Вы находитесь здесь: // Актуальный комментарий // Что роднит Украину Порошенко и Чили Пиночета

Что роднит Украину Порошенко и Чили Пиночета

iCA6ZDBUW Сегодня много говорят про то, что на Украине воцарился фашизм. Я не совсем согласен с такой формулировкой. Всё-таки фашизм Муссолини или германский национал-социализм Гитлера были хоть и страшными, но всё же по своему великими идеями, которые не только увлекли за собой миллионные массы, но и сумели спаять в национальном единстве собственные государства. Чего об Украине точно не скажешь!

Это по своей сути мелочное государство с мелочными до тошноты людьми с деревенско-хуторскими привычками и обычаями. Сие ещё сто лет верно подметил один из лидеров белого движения генерала Антон Деникин, сильно презиравший петлюровские претензии на украинскую самостийность:

«Ни о каком украинском независимом государстве не может идти речи; их лидеры, вчерашние батраки у малорусских сахарозаводчиков и польских магнатов, считают, что государство — это село, что они могут его построить будто вскопать огород после фляжки горилки. Украинство — эталон бахвальства и местечковой ограниченности, не видящей ничего дальше канавы своего хутора...».

Поэтому фашизм Украины — это вовсе не глобальная в своей чудовищной привлекательности мировая стратегия Третьего рейха, а нацизм деревенских полицаев времён Великой Отечественной войны, ограниченных в своей невежественности и откровенной тупости. Одни ихние вышиванки чего только стоят! Да, у многих славянских и угро-финских народов в национальных рубахах имеются расшитые узорами вороты. Но только украинцы додумались таскать эту этнографическую рухлядь в повседневной жизни! Это как раз идёт от комплекса деревенской неполноценности, как  у африканских дикарей, которые и сегодня нередко выделяют свою «особость» кольцами в ушах и в носу.

Плюс отличающее украинцев рабская, собачья преданность своему хозяину: во время войны — немецким оккупантам, сегодня — Соединённым Штатам Америки.

Вот эта холуйская угодливость и навела меня на некоторые аналоги.

Дядя Пино как пример

Очевидно, что сегодняшняя Украина более всего смахивает на латиноамериканские диктатуры середины прошлого века, которые отличались слепым повиновением посольству США, лютой ненавистью к своим соседям и чудовищной жестокостью к тем своим гражданам, которые мыслят иначе, чем военная хунта. Кстати, кто-то удачно подобрал название для нового режима на Украине — Киевская хунта, что как раз и олицетворяет истинный, по-настоящему латиноамериканский смысл всех случившихся на Украине событий.

Кстати, Запад сегодня вовсе скрывает, что желает видеть в республике именно аналог пиночетовской Чили или Никарагуа времён диктатора Сомосы. К этому, например, очень страстно призывают поляки, вроде политолога Анджея Талагы, который написал в газете «Ржечь Посоплита» следующие рекомендации Украине:

«... нашему восточному соседу не помешала бы опирающаяся на армию и Национальную гвардию припудренная демократическими процедурами переходная диктатура, которая бы заставила провести необходимые реформы, поставила на место олигархов (в том числе тех, что поддерживают новую власть) и разбила локальные коррупционные структуры».

Ну, насчёт «борьбы с коррупцией» или с «засильем олигархов» это Талага явно загнул — ибо в истории не было более олигархических и коррумпированных режимов, чем латиноамериканские диктатуры. Но для таких как Талага главное, чтобы это украинское государство было русофобским и прозападным, а всё остальное, как говорится, притрётся.

Ещё более откровенно высказалась американский политолог Китти Сандерс в своей статье, опубликованной на портале «Грузия-онлайн». Эта дама попыталась доказать, что никакого государственного переворота в феврале в Киеве не было, а было «народное восстание» в демократическом западном стиле:

«Тот, кто считает, что серьёзные протесты на Западе носят ненасильственный характер и не приводят к серьёзным перестановкам в политической жизни, попросту не знают истории Европы, США и Латинской Америки и аналогичных Майдану социальных процессах в Париже, ряде американских городов и латиноамериканских столицах... Захват зданий давным-давно входит в список «европейских протестных традиций». Студенты очень часто захватывают университеты, школы, административные здания, баррикадируются внутри. При этом им часто помогают сочувствующие преподаватели. Интересующиеся могут самостоятельно удостовериться в этом, почитав материалы о французских, американских и немецких протестах».

Но самые интересные рассуждения Сандерс начались потом, когда она принялась расхваливать режим генерала Пиночета — сколько он принёс добра чилийскому народу. Мол, Украине этому стоило бы поучиться. Американка даже оправдывала чилийские «эскадроны смерти», унижавшие и убивавшие любых несогласных — на Украине роль этих эскадронов выполняют активисты «Правого сектора»:

«Национальные милиции (в прямом значении этого слова, т.е. народные ополчения), наподобие Правого Сектора, Тризуба и прочих тоже, как ни странно, являются частью европейской истории. Восходят они к традициям испанской Фаланги и американских ополчений. Опыт фалангистских милиций был позаимствован в самых разных странах — Португалии, Индонезии, Италии, Германии, Мексике, Чили. Лично я, учитывая контекст, скорее соотнесла бы подобные организации на Украине с чилийской Patria y Libertad по причине общей схожести идеологий и похожего генезиса.

К фашизму подобные организации не имеют отношения по целому ряду причин, главная из которых — они выступают не с позиций «власти» и не с идеями «стремления к власти», а скорее с позиций «деконструкции власти». Схожесть их лозунгов с фашистскими идеологемами чисто внешняя, поскольку основная цель фашизма — тотальная власть, однопартийность и корпоративное государство. Организации наподобие чилийской Patria y Libertad, индонезийского KAMI, американской Мичиганской Милиции, украинского Тризуба никогда всерьёз не идут во власть. Скорее их интересует должность «чистильщика власти», а затем — «одного из институтов, надзирающих за властью».

Вот так — всего лишь «чистильщики власти»?! О том, как эти «чистильщики» зачищали общество в Чили и какими методами мы ещё поговорим. А пока обратим внимание на то, какой ИМЕННО хотят видеть Украину американские и прочие западные аналитики. Как видим, ни к народовластию, ни к любым демократическим ценностям это не имеет ни малейшего отношения...

Пушек вместо масла!

Между тем, на Украине эти рекомендации уже воплощаются в жизнь полным ходом. Не буду подробно останавливаться на разгуле «эскадронов смерти» из «Правого сектора». О том, как они зверствуют на Донбассе или как терроризируют всех несогласных, информации сегодня предостаточно. Остановлюсь на других, не менее важных аспектах — на шизофреническом поиске врагов и на уничтожении свободы слова.

На Украине идёт фанатичная, доходящая до полного идиотизма демонизация России. К примеру, властная верхушка, да и многие «свидомые» украинцы считают, что Украина сегодня вовсе не проводит «антитеррористическую операцию», ведёт на Донбассе войну с Россией. К такому выводу пришёл главный украинский милиционер Арсен Аваков.

«Война против Украины – это не война за территорию и границы. Не война за права русскоязычных или федерализацию. Это война за хаос, за разрушение нашей жизни. Именно этого хочет путинская Россия. Террор, разрушения, горе и кровь украинцев – вот истинная цель архитекторов этой войны», – написал он в Фэйсбуке.

А вот некий доморощенный украинский «стратег» Романенко, как пишет сайт КМ РУ, разработал ни много ни мало, а целый план мобилизации Украины под названием «Как устоять в войне с Россией» и опубликовал его в интернете. Он считает, что надо поставить под ружьё до полумиллиона человек, и это сразу же изменит ситуацию:

«После этого любые разговоры об оккупации Украины Россией останутся разговорами. Россия не сможет выставить против Украины армию в полмиллиона».

Командовать ими надо поставить иностранных наёмников (своих офицеров не хватает). А с донецкими «сепаратистами» поступать по всей строгости – сажать в тюрьму, конфисковывать их имущество, лишать гражданства и высылать из страны.

«Если мы хотим выстоять в этой борьбе, то власть неизбежно должна стать авторитарной, – делает вывод Романенко. — Новый режим в Киеве будет носить черты военной диктатуры, опирающейся на широкие слои населения»...

По идее этого стратега следовало бы упечь в психушку, в палату для буйнопомешанных. Так бы и поступили в любой нормальной стране, но на Украине такие помешанные ныне при власти.

"Украина должна стать военным государством до 2020 года, — патетически заместитель главы администрации украинского президента Дмитрий Шимкив. — Реформа сектора обороны и усиление национальной безопасности является одним из ключевых направлений реформ в разработанной нами программе «Стратегия- 2020».

В общем, не экономику собирается развивать украинское государство, не социальную сферу, не преодолевать внутренний раскол, а укреплять диктатуру, строить большую всеукраинскую казарму, чтобы воевать с Россией «до победного конца».

Всерьёз комментировать этот бред — это значит не уважать себя: сильная армия в государстве-банкроте существовать не может по принципу. В таком государстве нормальное войско обычно заменяют вооружённые банды, более опасные вовсе не внешним соседям, а собственному населению. Что, собственно, мы и видим в современной Украине. И скорее всего, ситуация будет только усугубляться, раз о дальнейшей «полицейской милитаризации» говорит заместитель главы президентской администрации...

Демократический намордник

Понятно, что в военных условиях должна быть установлена цензура — это и происходит. Как отмечает газета «Взгляд», с приходом к власти Петра Порошенко жертвой атак киевской власти на СМИ стали многие украинские журналисты, вынужденные искать политического убежища в других странах. Среди них – видный эксперт Анатолий Шарий, который без устали разоблачает откровенную и глупую ложь официальной украинской пропаганды. Продолжается война и с российским телевидением:

«Неудивительно, что несмотря на все запреты российские каналы пользуются большим спросом среди украинцев, которым не нравятся артобстрелы мирных городов Донбасса. Попытки обойти запрет могут закончиться печально.

Так, в городе Геническе милиция задержала двух предпринимателей, которые продавали специальные устройства для просмотра российских телеканалов. С помощью эмуляторов абоненты могли разблокировать закодированные каналы.

Кроме того, в рамках борьбы с инакомыслием в МВД Украины заявили, что кабельных операторов, не отключивших 14 российских телеканалов, привлекут к ответственности. Соответствующий приказ был подписан министром внутренних дел Арсеном Аваковым. Уточняется, что отключение каналов будет контролировать не только Национальный совет, но и МВД».

Впрочем, к борьбе с инакомыслием силовики уже подключились. 11-го сентября в редакцию газеты «Вести» ворвались вооружённые люди в балаклавах. Представившись сотрудниками СБУ, они заблокировали находившихся в здании сотрудников и провели обыск. Из редакции вынесли всё имущество, включая компьютеры, сервера и личные вещи журналистов.

Ещё один обыск был проведен в типографии «Мега-Полиграф», в которой печатались «Вести». «Когда в дверях нашего офиса показались молодые люди крепкого телосложения в балаклавах на головах, мы не сразу поняли, что происходит, – рассказала сотрудница предприятия Ирина Кошкина. – Услышав слово «обыск», попросили показать удостоверения и документы, но вместо этого мужчины стали громить стекла и выбивать двери молотом. Это было похоже на бандитский захват»...

Примечательно, что очень часто доносчикам на «нелояльные СМИ» выступают сами украинские журналисты, которые без зазрения совести сегодня облизывают власть так, как не облизывали начальников даже во времена Сталина.

«Попытки ввести цензуру в информационном пространстве Украины, - отмечает издание „Взгляд“, — начались не вчера: ещё во времена экс-президента Виктора Ющенко в медиасферу пришло новое поколение русофобски настроенных журналистов, отучившихся за рубежом, и либеральная цензура захлестнула местные СМИ. Среди журналистов первого антидонбасского призыва стоит отметить, например, Мустафу Найема (баллотируется в Раду от партии Порошенко), Сергея Лещенко и Дмитрия Тымчука (он хорошо известен российским блогерам как автор фразы «потерь нет»: подразумевается, что карательные батальоны, попадающие в котлы и стреляющие по своим, выходят из всех передряг в полном составе). Именно эти люди задолго до возвращения Крыма и войны в Новороссии развернули громкую кампанию против Юго-Востока страны... О карательной «анти-террористической операции» украинские СМИ пишут с таким же трепетом, с каким северокорейские рассуждают о чучхе – и это, похоже, главный итог Майдана».

Однако пусть не думают «свидомые журналисты», что хунта будет бесконечно восторгаться их верноподданической лестью и показной лояльностью. Как показывает опыт латиноамериканских диктатур, после того, как подавляют голос политических оппонентов, наступает очередь и своих, карманных журналистов. Ведь диктатуре всегда нужны враги, без них она теряет сам смысл своего существования.

Как пример, можно привести судьбу сотрудников СМИ в пиночетовской Чили, которые до государственного переворота 1973 года всячески поносили президента-социалиста Сальвадора Альенде и его левый фронт «Народного единства», а потом, после путча, восхваляли приход к власти «генералов- патриотов».

Увы, эта лояльность не спасла их от расправ со стороны пиночетовских «эскадронов смерти». Подробности этих расправ можно найти в обстоятельной статье российского политолога Владимира Прибыловского об ужасах режима генерала Пиночета:

«Тележурналист Роберто Гальо, противник «Народного единства», сочувствовавший правому крылу ХПД и испортивший немало крови Альенде своими ехидными комментариями, был застрелен только потому, что пытался остановить избиение солдатами беременной женщины.

Редактор и экономический обозреватель Клементе Диас Фриас был родственником Генерального секретаря ультраконсервативной Национальной партии Энхельберто Фриаса и сам антикоммунист, но убит военными, которые задолжали ему крупную сумму денег...

Кармен Морадор сотрудничала в католической прессе, не состояла ни в какой партии и не симпатизировала блоку «Народное единство» — отстаивала традиционные католические ценности в сфере семьи, брака, отношений между полами и т.п. Она исчезла 26 сентября 1973. Первые сведения о её судьбе поступили в марте 1974 г. от уругвайского студента Рауля Фернандо Кастельяно Лопеса, дававшего показания на заседании Международной комиссии по расследованию преступлений чилийской хунты в Хельсинки. Сам Р.Ф.Кастельяно был арестован вместе с тремя другими уругвайцами 28 сентября и подвергнут пыткам, трое его уругвайских товарищей были расстреляны. 30 сентября Р.Ф.Кастельяно после пыток и избиений был вместе с К.Морадор перевезен из казармы в Пуэнте-Альто на Национальный стадион в Сантъяго. К.Морадор рассказала ему, что была схвачена без предъявления обвинения и подвергнута пыткам. Семь часов К.Морадор провисела на дыбе, затем её двое суток морили голодом и избивали. Поскольку она не понимала, что происходит, то на третий день, увидев группу новых офицеров, Морадор бросилась к ним с мольбой о помощи. Офицеры развеселились и лично повезли её в военный госпиталь. В госпитале они её изнасиловали, после чего отвезли ее назад.

К.Морадор подвергалась пыткам электротоком, избиениям (у неё были сломаны обе ноги — намеренно, потому что они, с точки зрения солдат, были «слишком красивые»), ей выломали все пальцы на правой руке («чтобы не писала — женщина должна сидеть дома и рожать детей»), она много раз была подвергнута коллективным изнасилованиям, её прижигали сигаретами, её заставляли пить мочу, на неё испражнялись...

Лишь после того, как эта история получила международную огласку, родственники К.Морадор узнали, где она находится. В 1975 г. они продали своё имущество и за огромную взятку смогли вызволить К.Морадор, впавшую с состояние тихого помешательства, из тюрьмы. Её удалось вывезти в Аргентину, где только после трёх лет лечения к ней вернулась память. К.Морадор подтвердила, что ей не предъявляли никаких обвинений и не требовали от нее никаких признаний, но всячески демонстрировали свое презрение, называя «образованной шлюхой», «столичной вертихвосткой» и «паршивой писакой, морочащей своей писаниной наших жён и дочерей».

Врачи в Аргентине установили, что К.Морадор вследствие зверских изнасилований получила многочисленные травмы внутренних половых органов и была заражена гонореей и сифилисом. Она перенесла в Аргентине операцию по удалению матки и операцию на правой ноге, а в декабре 1978 г. умерла в больнице от кровоизлияния в мозг.

Радиожурналистка из Вальпараисо Анна Оррего, принадлежавшая к одному из влиятельнейших помещичьих родов Чили (ее дядя Луис Оррего Луко был в начале XX века одним из ведущих чилийских прозаиков и министром юстиции) была непримиримым врагом «Народного единства» и ожесточенно критиковала его в своих передачах... В октябре 1981 г. она узнаёт из сводки местных новостей, что в районе г. Кильото обнаружено тайное массовое захоронение — примерно 20 тел. По дороге к захоронению её останавливает армейский патруль. Анну выводят из машины, ставят на колени с заложенными за голову руками и засовывают в рот дуло автоматической винтовки. Так её продержат три часа. Поскольку винтовку в таком положении держать неудобно, солдаты сменялись каждые полчаса. Затем патруль бросил её и уехал. Две недели она не могла говорить, месяц — ходить. Анна вышла из больницы только в январе 1982 г. с расстроенной психикой, заиканием и нарушениями сна. А.Оррего трижды пыталась покончить с собой. Ее трижды спасали. В 1983 г. родственники вывезли ее в Венесуэлу на лечение...

В первый же месяц после переворота в Чили была арестована почти треть всех журналистов. Практически все они, независимо от возраста и пола, были подвергнуты пыткам. Большинство из тех, кого вскоре освободили, оказалось внесены в «чёрные списки» и не могли найти не только работу по специальности, но и вообще какую бы то ни было работу. Число журналистов, погибших в ходе переворота или умерших (убитых) затем в тюрьмах и концлагерях хунты, варьируется по разным подсчетам между 2705 и 2820 человек — и часть из них числится до сих пор «пропавшими без вести.

Всего за время правления Пиночета из Чили эмигрировало до 40% всех журналистов, работавших в стране до 11 сентября 1973 года...».

Хоть и грех так говорить, но мне, честное слово, порой очень хочется, чтобы поддерживающие хунту украинские журналисты прошли через ЭТО! Как и все остальные «свидомые» в этой стране. Может тогда они начнут смотреть на мир трезвым взглядом и ужаснутся, наконец, той власти, которая ныне правит на их земле.

Вадим Андрюхин, главный редактор

P.S. В качестве иллюстрации, напоследок, хотелось бы привести письмо, написанное побывавшим на Украине российским оппозиционером Алексеем Сахниным и которое сегодня пользуется большой популярностью в интернете. Алексей Сахнин, координатор движения «Левый фронт», в 2013 году бежал в Швецию и попросил там политического убежища, поскольку полагал, что российские власти готовились предъявить ему обвинение в организации беспорядков 6-го мая 2012 года (так называемое «Болотное дело»). Письмо Алексей адресовал своему соратнику Алексею Гаскарову, получившему за организацию этих самых беспорядков 3,5 года лишения свободы.

Как видим, особых причин любить российскую власть у Сахнина нет. Тем ценнее его взгляд на то, что происходит сейчас на Украине...

«Лёша, это реальный фашизм»

..."Лёша, привет дружище. Знаешь, с тех пор как я получил твое последнее письмо, я сам съездил в Украину. Провел там 9 дней. И теперь у меня много живых впечатлений, как там все устроено. Попробую их рассказать без лишних эмоций, хотя это и трудно.

Во-первых, наверное, путинская пропаганда в деле борьбы с Украиной совершает ежедневный самострел. Она настолько дискредитирована, что многими воспринимается от обратного. Конечно, это не мешает ей создавать атмосферу истерики среди большинства, но очень многие активисты и в России, и на Украине, и на Западе воспринимают это точно также как ты. «Раз они говорят, значит точно, все наоборот». К сожалению, это неправильный подход.

Во-вторых, знаешь, украинская пропаганда это тоже сильное впечатление. После многих лет, когда в стране был относительный плюрализм, наблюдать то, что творится сейчас очень странно. Ну понятно, все каналы, газеты и сайты разжигают дикую национал-патриотическую истерию.

Ну, допустим, это война, издержки и т. д. Но как быть с фактами? Мы побывали в редакции одного из самых умеренных сайтов. Типа люди из Луганска в Киеве делают, некоторые бывшие левые там участвуют. Они типа против пыток, похищений и т. д.

Но на стене висит большой ватмановский лист на котором написаны цели и принципы редакционной политики. Первая среди них «Создавать атмосферу, благоприятную проведению АТО». Т. е. разжигать войну. Исходя из этого, отбираются факты для публикации. Всё, что такой «атмосфере» соответствует — публикуется без проверки достоверности. Что нет — просто не публикуется. Про ящик я не говорю. НТВ и Лайфньюз могли бы поучиться.

Ну ладно, пропаганда — дело военное. Теперь давай про оккупацию. Я в зоне АТО не был. Есть ли там русские войска, не знаю. Мы были в глубоком тылу. В Киеве, в Одессе, в Харькове. Лёша, я тебе клянусь, что-то что там происходит — это гражданская война. Без всякой интервенции. Внутренняя война.

Самое страшное — в Одессе. 7 из 10 «простых людей», т. е. таксистов, пенсионерок, которые сдают комнаты приезжим, официанток, пассажиров маршрутов называют пароли: «хунта», «фашисты». Никакой социологии у меня нет, да её в этой ситуации и быть не может, но по ощущениям — таких большинство в городе. И ты себе не представляешь градус напряжения. Типичные слова одного таксиста: «мы просто ждём, когда можно будет мстить».

А с другой стороны ещё интереснее. Мы брали интервью у «Правого сектора» (я туда в качестве шведского журналиста ездил). Там чуваки — 18-летние энтузиасты. Полная копия тех, кто приходил в ЛФ в 2011–2012 гг. Такие же наивные и неопытные романтики. Только читать им дают не Кагарлицкого, а Яроша. И им кажется, что политические образцы это Муссолини и Франко. Они говорят «кому не нравится новая Украина — чемодан, вокзал, Россия». Это без дураков фашистская организация, в которую валом валит зелёная молодежь.

Но это не самое страшное. Самое страшное — люди умеренных взглядов. Я без имён здесь пишу, но у меня все записи интервью есть.

Вот представь: отличный офис в центре города. У ворот броневик. Во дворе куча качков с автоматами. И карта Украины. Это — «общественники». Чувачки из бизнеса собирают деньги на патриотические нужды. Наладили большую систему. Денег хватает и на амуницию, и на собственный батальон территориальной обороны и на кучу вооруженных ребят дома.

Ты вдумайся — они никто, официального статуса у них нет. Но они — реальная власть: деньги, оружие, организация. И никакие официальные власти против них ничего сделать не могут. По взглядам они — сама умеренность. Типа «мы ненавидим украинских националистов, они провокаторы». Но я их спрашиваю, мол, у вас полгорода несогласных, как в с ними дальше жить будете? А он мне говорит, дословно: «Для них у нас есть компромисс. Они тихо сидят дома. Если им хочется поговорить про „хунту“, они шёпотом говорят с унитазом. Если они выходят на улицу, мы начинаем стрелять».

Ты как знаешь, Лёша, но это реальный фашизм. Без опереточных клоунов со свастиками. И таких ребят и в Одессе и в других городах — тьма. И потенциал гражданского диалога ограничен вот этим «мы будем стрелять». А у них оружие, деньги, организация. И это не пустые угрозы. Они уже стреляли. И это все видели.

Мне там один журналист рассказывал, что такое был Антимайдан в Одессе. Типа толпа народа, из них 10% реально пророссийские. Остальные против Майдана, но не против Украины. Лидеры этого антимайдана очковали идти на радикальные меры, были против захвата зданий и т. п. Этот журик говорит «власть на них молиться должна была». А она устроила им 2 мая! И 2 мая готовилось заранее. Наверное, никто не планировал таких жертв, но установка разогнать лагерь оппозиции была спущена сверху и операция тщательно готовилась. И это не путинская пропаганда.

Теперь про репрессии. В Одессе в тюрьмах 78 «политических». Только в Крыму около 30 активных политэмигрантов. И репрессии продолжаются. Типа чувака, у которого мы брали интервью — со стороны бывшего Антимайдана — арестовали через 12 часов после того как мы расстались. Он приехал на старой «пятёрке», сидел в кафе, ругал «хунту», ничего не опасался. Потом возил нас смотреть на закрашенный свастиками памятник Ленину. Потом мы сели в харьковский поезд, а он поехал домой.

Ночью его взяли. В аресте участвовали нацики. Те самые, которые его избивали 2 мая. Снова били железными палками. Подбросили взрывчатку. Теперь шьют терроризм. От 8 до 15. И это — тоже не путинская пропаганда. Это у меня на глазах все было. Я с его девушкой сейчас по телефону говорил, пытался успокоить...

Я проверил по Яндексу. Да, харьковский губернатор в июле официально заявил, что в Харьковской области за апрель—июнь арестовано 314 «сепаратистов». У меня открыта страница «корреспондент.нет», я б тебе ссылку вставил... Просто рядовая новость, уже устаревшая. Лёша, я понимаю, что от русского ТВ хочется думать, что все с точностью до наоборот, но это правда. Чёрт возьми, это просто какая-то запредельная офигевшая правда.

Насчёт людей с украинскими флагами в Мариуполе, ты писал... Ну не знаю, может и есть эти люди в Мариуполе. А может, их там национальная гвардия автоматами мобилизует. Или Ахметов.

Я вот в поезде ехал из Харькова с семейством из Донбасса. Поезд шел с Ясиноватой — ближайшей к Донецку работающей станции. Они говорить боятся. Но клещами из них вытаскиваешь. Говорят, что армия каждый день расстреливает из артиллерии и какими-то ракетами мирные кварталы (даром что перемирие).

Молодой парень, посмелее, говорит, мол, я украинец. Но теперь решил, что Украины для меня не существует. Там жесть, Лёш. Вопросы спрашивать страшно. У людей за спиной такое, что плакать хочется.

А вот в Киеве, там да. Там патриотический консенсус. Там каждый третий гоняет в вышиванке или в майке «Смерть ворогам». На каждой стене «Украина понад усе» и даже пьяные, которые ссорятся из-за такси кричат «Слава Украине». Там точно все с национальным сознанием в порядке. А заодно работают все кабаки, дискотеки, клубы. Там ужас ощущается меньше.

Короче, подводя итог. Во-первых, Украина расколота. Это совершенно точно, без всякой российской пропаганды. Во всяком случае, юго-восток. Накал такой, что любая вспышка обернется гражданской войной везде. Без всякой российской интервенции. И это ещё я за скобки вынес противоречия между разными флангами в лагере «победителей».

Во-вторых, по своей жесткости и отмороженности украинский режим запросто даст Кремлю форы. По лживости пропаганды, по нетерпимости, по репрессиям. По националистическому популизму. При этом это очень слабый режим, он слабо контролирует свою территорию, его раздирают противоречия. Но страшно подумать, что будет, если он усилится.

И третье, самое страшное, что массовое движение не противостоит насилию, произволу, национализму, а усиливает их всех. Не несёт большую демократию и плюрализм, а сводит общественную повестку к националистической истерике. Массовое движение находится под влиянием радикалов и тех, для кого война стала бизнесом. В силу своей инфантильности и неопытности оно почти полностью под контролем самых мрачных сил, которые только можно себе представить. Вот ровно то, от чего мы в своё время уберегли российское движение, сохранив его демократический потенциал (и в то же время лишили его поддержки олигархов и обрекли на поражение), все это с украинским движением случилось.

Вот такая мрачная картина. Всё оказалось гораздо хуже и ярче, чем я предполагал. Я не знаю, что там происходит в «народных республиках». Допускаю, что там тоже много чего стрёмного. Но по поводу ситуации в самой Украине у меня больше нет никаких иллюзий.

То, что на России и российском обществе вся эта история с Украиной сказывается самым печальным образом, я согласен. И с тем, что пропаганда играет в этом свою роль — тоже. И что с этим делать до конца не понимаю. Но вот взять тему антивоенной кампании. Наши либералы как будто делают все специально, чтобы превратить это в провал. Типа выносят флаги Правого сектора. Или запрещают критиковать киевский режим. В итоге они просто превращаются из сторонников мира в сторонников победы одной из сторон. И поэтому к ним придет очень мало народа. И уж точно авторитет оппозиции не вырастет.

С другой стороны, знаешь, если верить Леваде, то с марта вдвое снизилось число людей, которые поддерживают идею ввода войск в Украину. Т. е. пропагандистская истерика теряет эффективность. Но вместо того, чтобы обсуждать с людьми правду, частью которой является абсолютно отмороженный характер украинского режима, наши либералы полностью переходят на сторону Киева, сводя повестку «мирного движения» к своим вечным заклинаниям про «эту страну».

Мне кажется, мы не должны поддаваться искушению дружить со всеми «врагами наших врагов». Мы не можем занимать никакой так называемой «проукраинской» позиции. В действительности это не проукраинская, а профашистская позиция. Я думаю, что все-таки, как ни трудно, мы должны быть «третьей силой». Я понимаю, что тебе это ещё гораздо труднее чем мне. Но не могу же я этого не сказать.

Я желаю тебе, как всегда, мужества и душевных сил. Напиши, как идут дела по апелляции. Есть ли какая-то надежда по этой теме? Что говорят адвокаты? Могу ли я чем-то помочь?

В общем, держись!

Алексей Сахнин"


Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png): failed to open stream: No such file or directory in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38

Warning: include(): Failed opening '/wp-content/themes/channel/images/icons/bg.png' for inclusion (include_path='.:/usr/local/lib/php') in /www/vhosts/posprikaz.ru/html/wp-content/themes/channel/sidebar.php on line 38
test
Все права защищены © 2020 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика