Вы находитесь здесь: // ГЕО в политике // Константин Леонтьев — имя, которое должен знать каждый русский

Константин Леонтьев — имя, которое должен знать каждый русский

7b6dbae17476d20055131557afad9e96Есть в русской истории и культуре имена, которые не на слуху. Но вовсе не из-за малости таланта, а потому, что они несли в политику и общественную жизнь России колючую и далеко не всем нравящуюся правду. Она же, как известно, не удобна власти и многим представителям «прогрессивной общественности», часто страдающим конформизмом в угоду достижения тех или иных целей, меняющихся в зависимости от злобы дня — и тогда и вера, и совесть, и любовь к отечеству становятся разменной монетой, проще — товаром. Но только не для наших героев. Таких людей ещё называют совестью мира...

Один из них, Константин Николаевич Леонтьев (1831—1891), первый и самый последовательный борец с либерализмом в России. Константин Леонтьев, писатель «золотого века» русской литературы, публицист, политик и дипломат, философ, автор гипотезы трёх стадий исторического процесса. Он образно назвал их так: первоначальная простота, цветущая сложность и вторичное упростительное смешение. Триединый процесс развития.

Основой его гипотезы (сейчас её уже смело можно назвать теорией) является открытая им причина прихода самой последней стадии. Той стадии, когда упрощаются общественные и производственные отношения, сводимые лишь к накопительству и потреблению, когда подсыхают культурно-исторические корни наций и этносов, когда смешиваются не только понятия добра и зла, света и тьмы, знания и невежества, но сами они становятся неважны человечеству. Когда появляется «средний европеец – идеал и орудие всемирного разрушения». Наступление этой стадии Леонтьев связывал с приходом либерально-буржуазных отношений. Во времена этой стадии мы сейчас и живём...

Либерализм — печальная выдумка нашего времени

Ещё только-только зарождались капиталистические отношения при императоре Александре II, как уже появился русский человек с незаурядным и острым умом, который разглядел всю пагубу либерализма и капитализма для России. И резко выступил против их укоренения на Родине.

«Идея прогресса (или улучшения жизни для всех) есть выдумка нашего времени; она есть не что иное, как ложный продукт демократического разрушения старых европейских обществ. Бессознательный обман, самообольщение, могучее орудие постепенного расстройства в незримой руке исторического рока. Человечество всегда в чём-нибудь ошибалось. Оно ошиблось и теперь, воображая, что созидает нечто, уравнивая общество во имя прав и благоденствия. Оно этим приготовляет лишь размягченную почву для нового, какого-то (юридического даже) неравенства, для нового рода страданий, для нового рода организованной муки! Человечеству размышления мало; ему нужен опыт. И опыт будет! И мысль о прогрессе равномерного счастья будет снова отвергнута». (Выделения в тексте здесь и далее сделаны самим К.Н.Леонтьевым).

Вот так смело и непримиримо рассуждает Леонтьев, и опыт подтверждает его правоту. Жизнь для всех — спустя 130 лет, когда это утверждал Леонтьев, и спустя 226 лет, если вести отсчёт с Французской буржуазной революции, когда впервые прозвучали лозунги о «свободе, равенстве и братстве» — явно не состоялась. Не состоится она и в дальнейшем, а вот новые страдания, новые неравенства, новые жизненные муки для народов мира пришли во всей своей неприглядной яви...

Если сегодня богатый буржуа мучается от мысли, что недостаточно изворотлив, что не обанкротил некогда близкого друга, а теперь конкурента, то нищий страдает от голода и холода, а житель Ирака (Сирии, Ливии и других, по мнению США, стран «изгоев») живёт в страхе от будущего теракта или войны. И всё перечисленное – как раз результаты демократического прогресса, о котором либералы не просто мечтали, а активно продвигали. А результат? Он им не нужен. Важны лишь «лихорадочные движения» ради движения, важны реформы ради реформ, позволяющих набить карманы монетой, ловя подходящий момент.

На планете Земля установился «мир потребления» с мощнейшей информационной базой, доводящей до жителя любого глухого уголка земли, что у него есть права приобрести то-то и то-то. Пробуждается тщеславие, житель встаёт и идет «качать» свои права, требуя то-то и то-то, а ему отвечают: давай деньги. Где их взять? Образования и знаний мало, работы мало, да и она не совсем денежная. Обыватель тогда берёт нож (ружьё), объединяется с другими, подобными ему, и выходит на большую дорогу.

Какое уж тут счастье, обещанное либералами! Даже дети (ученики) вовлечены в этот процесс. Они избивают учителей за низкую оценку, а то берут в руки ружьё и расстреливают «виновного» учителя — в мире потребления врага найти или создать очень легко. Мир потребления – это самый настоящий крёстный отец терроризма!

Кроме того, потребление неразрывно связано с нежеланием работать и созидать. А это уже глобальная примета конца современной либеральной цивилизации. Вспомним Римскую империи. Патриции сотнями тысяч ввозили рабов со всех окраин империи, ввозили промышленные и продовольственные товары. Собственное же производство падало и упало, а вместе с ним пал и Рим. Подобное мы видим в XXI веке в странах постиндустриальных демократий — Запад вывел большую часть своих производств в страны «третьего мира» с дешёвой рабочей силой.

Россия, увы, не стала исключением. Русская мировоззренческая «троица» — Семья, Труд, Родина — сегодня разваливается под теми же ударами постиндустриального движения, что и Запад, плюс ювенальная юстиция, тихой сапой воцаряющаяся в России, и усиливающаяся борьбы либералов с православием...

Да, Леонтьев – консерватор, как сделают правильный вывод все, прочитавшие его политические статьи. И он этого никогда не скрывал, а каждый раз подчёркивал и проводил параллели: «Мирная революция или мирный демократический прогресс, — это всё равно». Ибо и то, и другое направлено на уничтожение культурно-исторической самобытности наций. То есть, всё одинаково опасно и разрушительно для России – и революция, и мирные демократические реформы, что спустились на Россию в 1991 году, как жар и мрак из преисподней.

Если ты любишь Россию, то должен различать в либеральной говорильне, принятой ныне, угрозу для Родины. Точно также, как различал её Леонтьев, самый последовательный консерватор своего времени...

Реакционер — это звучит гордо

Не страшился К.Леонтьев обвинений в реакционности, потому что, прежде всего, думал о благе своей страны.

«Как произнести слово – реакция? Как сознаться, что настало время реакционного движения, если не для всех, то, по крайней мере, для некоторых сторон жизни? Все это русскому консерватору почему-то кажется страшным сказать…», — пишет Леонтьев, пожалуй, единственный на то время публицист и мыслитель, кто так ясно, чётко и открыто призывал к реакции, не боясь слыть «бестактным и неловким».

И не чувствуем ли мы сейчас, в XXI веке, потребности в частичной реакции? Реакции, как возврата к старым, испытанным критериям, и она есть не мировоззрение одной лишь простоты и невежества, это прежде всего — закон самосохранения. Его, как правило, исповедуют лишь самокритичные или, точнее сказать, пессимистичные люди, каковыми считают себя все консерваторы, но этот закон противен либеральной интеллигенции.

«Интеллигенция русская стала слишком либеральна, т.е. пуста, отрицательна, беспринципна. Сверх того, она мало национальна, именно там, где следует быть национальной. Творчества своего у неё нет ни в чём…<…> Народ рано или поздно везде идёт за интеллигенцией», — писал Леонтьев в 1881 году. Так и случилось – и в 1917-ом, и в 1991-ом народ слепо пошёл за адвокатами, ораторами-демагогами и газетчиками (все профессии выбраны из списка «любимых» Леонтьевым). И никто не стал бороться ни за Российскую империю, ни за СССР (по сути — за Россию), никто даже и помыслить не мог, что «стреляя в коммунизм, попадаёшь в Россию» (А.А.Зиновьев)...

Так что же такое либерализм, который клянут современные российские консерваторы? Кто эти либералы, кого давным-давно страстно разоблачал Константин Леонтьев, кто они, вершащие дела в нынешней буржуазной России?

Либералы – это те, у которых «всё смутно, всё спутано, все бледно, всего понемногу». Так определял их основные качества Леонтьев.

Это те, которым не нужен конкретный план развития (к чёрту Госплан!). Те, что спешат скинуть госсобственность в частные руки, чтобы не отвечать за трудоустройство и воспитание молодого поколения на заводах и на обширных когда-то колхозных нивах. Те, кто паразитирует на продаже не возобновляемых природных богатств России, оставляя будущим поколениям разбитое корыто. Быть либералом, значит, стремиться к западным мещанским ценностям, ради которых можно и Родину продать. Быть либералом, значит, желать, «чтобы со временем воцарился такой мелочной, неподвижный и серый порядок полнейшей равноправности, когда уж и героизм и всё идеальное станет лишним».

Лишними, добавим мы, станут все самые простые чувства, не говоря уж о самопожертвовании, патриотизме, отзывчивости, коллективизме, да и сама душа, как таковая, станет не нужна. Именно они, либералы, ввели в России монетаристскую систему капитализма (изобретение чикагского профессора М.Фридмана), самую антинародную и внесоциальную, когда государство полностью устраняется от забот о народе. И тот развал науки, здравоохранения и образования, что происходил и происходит на наших с вами глазах, читатель, это и есть яркий пример воплощения монетаристской модели.

Ибо даже в США до сих пор работает государственный капитализм, модель которого принята ещё Франклином Рузвельтом в годы великой депрессии. Власти США не решаются его заменить, а вот наши либералы не стесняются проводить опыты над собственным народом, естественным и завершающим итогом которых станет однажды отмена пенсий. Ведь недаром из администрации президента (С.Иванов) уже порой звучат подготовительные к этому слова о том, что пожилых людей де должны кормить их дети(!).

А вот быть консерватором – значит любить Россию и желать ей подлинного социального равенства, благополучия и процветания...

Линия раскола российского общества проходит именно по линии восприятия и отношения к идеям консерватизма и либерализма. Само же имя Леонтьева — и тогда, сто с лишним лет назад, и сейчас — выполняет своеобразную функцию такого водораздела. Тот, кто приемлет его идеи, тот патриот не на словах, а на деле, тот за сильную и самобытную Россию, в противном же случае – русофоб и ненавистник русского имперского духа, при этом легко допускающий сильную власть в ЕС или США с их имперским мышлением.

Социализм — залог независимости и процветания России

Особо непримиримо Константин Леонтьев относится к «ценностям» и идеям Запада. Он очень ценил властных и общественно полезных людей России, например Михаила Каткова, чьи действия возбуждали на Западе ненависть. Леонтьев, по сути, намечал контуры международной политики России: «…Ибо наружное политическое согласие с Европой необходимо до поры до времени; но согласие внутренне, наивное, согласие идей, — это наша смерть!!!».

Удивительное дело! Мелкопоместный дворянин, хотя и консул в городах Османской империи, на своём дипломатическом посту сумел понять, что Европа — основной враг России, а вот высокопоставленные уполномоченные люди, определяющие геополитику России, до сих пор в упор не видят этого. Или не хотят видеть, потому что у них другие интересы в Европе, потому что Запад – место для хранения капиталов, нажитых «непосильным трудом»?!

Какой же выход? Леонтьев, консерватор и махровый реакционер, видел его в социализме. В письме Филиппову он ещё в 1882 году разворачивает такую яркую картину будущего России:

«Социализм скоро оставит свои инзуррекционные приёмы и сделается орудием новой корпоративной, сословной, градативной не либеральной и не эгалитарной структуры государства. Он вынужден будет сочетаться с сохраненными консервативными историческими началами так или иначе, видоизменяя их и видоизменяясь сам, и либерализм, индивидуализм, меркантилизм и всё тому сродное будет раздавлено между историческими остатками и передовым экономическим порывом. Велико будет государство или племя, которое возьмёт в руки это исполинское движение нового феодализма, и славен будет тот орган печати, который первый даст это хотя бы в намёках почувствовать».

Если социализм способен, по мнению Леонтьева, раздавить ненавистный ему либерализм, поднять дисциплину на высокий уровень и сохранить русскую культуру, то ему цены нет — так он будет полезен России. Таково мнение Леонтьева. Так и случилось во времена СССР!

По Леонтьеву, пусть лучше будет социалистический «феодализм», но чтобы Россия сохраняла в мире свой вес и значение, чтобы жизнь имела смысл (идею) и была справедливой. Это есть и условия сохранения русского мира и духа.

«Никакое насильственное иго азиатских владык не может быть так „позорно“, как добровольно допускаемая народом власть собственных адвокатов, либеральных банкиров и газетчиков. Насилие не может так опозорить людей, как их собственная непостижимая глупость», — пророчески пишет он в «Письмах о восточных делах», говоря о социалистическом будущем России...

Так что историософия Леонтьева – это вечный призыв к высококачественному обществу, ярким, умным личностям во власти, предпринимающей все возможные усилия, чтобы предохранить исторический процесс в России от зловредной либеральной порчи, которая словно эпидемия, распространившись по планете, быстро приведёт всех людей к культурному беспамятству, а потом к «концу всего».

Поэтому ЧИТАЙТЕ откровения Константина Леонтьева, они НА ДЕЛЕ помогут вам распознать: кто есть кто в этом сложном мире...

Михаил Чижов, автор книги «Константин Леонтьев: единство в многообразии», специально для «Посольского приказа»

Все права защищены © 2021 ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ.
Яндекс.Метрика