Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Почему европейские христиане становятся мусульманскими террористами

Почему европейские христиане становятся мусульманскими террористами

iCABV09NX Наверное, я выскажу крамольную мысль. Я не испытываю ни малейшего сочувствия Канаде, которую буквально на днях «атаковал» взбесившийся исламский террорист по имени Мишель Зехаф Бибо, который застрелил канадского солдата и пытался устроить бойню в местном парламенте. Ибо Канада вполне заслужила этой кровавой взбучки!

Это довольно мерзкая страна из так называемого «британского содружества», которая в политическом и международном плане представляет собой полный ноль. Однако она, наряду с таким же нулём под названием Австралия, послушно выполняет роль мелкой шавки на побегушках у Соединённых Штатов Америки, громко тявкая на того, на кого укажет дядя Сэм. В полной мере это проявилось во время последних событий на Украине, когда канадские политики начали лаять в адрес России, обвиняя её чуть ли не во всех смертных грехах. Мало того, едва только США заикались об антироссийских санкциях, именно Канада бежала «впереди планеты всей», вводя эти санкции налево и направо. А однажды канадские правители до того расхрабрились, что даже... пытались угрожать нашей стране оружием — за то, что Россия якобы приступила к «незаконному захвату» Арктики.

Понятно, что Кремль никак не реагировал на эти «великодержавные потуги» Канады — в Москве прекрасно понимают, кто именно провоцирует эту третьесортную страну на наглые выпады. А уж воинственные заявления по поводу Арктики в российском Министерстве обороны вообще стали предметом для целой серии анекдотов!

Между тем, реальная угроза Канаде вползла оттуда, откуда сами канадцы явно не ждали...

Едва только произошёл террористический акт в Оттаве, как местные аналитики сразу вспомнили о том, что Служба безопасности и разведки Канады (CSIS) не так давно опубликовала доклад, в котором сообщалось, что выявлены 90 канадцев, приверженцев радикального ислама, которые либо пытаются покинуть Канаду для того, чтобы бороться за Исламское государство (ИГИЛ) в Ираке, либо планируют предпринять теракты в самой Канаде. А две недели назад радикальный исламист по имени Мартин Кутюр Руло намерено сбил машиной двух канадских солдат, за что был застрелен полицейскими в Квебеке. Пока полиция, что называется «чесалась», возник уже и террорист Зехаф Бибо...

Сегодня канадское общество пребывает в шоке и растерянности. Но думаю, Канаде нужен ещё не один теракт на её территории, чтобы канадцы, наконец, осознали, откуда для страны исходит реальная опасность, а откуда — мнимая, целиком высосанная из пальца американскими хозяевами этой страны.

... На этом комментарий по поводу случившегося в Канаде можно было и закончить... Если бы в этом теракте не крылась куда как более глобальная проблема, чем чисто внутренняя безопасность отдельно взятого государства.

Обратите внимание, что оба канадских террориста — и Мартин Кутюр Руло, и Мишель Зехаф Бибо — были вовсе не выходцами из мусульманских стран. Они почти стопроцентные белые канадцы, а Бибо вообще из числа местной «золотой молодёжи» (у него богатые и влиятельные родители). Тем не менее, эти люди приняли ислам, причём в самой радикальной форме, и пошли на убийства людей. Тот же Бибо активно мониторил экстремистские сайты «Исламского государства» и читал литературу джихадистской тематики, говорит эксперт по национальной безопасности, профессор Университета Торонто Уэсли Уорк. Не исключено, указывает профессор, что происшествие в Оттаве – заранее спланированный теракт, преступник мог действовать по указке боевиков «Исламского государства»...

Увы, сегодня эта проблема как никогда остро стоит не только перед одной Канадой но и перед всем остальным миром, который ещё не так давно именовался христианским.

Запад отвернулся  от креста

Как свидетельствует официальная статистика, число новообратившихся мусульман — то есть, из числа коренного белого населения — в странах Европы и Америки стремительно растёт. Каждый год ислам принимают около 20 тысяч американцев, 50 тысяч британцев, 4 тысяч немцев. Большинство из них женщины. К примеру, в США женщины обращаются в ислам в четыре раза чаще мужчин.

Как ни странно, но очень часто причиной перехода белых женщин в ислам является модный на Западе феминизм — теория, согласно которой женщина ни в чём не должна уступать мужчине.

«Такая ситуация сбивает с толку неверующих, которые убеждены, что ислам лишает женщин их прав, — пишет бывшая американская феминистка, новообратившаяся мусульманка Эллен Кейм, — Как правило, они думают, что единственной причиной прихода этих женщин в ислам является брак с мусульманином. Хотя иногда это правда, абсолютное большинство новых мусульманок, которых я встречала, приняли ислам по причине того, что искренне уверовали в Бога... Я сама приняла ислам в 57 лет, мой муж не был мусульманином, дети тоже. Я была женой протестантского пастора и феминисткой. Но, тем не менее, ислам нашел путь в мое сердце и я приняла его. Статус женщины в исламе намного выше чем в христианстве, где женщину обвиняют в первородном грехе и распространении нечестия на земле. В исламе же мужчины и женщины в равной степени ответственны перед Аллахом. А в обществе женщина пользуется уважением и защитой, особенно если она мать».

Британский профессор Кевин Брис, который специализируется на изучении новообратившихся мусульман, отмечает, что приход в ислам белых женщин сегодня стал настоящим трендом.

«Они ищут духовности, высшего смысла жизни и глубоко размышляют над этим, — говорит он. — Многие люди из всех слоев сожалеют о том, что современное общество утратило уважение у женщинам и старикам. А в Коране, который является законом для мусульман, уважение к ним провозглашается величайшей ценностью».

Профессор абсолютно прав — именно отсутствие духовности на нынешнем Западе и толкает очень многих людей к переходу в новую веру, и не только одних женщин. К большому сожалению, христианская церковь этой духовности сегодня дать не может. Церковь очень часто пытается приспособиться к бездуховному миру потребительского общества современного капитализма, вплоть до того, что начинает оправдывать чуть ли не все смертные грехи — стяжательство, человеческую ложь и даже содомские прегрешения.

К примеру, один из католических кардиналов Германии Вальтер Каспер буквально заявил газете «Die Zeit» «Мы должны позаботиться о том, чтобы и люди с нетрадиционной ориентацией нашли себе место в жизни... Гомосексуальная ориентация как таковая не является грехом. Моральную оценку можно дать только исходя из практики...».

Спрашивается — разве можно любому искренне верующему человеку доверять такому кардиналу?! А если Католическая церковь его не осуждает, разве можно доверять такой церкви? Отсюда закономерный вывод для многих католиков — нужно переходить в ислам, который не только не пытается приспособиться к грехам современного мира, но и активно противостоит им.

«Человек устроен так, что без религии он не может жить, — рассказала корреспонденту сайта „Большой Кавказ“ писатель и религиозный эксперт Елена Чудинова. — Он примет даже ту религию, которая для него изначально чужая, несвойственная его генетическому коду. Главная причина ухода этнических французов в ислам — секулярность французского общества. Свято место пусто не бывает. На место насильственно убранного христианства в Европу пришел ислам. Какие-то 50 лет назад в Европе не было такого чудища, как секулярное общество. Теперь это чудище пускает свои щупальца везде, где можно. В школах молиться нельзя, священникам нельзя входить в учебные классы. Молодёжь Западной Европы видит, что без духовных ценностей жизни нет, а свои родные католичество или протестантство загнаны в угол, поэтому молодые европейцы уверенно шагают в любые религиозные силки».

С этим мнением солидарен и израильский писатель Исраэль Шамир:

«Молодёжи свойственен радикализм, а поиск своего духовного „я“ и места в жизни для юноши и девушки — вещь более чем нормальная. Многим молодым французам нравится в исламе то, что „все в мире настроены против ислама“, а другим — что ислам настроен против привычного и поднадоевшего молодым французам европейского порядка вещей. Не стоит забывать, что в понимании французской молодежи ислам — гонимая религия, и французы выбирают эту религию из-за её „неприкасаемого“ статуса... Этот человек рассуждает так: без духовных ценностей я умру, а европейское христианство стало слишком зависимо от „денежных мешков“, поэтому я стал мусульманином».

Именно такие молодые радикалы и становятся главным объектом для вербовки со стороны исламских террористов. Включая и пресловутый ИГИЛ. По сообщению «Соуфан Групп», исследовательской группы, базирующейся в Нью-Йорке, летом 2014 года в рядах боевиков ИГИЛ было 12 000 человек из 81 государства, среди них — более 3 000 с Запада, на сегодняшний день их число гораздо выше.

Те же европейские мусульмане, которые не едут воевать, тоже не сидят без дела — подобно канадцам Бибо и Руло, через теракты они пытаются взорвать Запад изнутри.

Елена Чудинов справедливо замечает:

«Опасность исламизации молодых европейцев очевидна. Европейских мусульман-неофитов не обращают, а вербуют, а вербовкой занимаются исключительно исламские радикалы. Радикальные исламисты сейчас действуют в Европе очень активно. Движимые собственным радикализмом, молодые европейцы отзываются на радикализм исламистов, тем самым попадая в западню. В этом можно провести параллель между молодёжью Франции и молодёжью России...».

Ушёл в мечеть и не вернулся

Да, да, проблема напрямую касается и нашей страны. Это стало особенно очевидно после прошлогодних террористических актов в Волгограде.

Как тогда написал сайт «Кавказский узел», российские спецслужбы разыскивали некоего Павла Печёнкина, уроженца Республики Марий Эл, активного члена буйнакской террористической группировки Дагестана. Скорее всего, именно этот человек непосредственно разработал и осуществил теракты на вокзале и в троллейбусе Волгограда, которые унесли жизни десятков человек.

До какого-то времени Павел был вполне нормальным парнем и работал медиком у себя на родине. Но потом увлёкся исламским вероучением. Два года назад он принял ислам и взял себе новое имя Ансар Ал-руси (руси – по-арабски значит русский), после чего исчез. А скоро спецслужбы получили информацию о том, что новоявленный мусульманин объявился в Дагестане уже как активный подпольщик-террорист.

В течение 2013 года родители Печёнкина трижды через видеообращения призывали его сдать оружие и вернуться к обычной жизни. Они даже специально приезжали в Дагестан, чтобы встретиться с сыном. Однако Павел никак не реагировал на их призывы. Только однажды, через YouTube он ответил родителям. Он заявил, что приехал в Дагестан сознательно, дабы заработать себе «попадание в рай», и не намерен возвращаться домой.

После этого он прервал с миром всякую внешнюю связь. «Напомнил» о себе уже через трагедию в Волгограде...

Увы, фигура Печёнкина – это, к сожалению, не исключение в террористическом подполье. Предыдущий теракт в том же Волгограде, который совершила террористка-смертница Наида Асиялова, взорвавшая троллейбус со студентами, также имеет отчётливый русский след. На «подвиг» Асиялову подвигнул её гражданский супруг 21-летний Дмитрий Соколов, подрывник диверсионно-террористической группы «Махачкалинская». Его мусульманское имя – Абдулжабар.

Путь в бандитское подполье у Соколова был примерно такой же, как и у Печёнкина. После школы в 2009 году он поступил в Московский государственный университет лесного хозяйства. Однако через два месяца взял академический отпуск, а затем и вовсе забрал документы из вуза. Причина – увлечение идеями радикального ислама.

Летом 2013 года об исчезновении сына заявили его родители, которые рассказали, что он однажды ушёл в мечеть – и домой больше не вернулся. Дальше Соколов фигурировал лишь в оперативных сводках спецслужб.

Через несколько недель после подрыва Асияловой Дмитрия в Дагестане выследили сотрудники ФСБ и блокировали в одном из домов. Сдаваться он отказался, и был уничтожен...

А вот какие сообщения приходят из Астрахани.  Газета «Известия»:

«Российские спецслужбы предотвратили очередной теракт. Во время масштабной антитеррористической зачистки в Астрахани оперативники задержали 25-летнюю вдову боевика Викторию Волкову, взявшую мусульманское имя Айша Курбатова».

Её 27-летний супруг Виктор Волков когда-то работал грузчиком на одном из астраханских рынков, где, по сведениям спецслужб, его завербовали кавказские боевики. В 2010 году он принял ислам, сменил имя на Валида и стал участником кизилюртовской бандитской группировки Дагестана.

По данным спецслужб, «русский ваххабит» участвовал в нескольких убийствах полицейских, сотрудников ФСБ и прокуратуры, в грабежах и разбоях. В сентябре 2012 года он был уничтожен. После смерти мужа Волкова живёт в Астрахани с матерью и двумя малолетними детьми. Она по-прежнему исповедует ислам и нигде не работает.

Во время обыска дома Волковой оперативники обнаружили мощную самодельную бомбу из пластида, начиненную в качестве поражающих элементов металлическими обрезками. Сама Волкова утверждала, что она ничего не знала о тайнике, и заявила, что бомба принадлежала её супругу...

А всего, по оперативным данным, в последние годы в Астраханской области приняли ислам несколько десятков этнических русских. Летом 2013 года представитель УФСБ по Астраханской области Алексей Байгушкин заявил, что в регионе насчитывается 60 жён или вдов боевиков, которых можно считать потенциальными террористками...

Да идите вы... в спорт

Вот такая печальная картина – террористические структуры сегодня усиленно пополняются русскими. В принципе, об угрозе «русского террористического ислама» ещё десять лет назад громко говорил известный чеченский полевой командир Шамиль Басаев, который утверждал, что немало русских людей стали увлекаться радикальными мусульманскими идеями. По словам Басаева, это очень хорошо, так как даст возможность перенести «священную войну против неверных» с Кавказа в чисто русские регионы.

Тогда эти заявления Басаева наши власти посчитали за бахвальство и попросту от них отмахнулись. Однако время подтвердило серьёзность угроз чеченского главаря...

Причины такого тревожного положения дел, как мне кажется, лежат буквально на поверхности. Ни наши власти, ни общество в целом за годы после крушения советских идеалов так и не выработали духовно-нравственных ориентиров для молодого поколения России. Мало того, власти, похоже, не горят желанием эти ориентиры устанавливать.

Недавно один большой начальник заявил по телевидению, что духовность нашей молодёжи следует искать... в занятиях спортом. Мол, для этого и проводятся такие грандиозные мероприятия, как Олимпиада в Сочи.

Я бы не стал комментировать этот откровенный бред, если бы сей дядя действительно не был большим начальником, а значит – его слова действительно отражают нынешнюю государственную политику. А точнее – полное отсутствие таковой в деле духовно-нравственного воспитания молодёжи.

Можно смело утверждать – у нас сегодня вообще нет никакой молодёжной политики! Хотя любое уважающее себя государство должно уделять этому вопросу первостепенное внимание – ведь от этого зависит будущее самого государства.

Не зря в Советском Союзе существовала целая система молодёжных организаций – от октябрят до комсомола, – которая как раз занималась глубоким и всесторонним воспитанием детей как сознательных граждан Советской страны. И пусть не всех молодых людей, но подавляющее их большинство эти организации действительно воспитывали именно такими гражданами, имевшими, ко всему прочему, ещё и здоровый иммунитет к любому виду экстремизма. А ещё для детишек великолепно работала внеклассная система воспитания – всевозможные кружки, дома творчества, спортивные секции. И всё это совершенно бесплатно!

Тогдашние правители прекрасно понимали, что экономить на молодёжи нельзя. Такая экономия впоследствии может обойтись стране слишком дорого. Нынешняя террористическая угроза России, где уничтожены все прежние советские наработки по молодёжному воспитанию, – яркий пример печальных последствий такого рода экономии...

Одно время, в начале 90-х годов, наша общественность питала большие надежды на Русскую Православную церковь, которая должна была придать духовный импульс развитию русского народа. Однако — как и на Западе — здесь очень быстро наступило разочарование.

Я уже неоднократно писал о том, что наша церковь фактически полностью поддерживает нынешнюю нашу власть, даже в самых неблагоприятных её проявлениях, вроде политики социальной несправедливости или в деле губительных для страны либеральных «реформ». Мало того, нынешняя церковная иерархия фактически стала частью правящего в стране класса – не только с точки зрения властных полномочий, но и в имущественном отношении. Порой складывается впечатление, что иерархов сегодня более всего волнуют не вопросы духовности, а забота о накоплении богатства и увеличения церковной собственности.

Помню, как несколько лет назад известный православный публицист Михаил Назаров горько сказал мне, что наша церковная иерархия подобным своим поведением буквально выталкивает ищущих Бога русских людей из Православной церкви в ряды язычников и мусульман...

В общем, с точки зрения духовности Россия, подобно странам Запада, находится сейчас в пустоте. А как гласит одна русская поговорка – свято место пусто не бывает. Пустоту начинают стремительно заполнять другие силы, порой откровенно враждебные России, включая и радикальный ислам.

Первой его жертвой стали мусульманские северо-кавказские республики. Сегодня наши власти объясняют живучесть здешнего террористического подполья прежде всего поддержкой неких международных экстремистских организаций, вроде пресловутой «Аль-Каиды». Однако они не дают внятных объяснений по поводу местных причин, рождающих терроризм в Кавказском регионе.

К сожалению, в своё время Москва допустила роковую ошибку, когда отдала всю власть в регионе на откуп местным начальникам. В результате доступ к властным и иным ресурсам получили исключительно родственники этих начальников. Остальное население тех или иных республик фактически оказалось выброшенным на обочину жизни со всеми вытекающими отсюда последствиями – массовой безработицей, очень низким уровнем жизни и полным отсутствием каких-либо перспектив для молодёжи.

Неудивительно, что подобное положение дел буквально толкает здешнюю молодёжь в среду радикальных исламистов. В том числе и молодых женщин, из которых формируются подразделения шахидов-самоубийц...

Следующим объектом радикальной пропаганды стали уже русские молодые люди, которые всё чаще и чаще сталкиваются примерно с теми же социальными и духовными проблемами, что и их кавказские (да и западные) ровесники – нравственный вакуум, властный произвол, отсутствие жизненных перспектив. Нередко на эти и другие волнующие вопросы могут ответить лишь мусульманские проповедники-террористы.

Почему нет духовности? Потому что нет веры в Аллаха, а чиновники погрязли во лжи и распутстве. Почему нет справедливости? Потому что люди не чтут Коран, который провозглашает всех без исключения равными перед лицом Господа Бога. Как достичь совершенства и блаженства? Только убив неверного, истинный мусульманин попадает в рай... Простые ответы на самые сложные вопросы.

Кроме того, председатель духовного управления мусульман Москвы Альбир Крганов в интервью «Известиям» рассказал, что неофиты (то есть те, кто переходит в новую веру), не всегда уживаются с той средой, в которую пришли. Они обособляются. Были чужими в той среде, откуда ушли, но не становятся своими и там, куда пришли. Отсюда появляются комплексы и самовыражение, которое чаще всего проявляется в жестоких терактах.

Как говорят специалисты, пополнение рядов террористов русской молодёжью с каждым годом будет только усиливаться. Очевидно, вплоть до тех пор, пока нами будут командовать люди, призывающие искать духовность исключительно в спорте или молиться только на Олимпийские игры...

Вадим Андрюхин, главный редактор

Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика