной и иной правовой ответственности. Партия, которую Сталин держал в ежовых рукавицах, от безнаказанности стала стремительно разлагаться.

Поговорите с ветеранами МВД и КГБ. Они вам расскажут, как невозможно было привлечь к уголовной ответственности высокопоставленных жуликов из партии и комсомола – такая ответственность могла быть санкционирована только ЦК. Но ЦК не сдавал своих.

И всё это происходило на глазах простого народа, рядовых членов партии и комсомола. Уже к концу 70-х годов никто в стране, включая членов ЦК КПСС и ЦК ВЛКСМ, не верил в торжество коммунистических идей.

В начале 80-х сотрудники 5-го Управления КГБ СССР, занимавшегося борьбой на информационно-идеологическом фронте, докладывали руководству своей структуры о том, что в руководство комсомола стали пробираться откровенные проходимцы, которые днём представляют собой верноподданных советских граждан, а после работы, в кругу близких и друзей, буквально издеваются над теми идеалами, которым призваны были служить. Почитайте замечательную повесть Юрия Полякова «ЧП районного масштаба», и вы поймёте, что сотрудники КГБ были абсолютно правы.

Однако руководство партии и комсомола тогда никак не отреагировало на эти тревожные сигналы. Видимо, к тому времени само руководство уже стало таким же антисоветским.

Бизнес под знаком ВЛКСМ

А в годы перестройки выяснилось, что в комсомольский актив уже пролезли не только карьеристы, но и откровенные дельцы. Вот слова знающего человека, режиссёра и бывшего мужа Аллы Пугачёвой Александра Стефановича:

«С началом перестройки комсомол первым начал открывать центры научно-технического творчества молодёжи. Возглавили их комсомольские лидеры. Например, Михаил Ходорковский стал директором Центра научно-технического творчества молодёжи при Фрунзенском РК ВЛКСМ Москвы.

На самом деле центры стали прикрытием, фактически это были кооперативы, где работали цеха по варке джинсов в промышленных объёмах. В этих центрах комсомольцы открывали и видеосалоны, где крутили запрещённые фильмы. В общем, занимались коммерцией под видом творчества. Тогда они ещё не были олигархами, но свой первичный капитал сколотили именно на варке джинсов и видеосалонах. Это были гигантские деньги, которые затем можно было вкладывать в банки, в нефть, в скупку ваучеров и приватизацию предприятий.

Второй момент. У комсомола имелась огромная собственность – пансионаты, дома отдыха и так далее. Потом всё это приватизировали находящиеся у власти во время перестройки комсомольцы. Приведу пример. Рядом с домом, где я живу, находился Главный архив ЦК комсомола. У этого здания вдруг появились частные комсомольские собственники, которые его мгновенно продали (можно представить, за какие деньги). Сейчас там коммерческий медицинский центр, один из самых дорогих в Москве, где работают в основном французские врачи. Подобное происходило и с другой собственностью».

Предприимчивые ребята просто оказались в нужное время в нужном месте. Припоминаю несколько характерных историй.

В 1990 году в связи с новыми веяниями повсюду стали закрываться райкомы партии и комсомола – как правило, все они находились в одном и том же здании. В моём родном Нижнем Новгороде (тогда — Горьком) на здание почившего Нижегородского райкома, находившегося на площади Минина, тогда претендовали сразу две организации – знаменитая хоровая капелла мальчиков и исторический факультет университета имени Лобачевского. Я в те годы был студентом этого факультета и потому всячески поддерживал позицию его руководства.

Ситуация из-за туманной позиции, занятой тогдашней администрацией Нижегородского района, обострилась до крайности. Однажды мы, студенты, даже захватили опустевшее здание, вывесив на дверях плакаты в поддержку факультета. Помню, как с приятелем мы прогуливались по пустым коридорам бывшего райкома. И вдруг на третьем этаже здания в одном из кабинетов я увидел двух мужчин с комсомольскими значками на лацканах пиджаков. Они деловито перекладывали крупные суммы денег из сейфа в «дипломат».

Один из них, увидев меня, широко улыбнулся, взял «дипломат», пожал мне руку и сказал: «Боретесь? Молодцы! Желаю успеха». После этих слов он с товарищем чинно удалился... Сегодня этот человек является одним из богатейших людей Нижнего Новгорода, его лицо часто можно видеть на обложках всевозможных глянцевых журналов. Первоначальный капитал, заработанный на комсомольских деньгах, явно пошёл ему впрок.

А другую историю мне рассказал главный редактор нижегородской газеты «Новое Дело». В те годы он занимал должность заместителя главного редактора газеты «Ленинская смена», которая официально числилась печатным органом Горьковского обкома комсомола.

Однажды, когда советская власть уже трещала, что называется, по швам, в редакцию явились два ушлых молодых человека из ЦК ВЛКСМ. Они – ни много ни мало – предложили редакции прокручивать на своих счетах миллионы рублей, которые должны были поступать из Москвы. Затем эти деньги – разумеется, за определённый процент – следовало обналичивать и передавать нужным людям.

Не знаю, к счастью ли, или наоборот к несчастью, но в редакторате «Ленсмены», видимо, тогда сидели последние идеалисты уходившей эпохи, которые с негодованием отвергли эту аферу. Но молодых людей из ЦК это нисколько не смутило. Как потом стало известно, более «продвинутую» в этом плане комсомольскую редакцию они нашли в Ульяновской области...

Любопытно, но в те времена эти люди уже даже не скрывали своих целей. Помню, как один из комсомольских «вожаков» нижегородского Политехнического института Леонид Сухотерин в интервью институтской газете своё жизненное кредо выразил словами, авторство которых приписывают сподвижнику Ленина времён НЭПа Николаю Бухарину: «Обогащайтесь!» Известно, что Бухарин за эти слова, которые явно противоречили коммунистическим идеалам, при товарище Сталине поплатился жизнью. А вот его последователи времён перестройки, наоборот, оказались, что называется, на коне.

Союз тризуба и комсомольского билета

Бывшие комсомольские активисты приняли самое деятельное участие в разграблении нашей страны под видом приватизации. Они же в России во многом заложили класс олигархов – самыми известными в стране богатеями из комсомольской среды являются глава Росатома Сергей Кириенко, а также олигархи Михаил Ходорковский, Владимир Потанин и Пётр Авен. Не удивительно, что они сегодня мнят себя либералами и безусловными сторонниками западных ценностей – ведь надо же «идейно» обосновать предательство прежних коммунистических идеалов и захват бывшей когда-то общенародной собственности.

А вот на Украине произошла несколько иная идейная эволюция. Здесь в моде оказался бандеровский нацизм. И корни этого опять-таки уходят в советское прошлое...

Как пишет по этому поводу историк Игорь Леонидов (которого мы уже не раз цитировали на нашем сайте), разгромленные в открытом бою бандеровцы примерно с начала 50-х годов сменили тактику и принялись внедряться в советские органы власти. Этому во многом поспособствовала знаменитая реабилитация 1955 года лиц, сотрудничавших с фашистскими оккупантами в годы войны. По мнению многих экспертов, эта хрущёвская реабилитация фактически открыла клапаны для «политической натурализации» бывших оуновцев, впоследствии в значительном количестве перекрасившихся в комсомольцев и коммунистов.

Итог такой натурализации, указывает Леонидов, был очень печален:

«По оценкам ряда североамериканских и западногерманских источников (в том числе существовавшего в 1950 – начале 1970 гг. Мюнхенского института по изучению СССР и Восточной Европы), не меньше трети украинских националистов и членов их семей, реабилитированных в середине – второй половине 1950 гг., стали к середине 1970-х руководителями райкомов, обкомов, обл– и/или райисполкомов в Западной, Центральной и Юго-Западной Украине. А также – руководителями разного ранга во многих украинских министерствах, ведомствах, на предприятиях, в комсомольских и общественных организациях, в том числе областного уровня...».

Украинское руководство, подчёркивает Леонидов, прямо или косвенно поощряло эти тенденции. К примеру, на заседании Политбюро 21 октября 1965 года обсуждался проект ЦК КПУ, инициированный главой ЦК компартии Украины Петром Шелестом о предоставлении Украине права самостоятельного участия во внешнеэкономической деятельности:

«Такого себе не позволяла ни одна другая союзная республика! Уже само появление столь одиозного проекта показывает, что в руководстве Украинской ССР фактически продвигали «перспективные» идеи законспирированных националистов... А примерно с середины 70-х в связи с дальнейшим усилением позиций украинского (особенно брежневско-днепропетровского) клана в высшем руководстве СССР и КПСС натурализация националистов стала едва ли не бесконтрольной».

В 1970 году в Канаде лидеры украинской бандеровской эмиграции издали объёмную книгу «За современную концепцию украинской революции». Книга утверждала, что «национальная революция в Украине вполне возможна, и её нужно готовить. Причём для этого не нужны подпольные структуры... Чтобы сплотить народ против советского режима, достаточно эволюционных возможностей».

А в основу линии на такую революцию нужно «положить сохранение собственного языка, культуры, национальной самобытности, любовь к родному народу, традициям. И если умело использовать международную и внутреннюю ситуацию, можно рассчитывать на успех...».

Интересно, что эту книгу в те «глухие советские годы» можно было легко достать через букинистов во многих городах Украины и на книжных развалах. Она пользовалась большой популярностью среди украинской интеллигенции и... комсомольских работников! Всё это лишний раз свидетельствует о том, что пятая бандеровская колонна работала в УССР весьма успешно и пользовалась очень высоким покровительством.

Когда рухнул Советский Союз, бандеровцы оказались в полной готовности предоставить свою идеологию самостоятельной Украине. Что, собственно, и произошло. А бывшие комсомольские активисты, которые ещё вчера проповедовали идеи «дружбы народов и пролетарского интернационализма», с не меньшим задором бросились внедрять в народные массы идеи украинского нацизма и шовинизма. Кульминацией этой вакханалии и стал нынешний Евромайдан...

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика